ГлавнаяПерсоналии → Сохина Л. П.

Сохина Лия Павловна(1925—2002)

уче­ный-радио­хи­мик, д.х.н., участ­ник полу­че­ния на заводе «В» пер­вого плу­то­ния, руко­во­ди­тель цен­траль­ной завод­ской лабо­ра­то­рии Ком­би­ната № 817. Лау­реат пре­мии Совета Мини­стров СССР (1978).

Лия Пав­ловна Сохина роди­лась 23 фев­раля 1925 года в г. Щигры Кур­ской обла­сти.

После окон­ча­ния сред­ней школы посту­пила на хими­че­ский факуль­тет Воро­неж­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета, на спе­ци­аль­ность неор­га­ни­че­ская химия, кото­рый закон­чила в 1948 году, полу­чив диплом с отли­чием.

По рас­пре­де­ле­нию Л.П. Сохину направ­ляют в Москву в НИИ-9 (Все­рос­сий­ский научно-иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут неор­га­ни­че­ских мате­ри­а­лов им. акад. Боч­вара). Здесь она попа­дает в лабо­ра­то­рию стар­шего науч­ного сотруд­ника В.Д. Николь­ского, перед кото­рым была постав­лена задача созда­ния хими­че­ской тех­но­ло­гии про­из­вод­ства ору­жей­ного плу­то­ния, кото­рый необ­хо­димо было очи­стить от при­ме­сей всех эле­мен­тов до 0,00001 % от массы плу­то­ния. В лабо­ра­то­рии помимо В.Д. Николь­ского рабо­тали одни жен­щины, под его руко­вод­ством они раз­ра­ба­ты­вали лан­тан-суль­фат­ную схему аффи­нажа плу­то­ния.

Для ново­ис­пе­чен­ных хими­ков-атом­щи­ков устро­или спе­ци­аль­ные уско­рен­ные курсы допол­ни­тель­ной под­го­товки. Радио­хи­мию им читал пре­по­да­ва­тель МГУ В.В. Фомин, радио­мет­рию — Э.М. Цен­тер, а всему осталь­ному на кон­крет­ных делах их обу­чал сам В.Д. Николь­ский, кото­рый отли­чался не только высо­чай­шей науч­ной эру­ди­цией, но и бога­тей­шим прак­ти­че­ским опы­том.

Через неко­то­рое время Лию Пав­ловну пере­под­чи­няют в каче­стве ста­жера ака­де­мику И.И. Чер­ня­еву, дирек­тору ИОНХ (Инсти­тут общей и неор­га­ни­че­ской химии), кото­рый со стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком, д.х.н. А.Д. Гель­ман зани­мался той же про­бле­мой, исполь­зуя окса­латно-кар­бо­нат­ную схему аффи­нажа плу­то­ния. В группу И.И. Чер­ня­ева, помимо П. Сохи­ной, вошло 5 чело­век: её сокурс­ница Лидия Быкова, Татьяна Руденко, Нина Пав­лова и кан­ди­дат наук Вален­тина Головня.

Науч­ный руко­во­ди­тель про­блемы А.А. Боч­вар больше вни­ма­ния уде­лял окса­латно-кар­бо­нат­ной схеме, так как она была проще в испол­не­нии, менее взры­во­опас­ной, имела более высо­кие коэф­фи­ци­енты очистки плу­то­ния от при­ме­сей, но по этой тех­но­ло­гии много плу­то­ния ухо­дило в отходы: извле­че­ние состав­ляло около 50 %.

И.И. Чер­няев выдал новым сотруд­ни­кам на иссле­до­ва­ние «три лимона» плу­то­ния. Что такое «три лимона» и почему коли­че­ство плу­то­ния опре­де­ля­лось именно «лимо­нами»? А потому что весов, спо­соб­ных почув­ство­вать выдан­ный уче­ным вес, не суще­ство­вало. Вес плу­то­ния при­хо­ди­лось опре­де­лять не по набору гирек, а по коли­че­ству импуль­сов, кото­рые он испус­кает в тече­ние минуты. 138 мил­ли­о­нов («лимо­нов») импуль­сов в минуту соот­вет­ство­вало 1 мил­ли­грамму плу­то­ния, 3 «лимона» — 1/46 мил­ли­грам­мам. Именно столько плу­то­ния полу­чила группа, чтобы разо­браться со всеми его основ­ными свой­ствами. Но боль­шего коли­че­ства плу­то­ния в стране про­сто не было. Все, что было полу­чено к тому вре­мени на опыт­ном реак­торе Ф-1, исчис­ля­лось лишь несколь­кими мил­ли­грам­мами. Поэтому уче­ные и моло­дые ста­жеры рабо­тали с вели­чай­шей акку­рат­но­стью, они не имели права поте­рять ни капли бес­цен­ного рас­твора.

В конце 1948 года А.А. Боч­вар, А.С. Зай­мов­ский, А.Н. Воль­ский, Ф.Г. Решет­ни­ков и И.И. Чер­няев уез­жают на завод­скую пло­щадку в Челя­бинск-40 на буду­щий ПО «Маяк», где вовсю идет работа по созда­нию химико-метал­лур­ги­че­ского завода.

В марте 1949 года в Челя­бинск-40 вме­сте с дру­гими ста­же­рами НИИ-9 выехала и Л.П. Сохина. 17 марта 1949 года она впер­вые при­шла на завод. Этого дня она ожи­дала с боль­шим нетер­пе­нием, ей инте­ресно было узнать, что собой пред­став­ляет завод, на кото­ром рабо­тают с радио­ак­тив­ными веще­ствами. Она ожи­дала уви­деть совре­мен­ное авто­ма­ти­зи­ро­ван­ное пред­при­я­тие, обо­ру­до­ва­ние кото­рого пол­но­стью гер­ме­ти­зи­ро­вано. Каково же было удив­ле­ние моло­дого химика, когда она ока­за­лась в одно­этаж­ном кир­пич­ном зда­нии барач­ного типа, кото­рый и являлся химико-метал­лур­ги­че­ским цехом завода. Напро­тив раз­ме­ща­лась сто­ло­вая, также в поме­ще­нии барач­ного типа. К этому вре­мени химико-метал­лур­ги­че­ский завод «В» еще только стро­ился, поэтому опытно-про­мыш­лен­ные уста­новки были вре­менно раз­ме­щены в барач­ных поме­ще­ниях, где в тяже­лей­ших усло­виях одновре­менно шли изу­че­ние свойств металла и раз­ра­ботка тех­но­ло­гии изго­тов­ле­ния дета­лей для пер­вого ядер­ного заряда.

На заводе Л.П. Сохина вновь посту­пила в рас­по­ря­же­ние И.И. Чер­ня­ева, кото­рый осу­ществ­лял науч­ное руко­вод­ство рабо­тами по про­мыш­лен­ному аффи­нажу плу­то­ния и выдаче его очи­щен­ного диок­сида в метал­лур­ги­че­ское отде­ле­ние. В июне того же года тех­но­ло­гия в основ­ном была готова. Выход плу­то­ния в диок­сид под­нялся с 50 до 85 %, а каче­ство диок­сида соот­вет­ство­вало классу экс­тра.

Рабо­тать всем при­хо­ди­лось в тяже­лей­ших усло­виях. В ком­нате № 1 опытно-про­мыш­лен­ного цеха № 9 плу­то­ни­е­вого завода (завод 20), где плу­то­ний очи­щался от основ­ной массы дру­гих радио­ак­тив­ных эле­мен­тов, бачки, колбы и все­воз­мож­ные при­спо­соб­ле­ния для филь­тра­ции зача­стую сто­яли на пись­мен­ных сто­лах, а не в спе­ци­аль­ных, име­ю­щих свин­цо­вую защиту, каме­рах. Метал­ли­че­ские кон­тей­неры, в кото­рых при­во­зили про­дукт с радио­хи­ми­че­ского завода и кото­рые явля­лись очень силь­ными источ­ни­ками гамма- и бета-излу­че­ния, сто­яли тут же у сто­лов и вдоль стен, и были накрыты обык­но­вен­ными фанер­ками.

В таких усло­виях выпол­не­ние меди­цин­ского нор­ма­тива годо­вого внеш­него облу­че­ния — 5 рент­ген — было абсо­лютно нере­аль­ным. Уста­но­вили нор­ма­тив в 30 рент­ген, но и этого ока­за­лось мало, фак­ти­че­ски люди полу­чали в 4-5 раз больше. Лия Пав­ловна рабо­тала не на основ­ных пере­де­лах, а в иссле­до­ва­тель­ской группе, но их ком­ната нахо­ди­лась в том же зда­нии, и они имели дело с теми же рас­тво­рами.

Под дей­ствием ради­а­ции стек­лян­ная лабо­ра­тор­ная посуда ста­но­ви­лась темно-корич­не­вой. Это ослож­няло работу, так как не было видно, про­ис­хо­дит ли про­цесс оса­жде­ния. Одна­жды, чтобы убе­диться в обра­зо­ва­нии осадка, Л.П. Сохина извлекла ста­кан с рас­тво­ром из шкафа, под­няла его на уро­вень глаз и стала пере­ме­ши­вать пульпу стек­лян­ной палоч­кой. Неожи­данно дно ста­кана лоп­нуло, и весь рас­твор вме­сте с осад­ком вылился на неё. Когда она пошла на склад, чтобы заме­нить одежду, то в сосед­ней ком­нате зашка­лили все при­боры. По дан­ным руко­во­ди­теля службы дози­мет­рии И.И. Мои­сей­цева в 1949-1952 гг. мощ­ность гамма полей на рабо­чих местах в хими­че­ском отде­ле­нии в сред­нем состав­ляла 30-180 мр/час.

В 1950 году по рас­по­ря­же­нию Е.П. Слав­ского, заме­сти­теля мини­стра Мин­сред­маша, Л.П. Сохину отко­ман­ди­ро­вы­вают в Москву в аспи­ран­туру ИОНХ, где она при­сту­пает к иссле­до­ва­ниям окса­лат­ных соеди­не­ний плу­то­ния. Руко­во­ди­те­лем её дис­сер­та­ци­он­ной работы стала А.Д. Гель­ман. Резуль­таты иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных Л.П. Сохи­ной в 1950-1952 гг., под­во­дили тео­ре­ти­че­скую основу под суще­ству­ю­щую в то время тех­но­ло­гию аффи­нажа плу­то­ния.

В 1952 году Л.П. Сохина защи­тила кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию в Уче­ном совете НИИ-9. Пред­се­да­те­лем на защите был А.А. Боч­вар.

В 1953 году Л.П. Сохина вер­ну­лась на ПО «Маяк», где стала рабо­тать инже­не­ром-иссле­до­ва­те­лем в тех­но­ло­ги­че­ской лабо­ра­то­рии ЦЗЛ, руко­во­ди­мой В.И. Зем­ля­ну­хи­ным. А.Д. Гель­ман поста­вила перед ней задачу раз­ра­бо­тать тех­но­ло­гию извле­че­ния аме­ри­ция из про­из­вод­ствен­ных рас­тво­ров, полу­чить в весо­мых коли­че­ствах аме­ри­ций и изу­чить свой­ства 3-х и 6-валент­ных форм аме­ри­ция. В итоге мно­го­крат­ных экс­пе­ри­мен­тов был полу­чен доста­точно чистый аме­ри­ций в весо­мом коли­че­стве.

В 1954 году дирек­тор ком­би­ната А.И. Чурин назна­чил Л.П. Сохину на долж­ность началь­ника созда­ва­е­мой в ЦЗЛ лабо­ра­то­рии по очистке жид­ких реак­тив­ных отхо­дов. Ей не хоте­лось ухо­дить из тех­но­ло­ги­че­ской лабо­ра­то­рии, где она зани­ма­лась люби­мым делом — изу­че­нием ком­плекс­ных соеди­не­ний транс­ура­но­вых эле­мен­тов. Пере­ра­ботку отхо­дов в то время на хим­ком­би­нате счи­тали вто­ро­сте­пен­ным делом. Но заме­сти­тель началь­ника ЦЗЛ Д.И. Ильин помог Лие Пав­ловне пра­вильно понять зна­чи­мость про­блемы очистки и захо­ро­не­ния отхо­дов атом­ного пред­при­я­тия и ока­зал помощь в орга­ни­за­ции лабо­ра­то­рии. Так Л.П. Сохина заня­лась раз­ра­бот­кой вскры­тия твер­дых отхо­дов хими­че­ского и метал­лур­ги­че­ского отде­ле­ний завода «В».

Плу­то­ния в отхо­дах про­шлых лет было много, и нахо­дился он в них в раз­лич­ных соеди­не­ниях: в виде метал­ли­че­ской пыли, в виде дву­окиси и закиси плу­то­ния, окси­кар­бо­нат­ных соеди­не­ний. Л.П. Сохи­ной был пред­ло­жен метод рас­тво­ре­ния отхо­дов в азот­ной кис­лоте в при­сут­ствии пла­ви­ко­вой кис­лоты. Отходы рас­тво­ря­лись хорошо, но одновре­менно шло рас­тво­ре­ние обо­ру­до­ва­ния. Вме­сте со спе­ци­а­ли­стами ЦЗЛ и работ­ни­ками завода они нашли спо­соб сни­же­ния кор­ро­зии аппа­ра­тов. В итоге, пере­ра­бо­тав боль­шое коли­че­ство твер­дых отхо­дов про­шлых лет, завод резко умень­шил загряз­нен­ность своей тер­ри­то­рии и поме­ще­ний.

Началь­ни­ком лабо­ра­то­рии обез­вре­жи­ва­ния радио­ак­тив­ных отхо­дов Л.П. Сохина про­ра­бо­тала 5 лет. Работа в этой лабо­ра­то­рии ей, как моло­дому науч­ному работ­нику, дала очень много для после­ду­ю­щей работы по усо­вер­шен­ство­ва­нию основ­ной тех­но­ло­гии.

В 1959 году Л.П. Сохина была назна­чена заме­сти­те­лем началь­ника ЦЗЛ по науч­ным вопро­сам. Вся её после­ду­ю­щая науч­ная работа была свя­зана с усо­вер­шен­ство­ва­нием основ­ной тех­но­ло­гии радио­хи­ми­че­ского завода. Целью работы было повы­ше­ние извле­че­ния плу­то­ния, неп­ту­ния, урана, сни­же­ние сброса радио­ак­тив­ных веществ в отходы. Работа по выяс­не­нию воз­мож­ных неучтен­ных потерь плу­то­ния была совер­шенно новой по поста­новке задачи и очень труд­ной. Необ­хо­димо было до тон­ко­сти разо­браться, какие воз­можны откло­не­ния в тех­но­ло­гии от регла­мента, про­ана­ли­зи­ро­вать мето­дику под­счета неза­вер­шен­ного про­из­вод­ства при под­ве­де­нии баланса в конце года, изу­чить хими­че­ское пове­де­ние плу­то­ния на неко­то­рых тех­но­ло­ги­че­ских опе­ра­циях, про­ве­рить мето­дики ана­лиза сброс­ных жид­ких и твер­дых отхо­дов. В резуль­тате про­ве­ден­ной работы в 1965 году было уста­нов­лено, что на радио­хи­ми­че­ском заводе в аце­тат­ной тех­но­ло­гии суще­ствуют каналы неучтен­ных потерь плу­то­ния, при­чем коли­че­ство плу­то­ния в них было больше, чем в учтен­ных поте­рях.

По ито­гам этой работы в 1968 году Л.П. Сохина защи­тила док­тор­скую дис­сер­та­цию. В отзыве Ради­е­вого инсти­тута была ска­зано, что дис­сер­та­ция «явля­ется бле­стя­щим при­ме­ром реше­ния тех­но­ло­ги­че­ских задач на осно­ва­нии про­ду­ман­ных мето­ди­че­ских и тща­тельно выпол­нен­ных обшир­ных хими­че­ских иссле­до­ва­ний».

В 1975 году Л.П. Сохину назна­чают началь­ни­ком ЦЗЛ хим­ком­би­ната «Маяк». В этом же году радио­хи­ми­че­ский завод (ком­плекс РТ-1) впер­вые при­сту­пил к при­ему отра­бо­тан­ных твэ­лов с атом­ных элек­тро­стан­ций. Работ­ники ком­плекса РТ, сотруд­ники НИИ-9 и ЦЗЛ начали отра­ботку в про­мыш­лен­ном мас­штабе экс­трак­ци­он­ной тех­но­ло­гии пере­ра­ботки облу­чен­ного ядер­ного топ­лива.

В 1978 году за уча­стие в отра­ботке тех­но­ло­гии реге­не­ра­ции твэ­лов АЭС ей при­суж­дают пре­мию Совета Мини­стров СССР.

В тече­ние 30 лет Л.П. Сохина была чле­ном Уче­ного Совета ПО «Маяк» и 10 лет чле­ном спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ного Уче­ного Совета ВНИИНМ. Помимо науч­ной работы вела и актив­ную педа­го­ги­че­скую дея­тель­ность, читая лек­ции на вечер­нем отде­ле­нии МИФИ по двум спец­кур­сам, готовя аспи­ран­тов.

В 1988 году Л.П. Сохина ухо­дит на заслу­жен­ный отдых. Но Лия Пав­ловна про­дол­жает при­ни­мать актив­ное уча­стие в работе Уче­ных сове­тов ПО «Маяк» и НИИ-9, кон­суль­ти­ро­вать моло­дых аспи­ран­тов, читать лек­ции в МИФИ. Она напи­сала две книги о раз­ви­тии и ста­нов­ле­нии про­из­вод­ства на ком­би­нате.

Оцен­кой работы Л.П. Сохи­ной в атом­ной про­мыш­лен­но­сти явля­ются ее награды и зва­ния — орден Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1962 г.), зва­ние лау­ре­ата пре­мии Совета Мини­стров СССР (1978 г.) и Почет­ного граж­да­нина города Озер­ска (1976 г.).

Лия Пав­ловна Сохина скон­ча­лась 24 сен­тября 2002 года.

Литература

Сохина Л. П., Колотинский Я. И., Халтурин Г. В. Плутоний в девичьих руках.
Док. повесть о работе хим.-металлург. плутониевого цеха [произв. об-ния «Маяк»] в период его становления (1945—1950 гг.) / Предисл. А. К. Гуськовой. — Екатеринбург : Литур, 2003. — 157, [2] с.: портр.; 21 см. — Библиогр.: с. 141—142.  
 
Сохина Л. П. Страницы истории химико-металлургического завода 20 ПО «Маяк»
: К 50-летию завода 20 («В»). — Озёрск, 1998. — 103 с. : фото. — Лит.: 99—100 (28 назв.).  
 
Сохина Л. П. Трудности пускового периода при освоении технологии получения металлического плутония высокой чистоты в период 1949—1950 гг.
// История советского атомного проекта (40-е — 50-е годы): междунар. симп.; Дубна, 1996. Труды. Т. 1. — 1997. — С. 135—145. 
 
Сохина Л. П. [Воспоминания]
// След 57 года: сборник воспоминаний ликвидаторов аварии на ПО «Маяк». — 2007. — С. 10—19.