ГлавнаяПерсоналии → Терлецкий Н. А.

Терлецкий Николай Александрович(1908—1989)

кон­струк­тор, спе­ци­а­лист в обла­сти созда­ния ядер­ных заря­дов. Три­жды лау­реат Ста­лин­ской пре­мии (1949, 1951, 1953).

Нико­лай Алек­сан­дро­вич Тер­лец­кий родился 28 апреля 1908 года в г. Рыль­ске Кур­ской губер­нии.

В 1930 году он окон­чил Воро­неж­ский тех­но­ло­ги­че­ский инсти­тут пище­вой про­мыш­лен­но­сти, после чего рабо­тал на раз­ных долж­но­стях на пред­при­я­тиях Воро­нежа, а затем Москвы. Свой пер­вый орден Крас­ной Звезды полу­чил в 1944 году за ору­жей­ные работы. В 1946 году, когда Н.А. Тер­лец­кий позна­ко­мился с глав­ным кон­струк­то­ром Совет­ского атом­ного про­екта Ю.Б. Хари­то­ном, он рабо­тал в закры­том НИИ-6 в Москве. Этот инсти­тут был един­ствен­ной науч­ной орга­ни­за­цией СССР, зани­мав­шейся раз­ра­бот­кой и нала­жи­ва­нием выпуска поро­хов, взрыв­ча­тых веществ и изде­лий для воору­же­ния для Совет­ской армии.

К тому вре­мени кон­струк­тор­ская работа над пер­вым совет­ским атом­ным заря­дом РДС-1 велась уже около полу­года. Пер­вые кон­струк­тор­ские наметки заряда и бомбы про­во­ди­лись без какого-либо пред­ва­ри­тель­ного тех­ни­че­ского зада­ния, а только по уст­ным ука­за­ниям Ю.Б. Хари­тона. Так, пер­вая сфор­му­ли­ро­ван­ная кон­струк­тор­ская задача выгля­дела так: «Раз­ме­стить на сфере точки, рав­но­уда­лен­ные друг от друга, а затем раз­бить шар на сфе­ри­че­ские мно­го­уголь­ники с цен­трами в 32 точ­ках. При­ни­мая мно­го­уголь­ники за осно­ва­ния усе­чен­ных пира­мид, рас­счи­тать углы наклона гра­ней пира­мид». При этом Юлий Бори­со­вич не объ­яс­нял, что это за изде­лие.

В Москве кон­струк­тор­ская про­ра­ботка заряда импло­зив­ного типа нача­лась с созда­ния модели в мас­штабе 1:5. В НИИ-6 Н.А. Тер­лец­кий зани­мал спе­ци­ально отве­ден­ную ком­нату, куда имел доступ только Ю.Б. Хари­тон и глав­ный инже­нер инсти­тута М.Н. Адас­кин. Вскоре с ним стали рабо­тать М.Я. Васи­льев и П.А. Есин. Точ­ность рас­че­тов зада­ва­лась очень высо­кой, поэтому Н.А. Тер­лец­кому при­хо­ди­лось много тру­диться, поль­зу­ясь обыч­ным ариф­мо­мет­ром.

В итоге им с кол­ле­гами была раз­ра­бо­тана модель заряда и изго­тов­лены два образца для экс­пе­ри­мен­таль­ных взры­вов. Одновре­менно в НИИ-6 были раз­ра­бо­таны спе­ци­аль­ные кап­сюли-дето­на­торы, уста­нав­ли­ва­е­мые в несколь­ких десят­ках точек на сфере, и система их элек­три­че­ского задей­ство­ва­ния.

Пер­вые взрыв­ные опыты модели (в мас­штабе 1:5 от натур­ных раз­ме­ров) про­во­ди­лись на Соф­рин­ском поли­гоне под Моск­вой. Пер­вая модель была уста­нов­лена в поле на дере­вян­ной под­ставке, а участ­ники опыта с пуль­том под­рыва укры­лись за угол кир­пич­ного зда­ния. После взрыва все были сильно удив­лены уви­ден­ным: при довольно боль­шом заряде на поле не ока­за­лось ника­кой воронки, только при­мя­тая к земле трава, накло­нен­ная в ради­аль­ном направ­ле­нии от цен­тра взрыва. А от под­ставки не оста­лось и следа.

Необыч­ность кар­тины их обес­ку­ра­жила, и они решили вто­рую модель поло­жить на землю, сде­лав неглу­бо­кую лунку. На этот раз они полу­чили зна­чи­тель­ную воронку.

После пер­вых экс­пе­ри­мен­тов кон­струк­торы при­сту­пили к про­ри­совке заряда натур­ных раз­ме­ров. Все исход­ные дан­ные им выда­вал лично Ю.Б. Хари­тон. Н.А. Тер­лец­кий вос­при­ни­мал их как дан­ные, полу­чен­ные тео­ре­ти­че­скими рас­че­тами уче­ных, и ста­рался со свой­ствен­ной ему тща­тель­но­стью и акку­рат­но­стью как можно точ­нее вопло­щать эти тре­бо­ва­ния в кон­струк­цию. Он даже не подо­зре­вал, что кон­струк­ция раз­ра­ба­ты­ва­ется точно по схеме пер­вой аме­ри­кан­ской атом­ной бомбы.

9 апреля 1946 года было при­нято поста­нов­ле­ние СМ СССР о созда­нии в Сарове кон­струк­тор­ского бюро (КБ-11) — глав­ного науч­ного и кон­струк­тор­ского цен­тра по созда­нию атом­ной бомбы. Началь­ни­ком КБ назна­чили заме­сти­теля нар­кома тан­ко­вой про­мыш­лен­но­сти П.М. Зер­нова, глав­ным кон­струк­то­ром — Ю.Б. Хари­тона. В сере­дине 1946 года в КБ-11 был создан научно-кон­струк­тор­ский сек­тор (НКС), кото­рый воз­гла­вил В.А. Тур­би­нер, при­быв­ший в Саров в фев­рале 1947 года. Пер­выми началь­ни­ками отде­лов в НКС были Н.Г. Мас­лов, С.Г. Коча­рянц, С.И. Кар­пов и Н.А. Тер­лец­кий, пере­ехав­ший в 1948 году в Саров.

Глав­ный узел атом­ной бомбы — ядер­ный заряд, вклю­ча­ю­щий ряд состав­ля­ю­щих эле­мен­тов. Раз­ра­бот­кой его кон­струк­ции в КБ-11 зани­ма­лись Н.А. Тер­лец­кий с сотруд­ни­ками: В.Ф. Гре­чиш­ни­ко­вым, П.А. Еси­ным, И.А. Бра­ту­хи­ным и Д.А. Фиш­ма­ном. Необыч­ность при­ме­ня­е­мых мате­ри­а­лов и их физико-меха­ни­че­ских свойств нередко ста­вила перед кон­струк­то­рами труд­но­раз­ре­ши­мые задачи. Отра­ботка кон­струк­ции заряда РДС-1 нача­лась только в КБ-11 с лета 1947 года, в июне в Сарове уже про­во­ди­лись пер­вые взрыв­ные опыты по раз­ра­ботке заряда.

Н.А. Тер­лец­кий и сотруд­ники его отдела созда­вали чер­тежи узлов атом­ной бомбы для отра­ботки кон­струк­ции на натур­ных маке­тах, а затем, по резуль­та­там натур­ных испы­та­ний сфе­ри­че­ского заряда (а это тысячи взры­вов) чер­тежи уточ­ня­лись. В пер­вых газо­ди­на­ми­че­ских опы­тах при под­рыве натур­ного сфе­ри­че­ского заряда цен­траль­ный сфе­ри­че­ский керн из алю­ми­ния в цен­тре пре­вра­щался в диск, лишь после мно­го­крат­ного исправ­ле­ния чер­те­жей линз он оста­вался пра­виль­ным шаром после взрыва. В сжа­тые сроки была создана прак­ти­че­ски новая тех­но­ло­гия пре­ци­зи­он­ного кон­стру­и­ро­ва­ния круп­но­га­ба­рит­ных кон­струк­ций, содер­жа­щих взрыв­ча­тые веще­ства. Об интен­сив­но­сти работ в период под­го­товки пер­вого испы­та­ния гово­рят такие цифры: за 4 пер­вых месяца 1949 года было изго­тов­лено 1200 эле­мен­тов и 87 полу­сфер заряда (более 100 т тро­тила).

В 1949 году Нико­лай Алек­сан­дро­вич был непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком про­ве­де­ния поли­гон­ного взрыва пер­вого атом­ного заряда РДС-1. Во время поездки на Семи­па­ла­тин­ский поли­гон Ю.Б. Хари­тон в пути еще раз рас­смот­рел чер­тежи заряда, пред­став­лен­ные Н.А. Тер­лец­ким. Он обра­тил вни­ма­ние, что шлицы на вин­тах из урана слиш­ком велики, и пред­ло­жил их запол­нить мате­ри­а­лом, близ­ким по плот­но­сти к урану. После обсуж­де­ния было при­нято реше­ние запол­нить их мяг­ким (чистым) золо­том. К моменту при­бы­тия поезда на поли­гон золото само­ле­том уже было достав­лено. По эски­зам, сде­лан­ным Н.А. Тер­лец­ким, были изго­тов­лены необ­хо­ди­мые шпонки, кото­рые исполь­зо­ва­лись при сборке заряда.

Н.А. Тер­лец­кий был чле­ном бригады (в ее состав вхо­дили Н.Л. Духов, Д.А. Фиш­ман, Г.Н. Фле­ров, В.А. Дави­денко) по сборке цен­траль­ного узла заряда. При сборке он зачи­ты­вал раз­ра­бо­тан­ную им подроб­ней­шую инструк­цию по порядку дей­ствий, а Н.Л. Духов и Д.А. Фиш­ман про­во­дили непо­сред­ствен­ную сборку. Вся работа про­во­ди­лась под бди­тель­ным наблю­де­нием руко­во­ди­те­лей: И.В. Кур­ча­това, Ю.Б. Хари­тона и Я. Б. Зель­до­вича.

29 авгу­ста 1949 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне была успешно испы­тана пер­вая в Совет­ском Союзе атом­ная бомба РДС-1. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». «За исклю­чи­тель­ные заслуги перед госу­дар­ством при выпол­не­нии спе­ци­аль­ного зада­ния» началь­ник кон­струк­тор­ского бюро Н.А. Тер­лец­кий был удо­стоен Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени и награж­ден орде­ном Ленина.

Нико­лай Алек­сан­дро­вич Тер­лец­кий про­ра­бо­тал во ВНИИЭФ до 1958 года, пройдя путь от стар­шего инже­нера-кон­струк­тора до заме­сти­теля началь­ника сек­тора (отде­ле­ния) по кон­струк­тор­ской части (послед­ние 6 лет). При отъ­ез­дах заме­сти­теля глав­ного кон­струк­тора КБ-11 Н.Л. Духова он заме­щал его по кон­струк­тор­ской части.

Рабо­тая в КБ-11, Н.А. Тер­лец­кий «при­ло­жил руку» к созда­нию прак­ти­че­ски всех ядер­ных заря­дов, раз­ра­ба­ты­ва­е­мых в Арза­масе-16. 24 сен­тября 1951 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне было про­из­ве­дено вто­рое испы­та­ние ядер­ного ору­жия. Взрыв заряда РДС-2 пока­зал мощ­ность в 38 тыс. тонн тро­тила, что почти вдвое больше пер­вого взрыва. 18 ноября 1951 года там же был осу­ществ­лен пер­вый воз­душ­ный ядер­ный взрыв ядер­ной бомбы РДС-3. Поста­нов­ле­нием Совета Мини­стров СССР от 6 декабря 1951 года «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные работы в обла­сти исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии, за созда­ние новых видов изде­лий РДС, дости­же­ния в обла­сти про­из­вод­ства плу­то­ния и урана-235…» за «уча­стие в раз­ра­ботке важ­ней­ших узлов изде­лия РДС» Н.А. Тер­лец­кому была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия вто­рой сте­пени.

12 авгу­ста 1953 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне состо­я­лось испы­та­ние пер­вой совет­ской одно­ста­дий­ной тер­мо­ядер­ной (водо­род­ной) бомбы, кото­рая имела «слу­жеб­ное» назва­ние РДС-6с. Поста­нов­ле­нием Совета Мини­стров СССР от 31 декабря 1953 года «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно-тех­ни­че­ским работ­ни­кам… за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» за «раз­ра­ботку кон­струк­ции основ­ных узлов изде­лий РДС-6с, РДС-4 и РДС-5» заме­сти­телю началь­ника сек­тора Н.А. Тер­лец­кому при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия 1-й сте­пени.

В авгу­сте 1958 года Н.А. Тер­лец­кий пере­шел на работу в КБ-25 (ВНИИА), где в долж­но­сти веду­щего кон­струк­тора, а затем — началь­ника отдела под­клю­чился к созда­нию спе­ци­аль­ного бое­вого заряд­ного устрой­ства для тор­пед, а также уни­фи­ци­ро­ван­ного блока авто­ма­тики. В фев­рале 1961 года при­ка­зом МСМ он был вклю­чен в состав НТС инсти­тута, став в сле­ду­ю­щем году уче­ным сек­ре­та­рем НТС. В послед­ней долж­но­сти он про­ра­бо­тал до выхода на пен­сию в 1972 году.

Нико­лай Алек­сан­дро­вич Тер­лец­кий был чело­ве­ком куль­тур­ным, веж­ли­вым, опе­ра­тив­ным. Он вни­ма­тельно выслу­ши­вал собе­сед­ника, отве­чал не сразу, а немного поду­мав. Это был худо­ща­вый чело­век, выше сред­него роста. Походка его была быст­рой, с неши­ро­ким шагом. В работе он основ­ное вни­ма­ние уде­лял пись­мен­ным доку­мен­там, доби­ва­ясь их лако­нич­но­сти, сжа­то­сти. У него была при­вычка, обна­ру­жив в тек­сте пред­став­ля­е­мого ему доку­мента логи­че­скую непо­сле­до­ва­тель­ность, тем­пе­ра­ментно вос­кли­цать: «Что это такое? Это же все равно, что ска­зать «по улице шли дождь и два сту­дента!» и начать бурно разъ­яс­нять эту нело­гич­ность. Н.А. Тер­лец­кий неплохо знал англий­ский язык, посто­янно читал англий­скую тех­ни­че­скую лите­ра­туру, инфор­ма­ци­он­ные листки на англий­ском языке.

За твор­че­ский вклад, вне­сен­ный в обо­рону страны, Н.А. Тер­лец­кий был награж­ден выс­шими награ­дами СССР: тремя орде­нами Ленина (1949 г., 1954 г., 1956 г.) и орде­ном Крас­ной Звезды (1944 г.), меда­лями; ему при­суж­дены три Ста­лин­ские пре­мии (1949 г., 1951 г., 1953 г.).

Нико­лай Алек­сан­дро­вич Тер­лец­кий скон­чался в 1989 году.

Литература

Терлецкий Н. А. Из воспоминаний [о Н. Л. Духове]
// История ВНИИА в лицах. Т. 1. — 2009. — С. 50—53