ГлавнаяЭволюция отраслиРуководители → Рябев Лев Дмитриевич

Рябев Лев Дмитриевич

Лев Дмит­ри­е­вич Рябев родился 8 сен­тября 1933 года в Вологде в семье сту­ден­тов пед­ин­сти­тута.

С 1951 по 1957 гг. Л.Д. Рябев учился в Мос­ков­ском инже­нерно-физи­че­ском инсти­туте по спе­ци­аль­но­сти «метал­ло­фи­зика, метал­ло­ве­де­ние», а на послед­нем курсе был пере­ве­ден на абсо­лютно новую спе­ци­аль­ность «физика взрыва», по кото­рой ему и при­шлось рабо­тать потом в тече­ние деся­ти­ле­тий.

В 1957 году после окон­ча­ния МИФИ он был направ­лен в КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ, г. Саров), где про­шел путь от инже­нера до дирек­тора этого круп­ней­шего ядер­ного цен­тра страны.

Пред­ди­плом­ную прак­тику Лев Дмит­ри­е­вич про­хо­дил в газо­ди­на­ми­че­ском отде­ле­нии (сек­тор 3) ВНИИЭФ. В 1958 году он успешно защи­тил диплом инже­нера по теме, свя­зан­ной с вопро­сами иссле­до­ва­ния чув­стви­тель­но­сти мощ­ных взрыв­ча­тых веществ к сла­бым удар­ным вол­нам.

С 1967 по 1969 гг. он рабо­тал заме­сти­те­лем глав­ного инже­нера инсти­тута. Затем его назна­чили заве­ду­ю­щим отде­лом обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти Горь­ков­ского обкома пар­тии. Работа в этой долж­но­сти поз­во­лила Льву Дмит­ри­е­вичу при­об­ре­сти широ­чай­шие зна­ния и опыт в обла­сти руко­вод­ства обо­рон­ными про­грам­мами. В 1972 году его назна­чают пер­вым заме­сти­те­лем дирек­тора ВНИИЭФ.

В марте 1974 года, после того как Борис Гле­бо­вич Муз­ру­ков попро­сил осво­бо­дить его от обя­зан­но­стей дирек­тора ВНИИЭФ по болезни, его пре­ем­ни­ком на этом посту стал Л.Д. Рябев.

1974-1978 гг. были самыми напря­жен­ными годами под­зем­ных испы­та­ний новых ядер­ных заря­дов, раз­ра­ба­ты­ва­е­мых обо­ими ядер­ными цен­трами (ВНИИЭФ и ВНИИТФ). В успе­хах этого пери­ода роль дирек­тора была весьма зна­чи­тель­ной. Глу­бо­кая заин­те­ре­со­ван­ность в делах инсти­тута вме­сте с такими каче­ствами, как доступ­ность и про­стота обще­ния с науч­ными, инже­нерно-тех­ни­че­скими работ­ни­ками и рабо­чими, снис­кали Льву Дмит­ри­е­вичу заслу­жен­ный авто­ри­тет и ува­же­ние.

В этот период ядерно-ору­жей­ный ком­плекс страны был глав­ным аргу­мен­том СССР в гонке воору­же­ний двух сверх­дер­жав. Опас­ность ядер­ной войны, как дамо­клов меч, висела над стра­ной на про­тя­же­нии не одного деся­ти­ле­тия и застав­ляла, конечно, тру­диться в быст­ром темпе.

Если США внед­ряли раз­де­ля­ю­щи­еся голов­ные части, зна­чит, и СССР надо было осна­щать соот­вет­ству­ю­щими кон­струк­ци­ями свои ракет­ные ком­плексы. Когда в Аме­рике шла раз­ра­ботка систем стра­те­ги­че­ской про­ти­во­ра­кет­ной обо­роны, нам надо было созда­вать соот­вет­ству­ю­щие кон­струк­ции. Когда созда­ва­лись бое­при­пасы с уни­каль­ными свой­ствами так­ти­че­ского плана, нам надо было успе­вать создать ана­ло­гич­ные изде­лия с пара­мет­рами, как мини­мум, не ниже тех, кото­рые есть у потен­ци­аль­ного про­тив­ника.

В 1978 году Л.Д. Рябева пере­во­дят в аппа­рат ЦК КПСС, в обо­рон­ном отделе кото­рого он про­ра­бо­тал до 1984 года. В этом же году он был назна­чен заме­сти­те­лем мини­стра сред­него маши­но­стро­е­ния СССР.

В мае 1986 года Лев Дмит­ри­е­вич при­ни­мает непо­сред­ствен­ное уча­стие в лик­ви­да­ции Чер­но­быль­ской тра­ге­дии, кото­рая застала его на стро­я­щейся Игна­лин­ской АЭС. Перед отъ­ез­дом его при­гла­сил к себе в Кур­ча­тов­ский инсти­тут А.П. Алек­сан­дров, вме­сте с кото­рым Л.Д. Рябев про­смат­ри­вал пер­вые видео­кас­сеты, при­ве­зен­ные с места ава­рии, пыта­ясь понять хотя бы в пер­вом при­бли­же­нии мас­штабы беды.

«Мне при­шлось быть в Чер­но­быле со 2-го мая, вме­сте со вто­рой пра­ви­тель­ствен­ной комис­сией, и более месяца там тру­диться. Все это время у меня было чув­ство, что про­изо­шло нечто страш­ное, тяже­лое для всех нас, и – боль и обида за то, что слу­чи­лось. В то время было много непо­нят­ного, неяс­ного, в том числе при­чины про­ис­шед­шего, шаги, кото­рые надо пред­при­ни­мать. В этой ситу­а­ции нельзя было оста­ваться сто­рон­ним наблю­да­те­лем, потому что перед нами сто­яли кон­крет­ные задачи, как и перед тыся­чами людей, кото­рые тру­ди­лись на месте ава­рии над лик­ви­да­цией ее послед­ствий. Это был тяже­лый период, кото­рый нало­жил отпе­ча­ток и на после­ду­ю­щую жизнь, и на после­ду­ю­щее вос­при­я­тие всей нашей дея­тель­но­сти», – вспо­ми­нает он. В даль­ней­шем Л.Д. Рябев участ­во­вал в работе и в тре­тьей пра­ви­тель­ствен­ной комис­сии.

В июле 1986 года Л.Д. Рябев ста­но­вится пер­вым заме­сти­те­лем мини­стра, а через 8 дней после отставки Е.П. Слав­ского, 29 ноября 1986 года, мини­стром сред­него маши­но­стро­е­ния СССР был назна­чен Лев Дмит­ри­е­вич Рябев. К тому вре­мени его стаж работы в отрасли пре­вы­шал 20 лет.

Под его руко­вод­ством в отрасли совер­шен­ство­ва­лось и раз­ви­ва­лось про­граммно-целе­вое пла­ни­ро­ва­ние, осу­ществ­ля­лись струк­тур­ные изме­не­ния в управ­ле­нии, интен­си­фи­ци­ро­ва­лась кон­вер­сия про­из­водств. Не про­шло и трех лет, как Льва Дмит­ри­е­вича вновь отвле­кают от отрасли с тем, чтобы назна­чить руко­во­ди­те­лем всего топ­ливно-энер­ге­ти­че­ского ком­плекса (ТЭК) страны. В 1989 году он ста­но­вится заме­сти­те­лем пред­се­да­теля Совета Мини­стров СССР и пред­се­да­те­лем бюро по ТЭК.

В 1993 году он был назна­чен пер­вым заме­сти­те­лем мини­стра Рос­сий­ской Феде­ра­ции по атом­ной энер­гии и был ответ­ствен­ным за работу ядерно-ору­жей­ных депар­та­мен­тов и струк­тур управ­ле­ния атом­ной энер­ге­ти­кой.

Важно под­черк­нуть, что Л.Д. Рябев пони­мал и на всех эта­пах своей дея­тель­но­сти отста­и­вал необ­хо­ди­мость сохра­не­ния един­ства отрасли и делал всё для этого.

Он пони­мал, что уни­каль­ность отрасли состоит и в ее постро­е­нии: это еди­ная тех­но­ло­ги­че­ская цепочка: от добычи ура­но­вой руды до конеч­ного про­дукта – образ­цов ядер­ного ору­жия или ядер­ного топ­лива АЭС. Именно она свя­зы­вает всё и вся в еди­ную отрасль, где пред­при­я­тия и орга­ни­за­ции рабо­тают на конеч­ную цель в тес­ном кон­такте при общей коор­ди­на­ции.

В про­шлом были неод­но­крат­ные поку­ше­ния на един­ство отрасли. В период пере­стройки, во вре­мена М. Гор­ба­чева была попытка создать аль­тер­на­тив­ную струк­туру, дуб­ли­ру­ю­щую Мин­сред­маш, в нед­рах Ака­де­мии наук СССР. Этот вопрос обсуж­дался на засе­да­нии Полит­бюро, но все закон­чи­лось всего лишь созда­нием Инсти­тута без­опас­ного раз­ви­тия атом­ной энер­ге­тики (ИБРАЭ), на боль­шее «пороха не хва­тило», и на этом на рефор­мах была постав­лена точка. Ведь Мин­сред­маш созда­вала вся страна, в него были вло­жены колос­саль­ные сред­ства. Про­шло не одно деся­ти­ле­тие, прежде чем отрасль выросла в то мощ­ное ведом­ство, кото­рым она явля­лась в 80-е годы.

В 2002 году Лев Дмит­ри­е­вич по исте­че­нии срока государ­ствен­ной службы стал совет­ни­ком мини­стра, а с 2003 года тру­дится заме­сти­те­лем дирек­тора ВНИИЭФ. Наряду с основ­ной рабо­той и уча­стием в под­го­товке и рас­смот­ре­нии про­блем­ных вопро­сов на кол­ле­гии Роса­тома, много вре­мени Лев Дмит­ри­е­вич уде­ляет пуб­ли­ка­циям доку­мен­тов о ста­нов­ле­нии и раз­ви­тии отрасли.

Его труд отме­чен высо­кими государ­ствен­ными награ­дами: он кава­лер ордена Ленина, двух орде­нов «Знак Почета», лау­реат Государ­ствен­ных пре­мий СССР и РФ и пре­мии Пра­ви­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции.

Литература

Гончаров Г. А., Рябев Л. Д. О создании первой отечественной атомной бомбы
// Успехи физ. наук. — 2001. — Т. 171, № 1. — С. 79—104. — Список лит. и источников: с. 103—104 (39 назв.).