ГлавнаяПерсоналии → Турбинер В. А.

Турбинер Виктор Александрович(1910—1996)

кон­струк­тор, руко­во­ди­тель опытно-кон­струк­тор­ских работ по про­екту пер­вой атом­ной бомбы и началь­ник пер­вого научно- кон­струк­тор­ского сек­тора

Вик­тор Алек­сан­дро­вич Тур­би­нер родился 14 мая 1910 года в Ека­те­ри­но­славе (Дне­про­пет­ровск).

С 1933 года он учился в МВТУ и одновре­менно рабо­тал кон­струк­то­ром. Окон­чив в 1937 году инсти­тут, В. Тур­би­нер рабо­тает в Москве кон­струк­то­ром, началь­ни­ком сек­тора, началь­ни­ком СКТБ Мос­ков­ского авиа­ци­он­ного завода НКАП № 165. В июле 1945 года В.А. Тур­би­нер зна­ко­мится с И.В. Кур­ча­то­вым и Ю.Б. Хари­то­ном, про­из­ведя на науч­ных руко­во­ди­те­лей совет­ского атом­ного про­екта впе­чат­ле­ние талант­ли­вого кон­струк­тора.

После того как И.В. Кур­ча­тов при­нял реше­ние при­влечь В.А. Тур­би­нера к рабо­там над атом­ной бом­бой, Ю.Б. Хари­тон чуть опре­де­лен­нее объ­яс­нил ему, что «речь идет о ядер­ном реак­торе сфе­ри­че­ской формы. И эта штука будет пере­во­зиться само­ле­том». В.А. Тур­би­нер понял, что речь идет об атом­ной бомбе.

На него были воз­ло­жены работы по опре­де­ле­нию облика пер­вой совет­ской атом­ной бомбы, а также выра­ботка пред­ло­же­ний по орга­ни­за­ции раз­ра­ботки кон­струк­ции, отра­ботке и испы­та­ниям изде­лия в целом и его состав­ных частей в лабо­ра­тор­ных усло­виях и на поли­го­нах Военно-воз­душ­ных сил Мини­стер­ства обо­роны.

При этом по вза­им­ной дого­во­рен­но­сти он про­дол­жал рабо­тать на преж­ней работе, не допус­кая, есте­ственно, ника­ких раз­го­во­ров по новому делу с посто­рон­ними лицами. Ника­кого тех­ни­че­ского зада­ния В.А. Тур­би­нер не имел, не дела­лось и осо­бых пояс­не­ний, вме­сте с тем он полу­чил раз­ре­ше­ние позна­ко­миться с мате­ри­а­лами по созда­нию и про­ек­ти­ро­ва­нию авиа­бомб. Для него здесь было много нового. Мно­гое, каса­ю­ще­еся новой раз­ра­ботки, скап­ли­ва­лось и осе­дало в голове. Будучи пока един­ствен­ным кон­струк­то­ром, В.А. Тур­би­нер делал общую кон­струк­тор­скую ком­по­новку пер­вой совет­ской атом­ной бомбы.

Несколько позже Ю.Б. Хари­тон зна­ко­мит В.А. Тур­би­нера с Тер­лец­ким, Яко­вле­вым, Кости­ным и дру­гими, кому пред­сто­яло рабо­тать по раз­ным направ­ле­ниям кон­струк­тор­ских работ. В.А. Тур­би­нер пору­чил им кон­крет­ные кон­струк­тор­ские зада­ния.

По мере про­дви­же­ния работ стала оче­вид­ной необ­хо­ди­мость осо­бой научно-иссле­до­ва­тель­ской орга­ни­за­ции для кон­стру­и­ро­ва­ния атом­ной бомбы. 9 апреля 1946 года было при­нято поста­нов­ле­ние СМ СССР о созда­нии кон­струк­тор­ского бюро (КБ-11). Началь­ни­ком КБ назна­чили заме­сти­теля нар­кома тан­ко­вой про­мыш­лен­но­сти П.М. Зер­нова, глав­ным кон­струк­то­ром — Ю.Б. Хари­тона. Поста­нов­ле­ние СМ СССР от 21 июня 1946 года опре­де­лило жест­кие сроки созда­ния объ­екта: пер­вая оче­редь должна была войти в строй 1 октября 1946 года, вто­рая — 1 мая 1947 года.

В сере­дине 1946 года В.А. Тур­би­нера офи­ци­ально при­няли на работу в КБ-11 на долж­ность руко­во­ди­теля научно-кон­струк­тор­ского сек­тора (НКС), а в январе 1947 года Ю.Б. Хари­тон и В.А. Тур­би­нер выехали из Москвы к месту нахож­де­ния «объ­екта».

Посте­пенно основ­ные работы по созда­нию атом­ной бомбы РДС-1 стали стя­ги­ваться в КБ-11, кото­рое пре­вра­ща­лось в голов­ную орга­ни­за­цию, и в кото­рой НКС стал орга­ни­за­ци­онно оформ­ляться в про­фес­сио­наль­ный кон­струк­тор­ский кол­лек­тив.

В.А. Тур­би­нер раз­ра­бо­тал уни­каль­ную систему про­ек­ти­ро­ва­ния атом­ной бомбы. Раз­де­лив кол­лек­тив кон­струк­то­ров на отделы, каж­дому он поста­вил задачу созда­ния кон­крет­ного узла бомбы. В то время это была гени­аль­ная новинка, во-пер­вых, резко сокра­ща­лись сроки про­ек­ти­ро­ва­ния, а во-вто­рых, повы­ша­лась сек­рет­ность. Никто не знал, какие работы ведутся в дру­гом отделе.

В отли­чие от про­стой авиа­ци­он­ной бомбы, кор­пус кото­рой явля­ется всего лишь вме­сти­ли­щем мощ­ного заряда-фугаса, кон­струк­ция атом­ной бомбы исклю­чи­тельно сложна: в ней сна­чала взры­вался хими­че­ский заряд, кото­рый обжи­мал плу­то­ни­е­вый заряд. При этом обжа­тие должно было идти рав­но­мерно, что предъ­яв­ляло осо­бые тре­бо­ва­ния к одно­род­но­сти заряда, син­хрон­но­сти под­рыва раз­лич­ных его частей.

Кроме этого, бомба должна была про­хо­дить в люк само­лета и затем лететь в задан­ном поло­же­нии. Это зна­чит, что необ­хо­димо было преду­смот­реть ее бал­ли­сти­че­ские каче­ства.

В мае 1948 года на поли­гоне ВВС № 71 под Кер­чью начи­на­ются летно-бал­ли­сти­че­ские испы­та­ния маке­тов атом­ной бомбы, скон­стру­и­ро­ван­ной В.А. Тур­би­не­ром, кото­рый также участ­вует в испы­та­ниях. Внеш­не­тра­ек­тор­ные изме­ре­ния при сбро­сах маке­тов с носи­теля Ту-4 ведутся с исполь­зо­ва­нием спе­ци­аль­ной немец­кой тех­ники.

К ноябрю 1948 года прак­ти­че­ски все было готово. Най­дены и про­ве­рены рас­четно и экс­пе­ри­мен­тально кон­струк­тор­ские и тех­но­ло­ги­че­ские реше­ния, опро­бо­ваны спо­собы изго­тов­ле­ния, подо­брано обо­ру­до­ва­ние и изго­тов­лено необ­хо­ди­мое осна­ще­ние. Появи­лись кадры и при­об­ре­тен необ­хо­ди­мый опыт.

За два года в Арза­масе-16 под руко­вод­ством В.А. Тур­би­нера была скон­стру­и­ро­вана и собрана по бло­кам точ­ная копия аме­ри­кан­ской бомбы. При этом, ско­рее всего В.А. Тур­би­нер был убеж­ден, что по задан­ным И.В. Кур­ча­то­вым и Ю.Б. Хари­то­ном габа­ри­там и весо­вым харак­те­ри­сти­кам он раз­ра­ба­ты­вает соб­ствен­ную ори­ги­наль­ную кон­струк­цию, а не вос­со­здает копию аме­ри­кан­ской.

Однако, несмотря на зна­чи­тель­ные уси­лия, а также в связи с новиз­ной и непред­ви­ден­ными науч­ными и тех­ни­че­скими труд­но­стями созда­ния РДС и, отча­сти, с задерж­кой кон­струк­тор­ским бюро под­бора кад­ров, раз­вёр­ты­ва­ния работ и задерж­кой стро­и­тель­ства для КБ-11 зда­ний и соору­же­ний, пер­во­на­чаль­ные сроки изго­тов­ле­ния пер­вого экзем­пляра РДС-1 не выпол­ня­лись. В этой связи, Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 8 фев­раля 1948 года были уста­нов­лены новые сроки, а также при­няты меры по уком­плек­то­ва­нию недо­ста­ю­щими кад­рами, в част­но­сти, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ными физи­ками-тео­ре­ти­ками и мате­ма­ти­ками.

Так как к кон­струк­то­рам каких-либо серьёз­ных пре­тен­зий не было, поста­нов­ле­нием преду­смат­ри­ва­лось лишь «допол­ни­тельно подо­брать 20 науч­ных сотруд­ни­ков, 40 инже­не­ров, тех­ни­ков, лабо­ран­тов и 60 высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих».

10 июня 1948 года выхо­дит Поста­нов­ле­ние СМ СССР «Об укреп­ле­нии КБ-11 руко­во­дя­щими кон­струк­тор­скими кад­рами», во испол­не­ние кото­рого при­ка­зом дирек­тора КБ-11 от 8 декабря 1948 года НКС, воз­глав­ля­е­мый В.А. Тур­би­не­ром, был раз­де­лён на два сек­тора.

НКС-1 воз­гла­вил гене­рал-майор, Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, глав­ный кон­струк­тор челя­бин­ского «Тан­ко­града» Н.Л. Духов. Руко­во­ди­те­лем НКС-2 стал капи­тан 1-го ранга В.И. Алфё­ров, рабо­тав­ший до этого дирек­то­ром тор­пед­ного завода в Махач­кале, а затем заме­сти­те­лем началь­ника научно-тех­ни­че­ского коми­тета Военно-Мор­ских Сил.

В.А. Тур­би­неру было пред­ло­жено стать заме­сти­те­лем Н.Л. Духова. Он не согла­сился, аргу­мен­ти­руя тем, что к этому вре­мени кон­струк­тор­ским кол­лек­ти­вом под его руко­вод­ством все работы по РДС-1 были в основ­ном выпол­нены без заме­ча­ний.

Ю.Б. Хари­тон назна­чил В.А. Тур­би­нера на долж­ность сво­его помощ­ника по спе­ци­аль­ным вопро­сам. В этой долж­но­сти он про­ра­бо­тал до 28 декабря 1951 года.

Суще­ствует три вер­сии при­чины, по кото­рой В.А. Тур­би­нер был снят с долж­но­сти за девять меся­цев до испы­та­ния РДС-1.

По пер­вой вер­сии он стал жерт­вой анти­се­ми­тизма, наби­рав­шего силу в верх­них эше­ло­нах вла­сти страны.

По вто­рой — И.В. Ста­лин посчи­тал, что глав­ным кон­струк­то­ром атом­ного ору­жия дол­жен стать спе­ци­а­лист с име­нем, извест­ный сво­ими заслу­гами, и выбор пал на Н.Л. Духова.

По тре­тьей — воз­никли пре­тен­зии к самой орга­ни­за­ции кон­струк­тор­ских работ, из-за недо­че­тов кото­рой изго­тов­ле­ние атом­ной бомбы ста­ви­лось под сомне­ние, и потре­бо­ва­лось заме­нить В.А. Тур­би­нера на кон­струк­тора, заре­ко­мен­до­вав­шего себя извест­ными раз­ра­бот­ками и опы­том внед­ре­ния их в серий­ное про­из­вод­ство.

29 авгу­ста 1949 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне была успешно испы­тана пер­вая в Совет­ском Союзе атом­ная бомба. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». Этими ука­зами был отме­чен труд несколь­ких тысяч орга­ни­за­то­ров про­из­вод­ства, уче­ных, инже­не­ров, гео­ло­гов, рабо­чих, внес­ших весо­мый вклад в её созда­ние. Были среди них и кон­струк­тора, рабо­тав­шие под руко­вод­ством В.А. Тур­би­нера, но самого его в спис­ках не было.

Завер­шив свою работу в КБ-11, В.А. Тур­би­нер до 1953 года рабо­тает заме­сти­те­лем глав­ного кон­струк­тора завода. Затем он пере­хо­дит на долж­ность началь­ника кон­струк­тор­ского отдела Все­со­юз­ного про­ектно-тех­но­ло­ги­че­ского инсти­тута Мини­стер­ства транс­порт­ного маши­но­стро­е­ния СССР. В 1955—1979 гг. В.А. Тур­би­нер — веду­щий кон­струк­тор в раз­лич­ных КБ Мини­стер­ства авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти СССР.

Вик­тор Алек­сан­дро­вич Тур­би­нер умер 10 ноября 1996 году в Москве.

Литература

Никифорова Е. Фактический атомный конструктор
// Московская правда. — 2001. — 27 августа. 
 
Конструктор в Атомной проблеме : Книга о Давиде Абрамовиче Фишмане
/ [авт.-сост.: С. Т. Брезкун, В. М. Воронов]. — Саров : [РФЯЦ-ВНИИЭФ], 2007. — С. 35—41.