ГлавнаяПерсоналии → Старик И. Е.

Старик Иосиф Евсеевич(1902—1964)

круп­ней­ший радио­хи­мик, член-кор­ре­спон­дент АН СССР с 1946 г., три­жды лау­реат Государ­ствен­ной пре­мии (1949, 1951, 1953).

Иосиф Евсе­е­вич Ста­рик родился 10 (23) марта 1902 года в Сара­тове.

В 1920 году он посту­пил на хими­че­ское отде­ле­ние физико-мате­ма­ти­че­ского факуль­тета Мос­ков­ского уни­вер­си­тета.

В этот период в 1922 году в Пет­ро­граде уси­ли­ями В.И. Вер­над­ского и В.Г. Хло­пина откры­ва­ется Ради­е­вый инсти­тут при Ака­де­мии наук, став­ший пер­вым иссле­до­ва­тель­ским радио­хи­ми­че­ским инсти­ту­том в СССР. В связи с этим на повестку дня остро встал вопрос о под­го­товке соот­вет­ству­ю­щих ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных в обла­сти радио­хи­мии кад­ров.

В 1924 году И.Е. Ста­рик, выпуск­ник Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, про­слу­шав в Москве доклад В.Г. Хло­пина на науч­ной кон­фе­рен­ции, увлекся его иде­ями и при­нял пред­ло­же­ние Вита­лия Гри­го­рье­вича пере­ехать в Ленин­град. Ста­рик начал рабо­тать в Ради­е­вом инсти­туте сна­чала бес­платно, но вскоре был зачис­лен в аспи­ран­туру. По окон­ча­нии им аспи­ран­туры в Ради­е­вом инсти­туте уже не было вакант­ных мест в штате. И.Е. Ста­рик был реко­мен­до­ван на работу в радио­ло­ги­че­скую лабо­ра­то­рию Цен­траль­ного научно-иссле­до­ва­тель­ского гео­ло­го­раз­ве­доч­ного инсти­тута цвет­ных и бла­го­род­ных метал­лов (ЦНИГРИ): там тре­бо­ва­лись ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты, т.к. раз­во­ра­чи­ва­лись поиски место­рож­де­ний радио­ак­тив­ных мине­ра­лов. В.Г. Хло­пину хоте­лось иметь в ЦНИГРИ, что назы­ва­ется, «сво­его чело­века». В.Г. Хло­пин инте­ре­со­вался гео­хи­мией не только с точки зре­ния поис­ков радий­со­дер­жа­щих мине­ра­лов, его также инте­ре­со­вали вопросы содер­жа­ния гелия в раз­лич­ных поро­дах, газо­вый обмен в нед­рах Земли. Ана­лизы пород на гелий В.Г. Хло­пин про­во­дил вме­сте с И.Е. Ста­ри­ком. При­боры в то время были несо­вер­шенны, ана­лиз длился сут­ками, часто при­хо­ди­лось сидеть у при­бо­ров бес­сон­ными ночами в дол­гих бесе­дах. К этому пери­оду отно­сится и раз­ра­ботка И.Е. Ста­ри­ком метода опре­де­ле­ния воз­раста гео­ло­ги­че­ских пород по кон­цен­тра­ции изо­то­пов сви­нец-207 и сви­нец-206.

В своих вос­по­ми­на­ниях супруга Иосифа Евсе­е­вича — А.С. Ста­рик писала, что Хло­пин верил в буду­щее гео­хи­мии и даже на фото­гра­фии, пода­рен­ной им И.Е. Ста­рику, сде­лал над­пись: «На память о наших ноч­ных бесе­дах о том, что гео­хи­мия есть наука, при­том наука буду­щего».

С 1937 года И.Е. Ста­рик пере­хо­дит на работу в Ради­е­вый инсти­тут, в кото­ром В.Г. Хло­пин пере­дает ему руко­вод­ство Гео­хи­ми­че­ским отде­лом. В 1946 году И.Е. Ста­рик при­ни­мает на себя обя­зан­но­сти заме­сти­теля дирек­тора Ради­е­вого инсти­тута и оста­ется на этом посту до конца своей жизни. Еще в пред­во­ен­ные годы, наме­чая кан­ди­да­туру И.Е. Ста­рика на долж­ность заме­сти­теля дирек­тора Ради­е­вого инсти­тута, В. Г. Хло­пин писал В.И. Вер­над­скому: «Чем я дольше думаю, тем все более убеж­да­юсь, что кан­ди­да­тура Иосифа Евсе­е­вича исклю­чи­тельно под­хо­дя­щая для заме­сти­теля, не только вслед­ствие исклю­чи­тель­ного такта, орга­ни­за­ци­он­ного таланта, но и широты охвата, что для заме­сти­теля в нашем инсти­туте совер­шенно необ­хо­димо».

В том же 1946 году И.Е. Ста­рик был избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том АН СССР.

Уси­ли­ями В.Г. Хло­пина в сте­нах Ради­е­вого инсти­тута не только раз­ви­ва­лась оте­че­ствен­ная радио­хи­мия, но и закла­ды­ва­лись тра­ди­ции радио­хи­ми­че­ского обра­зо­ва­ния в ЛГУ. Поэтому, когда сразу же после Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны встал вопрос об откры­тии спе­ци­аль­ной кафедры радио­хи­мии, где гото­вили бы спе­ци­а­ли­стов по химии урана и дру­гих радио­эле­мен­тов для успеш­ного осу­ществ­ле­ния Ура­но­вого про­екта и созда­ния в стране атом­ной про­мыш­лен­но­сти, выбор пра­ви­тель­ством хими­че­ского факуль­тета ЛГУ не был слу­чай­ным.

Кафедра радио­хи­мии была учре­ждена сек­рет­ным при­ка­зом по ЛГУ № 572 от 25.07.1945 г. согласно реше­нию Все­со­юз­ного коми­тета по делам выс­шей школы при СНК СССР, и ее пер­вым заве­ду­ю­щим стал выда­ю­щийся рос­сий­ский радио­хи­мик ака­де­мик В.Г. Хло­пин. Хотя, оче­видно, подоб­ные реше­ния, свя­зан­ные с Ура­но­вым про­ек­том, при­ни­ма­лись на еще более «высо­ком уровне». Инте­ресно отме­тить, что пер­вые пре­по­да­ва­тели-сов­ме­сти­тели по радио­хи­мии из числа сотруд­ни­ков Ради­е­вого инсти­тута были зачис­лены на работу еще раньше. Так при­ка­зом по ЛГУ № 419 от 23.06.1945 г. допус­ка­ются к про­ве­де­нию прак­ти­че­ских заня­тий и лек­ций по курсу «Радио­ак­тив­ность» К.А. Пет­р­жак (нештат­ный пре­по­да­ва­тель), И.Е. Ста­рик («нештат­ный» зачерк­нуто) и М.Л. Ященко-Ковалев­ская («нештат­ный» зачерк­нуто). Оста­ва­ясь на основ­ной работе в Ради­е­вом инсти­туте, Иосиф Евсе­е­вич Ста­рик согла­сился рабо­тать по сов­ме­сти­тель­ству про­фес­со­ром на кафедре радио­хи­мии ЛГУ. Из Ради­е­вого инсти­тута на пол­ную ставку в уни­вер­си­тет пере­шла только супруга Иосифа Евсе­е­вича — А.С. Ста­рик.

Созда­ние кафедры радио­хи­мии не было про­сто фор­маль­но­стью. Фак­ти­че­ски в ЛГУ из уче­ни­ков и после­до­ва­те­лей В.Г. Хло­пина сло­жи­лась науч­ная школа радио­хи­мии, и теперь уже не только Ради­е­вый инсти­тут, но и тесно сотруд­ни­чав­шая с ним кафедра радио­хи­мии стали про­вод­ни­ками ори­ги­наль­ных, а порой и про­сто уни­каль­ных направ­ле­ний в радио­хи­мии. На хими­че­ском факуль­тете ЛГУ был орга­ни­зо­ван спе­ци­аль­ный отдел радио­хи­мии (так назы­ва­е­мый спе­ц­фа­куль­тет), кото­рый объ­еди­нил иссле­до­ва­те­лей сразу несколь­ких кафедр: радио­хи­мии, неор­га­ни­че­ской химии, ана­ли­ти­че­ской химии, физи­че­ской химии. Говоря о том огром­ном инте­ресе, кото­рый про­яв­ляли иссле­до­ва­тели раз­лич­ных отрас­лей есте­ство­зна­ния к явле­нию радио­ак­тив­но­сти, сле­дует под­черк­нуть, что темпы раз­ви­тия тео­рии радио­ак­тив­ного рас­пада, физики ядра, радио­хи­мии опре­де­ляли общий про­гресс наших пред­став­ле­ний о при­роде и стро­е­нии веще­ства. Уни­каль­ный слу­чай — от науч­ных откры­тий в обла­сти радио­хи­мии зави­села поли­тика госу­дарств, как это было в слу­чае откры­тия деле­ния ядер урана.

В рам­ках Ура­но­вого про­екта И.Е. Ста­рик участ­во­вал в поиске и раз­ра­ботке ура­но­вых место­рож­де­ний, кон­суль­ти­ро­вал кон­стру­и­ро­ва­ние и изго­тов­ле­ние пока­за­тель­ных образ­цов изме­ри­тель­ной аппа­ра­туры для поис­ко­вых и раз­ве­ды­ва­тель­ных пар­тий, изго­тов­ляв­шихся в мастер­ских Инсти­тута гео­ло­ги­че­ских наук АН СССР.

При его актив­ном уча­стии была раз­ра­бо­тана тех­но­ло­гия выде­ле­ния плу­то­ния из урана, облу­чен­ного в про­мыш­лен­ном реак­торе, а в 1948 — начале 1949 гг. осу­ществ­лен пуск пер­вого в стране радио­хи­ми­че­ского завода на Ком­би­нате № 817. И.Е. Ста­рик — актив­ный участ­ник ана­лиза всех воз­ни­ка­ю­щих на этом заводе ава­рий­ных ситу­а­ций и выяс­не­ния при­чин загряз­не­ния окру­жа­ю­щей среды.

После успеш­ного испы­та­ния в 1949 году пер­вого совет­ского ядер­ного устрой­ства РДС-1 на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне, непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком кото­рого был и И.Е. Ста­рик, Иосифа Евсе­е­вича в числе дру­гих участ­ни­ков Ура­но­вого про­екта награж­дают пра­ви­тель­ствен­ными награ­дами, ему также выде­ля­ется заго­род­ная дача в Кома­рово, куда он часто при­гла­шал всех сотруд­ни­ков кафедры на общие празд­ники.

В 1949 году В.Г. Хло­пин по состо­я­нию здо­ро­вья оста­вил заве­до­ва­ние кафед­рой, и её воз­гла­вил И.Е. Ста­рик (до 1958 г.). Несмотря на то, что И.Е. Ста­рик (вме­сте с дру­гим про­фес­со­ром кафедры — А.П. Рат­не­ром) был занят в рабо­тах по тех­но­ло­гии выде­ле­ния чистого плу­то­ния для пер­вого совет­ского атом­ного бое­за­ряда и часто бывал в дли­тель­ных коман­ди­ров­ках, тем не менее, он уде­лял огром­ное вни­ма­ние пре­по­да­ва­тель­скому про­цессу. Это отно­си­лось и к чте­нию лек­ций, и к веде­нию лабо­ра­тор­ных прак­ти­че­ских заня­тий, и к руко­вод­ству диплом­ными рабо­тами.

В пер­вые деся­ти­ле­тия суще­ство­ва­ния кафедры на ней активно про­во­дятся ори­ги­наль­ные иссле­до­ва­ния в обла­сти фун­да­мен­таль­ной химии радио­эле­мен­тов, выпол­ня­е­мые И.Е. Ста­ри­ком и его сотруд­ни­ками. В част­но­сти, изу­чая вопрос о фор­мах нахож­де­ния радио­ак­тив­ных изо­то­пов в уль­тра­ма­лых кон­цен­тра­циях в твер­дой, жид­кой и газо­об­раз­ной фазах, он уста­но­вил основ­ные усло­вия обра­зо­ва­ния истин­ных кол­ло­и­дов радио­эле­мен­тов. Зна­че­ние этих иссле­до­ва­ний велико, поскольку они имеют по сей день боль­шой прак­ти­че­ский выход в реше­нии важ­ных вопро­сов выде­ле­ния и очистки радио­ак­тив­ных изо­то­пов, извле­че­ния полез­ных иско­па­е­мых, нахо­дя­щихся в рас­се­ян­ном состо­я­нии. Работы по изу­че­нию состо­я­ния мик­ро­ко­ли­честв радио­ак­тив­ных эле­мен­тов в рас­тво­рах обоб­щены И.Е. Ста­ри­ком в извест­ной моно­гра­фии «Основы радио­хи­мии», вышед­шей в свет в апреле 1959 года. Без­условно, сле­дует отме­тить и работы в обла­сти гео­хи­мии по зако­но­мер­но­стям рас­пре­де­ле­ния рас­се­ян­ных эле­мен­тов и иссле­до­ва­ния в обла­сти гео­хро­но­ло­гии.

Выда­ю­щи­еся иссле­до­ва­ния, выпол­нен­ные ими, при­несли рос­сий­ской радио­хи­мии миро­вую извест­ность, а нашей стране поз­во­лили создать в крат­чай­шие сроки радио­хи­ми­че­скую про­мыш­лен­ность. На осно­ва­нии боль­шого фак­ти­че­ского мате­ри­ала И.Е. Ста­ри­ком был раз­ре­шен ряд прин­ци­пи­аль­ных вопро­сов, име­ю­щих не только тео­ре­ти­че­ское, но и прак­ти­че­ское зна­че­ние. Резуль­таты этих широ­ких иссле­до­ва­ний легли в основу реше­ния мно­гих про­блем боль­шого народ­но­хо­зяй­ствен­ного зна­че­ния, к кото­рым отно­сятся: полу­че­ние полу­про­вод­ни­ков с задан­ными свой­ствами, очистка про­дук­тов деле­ния ядра от оско­лоч­ных эле­мен­тов, извле­че­ние полез­ных иско­па­е­мых, нахо­дя­щихся в рас­се­ян­ном состо­я­нии.

И.Е. Ста­рик — док­тор хими­че­ских наук (1938 г.), про­фес­сор, Заслу­жен­ный дея­тель науки и тех­ники РСФСР (1962 г.). Он — лау­реат 3-х Ста­лин­ских пре­мий (1949 г., 1951 г., 1953 г.). Пер­вый лау­реат Пре­мии имени В.Г. Хло­пина АН СССР (1959 г.).

Умер И.Е. Ста­рик 27 марта 1964 года. Похо­ро­нен на Сера­фи­мов­ском клад­бище.

Его имя было при­сво­ено асте­ро­иду и под­вод­ному хребту в Антарк­тиде.