ГлавнаяПерсоналии → Зысин Ю. А.

Зысин Юрий Аронович(1917—1978)

— физик-экс­пе­ри­мен­та­тор, д. ф.-м.н. С 1945 г. сотруд­ник Лабо­ра­то­рии № 2 (ФНЦ «Кур­ча­тов­ский инсти­тут»), с 1950 — КБ-11 (ВНИИЭФ), с 1960 — зам. науч­ного руко­во­ди­теля НИИ-1011 (ВНИИТФ). Лау­реат Ста­лин­ской (1953) и Ленин­ской (1963) пре­мий.

Юрий Аро­но­вич Зысин родился 5 января 1917 года в г. Пет­ро­граде. После окон­ча­ния 9 класса школы в 1934 году он посту­пил на физи­че­ский факуль­тет Ленин­град­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета. Здесь он факуль­та­тивно стал посе­щать науч­ные семи­нары И.В. Кур­ча­това, посвя­щен­ные «атом­ной» тема­тике. Диплом­ную работу, посвя­щен­ную изме­ре­нию гамма-спек­тра ТhC-мето­дом сов­па­де­ний, Ю.А. Зысин выпол­нял в Ленин­град­ском ради­е­вом инсти­туте.

В 1939 году Ю.А. Зысин был при­зван в армию и участ­во­вал в каче­стве коман­дира взвода зенит­ного диви­зи­она в дей­ствиях по при­со­еди­не­нию Запад­ной Укра­ины и Запад­ной Бело­рус­сии к СССР. Зва­ние млад­шего лей­те­нанта он полу­чил, пройдя воен­ную под­го­товку в уни­вер­си­тете. После демо­би­ли­за­ции, через пол­года, он посту­пил в аспи­ран­туру при Инсти­туте хими­че­ской физики АН СССР, где рабо­тал вме­сте с Я.Б. Зель­до­ви­чем и опуб­ли­ко­вал сов­мест­ную свою первую ста­тью «К тео­рии раз­вала ядер», вошед­шую в число клас­си­че­ских.

Нача­лась Вели­кая Оте­че­ствен­ная война. Уже в конце июня 1941 года Ю.А. Зысин был в дей­ству­ю­щей армии. В каче­стве коман­дира взвода, позд­нее коман­дира зенит­ной бата­реи участ­во­вал в боях под Ригой, Пско­вом, Ста­рой Рус­сой, за Боло­гое.

В январе 1943 года Ю.А. Зысин как науч­ный работ­ник был ото­зван из армии и назна­чен стар­шим инже­не­ром в НИИ-160 в Москве, где он зани­мался созда­нием пер­вых совет­ских радио­ло­ка­ци­он­ных стан­ций. В 1944 году он защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию.

В конце 1945 года Ю.А. Зысин встре­тился с И.В. Кур­ча­то­вым, кото­рый его узнал и пред­ло­жил при­нять уча­стие в работе над новой про­бле­мой, на что Юрий Аро­но­вич с готов­но­стью согла­сился. В ноябре 1945 года он был при­нят на работу в Лабо­ра­то­рию № 2 (ЛИПАН, ИАЭ им. Кур­ча­това). В 1946 году он ста­но­вится стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком. Здесь он зани­ма­ется изме­ре­нием физи­че­ских кон­стант, необ­хо­ди­мых для рас­че­тов кри­ти­че­ских масс.

После успеш­ного испы­та­ния атом­ной бомбы РДС-1, кото­рое было про­ве­дено в 7 часов 29 авгу­ста 1949 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне, Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 16 мая 1950 г. по пред­став­ле­нию ака­де­мика И.В. Кур­ча­това за выпол­не­ние спе­ци­аль­ного зада­ния Ю.А. Зысин был награж­ден денеж­ной пре­мией.

В апреле 1950 года Ю.А. Зысина пере­во­дят стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком в КБ-11, где вскоре он ста­но­вится заве­ду­ю­щим лабо­ра­то­рией изме­ре­ния моде­лей РДС-6с, воз­гла­вив науч­ную группу моло­дых физи­ков-экс­пе­ри­мен­та­то­ров. Здесь рас­кры­лись спо­соб­но­сти Юрия Аро­но­вича как талант­ли­вого изоб­ре­та­тель­ного уче­ного и хоро­шего орга­ни­за­тора науч­ной работы. Его группа зани­ма­лась ядерно-физи­че­скими иссле­до­ва­ни­ями, свя­зан­ными с раз­ра­бот­кой пер­вого тер­мо­ядер­ного заряда, так назы­ва­е­мой «саха­ров­ской слойки». Ими изу­ча­лась кине­тика ней­трон­ных про­цес­сов на спе­ци­аль­ных сфе­ри­че­ских сбор­ках, моде­ли­ро­вав­ших состав и гео­мет­рию тер­мо­ядер­ного заряда, про­цессы на лег­ких ядрах, а также радио­хи­ми­че­ские методы опре­де­ле­ния мощ­но­сти тер­мо­ядер­ного заряда при взрыве. В это время Ю.А. Зысин часто кон­так­ти­ро­вал с А. Д. Саха­ро­вым, по зада­ниям кото­рого рабо­тала группа и кото­рому крайне нужна была экс­пе­ри­мен­таль­ная инфор­ма­ция. В резуль­тате у них сло­жи­лись хоро­шие дело­вые и лич­ные отно­ше­ния. Их семьи обща­лись между собой.

Ней­трон­ные опыты на модели, про­ве­ден­ные в 1951 году груп­пами Зысина и Франка, дали основ­ные харак­те­ри­стики, необ­хо­ди­мые для рас­чета глав­ной цепи физи­че­ских про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих в мно­го­слой­ном заряде. 12 авгу­ста 1953 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне была успешно испы­тана пер­вая совет­ская водо­род­ная бомба РДС-6с. Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 31 декабря 1953 года «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно-тех­ни­че­ским работ­ни­кам Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния… за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» за ядерно-физи­че­ские иссле­до­ва­ния, свя­зан­ные с раз­ра­бот­кой и испы­та­нием изде­лия РДС-6с Ю.А. Зысину была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия 1-й сте­пени.

Резуль­таты науч­ных иссле­до­ва­ний Юрий Аро­но­вич изло­жил в своей док­тор­ской дис­сер­та­ции, кото­рую успешно защи­тил в 1956 году, полу­чив науч­ную сте­пень док­тора физико-мате­ма­ти­че­ских наук. Через два года ему было при­сво­ено зва­ние про­фес­сора кафедры физики МИФИ.

В период напи­са­ния дис­сер­та­ции и после её защиты Ю.А. Зысин про­дол­жал интен­сивно рабо­тать над совер­шен­ство­ва­нием и созда­нием новых физи­че­ских мето­дик. В част­но­сти, им сов­местно с О.К. Сур­ским было обна­ру­жено явле­ние дис­пер­сии ней­тро­нов в плот­ной плазме ядер­ного взрыва и на этой основе раз­ра­бо­тана мето­дика реги­стра­ция тем­пе­ра­туры горе­ния газа в тер­мо­ядер­ных заря­дах, исполь­зо­вав­ша­яся при испы­та­ниях в под­зем­ных усло­виях.

Начи­ная с 1954 года, Ю.А. Зысин сов­местно с А.И. Пав­лов­ским при­сту­пил к раз­ра­ботке без­же­лез­ного бета­трона, не имев­шего ана­ло­гов в миро­вой прак­тике, с повы­шен­ной интен­сив­но­стью излу­че­ния. За эту работу Ю.А. Зысину, А.И. Пав­лов­скому и дру­гим това­ри­щам в 1963 году была при­суж­дена Ленин­ская пре­мия. В это же время в соав­тор­стве с А.А. Лбо­вым и Л.И. Сель­чен­ко­вым им была напи­сана книга, посвя­щен­ная выхо­дам оскол­ков деле­ния и их рас­пре­де­ле­нию по мас­сам, в 1964 году пере­из­дан­ная в США.

В сен­тябре 1960 года Ю.А. Зысин был пере­ве­ден в НИИ-1011 — создан­ный в 1955 году инсти­тут-дуб­лер КБ-11. Здесь он занял долж­ность заме­сти­теля науч­ного руко­во­ди­теля инсти­тута и началь­ника физи­че­ского сек­тора.

С при­хо­дом Юрия Аро­но­вича жизнь сек­тора заки­пела: нача­лись раз­ра­ботки ядер­ных реак­то­ров БАРС, ИГРИК, ЭБР, в под­зем­ных испы­та­ниях ядер­ных заря­дов кол­лек­тив зани­мал веду­щее место, раз­вер­ну­лись работы в радио­хи­ми­че­ском ком­плексе по изу­че­нию свойств деля­щихся мате­ри­а­лов, раз­ра­ба­ты­ва­лись мощ­ные уско­ри­тели элек­тро­нов для полу­че­ния рент­ге­нов­ского излу­че­ния. С име­нем Ю.А. Зысина свя­зано раз­ви­тие новых науч­ных направ­ле­ний, таких как созда­ние импульс­ных ядер­ных реак­то­ров, раз­ра­ботка мето­дик изме­ре­ния пара­мет­ров ядер­ного взрыва, созда­ние на основе взры­ва­ю­щихся про­вод­ни­ков мощ­ных импульс­ных уско­ри­те­лей элек­тро­нов (ИГУР) — уста­но­вок нового класса, спо­соб­ных гене­ри­ро­вать мощ­ные элек­трон­ные пучки и тор­моз­ное излу­че­ние в мега­элек­трон­ной обла­сти энер­гии гамма-кван­тов и др. Парал­лельно с изме­ре­ни­ями велась очень боль­шая работа по созда­нию экс­пе­ри­мен­таль­ной базы иссле­до­ва­ний.

Ю.А. Зысин интен­сивно зани­мался про­бле­мами дей­ствия излу­че­ний ядер­ного взрыва на мате­ри­алы и эле­менты кон­струк­ций. В 1961 году нача­лась под­го­товка к физи­че­скому опыту, в кото­ром пред­по­ла­га­лось изу­чить дей­ствие жест­кого рент­ге­нов­ского излу­че­ния на раз­лич­ные веще­ства. Такой опыт был про­ве­ден под зем­лей в штольне в фев­рале 1962 года. Резуль­таты экс­пе­ри­мента под­твер­дили эффек­тив­ность раз­ру­ша­ю­щего дей­ствия жест­кого рент­ге­нов­ского излу­че­ния.

В 1964 году нача­лась под­го­товка к совер­шенно новому типу физи­че­ского опыта, пред­ло­жен­ного Л.П. Фео­к­ти­сто­вым, целью кото­рого была про­верка воз­мож­но­сти и послед­ствий воз­буж­де­ния тер­мо­ядер­ных реак­ций в дей­те­рии и три­тии. Мише­нями для этих опы­тов явля­лись метал­ли­че­ские шары, запол­нен­ные три­тием и дей­те­рием. Работы по их изго­тов­ле­нию про­во­ди­лись в физи­че­ском сек­торе на 21-й пло­щадке с актив­ным уча­стием Ю.А. Зысина. Опыт успешно про­шел в фев­рале 1965 года и стал осно­вой для раз­ра­ботки новых воен­ных и про­мыш­лен­ных изде­лий.

Когда в конце 1960-х годов в уче­ном мире роди­лась идея лазер­ного тер­мо­ядер­ного син­теза, Ю.А. Зысин решил под­клю­читься к этой про­блеме. В пер­вых оцен­ках лазер­ное излу­че­ние с энер­гией 1 кДж, обжи­мая тер­мо­ядер­ное горю­чее, при­во­дило к появ­ле­нию тер­мо­ядер­ной реак­ции. Была постро­ена уста­новка лазер­ного мик­ро­взрыва — ЛМВ-1, а затем — ЛМВ-2. Однако пер­во­на­чаль­ный опти­мизм быстро исчез. Энер­гия вспышки неуклонно росла, дости­гала десят­ков мега­д­жо­у­лей, но тер­мо­яда не было. Юрий Аро­но­вич к концу жизни разо­ча­ро­вался в ЛТС, по край­ней мере, понял, что ЛТС, как, впро­чем, и тока­маки, не решает про­блемы гло­баль­ной энер­ге­тики в той сте­пени, как это пред­став­ляют неко­то­рые его авторы.

Увле­кался он и уско­ри­тель­ной тех­ни­кой. На семи­наре в ЛИПАН Ю.А. Зысин высту­пил с докла­дом, в кото­ром обос­но­вы­вался прин­цип жест­кой фоку­си­ровки при кон­стру­и­ро­ва­нии уско­ри­те­лей. К сожа­ле­нию, спе­ци­а­ли­сты в этой обла­сти тогда не оце­нили его пред­ло­же­ния и «дока­зали», что такого не может быть, потому что не может быть. Позд­нее стро­и­тель­ство боль­ших уско­ри­те­лей велось исклю­чи­тельно с исполь­зо­ва­нием прин­ципа жест­кой фоку­си­ровки, во много раз умень­ша­ю­щим сече­ние ваку­ум­ной камеры, а зна­чит — вес маг­нита и сто­и­мость уста­новки (эко­но­мия мно­гих десят­ках мил­ли­о­нов руб­лей).

Помимо основ­ных обя­зан­но­стей в сек­торе Ю.А. Зысин вел боль­шую научно-орга­ни­за­тор­скую и обще­ствен­ную работу: он руко­во­дил инсти­тут­ской аспи­ран­ту­рой, число аспи­ран­тов в кото­рой год от года росло и тре­бо­вало посто­ян­ного к ним вни­ма­ния, да и сам Юрий Аро­но­вич все­гда имел несколь­ких аспи­ран­тов. Под его непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством были защи­щены более 30 док­тор­ских и кан­ди­дат­ских дис­сер­та­ций.

Много вни­ма­ния уде­лял Юрий Аро­но­вич про­ве­де­нию семи­на­ров в сек­торе. Однако он счи­тал, что основ­ными должны быть отдель­ские и лабо­ра­тор­ские семи­нары по спе­ци­фи­че­ским част­ным вопро­сам, а сек­тор­ские семи­нары сле­дует про­во­дить эпи­зо­ди­че­ски с тща­тель­ным выбо­ром тема­тики при высо­кой ква­ли­фи­ка­ции доклад­чика и хоро­шей его под­го­товке, чтобы доклад был оди­на­ково инте­ре­сен и спе­ци­а­ли­сту, и чело­веку, мало зна­ко­мому с изла­га­е­мой темой.

Ю.А. Зысин все­гда ценил дружбу и своих учи­те­лей. Он был одним из немно­гих, кто под­дер­жал пред­ло­же­ние ака­де­мика А.Д. Саха­рова по пре­кра­ще­нию ядер­ных испы­та­ний. По его ини­ци­а­тиве, при актив­ном уча­стии дирек­тора НИИ-1011 Г.П. Ломин­ского в 1975 году в честь 20-летия ядер­ного цен­тра на Урале на 20-й пло­щадке был уста­нов­лен мону­мент науч­ному руко­во­ди­телю Совет­ского атом­ного про­екта ака­де­мику И.В. Кур­ча­тову, выпол­нен­ный ураль­ским скуль­пто­ром А.С. Гилё­вым.

Помимо мно­гих своих поло­жи­тель­ных качеств, Юрий Аро­но­вич был еще само­быт­ным худож­ни­ком, хотя нико­гда и нигде не учился живо­писи. Его кар­тин­ная гале­рея насчи­ты­вает около двух десят­ков кар­тин на раз­но­об­раз­ные темы. В твор­че­стве Юрия Аро­но­вича нашли отра­же­ние и кар­тины ядер­ных испы­та­ний. Ему дове­лось непо­сред­ственно участ­во­вать в ядер­ном испы­та­нии РДС-6с, кото­рое тогда про­из­вело неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние и Ю.А. Зысина, и А.Д. Саха­рова. Одна из кар­тин Юрия Аро­но­вича изоб­ра­жала А.Д. Саха­рова с высоко под­ня­тыми руками на фоне тер­мо­ядер­ного взрыва.

К 1975 году состо­я­ние здо­ро­вья Юрия Аро­но­вича резко ухуд­ши­лось. Один раз его при­шлось увезти на «ско­рой» прямо с работы — обост­ри­лась ише­ми­че­ская болезнь сердца. Ска­за­лись очень напря­жен­ная и ответ­ствен­ная работа, частые коман­ди­ровки, в том числе и на поли­гоны, и то, что Юрий Аро­но­вич не сле­дил за своим здо­ро­вьем, очень часто забы­вая об обеде, задер­жи­ва­ясь на рабо­чем месте допоздна. Но глав­ное — он был очень эмо­цио­наль­ным и чув­стви­тель­ным чело­ве­ком, остро реа­ги­ро­вал на неор­ди­нар­ные собы­тия, а их в послед­ние годы было у него немало.

В конце октября 1978 года, хотя врачи ему не сове­то­вали, он выехал в коман­ди­ровку в Москву, где в ФИАН 25 октября состо­я­лось очень дол­гое и уто­ми­тель­ное сове­ща­ние по лазер­ной про­блеме. После его окон­ча­ния, уже вече­ром, Юрий Аро­но­вич поехал на такси домой. По дороге у него слу­чился силь­ный сер­деч­ный при­ступ, и он скон­чался, не дое­хав до боль­ницы.

Похо­ро­нен Юрий Аро­но­вич 30 октября 1978 года на Ново-Кун­цев­ском клад­бище в Москве.

Науч­ные заслуги Ю.А. Зысина, помимо государ­ствен­ных пре­мий, отме­чены орде­ном Ленина (1954 г.), двумя орде­нами Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1956 г., 1971 г.), орде­ном «Знак Почета» (1962 г.), мно­гими меда­лями. С 1998 года луч­шие работы моло­дых сотруд­ни­ков РФЯЦ-ВНИИТФ в обла­сти экс­пе­ри­мен­таль­ной физики отме­ча­ются пре­мией им. Ю.А. Зысина.

В зда­нии, неда­леко от каби­нета, где Юрий Аро­но­вич про­ра­бо­тал много лет, уста­нов­лен его бюст. В г. Сне­жин­ске по ул. Гре­чиш­ни­кова на доме № 5 уста­нов­лена мемо­ри­аль­ная доска с над­пи­сью: «В этом доме с 1965 по 1978 гг. жил вид­ный уче­ный, лау­реат Ленин­ской и Государ­ствен­ной пре­мий Ю.А. Зысин. 1917—1978 гг.».

Литература

Волков Л. П. Ю. А. Зысин
// Волков Л. П. Записки экспериментатора об участии в советском атомном проекте. — Калуга: Издательство научной литературы Н. Ф. Бочкаревой, 2007. — С. 40–45 
 
Литвинов Б. В. Разносторонность и увлечённость (О Юрии Ароновиче Зысине)
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего (триптих). — 2006. — С. 393–399 
 
Зысин Юрий Аронович
// На орбитах памяти: об основателях и созидателях уральского ядерного центра. — 2009. — С. 320—333.