ГлавнаяЭволюция отраслиРуководители → Адамов Евгений Олегович

Адамов Евгений Олегович

Евге­ний Оле­го­вич Ада­мов родился 28 апреля 1939 года в г. Москве. После окон­ча­ния в 1962 году Мос­ков­ского авиа­ци­он­ного инсти­тута по спе­ци­аль­но­сти «инже­нер-меха­ник» более 20 лет рабо­тал в Инсти­туте атом­ной энер­гии им. И.В. Кур­ча­това. Карьер­ный рост: инже­нер, стар­ший инже­нер, глав­ный инже­нер отдела высо­ко­тем­пе­ра­тур­ных уста­но­вок, глав­ный инже­нер отдела ядер­ных реак­то­ров; в 1981–1986 гг. – глав­ный инже­нер – заме­сти­тель дирек­тора ИАЭ им. И. В. Кур­ча­това. Все­гда под­чер­ки­вает, что ему выпало сча­стье рабо­тать рядом с такими выда­ю­щи­мися уче­ными, как А.П. Алек­сан­дров, М.Д. Мил­ли­он­щи­ков, И.К. Кикоин.

Полу­чил сте­пень кан­ди­дата тех­ни­че­ских наук в 1977 году и сте­пень док­тора тех­ни­че­ских наук в 1984 году.

Рабо­тая в ИАЭ, при­ни­мал непо­сред­ствен­ное уча­стие в созда­нии ядер­ных энер­ге­ти­че­ских уста­но­вок для исполь­зо­ва­ния в кос­мосе, руко­во­дил рабо­той по созда­нию и раз­ви­тию систем инже­нер­ного обес­пе­че­ния реак­тор­ного направ­ле­ния. В 1986 году воз­гла­вил создан­ный в Кур­ча­тов­ском инсти­туте штаб коор­ди­на­ции работ по устра­не­нию послед­ствий ава­рии на Чер­но­быль­ской атом­ной стан­ции. Более 3 меся­цев в том же году рабо­тал непо­сред­ственно на пло­щадке ЧАЭС в составе трех пра­ви­тель­ствен­ных комис­сий. Участ­во­вал в про­ве­де­ние работ по соору­же­нию объ­екта «Укры­тие» над раз­ру­шен­ным реак­то­ром чет­вёр­того энер­го­блока Чер­но­быль­ской АЭС.

В ноябре 1986 года был назна­чен, а затем выбран дирек­то­ром Научно-иссле­до­ва­тель­ского и кон­струк­тор­ского инсти­тута энер­го­тех­ники (НИКИЭТ). Именно этот инсти­тут создал кон­струк­цию про­мыш­лен­ных реак­то­ров для нара­ботки ору­жей­ных изо­то­пов плу­то­ния и три­тия на ком­би­нате «Маяк», пер­вые реак­торы атом­ных под­вод­ных лодок, ядер­ные ракет­ные дви­га­тели для кос­ми­че­ских объ­ек­тов, десятки иссле­до­ва­тель­ских реак­то­ров для науч­ных цен­тров и уни­вер­си­те­тов страны и зару­беж­ных объ­ек­тов, воз­во­див­шихся с помо­щью СССР. В этом инсти­туте были спро­ек­ти­ро­ваны реак­торы РБМК и все системы управ­ле­ния и без­опас­но­сти Ленин­град­ской, Смо­лен­ской, Кур­ской, Чер­но­быль­ской и Игна­лин­ской АЭС. С сере­дины 80-х годов Е.О. Ада­мов воз­глав­ляет раз­ра­ботку науч­ных основ широ­ко­мас­штаб­ного раз­ви­тия атом­ной энер­ге­тики.

В соот­вет­ствии с ука­зом пре­зи­дента Рос­сий­ской Феде­ра­ции Б.Н. Ель­цина 4 марта 1998 года Евге­ний Оле­го­вич Ада­мов при­сту­пил к испол­не­нию обя­зан­но­стей мини­стра Рос­сий­ской Феде­ра­ции по атом­ной энер­гии. При нем довольно быстро сме­ни­лось несколько заме­сти­те­лей мини­стра и руко­во­ди­те­лей депар­та­мен­тов. Одновре­менно было пере­ра­бо­тано поло­же­ние о мини­стер­стве с реор­га­ни­за­цией неко­то­рых служб и пере­име­но­ва­нием депар­та­мен­тов, что сопро­вож­да­лось зна­чи­тель­ными кад­ро­выми изме­не­ни­ями.

В период руко­вод­ства отрас­лью суще­ственно улуч­ши­лись пока­за­тели и эко­но­мика основ­ных ее пред­при­я­тий. По ини­ци­а­тиве мини­стра вышло поста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства о пере­даче работ по ути­ли­за­ции отслу­жив­ших свой срок атом­ных под­вод­ных лодок от Военно-Мор­ского флота Мина­тому. Потре­бо­ва­лись мак­си­маль­ное напря­же­ние сил и кон­цен­тра­ции ресур­сов, чтобы корен­ным обра­зом изме­нить ситу­а­цию к луч­шему и уве­ли­чить число ути­ли­зи­ру­е­мых АПЛ с еди­ниц до десят­ков в год.

Е.О. Ада­мов активно рабо­тал в Совете без­опас­но­сти РФ, являлся пред­се­да­те­лем НТС отрасли, сохра­нил за собой науч­ное руко­вод­ство Инсти­ту­том энер­го­тех­ники, мно­гие годы вхо­дил в состав ред­кол­ле­гии жур­нала «Атом­ная энер­гия». Он при­ло­жил много уси­лий в под­го­товку нового поко­ле­ния спе­ци­а­ли­стов и диа­лог с обще­ствен­но­стью по про­бле­мам исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии.

По насто­я­нию нового мини­стра была срочно спро­ек­ти­ро­вана и воз­ве­дена при­стройка к зда­нию мини­стер­ства, в кото­рой раз­ме­стился боль­шой совре­мен­ный зал засе­да­ний кол­ле­гии и супер­совре­мен­ный ситу­а­ци­онно-кри­зис­ный центр.

Одним из суще­ствен­ных ново­вве­де­ний Е.О. Ада­мова стал баланс кон­со­ли­ди­ро­ван­ных ресур­сов и задач.

Мина­том Рос­сии являет собой сово­куп­ность научно-иссле­до­ва­тель­ских орга­ни­за­ций, добы­ва­ю­щих и пере­ра­ба­ты­ва­ю­щих пред­при­я­тий и высо­ко­тех­но­ло­гич­ных про­из­водств обо­рон­ного и граж­дан­ского назна­че­ния, объ­еди­нен­ных еди­ными пра­ви­лами обес­пе­че­ния ядер­ной и ради­а­ци­он­ной без­опас­но­сти и дей­ству­ю­щих в еди­ном нор­ма­тивно-пра­во­вом поле. Однако рен­та­бель­ность под­ве­дом­ствен­ных мини­стер­ству пред­при­я­тий суще­ственно раз­лична и зави­сит от места каж­дого из них в цепочке «наука – про­из­вод­ство – реа­ли­за­ция». Фун­да­мен­таль­ные науч­ные иссле­до­ва­ния и обо­рон­ные раз­ра­ботки явно убы­точны, добыча и пер­вич­ная пере­ра­ботка спе­ци­фи­че­ских полез­ных иско­па­е­мых и при­клад­ная наука мало­при­быльны, а высо­ко­тех­но­ло­ги­че­ская про­дук­ция и ее реа­ли­за­ция (в том числе экс­порт­ные поставки) весьма рен­та­бельны. Но без пер­вых двух состав­ля­ю­щих не было бы и тре­тьей. А это не нахо­дило отра­же­ния во внут­ри­о­т­расле­вых финан­со­вых рас­че­тах да и вообще в цено­вой поли­тике госу­дар­ства.

Пред­ло­же­ния и дей­ствия нового мини­стра были направ­лены на то, чтобы сосре­до­то­чить работу отрасли на основ­ных при­о­ри­тет­ных направ­ле­ниях и, соот­вет­ственно, опти­ми­зи­ро­вать рас­пре­де­ле­ние финан­со­вых ресур­сов по выпол­ня­е­мым зада­чам.

Баланс ресур­сов и задач начал состав­ляться с 1999 года еже­годно. С неко­то­рыми неиз­беж­ными кор­рек­ти­ров­ками он состав­лялся и после отставки Е.О. Ада­мова.

31 марта 2000 года Евге­ний Оле­го­вич про­вел выезд­ное засе­да­ние кол­ле­гии Мина­тома в Рос­сий­ском феде­раль­ном ядер­ном цен­тре – Все­рос­сий­ском НИИ тех­ни­че­ской физики имени ака­де­мика Е.И. Заба­ба­хина в Сне­жин­ске с уча­стием пре­зи­дента Рос­сии Вла­ди­мира Вла­ди­ми­ро­вича Путина.

Много сил было затра­чено Е.О. Ада­мо­вым, его бли­жай­шими сорат­ни­ками и руко­во­ди­те­лями мно­гих пред­при­я­тий на раз­ра­ботку Закона о ввозе и пере­ра­ботке отра­бо­тан­ного ядер­ного топ­лива с зару­беж­ных атом­ных элек­тро­стан­ций и при­ня­тие попра­вок к нему, что поз­во­лило вве­сти дого­вора о постав­ках рос­сий­ского ядер­ного топ­лива за рубеж в леги­тим­ное русло. Про­хож­де­ние зако­но­про­екта встре­тило силь­ное сопро­тив­ле­ние со сто­роны опре­де­лен­ных поли­ти­че­ских сил, кото­рые под пред­ло­гом эко­ло­ги­че­ской без­опас­но­сти страны ста­вили ему вся­че­ские пре­поны.

Е.О. Ада­мов был одним из веду­щих участ­ни­ков под­го­товки доку­мен­тов по ини­ци­а­тиве пре­зи­дента Рос­сии об исполь­зо­ва­нии ору­жей­ного плу­то­ния в атом­ной энер­ге­тике, выдви­ну­той им на сам­мите тыся­че­ле­тия и направ­лен­ной на обес­пе­че­ние энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­сти и под­держку эко­но­ми­че­ского раз­ви­тия гаран­ти­ро­ванно без­опас­ным спо­со­бом, содей­ствие нерас­про­стра­не­нию ядер­ного ору­жия. Еще в то время Е.О. Ада­мов активно про­дви­гал про­ект реак­тор­ной уста­новки «Брест», состав­ля­ю­щий ныне основу про­екта «Про­рыв» Роса­тома.

Он при­ло­жил немало уси­лий к достройке и запуску нахо­див­шейся на мно­го­лет­ней кон­сер­ва­ции Ростов­ской АЭС (потом Вол­го­дон­ская, потом опять Ростов­ская АЭС). 28 июня 1990 г. Ростов­ский област­ной Совет народ­ных депу­та­тов при­нял реше­ние, в кото­ром ска­зано: «... счи­тать стро­и­тель­ство АЭС на тер­ри­то­рии Ростов­ской обла­сти на совре­мен­ном этапе недо­пу­сти­мым». На осно­ва­нии реше­ния област­ного Совета 29 авгу­ста 1990 г. стро­и­тель­ство РоАЭС было при­оста­нов­лено про­то­ко­лом сове­ща­ния у Пред­се­да­теля Совета Мини­стров РСФСР И. С. Сила­ева и заме­сти­теля Пред­се­да­теля Совета Мини­стров СССР Л.Д. Рябева. К этому вре­мени стро­и­тель­ная готов­ность пер­вого энер­го­блока состав­ляла при­мерно 95 %, вто­рого блока – 47 %.

С 1990 года Ростов­ская АЭС пере­шла в режим кон­сер­ва­ции.

В 1998 году комис­сия, создан­ная по рас­по­ря­же­нию губер­на­тора Ростов­ской обла­сти В.Ф. Чуба, при­шла к заклю­че­нию о том, что реше­ние Ростов­ского област­ного Совета народ­ных депу­та­тов о пре­кра­ще­нии соору­же­ния Ростов­ской АЭС не имеет юри­ди­че­ской силы, что вопрос при­ня­тия реше­ния о воз­об­нов­ле­нии соору­же­ния РоАЭС нахо­дится в исклю­чи­тель­ном веде­нии Пра­ви­тель­ства РФ, что завер­ше­ние стро­и­тель­ства и пуск РоАЭС воз­можны после про­ве­де­ния повтор­ной государ­ствен­ной эко­ло­ги­че­ской экс­пер­тизы при усло­вии её поло­жи­тель­ного заклю­че­ния. Заклю­че­ние комис­сии легло в основу Поста­нов­ле­ния Зако­но­да­тель­ного собра­ния обла­сти № 49 от 21.07.98 г. Ука­зан­ным поста­нов­ле­нием Мина­тому РФ было реко­мен­до­вано пред­ста­вить про­ект РоАЭС, дора­бо­тан­ный по заме­ча­ниям и пред­ло­же­ниям Экс­перт­ной комис­сии государ­ствен­ной эко­ло­ги­че­ской экс­пер­тизы 1995 года, на новую государ­ствен­ную эко­ло­ги­че­скую экс­пер­тизу. Тем самым был дан старт про­дол­же­нию стро­и­тель­ства РоАЭС, и 30 марта 2001 года в 8 часов 47 минут про­изо­шло вклю­че­ние тур­бо­ге­не­ра­тора I энер­го­блока РоАЭС в сеть ЕЭС Рос­сии. Это собы­тие стало воз­мож­ным во мно­гом бла­го­даря уси­лиям Евге­ния Оле­го­вича Ада­мова. Ростов­ская стала пер­вой атом­ной стан­цией, вве­ден­ной в Рос­сии в экс­плу­а­та­цию в XXI веке.

За период с 1998 по 2001 гг. Евге­ний Оле­го­вич шестью ука­зами пре­зи­дента Рос­сии назна­чался мини­стром по атом­ной энер­гии, что было свя­зано с про­хо­див­шими тогда частыми сме­нами пра­ви­тель­ства Рос­сии. Кстати, отме­тим, что при этом не мно­гим мини­страм уда­ва­лось сохра­нить за собой свои посты.

После отставки с поста мини­стра Евге­ний Оле­го­вич про­дол­жил тру­диться в отрасли, рабо­тая науч­ным руко­во­ди­те­лем НИКИЭТ. В 2002–2004 гг. он также рабо­тал совет­ни­ком пред­се­да­теля Пра­ви­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции.

В 2005 году Е.О. Ада­мов был аре­сто­ван в Берне (Швей­ца­рия) на осно­ва­нии обви­не­ний в мошен­ни­че­стве. Арест был про­из­ве­ден по запросу США. США обви­няли Ада­мова в при­сво­е­нии 9 млн дол­ла­ров, предо­став­лен­ных Рос­сии Мини­стер­ством энер­ге­тики США в каче­стве помощи для улуч­ше­ния без­опас­но­сти на ядер­ных объ­ек­тах. Запросы на экс­тра­ди­цию посту­пили от США и затем от Рос­сии, кото­рая активно про­те­сто­вала про­тив дей­ствий США. В конеч­ном счете Ада­мов был экс­тра­ди­ро­ван в Рос­сию.

19 фев­раля 2008 года Ада­мов был осуж­дён Замоск­во­рец­ким судом Москвы по ста­тьям 159 и 285 УК РФ на пять с поло­ви­ной лет лише­ния сво­боды, с отбы­ва­нием нака­за­ния в испра­ви­тель­ной коло­нии общего режима. При­го­вор был отме­нён Мос­ков­ским город­ским судом по хода­тай­ству защиты. Пере­смот­рев дело, Мос­ков­ский город­ской суд при­го­во­рил Евге­ния Ада­мова к четы­рём годам лише­ния сво­боды условно, с испы­та­тель­ным сро­ком три года.