ГлавнаяПерсоналии → Синельников К. Д.

Синельников Кирилл Дмитриевич(1901—1965)

физик-экс­пе­ри­мен­та­тор, один из вид­ных участ­ни­ков созда­ния совет­ской атом­ной бомбы, руко­во­ди­тель Лабо­ра­то­рии № 1. Дей­стви­тель­ный член АН УССР (1948)

Кирилл Дмит­ри­е­вич Синель­ни­ков родился 16(29) мая 1901 года в Пав­ло­граде Дне­про­пет­ров­ской обла­сти в семье зем­ского врача. Он был чет­вер­тым ребен­ком в семье, рос смыш­ле­ным ребен­ком, много читал, зани­мался музы­кой, изу­чал ино­стран­ные языки. Креп­ким здо­ро­вьем Кирилл не отли­чался, поэтому началь­ное обра­зо­ва­ние он полу­чил дома, а затем окон­чил Пав­ло­град­скую муж­скую гим­на­зию (в ней он учился с 12 лет). По мере взрос­ле­ния все больше увле­кался физи­че­скими опы­тами, стол его посто­янно был зава­лен катуш­ками, маг­ни­тами, про­во­дами, лин­зами. Еще в гим­на­зии Кирилл Синель­ни­ков освоил фото­гра­фию.

В 1919 году семья пере­бра­лась в Крым, но его роди­тели вскоре умерли. В 1920 году Кирилл Синель­ни­ков посту­пает на физико-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет мате­ма­ти­че­ского отде­ле­ния Крым­ского (Таври­че­ского) уни­вер­си­тета им. М.В. Фрунзе в г. Сим­фе­ро­поле. Учебу он, будучи непло­хим тока­рем и сле­са­рем, сов­ме­щал с рабо­той на кафедре физики в каче­стве лабо­ранта и меха­ника, под­ра­ба­ты­вая по вече­рам тапе­ром в кино­те­атре. В уни­вер­си­тете настав­ни­ком К. Синель­ни­кова стал про­фес­сор-элек­тро­тех­ник С.Н. Уса­тый, кото­рый самым серьез­ным обра­зом повлиял на судьбу моло­дого под­опеч­ного. Про­изо­шла в сте­нах Таври­че­ского уни­вер­си­тета и дру­гая судь­бо­нос­ная встреча: одно­курс­ни­ком Кирилла Синель­ни­кова был Игорь Кур­ча­тов — впо­след­ствии руко­во­ди­тель «Ура­но­вого про­екта». После заня­тий дру­зья торо­пи­лись в физи­че­скую лабо­ра­то­рию и про­во­дили там все сво­бод­ное время. Нашлась долж­ность и для Игоря Кур­ча­това — он стал пре­па­ра­то­ром, гото­вил опыты для показа на лек­циях, масте­рил при­боры. С Кирил­лом Дмит­ри­е­ви­чем Игоря Васи­лье­вича всю жизнь свя­зы­вали креп­кие дру­же­ские отно­ше­ния. Более того, И. Кур­ча­тов женился на сестре друга — Марине.

В ноябре 1923 года они досрочно окон­чили пол­ный курс уни­вер­си­тета. К.Д. Синель­ни­ков уез­жает вслед за своим учи­те­лем в Баку, где в долж­но­сти стар­шего пре­по­да­ва­теля пре­по­дает физику в Азер­бай­джан­ском государ­ствен­ном уни­вер­си­тете. В Баку он выпол­нил свои пер­вые работы по элек­тро­лизу твер­дых тел. В 1924 году состо­ялся V Все­со­юз­ный съезд физи­ков, на кото­ром он высту­пил с докла­дом. На доклад моло­дого уче­ного обра­тил вни­ма­ние А.Ф. Иоффе. «Отец» совет­ских физи­ков при­гла­сил ода­рен­ного моло­дого уче­ного в Ленин­град, в свой зна­ме­ни­тый Физико-тех­ни­че­ский инсти­тут. С.Н. Уса­тый, пони­мая насколько важно для моло­дого, пер­спек­тив­ного уче­ного это при­гла­ше­ние, поре­ко­мен­до­вал Кириллу при­нять его. После года работы в Баку К.Д. Синель­ни­ков пере­ез­жает в Ленин­град. Вслед за ним в север­ную сто­лицу пере­брался и И.В. Кур­ча­тов.

Ленин­град­ский период жизни К.Д. Синель­ни­кова был недол­гим, но весьма про­дук­тив­ным. Вме­сте с И.В. Кур­ча­то­вым он зани­мался физи­кой диэлек­три­ков, с 1926 года послед­ним чле­ном этого науч­ного три­ум­ви­рата стал Антон Валь­тер. С послед­ним Кирилл Дмит­ри­е­вич опуб­ли­ко­вал работу «При­рода диэлек­три­че­ских потерь». Через два года А.Ф. Иоффе отпра­вил К.Д. Синель­ни­кова за гра­ницу, учиться физике, наби­раться опыта.

Местом новой работы Синель­ни­кова стала зна­ме­ни­тая Кавен­диш­ская лабо­ра­то­рия в Кем­бри­дже, кото­рой руко­во­дил Эрнст Резер­форд. В Кем­бри­дже Кирилл Дмит­ри­е­вич про­дол­жал зани­маться физи­кой твер­дого тела, здесь же он создал ваку­ум­ный элек­тро­мо­тор на три тысячи обо­ро­тов в секунду. В «кон­торе» Резер­форда Синель­ни­ков увлекся и новой для себя про­бле­ма­ти­кой — ядер­ной физи­кой, — вскоре она стала основ­ным полем его дея­тель­но­сти.

К маю 1930 года Кирилл Дмит­ри­е­вич под­го­то­вил дис­сер­та­цию на соис­ка­ние сте­пени док­тора фило­со­фии «Вли­я­ние маг­нит­ного поля на элек­тро­про­вод­ность моно­кри­стал­лов кад­мия». Правда, защи­щаться (и на сте­пень кан­ди­дата, а не док­тора) при­шлось уже в СССР. В 1930 году Синель­ни­ков вер­нулся в Ленин­град. Как ока­за­лось, очень нена­долго. За два года до этого по пред­ло­же­нию Иоффе в Харь­кове был открыт физико-тех­ни­че­ский инсти­тут, и в городе выса­дился мощ­ный десант ленин­град­ских питом­цев Абрама Федо­ро­вича. И. Обре­имов, пер­вый дирек­тор Укра­ин­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута (УФТИ), настой­чиво зазы­вал к себе и Кирилла Дмит­ри­е­вича. Известно его письмо, дати­ро­ван­ное 8 апреля 1930 года, в кото­ром он убеж­дает К.Д. Синель­ни­кова поско­рее, не раз­ду­мы­вая, при­е­хать в Харь­ков и при­сту­пить к работе в инсти­туте. Так в Харь­кове появился еще один гигант — К.Д. Синель­ни­ков.

В инсти­туте Кирилл Синель­ни­ков воз­гла­вил отдел физики ядра, кото­рым заве­до­вал до 1942 года. В октябре 1932 года высо­ко­вольт­ная бри­гада, кото­рой руко­во­дил Синель­ни­ков, впер­вые в Союзе рас­ще­пила ядро лития про­то­нами, уско­рен­ными до 300-400 кэВ. Успех харь­ков­ских уче­ных был широко раз­ре­кла­ми­ро­ван, и хотя этот про­слав­лен­ный экс­пе­ри­мент пред­став­лял сомни­тель­ную науч­ную цен­ность, он, без­условно, поспо­соб­ство­вал раз­ви­тию ядер­ной физики в СССР, поскольку вызвал боль­шой инте­рес моло­дежи, сту­ден­тов-физи­ков к ядер­ным иссле­до­ва­ниям, и инте­рес госу­дар­ства, и, как след­ствие, финан­си­ро­ва­ние даль­ней­ших работ.

Для про­дол­же­ния иссле­до­ва­ний потре­бо­ва­лись новые мощ­ные уско­ри­тели заря­жен­ных частиц. Работу по раз­ви­тию уско­ри­тель­ной тех­ники в Харь­кове воз­глав­ляли К.Д. Синель­ни­ков и А. Валь­тер. Для откачки мощ­ней­шего элек­тро­ста­ти­че­ского гене­ра­тора Ван де Гра­афа потре­бо­ва­лись высо­ко­ва­ку­ум­ные насосы. Так Харь­ков ста­но­вится и колы­бе­лью ваку­ум­ной физики и тех­ники СССР. И этой рабо­той также руко­во­дит Кирилл Дмит­ри­е­вич, раз­ра­бо­тав­ший пер­вые в нашей стране диф­фу­зи­он­ные мас­ля­ные насосы. Ваку­ум­ная тех­ника очень при­го­ди­лась во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны — с ее помо­щью нано­си­лось анти­ре­флекс­ное покры­тие на артил­ле­рий­скую оптику.

К.Д. Синель­ни­ков боль­шое вни­ма­ние уде­лял пре­по­да­ва­нию. Созда­ние системы оте­че­ствен­ного физи­че­ского обра­зо­ва­ния, вос­пи­та­ние кад­ров, кото­рые могли бы решать сверх­совре­мен­ные задачи, рабо­тать со слож­ней­шими при­бо­рами и уста­нов­ками, было не менее важ­ной зада­чей, чем, соб­ственно, науч­ные иссле­до­ва­ния. Начи­ная с 1930 года, Кирилл Дмит­ри­е­вич сов­ме­щал науч­ную работу в УФТИ с пре­по­да­ва­тель­ской сна­чала в Харь­ков­ском меха­нико-маши­но­стро­и­тель­ном инсти­туте, а с 1935 года его пре­по­да­ва­тель­ская дея­тель­ность была нераз­рывно свя­зана с ХГУ. Уже на сле­ду­ю­щий год после начала работы в этом уни­вер­си­тете Кирилл Дмит­ри­е­вич стал про­фес­со­ром. За трид­цать лет работы здесь Синель­ни­ков воз­глав­лял кафедры элек­трон­ных и ион­ных про­цес­сов, экс­пе­ри­мен­таль­ной физики, уско­ри­те­лей; он спо­соб­ство­вал орга­ни­за­ции новых спе­ци­а­ли­за­ций, на основе кото­рых позже были созданы кафедры физи­че­ской оптики и физики плазмы. Кирилл Дмит­ри­е­вич счи­та­ется одним из орга­ни­за­то­ров ядер­ного отде­ле­ния на физико-мате­ма­ти­че­ском факуль­тете ХГУ, став­шим в после­во­ен­ные годы куз­ни­цей кад­ров не только для физико-тех­ни­че­ского инсти­тута, но и для мно­гих ядер­ных цен­тров СССР. И нако­нец, по его ини­ци­а­тиве на базе ядер­ного отде­ле­ния в ноябре 1962 года был открыт физико-тех­ни­че­ский факуль­тет Харь­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета.

Кирилла Дмит­ри­е­вича обо­шла сто­ро­ной волна репрес­сий 1937-1938 гг., уни­что­жив­шая, в част­но­сти, немало талант­ли­вых харь­ков­ских уче­ных. Удар, нане­сен­ный харь­ков­ской науке, был столь силен, что даль­ней­шая судьба УФТИ каза­лась самой пла­чев­ной.

Нача­лась Вели­кая Оте­че­ствен­ная война. К.Д. Синель­ни­ков во время войны рабо­тал в Алма-Ате, решал со сво­ими сотруд­ни­ками при­клад­ные обо­рон­ные задачи, в част­но­сти зани­мался аку­сти­че­ской лока­цией само­ле­тов с само­лета, радио­ло­ка­цией, совер­шен­ство­ва­нием анти­ре­флекс­ных покры­тий.

Пере­жив­ший бом­бар­ди­ровку, окку­па­цию, несколько попы­ток совет­ских войск осво­бо­дить город, Харь­ков в 1943 году нуж­дался в огром­ных вос­ста­но­ви­тель­ных рабо­тах. В этих усло­виях вла­сти решили не воз­рож­дать дея­тель­ность быв­шего круп­ней­шего науч­ного цен­тра Европы, а объ­еди­нить его с Киев­ским инсти­ту­том физики Ака­де­мии наук УССР. Новый физи­че­ский инсти­тут дол­жен был рас­по­ла­гаться в Киеве. Соот­вет­ству­ю­щее реше­ние было при­нято на высо­ком уровне.

Сооб­ще­ние о гото­вя­щемся объ­еди­не­нии потрясло уче­ного. Он наста­и­вал на том, что ситу­а­ция с при­бо­рами и кад­рами попра­вима, что нельзя бро­сать уже создан­ный ком­плекс, в кото­рый вхо­дили зда­ния, обо­ру­до­ва­ние, обра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния. Здесь-то и помог Кириллу Дмит­ри­е­вичу Игорь Кур­ча­тов. Игорь Васи­лье­вич твердо решил защи­тить Харь­ков­ский физико-тех­ни­че­ский инсти­тут. В рам­ках именно этого учре­жде­ния была создана Лабо­ра­то­рия № 1, вклю­чен­ная в «Ура­но­вый про­ект». Сам же Кур­ча­тов воз­гла­вил Лабо­ра­то­рию № 2.

В 1944 году дирек­то­ром инсти­тута был назна­чен Кирилл Синель­ни­ков, а с 1946 года он стал и руко­во­ди­те­лем Лабо­ра­то­рии № 1. В этой долж­но­сти К.Д. Синель­ни­ков про­явил себя не только как уче­ный, но и как хозяй­ствен­ник, руко­во­ди­тель, педа­гог. В апреле 1944 года была осу­ществ­лена реэва­ку­а­ция инсти­тута в Харь­ков, вос­ста­нав­ли­ва­лось обо­ру­до­ва­ние. Был про­из­ве­ден мон­таж ком­прес­сов и ожи­жа­ю­щих машин крио­ген­ной лабо­ра­то­рии, вос­ста­нов­лен высо­ко­вольт­ный гене­ра­тор, нача­лись изме­ре­ния ядер­ных кон­стант мате­ри­а­лов, вхо­дя­щих в состав топ­лива. К марту 1946 года К.Д. Синель­ни­ков сде­лал диф­фу­зи­он­ный мас­ля­ный насос со ско­ро­стью откачки 5000 л/с.

Поль­зу­ясь все­мер­ной под­держ­кой сво­его высо­ко­по­став­лен­ного друга и тем рас­по­ло­же­нием к физи­че­ской науке, кото­рую вся­че­ски демон­стри­ро­вали вла­сти, Кирилл Дмит­ри­е­вич сде­лал очень мно­гое для того, чтобы его под­чи­нен­ные чув­ство­вали себя при­ви­ле­ги­ро­ван­ными чле­нами совет­ского обще­ства. Сотруд­ники Лабо­ра­то­рии № 1 полу­чали очень непло­хие зар­платы, созда­ва­лась сеть сопут­ству­ю­щих учре­жде­ний — сана­то­риев, пио­нер­ла­ге­рей для детей физи­ков. В при­го­роде Харь­кова Пяти­хат­ках выросли новые кор­пуса, был создан физи­че­ский горо­док. Там же раз­ме­стился и физико-тех­ни­че­ский факуль­тет Харь­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета. Работа в лабо­ра­то­риях ХФТИ стала неотъ­ем­ле­мой частью учебы. Физико-тех­ни­че­ский инсти­тут стал «роди­те­лем» несколь­ких новых НИИ.

В 1948 году Кирилл Дмит­ри­е­вич стал ака­де­ми­ком АН УССР, в 1951 году дирек­тору ФТИ было при­сво­ено зва­ние заслу­жен­ного дея­теля науки УССР.

29 авгу­ста 1949 года пер­вая совет­ская атом­ная бомба была успешно взо­рвана на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. 29 октября 1949 года по указу Пре­зи­ди­ума Вер­хов­ного Совета СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии» за вклад в раз­ра­ботку пер­вой совет­ской атом­ной бомбы К.Д. Синель­ни­ков был награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени.

С конца 40-х инсти­тут вплот­ную занялся про­бле­мой мате­ри­а­лов для ядер­ных реак­то­ров. Нача­лось изу­че­ние меха­ни­че­ских, теп­ло­фи­зи­че­ских, струк­тур­ных свойств урана, берил­лия, гра­фита; иссле­до­ва­ния сма­чи­ва­е­мо­сти раз­лич­ных мате­ри­а­лов жид­кими метал­лами (воз­мож­ными теп­ло­но­си­те­лями); раз­ра­ботка раз­лич­ных типов обо­ло­чек твэ­лов — из раз­лич­ных мате­ри­а­лов, с раз­лич­ными покры­ти­ями, раз­ными спо­со­бами гер­ме­ти­за­ции. Всю коор­ди­на­цию этой дея­тель­но­сти осу­ществ­лял лично К.Д. Синель­ни­ков. Им была создана спе­ци­аль­ная лабо­ра­то­рия, вскоре раз­вер­нув­ша­яся в отдел ваку­ум­ной метал­лур­гии, а потом и в отде­ле­ние физи­че­ского мате­ри­а­ло­ве­де­ния, вклю­ча­ю­щее в себя отделы реак­тор­ных мате­ри­а­лов, сверх­чи­стых метал­лов, ваку­ум­ных покры­тий, ради­а­ци­он­ного мате­ри­а­ло­ве­де­ния.

Под руко­вод­ством К.Д. Синель­ни­кова и при его уча­стии в Харь­ков­ском физико-тех­ни­че­ском инсти­туте в 50-60-х годах была создана целая серия линей­ных уско­ри­те­лей элек­тро­нов и про­то­нов, зало­жены основы совре­мен­ных линей­ных уско­ри­те­лей. Он выпол­нил боль­шой цикл работ в обла­сти физи­че­ского мате­ри­а­ло­ве­де­ния, был ини­ци­а­то­ром при­ме­не­ния глу­бо­кого ваку­ума для созда­ния новых мате­ри­а­лов с высо­кими физико-хими­че­скими харак­те­ри­сти­ками. В 1952-53 гг. сов­местно с В. Е. Ива­но­вым он впер­вые построил ваку­ум­ные про­кат­ные станы и про­вел иссле­до­ва­ния по про­катке берил­лия, цир­ко­ния, урана и дру­гих метал­лов, зало­жил физи­че­ские основы ваку­ум­ной метал­лур­гии, в част­но­сти ими был пред­ло­жен метод ваку­ум­ной дистил­ля­ции, впер­вые исполь­зо­ван­ный в 1950-52 гг. для очистки берил­лия. Сов­местно с В.Ф. Зелен­ским он открыл ради­а­ци­он­ный рост урана.

В 1956 году К.Д. Синель­ни­ков при­ни­ма­ется за созда­ние и раз­ви­тие еще одного науч­ного направ­ле­ния — физики плазмы и управ­ля­е­мого тер­мо­ядер­ного син­теза. Посо­дей­ство­вал такому акценту в работе харь­ков­ских физи­ков опять же И.В. Кур­ча­тов.

В соот­вет­ствии со стра­те­ги­че­ской целью физики плазмы — созда­нием управ­ля­е­мых тер­мо­ядер­ных реак­то­ров раз­вер­ну­лись широ­кие иссле­до­ва­ния по изу­че­нию необыч­ных свойств веще­ства в плаз­мен­ном состо­я­нии, свое­об­раз­ной физике «сверх­вы­со­ких тем­пе­ра­тур». Раз­ра­ба­ты­ва­лись раз­лич­ные спо­собы созда­ния и нагрева плазмы до тем­пе­ра­туры в десятки мил­ли­о­нов гра­ду­сов, изу­ча­лось вза­и­мо­дей­ствие плазмы с элек­три­че­скими и маг­нит­ными полями, созда­ва­лись методы изме­ре­ния пара­мет­ров плазмы. Впо­след­ствии Кирилл Дмит­ри­е­вич осно­вал в ХГУ первую в стране кафедру физики плазмы (1962 г.).

В январе 1960 года Харь­ков­ский физико-тех­ни­че­ский инсти­тут посе­тил Игорь Кур­ча­тов с супру­гой. Здесь он объ­явил харь­ков­ским кол­ле­гам об основ­ной цели сво­его визита. Ока­зы­ва­ется, он уже полу­чил прин­ци­пи­аль­ное согла­сие Н.С. Хру­щева на стро­и­тель­ство в Харь­кове уни­каль­ной уста­новки — стел­ла­ра­тора «Укра­ина» — ори­ги­наль­ной маг­нит­ной системы для удер­жа­ния высо­ко­тем­пе­ра­тур­ной плазмы. Однако 7 фев­раля И.В. Кур­ча­тов скон­чался, и стел­ла­ра­тор в том виде, как он заду­мы­вался, постро­ить так и не уда­лось. Но все же в 1967 году была создана уни­каль­ная уста­новка «Ура­ган», резуль­таты работы кото­рой по удер­жа­нию горя­чей плазмы пора­зили весь науч­ный мир.

К.Д. Синель­ни­ков изу­чал удер­жа­ние и нагрев плазмы в маг­нит­ных ловуш­ках, дина­мику плаз­мен­ных пото­ков и сгуст­ков, инжек­цию заря­жен­ных частиц в маг­нит­ные ловушки. Пред­ло­жил ловушку с про­стран­ственно-пери­о­ди­че­ским маг­нит­ным полем (ловушка Синель­ни­кова).

В послед­ние годы жизни Кирилл Дмит­ри­е­вич Синель­ни­ков рабо­тал через силу, ходил с пал­кой, в начале 1965 года по состо­я­нию здо­ро­вья он оста­вил пост дирек­тора инсти­тута.

Выда­ю­щийся совет­ский физик умер 16 октября 1965 года. Через три года после его смерти Харь­ков­ский физико-тех­ни­че­ский инсти­тут был награж­ден орде­ном Ленина. Био­графы Кирилла Дмит­ри­е­вича спра­вед­ливо отме­чают, что основ­ная заслуга в полу­че­нии этой награды при­над­ле­жит как раз Синель­ни­кову, кото­рый, надо ска­зать, и сам был награж­ден тремя орде­нами Ленина при жизни.

В 1975 году Ака­де­мия наук УССР учре­дила пре­мию им. К.Д. Синель­ни­кова за выда­ю­щи­еся дости­же­ния в обла­сти физики.

Его памяти и 100-летию со дня рож­де­ния были посвя­щены про­ве­ден­ные в апреле 2001 года в г. Харь­кове меж­ду­на­род­ные сим­по­зи­умы «Ваку­ум­ные тех­но­ло­гии и обо­ру­до­ва­ние», «Тон­кие пленки в элек­тро­нике», «Чистые металлы»).