ГлавнаяПерсоналии → Жежерун И. Ф.

Жежерун Иван Феодосьевич(1915—1997)

физик-экс­пе­ри­мен­та­тор, д.ф.-м.н. С 1945 г. сотруд­ник Лабо­ра­то­рии № 2 (ФНЦ «Кур­ча­тов­ский инсти­тут»). Участ­ник стро­и­тель­ства и пуска пер­вого в Совет­ском Союзе атом­ного реак­тора «Ф-1». Лау­реат Ста­лин­ской пре­мии (1953).

Фео­до­сье­вич Жеже­рун родился 22 июня (5 июля) 1915 года на Укра­ине в селе Журавка Оль­шан­ского уезда Киев­ской губер­нии (затем Горо­ди­щен­ский р-н Чер­кас­ской обла­сти).

В 1939 году И.Ф. Жеже­рун окон­чил Дне­про­пет­ров­ский государ­ствен­ный уни­вер­си­тет с ква­ли­фи­ка­ций «физик». В авгу­сте 1939 года посту­пил в аспи­ран­туру Киев­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета им Т. Г. Шев­ченко, а затем Укра­ин­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута (по май 1941 г.). В послед­нем дирек­то­ром и науч­ным руко­во­ди­те­лем моло­дого уче­ного был ака­де­мик АН УСССР А.И. Лей­пун­ский, кото­рый и «зара­зил» сво­его уче­ника любо­вью к ядер­ной физике и аль­пи­низму; вме­сте с про­фес­со­рами К. Д. Синель­ни­ко­вым и А. К. Валь­те­ром они даже поко­ряли Эль­брус.

В 1941 году, несмотря на «бронь», И.Ф. Жеже­рун доб­ро­воль­цем пошёл на фронт в зва­нии млад­шего лей­те­нанта. Коман­до­вал радио­взво­дом ВНОС. Участ­во­вал в обо­роне Ста­лин­града, осво­бож­де­нии Вар­шавы, взя­тии Бер­лина, где и закон­чил войну в зва­нии стар­шего лей­те­нанта.

За уча­стие в бое­вых дей­ствиях 1941-1945 гг. И.Ф. Жеже­рун награж­дён бое­выми награ­дами: орде­ном Крас­ной Звезды, два­жды орде­ном Оте­че­ствен­ной войны II сте­пени, меда­лью «За обо­рону Ста­лин­града», меда­лью «За осво­бож­де­ние Вар­шавы», меда­лью «За взя­тие Бер­лина», меда­лью «За бое­вые заслуги», меда­лью «За победу над Гер­ма­нией в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941—1945 гг.».

Иван Фео­до­сье­вич не остав­лял заня­тий физи­кой даже на службе в воору­жен­ных силах – будучи в Бер­лине на свои сред­ства при­об­рел ком­плект науч­ных физи­че­ских жур­на­лов, чтобы быть в курсе послед­них дости­же­ний. Не без слож­но­стей выйдя в отставку (армия не хотела отпус­кать хоро­шего офи­цера), был демо­би­ли­зо­ван как спе­ци­а­лист народ­ного хозяй­ства.

Еще в 1944 году он начал искать сво­его науч­ного руко­во­ди­теля А.И. Лей­пун­ского. полу­чил от него письмо из Киев­ского уни­вер­си­тета, потом опять поте­рял с ним связь. Как выяс­ни­лось позже, Лей­пун­ский был аре­сто­ван, и на несколько меся­цев его все «поте­ряли». (Можно пред­по­ло­жить, что Лей­пун­скому, как одному из веду­щих спе­ци­а­ли­стов в вопросе физики ядра, пыта­лись пору­чить руко­вод­ство ядер­ным про­ек­том. Видимо, он отка­зался, но дал согла­сие кон­суль­ти­ро­вать. Оче­видно, с этим и свя­зана поездка Лей­пун­ского в Москву к И.В. Кур­ча­тову в тот момент, когда И.Ф. Жеже­рун напи­сал письмо в ФТИ). И.Ф. Жеже­рун поехал в Москву к И.В. Кур­ча­тову, но А.И. Лей­пун­ского там не ока­за­лось. Игорь Васи­лье­вич Кур­ча­тов пред­ло­жил И.Ф. Жеже­руну остаться у него, так как знал, что с физи­кой ядра аспи­ранты Лей­пун­ского были зна­комы не пона­слышке. В конце декабря 1945 года Иван Фео­до­сье­вич был при­нят на работу в Лабо­ра­то­рию № 2 АН СССР (ЛИПАН, ИАЭ им. И.В. Кур­ча­това). В январе 1946 года он стал млад­шим науч­ным сотруд­ни­ком сек­тора № 1 в отделе, кото­рым руко­во­дил сам И.В. Кур­ча­тов.

В сек­торе № 1 рабо­тала исклю­чи­тельно моло­дежь, боль­шин­ство из кото­рых состав­ляли быв­шие фрон­то­вики. Пер­вой важ­ной зада­чей, пору­чен­ной И.Ф. Жеже­руну, стала при­емка и про­верка при­год­но­сти посту­па­ю­щего в лабо­ра­то­рию гра­фита для стро­я­щего реак­тора Ф-1. К этому вре­мени науч­ному руко­вод­ству совет­ского атом­ного про­екта стало понятно, что успех осу­ществ­ле­ния ядер­ной цеп­ной реак­ции во мно­гом зави­сит от чистоты гра­фита (при­месь бора не должна пре­вы­шать мил­ли­он­ные доли), поэтому работы по про­верке каче­ства посту­па­ю­щего мате­ри­ала и его диф­фе­рен­ци­а­ции имели пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние.

Для соору­же­ния реак­тора потре­бо­ва­лось около 500 т чистого гра­фита. Раз­ра­ботку и поставку гра­фита для ядер­ных реак­то­ров пору­чили кол­лек­тиву Мос­ков­ского элек­трод­ного завода. Чтобы добиться тре­бу­е­мой чистоты мате­ри­ала, на пред­при­я­тии при­шлось изме­нить тех­но­ло­гию про­из­вод­ства, а также заме­нить часть обо­ру­до­ва­ния. К концу 1945 года спе­ци­аль­ный мало­золь­ный гра­фит стал посту­пать в лабо­ра­то­рию № 2 в боль­ших коли­че­ствах.

Ней­тронно-физи­че­ский кон­троль гра­фита осу­ществ­лялся круг­ло­су­точно груп­пой испы­та­ния урана и гра­фита под руко­вод­ством И.Ф. Жеже­руна. Изме­ре­ния экс­по­нен­ци­аль­ным мето­дом сна­чала про­во­ди­лись в боль­шой гос­пи­таль­ной палатке, раз­вер­ну­той прямо напро­тив зда­ния инсти­тута. В даль­ней­шем физи­че­ские испы­та­ния гра­фита стали про­из­во­диться в лег­ком поме­ще­нии, назван­ном СК – склад котла (реак­тора). Всего было про­ве­рено 99 пар­тий гра­фита общим весом около 600 т, в кото­рых только в 5 % содер­жа­ние при­ме­сей ока­за­лось выше допу­сти­мого.

Помимо гра­фита груп­пой И.Ф. Жеже­руна в той же палатке про­во­дился и ней­тронно-физи­че­ский кон­троль урана. Кон­троль урана был тяже­лой круг­ло­су­точ­ной рабо­той, потре­бо­вав­шей мно­го­крат­ной про­верки всего металла. При этом ока­за­лось, что каче­ство урана, про­из­во­ди­мого одним цехом завода в Элек­тро­стали, было хуже, чем у дру­гого цеха. Бла­го­даря полу­чен­ным дан­ным завод­ским спе­ци­а­ли­стам уда­лось под­тя­нуть каче­ство про­дук­ции до тре­бу­е­мого на обоих про­из­вод­ствах.

15 ноября 1946 года в новом зда­нии «К» лабо­ра­то­рии № 2 нача­лось соору­же­ние реак­тора. Уран-гра­фи­то­вая актив­ная зона реак­тора вме­сте с гра­фи­то­вым отра­жа­те­лем наби­ра­лись послойно. Для этого укла­ды­вали гра­фи­то­вые бри­кеты раз­ме­ром 100х100х600 мм с тремя цилин­дри­че­скими отвер­сти­ями, в кото­рые встав­ляли ура­но­вые блочки.

25 декабря 1946 года в 14 часов был собран 62-й слой и начался осто­рож­ный подъем кад­ми­е­вых стерж­ней регу­ли­ро­ва­ния пор­ци­ями по 10-20 см с изме­ре­нием ско­ро­сти счета ней­тро­нов и постро­е­нием гра­фика зави­си­мо­сти ско­ро­сти счета от поло­же­ния стержня.

Само­раз­ви­ва­ю­ща­яся цеп­ная ядер­ная реак­ция с экс­по­нен­ци­ально рас­ту­щей плот­но­стью потока ней­тро­нов была полу­чена в 18 часов 25 декабря 1946 года. Этот момент счи­та­ется вре­ме­нем пуска реак­тора Ф-1.

На пер­вых пус­ках реак­тора, кото­рыми руко­во­дил лично И.В. Кур­ча­тов, при­сут­ство­вали Н.И. Пав­лов (упол­но­мо­чен­ный Совета Мини­стров СССР) и науч­ные сотруд­ники сек­тора № 1 И.С. Пана­сюк, Е.Н. Бабуле­вич, Б.Г. Дубов­ский, И.Ф. Жеже­рун, А.А. Журавлев, Н.В. Мака­ров, К.Н. Шля­гин, а также лабо­ранты А.К. Кон­дра­тьев и Р.С. Сила­ков. Все они впо­след­ствии дали рас­писку о нераз­гла­ше­нии факта пуска.

На реак­торе Ф-1 были про­ве­дены необ­хо­ди­мые иссле­до­ва­ния для опре­де­ле­ния раз­ме­ров и физи­че­ских пара­мет­ров, а также под­твер­ждена рабо­то­спо­соб­ность пер­вого про­мыш­лен­ного уран-гра­фи­то­вого реак­тора А-1 («Аннушка»), стро­я­ще­гося на ком­би­нате № 817 (ПО «Маяк») и пред­на­зна­чен­ного для полу­че­ния плу­то­ния. К концу 1947 года зда­ние про­мыш­лен­ного реак­тора было достро­ено, и начался мон­таж обо­ру­до­ва­ния, меха­низ­мов и систем кон­троля. С января по август 1948 года на ком­би­нате посто­янно рабо­тает группа науч­ных сотруд­ни­ков Лабо­ра­то­рии № 2, в числе кото­рых и И.Ф. Жеже­рун. 1 июня 1948 года нача­лась загрузка ура­но­вых бло­ков в тех­но­ло­ги­че­ские каналы реак­тора А-1. Перед загруз­кой они были отсор­ти­ро­ваны на реак­торе Ф-1, где их раз­де­лили на 5 сор­тов в зави­си­мо­сти от содер­жа­ния бора. Загрузку вели одновре­менно две неболь­шие бригады, одной из кото­рых руко­во­дил Иван Фео­до­сье­вич.

19 июня в 12 часов 45 мин. завер­шился дли­тель­ный период под­го­товки реак­тора А-1 к работе на про­ект­ной мощ­но­сти, нача­лась непре­рыв­ная круг­ло­су­точ­ная работа объ­екта по нара­ботке в нем плу­то­ния для пер­вой атом­ной бомбы.

Успеш­ное испы­та­ние атом­ной бомбы РДС-1 было про­ве­дено в 7 часов 29 авгу­ста 1949 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета «О награж­де­нии орде­нами СССР науч­ных, инже­нерно-тех­ни­че­ских работ­ни­ков, наи­бо­лее отли­чив­шихся при выпол­не­нии спе­ци­аль­ного зада­ния пра­ви­тель­ства» и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За уча­стие в созда­нии пер­вой совет­ской атом­ной бомбы И.Ф. Жеже­рун был награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени и пре­мией.

20 декабря 1949 года реше­нием науч­ного совета Лабо­ра­то­рии изме­ри­тель­ных при­бо­ров АН СССР под пред­се­да­тель­ством И.В. Кур­ча­това Жеже­руну Ивану Фео­до­сье­вичу была при­суж­дена уче­ная сте­пень кан­ди­дата физико-мате­ма­ти­че­ских наук.

За выпол­не­ние спе­ци­аль­ных зада­ний Пра­ви­тель­ства в 1950 году И.Ф. Жеже­рун был награж­ден Пре­мией Совета Мини­стров СССР (Поста­нов­ле­ние № 2108-814 от 16 мая 1950 года).

Иван Фео­до­сье­вич и дальше про­дол­жил свою дея­тель­ность по созда­нию гра­фи­то­вых реак­то­ров для нара­ботки плу­то­ния. 10 марта 1951 года Поста­нов­ле­нием СМ СССР он был назна­чен науч­ным руко­во­ди­те­лем завода № 2 ком­би­ната № 817 (реак­тор АВ-1). Послед­ним из про­мыш­лен­ных уран-гра­фи­то­вых реак­то­ров с целью уве­ли­че­ния про­из­вод­ствен­ной мощ­но­сти ком­би­ната № 817 был вве­ден в экс­плу­а­та­цию реак­тор АВ-3. 26 мая 1952 года при­ка­зом Пер­вого глав­ного управ­ле­ния сфор­ми­ро­вано руко­вод­ство реак­то­ром АВ-3: началь­ни­ком реак­тора назна­чили В.П. Мура­вьева, а И.Ф. Жеже­рун стал его науч­ным руко­во­ди­те­лем. 15 октября 1952 года реак­тор АВ-3 был выве­ден на номи­наль­ную мощ­ность. Началь­ная работа реак­тора осу­ществ­ля­лась в режиме нара­ботки и плу­то­ния и три­тия, для чего часть тех­но­ло­ги­че­ских кана­лов в цен­траль­ной части актив­ной зоны загру­жа­лась бло­ками из лития. Три­тий был необ­хо­дим для созда­ния водо­род­ной бомбы.

Успеш­ное испы­та­ние пер­вой совет­ской водо­род­ной бомбы РДС-6с состо­я­лось 12 авгу­ста 1953 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 31 декабря 1953 года «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно-тех­ни­че­ским работ­ни­кам Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния… за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» И.Ф. Жеже­руну была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия 3-й сте­пени «за рас­четно-экс­пе­ри­мен­таль­ные работы по созда­нию реак­то­ров для про­из­вод­ства три­тия».

В после­ду­ю­щие годы А.Ф. Жеже­рун активно зани­ма­ется науч­ной дея­тель­но­стью, иссле­дуя раз­лич­ные вопросы созда­ния и экс­плу­а­та­ция атом­ных реак­то­ров с гра­фи­то­вым замед­ли­те­лем. Он вхо­дил в число немно­гих уче­ных, кото­рые счи­тали про­ект реак­тора РБМК-1000 недо­ста­точно про­ра­бо­тан­ным. Так, еще в 1965 году И.Ф. Жеже­рун вме­сте с дру­гими сотруд­ни­ками Инсти­тута атом­ной энер­гии В.П. Вол­ко­вым и В.Л. Ива­но­вым ука­зали на ядер­ную опас­ность пред­ла­гав­шейся и впо­след­ствии осу­ществ­лен­ной кон­струк­ции РБМК, но их доклад­ные кла­лись «под сукно». Впо­след­ствии ава­рия 1975 года на пер­вом энер­го­блоке Ленин­град­ской АЭС уже на прак­тике под­твер­дила несо­вер­шен­ство кон­струк­ции реак­то­ров РБМК.

В 1975 году реше­нием Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии от 12 декабря И.Ф. Жеже­руну была при­сво­ена уче­ная сте­пень док­тора физико-мате­ма­ти­че­ских наук.

В 1978 году в Атом­из­дате вышла его книга «Стро­и­тель­ство и пуск пер­вого в Совет­ском Союзе атом­ного реак­тора», впо­след­ствии пере­ве­ден­ная на англий­ский язык.

Иван Фео­до­сье­вич Жеже­рун посвя­тил работе в Лабо­ра­то­рии № 2/Инсти­туте атом­ной энер­гии им. И.В. Кур­ча­това всю свою жизнь. Он скон­чался 25 июня 1997 года.

Литература

Жежерун И. Ф. Строительство и пуск первого в Советском Союзе атомного реактора.
— М. : Атомиздат, 1978. — 144 с. : ил. — Список лит.: с. 134—139 (138 назв.). 
 
Жежерун И. Ф. Первый в Советском Союзе и на континенте атомный реактор «Ф-1»
// История советского атомного проекта (40-е — 50-е годы): междунар. симп.; Дубна, 1996. Труды. Т. 2. — 1999. — С. 68—78. 
 
Жежерун И. Ф. «Школа» Курчатова
// Воспоминания об Игоре Васильевиче Курчатове. — 1988. — С. 374—376. 
 
Жежерун И. Ф. О размножении нейтронов деления в окиси бериллия
// Атомная энергия. Том 15, вып. 6. — 1963. — С. 505 
 
Жежерун И. Ф. Изучение диффузии нейтронов в бериллии импульсным методом
// Атомная энергия. Том 16, вып. 3. — 1964. — С. 224—227