ГлавнаяПерсоналии → Скобельцын Д. В.

Скобельцын Дмитрий Владимирович(1892—1990)

физик-ядер­щик, ака­де­мик АН СССР (1946), осно­ва­тель НИИ ядер­ной физики МГУ им. М.В. Ломо­но­сова, член НТС ПГУ, дирек­тор ФИАН. Лау­реат Ста­лин­ской (1951) и Ленин­ской (1982) пре­мий, Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1969)

Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич Ско­бель­цын родился 24 ноября 1892 года в Санкт-Петер­бурге в семье про­фес­сора Санкт-Петер­бург­ского Поли­тех­ни­че­ского инсти­тута. Д.В. Ско­бель­цын при­над­ле­жал к ста­рин­ному дво­рян­скому роду — один из его пред­ков при Иване Гроз­ном воз­глав­лял рус­ское посоль­ство в Вену. В семье В.В. Ско­бель­цына было семь детей. Жили дружно, хотя впо­след­ствии уже после рево­лю­ции анкет­ные дан­ные «бли­жай­ших род­ствен­ни­ков» Дмит­рия Вла­ди­ми­ро­вича отнюдь не облег­чили его жизнь. В 1910 году он окон­чил Тени­шев­ское учи­лище, извест­ное сво­ими гума­ни­тар­ными тра­ди­ци­ями и высо­ким уров­нем обу­че­ния, и посту­пил в Пет­ро­град­ский уни­вер­си­тет.

В 1910 году Д.В. Ско­бель­цын посту­пил в Петер­бург­ский Поли­тех­ни­че­ский инсти­тут, кото­рый, однако, оста­вил после пер­вого курса и пере­шел на физ­мат Петер­бург­ского уни­вер­си­тета. После окон­ча­ния Пет­ро­град­ского уни­вер­си­тета в 1915 году Д.В. Ско­бель­цын рабо­тал асси­стен­том Жен­ского меди­цин­ского инсти­тута, одновре­менно обу­ча­ясь в аспи­ран­туре Пет­ро­град­ского уни­вер­си­тета. С 1917 года он посвя­тил себя педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти в Пет­ро­град­ском Поли­тех­ни­че­ском инсти­туте, а с 1925 года — одновре­менно в Ленин­град­ском физико-тех­ни­че­ском инсти­туте.

Иссле­до­ва­тель­скую дея­тель­ность Д.В. Ско­бель­цын начал уже в доста­точно зре­лом воз­расте — пер­вые экс­пе­ри­менты были выпол­нены в 1923 году Ленин­град­ском Физико-Тех­ни­че­ском инсти­туте и посвя­щены изу­че­нию эффекта Комп­тона. В 1927 году он про­дол­жил их в Париж­ской лабо­ра­то­рии Марии Скло­дов­ской-Кюри. Его основ­ные работы посвя­щены ядер­ной физике, физике кос­ми­че­ских лучей и физике высо­ких энер­гий.

Д.В. Ско­бель­цын пер­вый исполь­зо­вал идею иссле­до­ва­ния комп­то­нов­ских элек­тро­нов в камере Виль­сона. В своих экс­пе­ри­мен­тах в 1927 году он поме­стил камеру Виль­сона в маг­нит­ное поле, что поз­во­лило опре­де­лить моменты заря­жен­ных частиц и по наблю­де­нию комп­то­нов­ских элек­тро­нов точно дока­зать нали­чие момен­тов у гамма-кван­тов. Полу­чен­ные Д.В. Ско­бель­цы­ным экс­пе­ри­мен­таль­ные резуль­таты про­ти­во­ре­чили тео­риям Комп­тона и Дирака, но хорошо согла­со­ва­лись с тео­рией Клейна-Нишины-Тамма — пер­вый убе­ди­тель­ный резуль­тат в новой обла­сти кван­то­вой элек­тро­ди­на­мики (КЭД). В 1927 году, в про­цессе иссле­до­ва­ния эффекта Комп­тона, Д.В. Ско­бель­цын при помощи камеры Виль­сона осу­ще­ствил наблю­де­ния тре­ков реля­ти­вист­ских частиц из атмо­сферы и обна­ру­жил, что они не могут являться про­дук­тами рас­пада радио­ак­тив­ных эле­мен­тов. Он пока­зал, что такие частицы часто появ­ля­ются в камере Виль­сона груп­пами по несколько частиц, и это стало пер­вым наблю­де­нием лив­ней кос­ми­че­ских лучей.

В 1928 году на кон­фе­рен­ции в Лон­доне доклад Д.В. Ско­бель­цына был посвя­щен иссле­до­ва­ниям реля­ти­вист­ских частиц, обра­зо­вав­шихся в резуль­тате про­хож­де­ния через атмо­сферу эле­мен­тар­ных частиц, при­хо­дя­щих из кос­моса. Он пока­зал, что иони­за­ция, про­из­во­ди­мая этими части­цами, согла­су­ется с экс­пе­ри­мен­таль­ными дан­ными по гео­фи­зи­че­ской иони­за­ции, при­рода кото­рой в то время не была известна. Д.В. Ско­бель­цын ввел в физику совре­мен­ное опре­де­ле­ние «кос­ми­че­ских лучей» как высо­ко­энер­гич­ных частиц кос­ми­че­ского про­ис­хож­де­ния.

Работы Д.В. Ско­бель­цына по кас­кад­ным мно­же­ствен­ным про­цес­сам (1929 г.) были пер­выми, и легли в основу физики высо­ких энер­гий, в част­но­сти, сыг­рали веду­щую роль в этом откры­тии сна­чала пози­трона, потом мюона и стран­ных частиц. Роль Д.В. Ско­бель­цына как осно­ва­теля физики высо­ких энер­гий, среди дру­гих, отме­ча­лась такими выда­ю­щи­мися физи­ками как Эрнест Резер­форд, Вер­нер Гей­зен­берг, Поль Дирак и Фре­де­рик Жолио-Кюри. Позд­нее за откры­тие частиц высо­ких энер­гий в кос­ми­че­ских лучах и пио­нер­ские иссле­до­ва­ния по экс­пе­ри­мен­таль­ному обос­но­ва­нию кван­то­вой элек­тро­ди­на­мики Д.В. Ско­бель­цын был номи­ни­ро­ван на Нобелев­скую пре­мию.

В 30-е годы для объ­яс­не­ния мно­же­ствен­ных кас­ка­дов элек­тро­нов, пози­тро­нов и гамма-кван­тов была создана элек­тро­маг­нит­ная кас­кад­ная тео­рия, осно­ван­ная на КЭД. Д.В. Ско­бель­цын пер­вым исполь­зо­вал закон сохра­не­ния энер­гии для опре­де­ле­ния кван­то­вых отно­ше­ний между чис­лом частиц в мак­си­муме элек­тро­маг­нит­ного кас­када и энер­гией пер­вич­ной частицы, поро­див­шей этот кас­кад. Эти соот­но­ше­ния сыг­рали реша­ю­щую роль для созда­ния кван­то­вой кас­кад­ной тео­рии и опре­де­лили базо­вую кон­цеп­цию новой экс­пе­ри­мен­таль­ной тех­ники для иссле­до­ва­ния частиц высо­ких энер­гий — иони­за­ци­он­ного кало­ри­метра.

Д.В. Ско­бель­цын был участ­ни­ком 1-й Все­со­юз­ной кон­фе­рен­ции по изу­че­нию атом­ного ядра, про­шед­шей в сен­тябре 1933 года в Ленин­граде.

В 1935 году по пред­ло­же­нию С.И. Вави­лова Д.В. Ско­бель­цын ста­но­вится кон­суль­тан­том для группы моло­дых уче­ных в Физи­че­ском инсти­туте АН СССР (ФИАН), спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щихся в обла­сти атом­ного ядра и кос­ми­че­ских лучей, и в тече­ние несколь­ких лет совер­шает регу­ляр­ные еже­ме­сяч­ные поездки из Ленин­града в Москву. В 1938 году он окон­ча­тельно пере­ез­жает в Москву и ста­но­вится сотруд­ни­ком ФИАН в долж­но­сти заве­ду­ю­щего отде­лом кос­ми­че­ских лучей, а затем заве­ду­ю­щего лабо­ра­то­рией атом­ного ядра.

В 1939 году Д.В. был избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том АН СССР.

В 1940 году Д.В. Ско­бель­цын орга­ни­зо­вал и воз­гла­вил первую в Совет­ском Союзе кафедру атом­ного ядра на физи­че­ском факуль­тете Мос­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета, пре­об­ра­зо­ван­ную затем в отде­ле­ние ядер­ной физики МГУ, а 1 фев­раля 1946 года — в Научно-иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут ядер­ной физики Мос­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета им. М.В. Ломо­но­сова (НИИЯФ МГУ). Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич стал его пер­вым дирек­то­ром. В этом же году он стал дей­стви­тель­ным чле­ном Ака­де­мии наук СССР.

Во время Оте­че­ствен­ной войны Д.В. Ско­бель­цын нахо­дился с ФИАНом в эва­ку­а­ции в Казани, руко­водя рабо­тами обо­рон­ного и при­клад­ного харак­тера. Вме­сте с тем, он про­дол­жал и тео­ре­ти­че­ские иссле­до­ва­ния, глав­ным обра­зом работы по кос­ми­че­ским лучам, ана­ли­зи­руя широ­кие атмо­сфер­ные ливни, вызы­ва­е­мые в атмо­сфере Земли части­цами пер­вич­ных кос­ми­че­ских лучей высо­кой энер­гии. Его рас­четы пока­зали, что кас­кад­ной тео­рией, учи­ты­ва­ю­щей только элек­тро­маг­нит­ные вза­и­мо­дей­ствия, не уда­ется опи­сать харак­те­ри­стики широ­ких атмо­сфер­ных лив­ней. В связи с этим, по ини­ци­а­тиве Д.В. Ско­бель­цына и В.И. Векслера в 1944 году, то есть еще до окон­ча­ния войны, на Памире был начат обшир­ный цикл работ по деталь­ному изу­че­нию широ­ких атмо­сфер­ных лив­ней. Впо­след­ствии, в 1946—1947 гг. здесь была постро­ена Памир­ская науч­ная стан­ция ФИАН. Про­ве­ден­ные здесь иссле­до­ва­ния убе­ди­тельно пока­зали, что ливни не явля­ются чистыми элек­тронно-фотон­ными лави­нами, а в их раз­ви­тии играют боль­шую роль ядерно-кас­кад­ные про­цессы. Была про­стро­ена после­до­ва­тель­ная схема обра­зо­ва­ния широ­ких атмо­сфер­ных лив­ней и их раз­ви­тия. За откры­тие ядерно-кас­кад­ного про­цесса Д.В. Ско­бель­цыну в 1951 году была вру­чена Государ­ствен­ная пре­мия СССР.

Как осно­ва­тель НИИ ядер­ной физики МГУ и его дирек­тор с 1946 по 1960 гг., а также как дирек­тор Инсти­тута им. Лебе­дева (после смерти С.И.Вави­лова) в 1951-73 гг. Д.В. Ско­бель­цын ока­зал боль­шое вли­я­ние на науч­ную работу и раз­ра­ба­ты­ва­е­мые идеи. Его дея­тель­ность захва­ты­вала раз­ви­тие раз­лич­ных направ­ле­ний ядер­ной физики, вклю­чая созда­ние новых уско­ри­те­лей и раз­ви­тие кван­то­вой элек­тро­ники.

С апреля 1946 Д.В. Ско­бель­цын — член НТС Пер­вого Глав­ного Управ­ле­ния и Уче­ного совета (с 1949 года — заме­сти­тель пред­се­да­теля) при пре­зи­денте АН по коор­ди­на­ции работ ака­де­ми­че­ских и отрасле­вых инсти­ту­тов в атом­ной про­мыш­лен­но­сти. Фами­лия Ско­бель­цина в рам­ках Совет­ского атом­ного про­екта пер­вый раз появи­лась в записке Л.П. Берии, направ­лен­ной в 1942 году И.В. Ста­лину. В ней он пред­ла­гал создать авто­ри­тет­ный научно-кон­суль­та­тив­ный орган при Государ­ствен­ном коми­тете обо­роны. Он дол­жен был коор­ди­ни­ро­вать и направ­лять иссле­до­ва­ния всех совет­ских уче­ных и иссле­до­ва­тель­ских учре­жде­ний, рабо­та­ю­щих по про­блеме энер­гии урана. В записке Л.П. Берии было далее отме­чено, что Ско­бель­цын, Капица и про­фес­сор Слуц­кий из Укра­ин­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута вели работы по деле­нию ядра.

В 1946-1948 гг. Д.В. Ско­бель­цына назна­чают экс­пер­том (совет­ни­ком) Пред­ста­ви­тель­ства СССР в ООН по вопро­сам кон­троля атом­ной энер­гии. Для этого в мае 1946 года Д.В. Ско­бель­цын, по рас­по­ря­же­нию Совета Мини­стров СССР, коман­ди­ру­ется в Нью-Йорк ответ­ствен­ным рефе­рен­том Совет­ского пред­ста­ви­тель­ства в Комис­сии Объ­еди­нен­ных Наций по кон­тролю над атом­ной энер­гией.

В тот период Комис­сия ООН активно обсуж­дала план Баруха и план Гро­мыко по кон­тролю над атом­ной энер­гией. Научно-тех­ни­че­ский коми­тет, в кото­рый вхо­дили науч­ные совет­ники деле­га­ций, под­го­то­вил доклад о про­верке запрета на про­из­вод­ство ядер­ного ору­жия. Коми­тет про­ана­ли­зи­ро­вал раз­лич­ные ста­дии про­из­вод­ства атом­ной энер­гии, изу­чил опас­ные эле­менты и гаран­тии про­тив их исполь­зо­ва­ния. Д. Ско­бель­цын и С.П. Алек­сан­дров, вто­рой пред­ста­ви­тель СССР в коми­тете, не выдви­нули воз­ра­же­ний по докладу Коми­тета, кото­рый был состав­лен к началу октября 1946 года

Совет­ские уче­ные, однако, чув­ство­вали себя в невы­год­ном поло­же­нии на засе­да­ниях Коми­тета. 12 октября 1946 года Д.В. Ско­бель­цын в письме Л.П. Берии и В.М. Моло­тову наста­и­вал на том, что Совет­ский Союз дол­жен про­во­дить в Комис­сии ООН актив­ную поли­тику, а не при­дер­жи­ваться так­тики «пас­сив­ной обо­роны».

«Совет­ская пози­ция явля­ется сла­бой, — писал он, — так как она про­ти­во­ре­чит самой идее про­верки и кон­троля. План Баруха необ­хо­димо была откло­нить, а Совет­скому Союзу сле­до­вало под­дер­жать систему про­верки». Послед­няя осно­в­вы­ва­лась на сле­ду­ю­щих прин­ци­пах плана Ско­бель­цина: атом­ные уста­новки должны стать субъ­ек­тами нацио­наль­ной соб­ствен­но­сти и нацио­наль­ного кон­троля; госу­дар­ства должны сооб­щать меж­ду­на­род­ному агент­ству о работе своих уста­но­вок; меж­ду­на­род­ному агент­ству должно быть раз­ре­шено инспек­ти­ро­вать отдель­ные уста­новки, чтобы про­ве­рять дан­ные, сооб­ща­е­мые ему пра­ви­тель­ствами. Науч­ные иссле­до­ва­ния не сле­дует под­вер­гать про­верке и инспек­ции. Только работа боль­ших уста­но­вок того типа, кото­рые суще­ствуют ныне в Соеди­нен­ных Шта­тах и кото­рые могут быть постро­ены в дру­гих стра­нах, должны стать объ­ек­тами инспек­ции и кон­троля.

Письмо Ско­бель­цына дает ясную кар­тину совет­ского отно­ше­ния к плану Баруха. «Если бы план Баруха был при­нят, — писал Д.В. Ско­бель­цын, — то вся­кая само­сто­я­тель­ная дея­тель­ность по раз­ви­тию атом­ного про­из­вод­ства в стра­нах, под­пи­сав­ших согла­ше­ние, должна была быть пре­кра­щена и пере­дана в руки интер­на­цио­наль­ной (в дей­стви­тель­но­сти, веро­ятно, аме­ри­кан­ской) орга­ни­за­ции. Эта интер­на­цио­наль­ная орга­ни­за­ция должна была бы при­сту­пить к соору­же­нию заво­дов на нашей тер­ри­то­рии, а в дей­стви­тель­но­сти, прежде всего, при­сту­пила бы к кон­тролю наших ресур­сов. От такой помощи мы отка­зы­ва­емся и наме­рены соб­ствен­ными силами про­ве­сти всю ту иссле­до­ва­тель­скую и под­го­то­ви­тель­ную работу, кото­рая необ­хо­дима для поста­новки у нас атом­ного про­из­вод­ства и кото­рую Аме­рика уже про­де­лала в годы войны».

План Д.В. Ско­бель­цына поз­во­лил бы Совет­скому Союзу догнать Соеди­нен­ные Штаты, не под­вер­га­ясь инспек­ции и кон­тролю. По этой при­чине, писал он, Соеди­нен­ные Штаты вряд ли захо­тят при­нять это пред­ло­же­ние; в таком слу­чае «наша пози­ция в обла­сти меж­ду­на­род­ной атом­ной поли­тики будет силь­нее». В том неве­ро­ят­ном слу­чае, если аме­ри­канцы его при­мут, Совет­ский Союз полу­чит пре­иму­ще­ство, заме­чал он, так как совет­ские пред­ста­ви­тели будут допу­щены к атом­ным уста­нов­кам в Соеди­нен­ных Шта­тах.

Д.В. Ско­бель­цын пре­бы­вал ответ­ствен­ным рефе­рен­том в ООН вплоть до 1948 года.

В 1951 году Д.В. Ско­бель­цын стал лау­ре­а­том Ста­лин­ской пре­мии 1-й сте­пени «за откры­тие и иссле­до­ва­ние ядерно-кас­кад­ного про­цесса в широ­ких атмо­сфер­ных лив­нях».

Инте­ресы Дмит­рия Вла­ди­ми­ро­вича Ско­бель­цына были очень широки: от физики эле­мен­тар­ных частиц до самых слож­ных про­блем общей тео­рии отно­си­тель­но­сти и элек­тро­ди­на­мики. Он оста­вил замет­ный след в каж­дой из этих обла­стей, и его науч­ные труды и книги содер­жат дос­ко­наль­ный ана­лиз про­блем, а также ори­ги­наль­ные пути их реше­ния.

Д.В. Ско­бель­цын при­ни­мал актив­ное уча­стие во Все­со­юз­ных кон­фе­рен­циях по ядер­ной физике, а затем в кон­фе­рен­циях по физике кос­ми­че­ских лучей. В 1955 году он воз­гла­вил совет­скую деле­га­цию и был вице-пре­зи­ден­том пер­вой Женев­ской кон­фе­рен­ции ООН по мир­ному исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии. Д.В. Ско­бель­цын был участ­ни­ком пер­вой и после­ду­ю­щих Паго­уш­ских кон­фе­рен­ций уче­ных, а с 1957 по 1963 гг. являлся чле­ном Посто­ян­ного коми­тета этих кон­фе­рен­ций.

Как чело­века Д.В. Ско­бель­цына отли­чали доб­ро­же­ла­тель­ность и уме­ние устра­нять кон­фликты, уна­сле­до­ван­ное им от отца. Науч­ная харак­те­ри­стика Дмит­рия Вла­ди­ми­ро­вича была бы непол­ной, если не упо­мя­нуть о стиле его работы. Уже будучи ака­де­ми­ком, он не чурался любой «чер­но­вой» работы. Так, после войны, во время иссле­до­ва­ния широ­ких лив­ней, он лично на руч­ной вычис­ли­тель­ной машине про­ве­рял рас­четы их харак­те­ри­стик, про­во­ди­мых млад­шими кол­ле­гами.

Д.В. Ско­бель­цын — дирек­тор ФИАНа вплоть до 1973 года, когда доб­ро­вольно подает в отставку. По тем вре­ме­нам такое реше­ние было весьма неор­ди­нар­ным. Нередки были слу­чаи, когда 90-лет­ние ака­де­мики «руко­во­дили» огром­ными инсти­ту­тами, насчи­ты­ва­ю­щие много тысяч чело­век. В подоб­ной при­вя­зан­но­сти к месту был про­стой и даже не мате­ри­аль­ный резон. Пока чело­век при долж­но­сти он в почете, ува­же­нии и окру­жен «дру­зьями» и уче­ни­ками. Чело­век лиша­ется места — и «нет уже боле тех дру­зей». Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич созна­тельно и целе­устрем­ленно сам лишил себя «места» для того, чтобы воз­вра­титься к люби­мой науке. Однако на этот раз он вер­нулся не к при­бо­рам, а занялся тео­ре­ти­че­скими иссле­до­ва­ни­ями в почти новой для себя обла­сти — тео­рии отно­си­тель­но­сти, под­няв руку на свя­тая свя­тых в физике.

В послед­ние годы жизни, до самых послед­них дней, Д.В. Ско­бель­цына инте­ре­со­вали экс­пе­ри­мен­тами по наблю­де­нию узких элек­трон-пози­трон­ных резо­нан­сов в столк­но­ве­ниях реля­ти­вист­ских ядер. Он чув­ство­вал связь этих явле­ний с его экс­пе­ри­мен­тами конца 30-х годов по ано­маль­ному рас­се­я­нию элек­тро­нов от радио­ак­тив­ных источ­ни­ков.

Науч­ная и обще­ствен­ная дея­тель­ность Д.В. Ско­бель­цына отме­чены мно­го­чис­лен­ными награ­дами. Помимо Ста­лин­ской пре­мии пер­вой сте­пени 1951 года он явля­ется лау­ре­а­том Ленин­ской пре­мии 1982 года за цикл работ «Иссле­до­ва­ние пер­вич­ного кос­ми­че­ского излу­че­ния сверх­вы­со­кой энер­гии» и пре­мии АН СССР имени Д.И. Мен­де­ле­ева (1936 г.). Он награж­ден Золо­той меда­лью имени С.И. Вави­лова (1952 г.), имен­ной меда­лью Париж­ского уни­вер­си­тета (1964 г.), а также орде­нами Ленина (1949 г., 1953 г., 1962 г., 1969 г., 1972 г., 1975 г.), Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1944 г., 1945 г.), Октябрь­ской Рево­лю­ции (1982 г.), мно­гими меда­лями СССР. В 1969 году за выда­ю­щи­еся заслуги в раз­ви­тии науки Д.В. Ско­бель­цыну было при­сво­ено высо­кое зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда.

Д.В. Ско­бель­цын был депу­та­том Вер­хов­ного Совета СССР несколь­ких созы­вов, чле­ном его комис­сии по ино­стран­ным делам. В 1957 году Д.В. Ско­бель­цын был избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том фран­цуз­ской Ака­де­мии наук, а в 1962 году почет­ным док­то­ром Гаван­ского уни­вер­си­тета.

Умер Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич Ско­бель­цын 16 ноября 1990 года в Москве. Похо­ро­нен на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

По хода­тай­ству Уче­ного Совета НИИЯФ МГУ в 1993 году реше­нием Уче­ного Совета МГУ Научно-иссле­до­ва­тель­скому инсти­туту ядер­ной физики МГУ было при­сво­ено имя Д.В. Ско­бель­цына. В Ака­де­мии наук учре­ждена Золо­тая медаль имени Д.В. Ско­бель­цына.

Литература

Скобельцын Дмитрий Владимирович
// Герои атомного проекта / [авт.-сост. Н. Н. Богуненко, А. Д. Пелипенко, Г. А. Соснин]. — 2005. — С. 341–342 
 
Скобельцын Дмитрий Владимирович
// Физики о себе. — Л. : Наука, 1990. — С. 271—276