ГлавнаяПерсоналии → Штеенбек М.

Штеенбек Макс(1904—1981)

немец­кий физик, созда­тель пер­вого рабо­та­ю­щего бета­трона и пер­вой газо­вой цен­три­фуги для раз­де­ле­ния изо­то­пов урана, участ­ник совет­ского атом­ного про­екта. Ино­стран­ный член АН СССР (1966), вице-пре­зи­дент АН ГДР.

Макс Ште­ен­бек (Стейн­бек) родился 21 марта 1904 года в Киле в учи­тель­ской семье. Школь­ное обра­зо­ва­ние полу­чил боль­шей частью в роди­тель­ском доме. После полу­че­ния атте­стата посту­пил в уни­вер­си­тет города Киля, где до 1927 года изу­чал сна­чала химию, а затем физику у Ганса Гей­гера и Валь­тера Кос­селя. Послед­ний был руко­во­ди­те­лем его дис­сер­та­ции, защи­щён­ной в 1929 году и посвя­щён­ной изме­ре­нию интен­сив­но­сти рент­ге­нов­ских лучей.

После завер­ше­ния экс­пе­ри­мен­таль­ной части дис­сер­та­ции М. Ште­ен­бек посту­пил в каче­стве руко­во­ди­теля лабо­ра­то­рии в иссле­до­ва­тель­ское под­раз­де­ле­ние фирмы Сименс-Шук­керт, где он рабо­тал до 1945 года. С 1943 года он являлся тех­ни­че­ским руко­во­ди­те­лем, а затем непро­дол­жи­тель­ное время руко­во­ди­те­лем элек­три­че­ских под­стан­ций рай­она Бер­лина, в кото­ром рас­по­ла­га­лись пред­при­я­тия Сименс.

Пер­вые иссле­до­ва­тель­ские темы Макса Ште­ен­бека были свя­заны с газо­вым раз­ря­дом. С 1936 года М. Ште­ен­бек при­гла­шался неод­но­кратно на про­фес­сор­скую работу в уни­вер­си­теты, но он откло­нял пред­ло­же­ния, так как не хотел пре­ры­вать работу на Сименс-Шук­керт. В 1937 году он скон­стру­и­ро­вал бета­трон, затем под его руко­вод­ством было создана импульс­ная рент­ге­но­ско­пи­че­ская камера, с помо­щью кото­рой были экс­пе­ри­мен­тально изу­чены взрыв­ные свой­ства куму­ля­тив­ных сна­ря­дов для раз­ра­ба­ты­ва­е­мых в то время в Гер­ма­нии фауст­па­тро­нов. С 1940 года по воен­ным зака­зам он рабо­тал над про­бле­мами обна­ру­же­ния маг­нит­ных мин. Одновре­менно М. Ште­ен­бек про­во­дил работы по силь­но­точ­ным полу­про­вод­ни­кам для опти­ми­за­ции работы выпря­ми­те­лей.

До начала войны в науч­ных кру­гах СССР имя М. Ште­ен­бека было хорошо известно по его двух­том­ному учеб­ному посо­бию и одной из пер­вых в миро­вой лите­ра­туре осно­во­по­ла­га­ю­щей работе по физике плазмы (1939 г.). Рус­ский пере­вод этой книги был опуб­ли­ко­ван в трех выпус­ках жур­нала «Успехи физи­че­ских наук» в 1941 году: Ромпе Р., Ште­ен­бек М., «Газы в состо­я­нии плазмы». Имя Ште­ен­бека было хорошо также известно Л.А. Арци­мо­вичу, кото­рый при­был 9 мая в Бер­лин в составе спе­ци­аль­ной группы совет­ских спе­ци­а­ли­стов во главе с А.П. Заве­ня­ги­ным для поиска немец­ких спе­ци­а­ли­стов по ядер­ной тема­тике и спе­ци­аль­ного обо­ру­до­ва­ния. Сразу найти М. Ште­ен­бека ему не уда­лось, так как в апреле 1945 года послед­него, как одного из руко­во­ди­те­лей фирмы Сименс-Шук­керт без осо­бого раз­бора при­знали наци­стом. Макс Ште­ен­бек был взят в плен и до сере­дины сен­тября содер­жался в конц­ла­гере в для воен­но­плен­ных в Познани, где тяжело забо­лел и был почти при смерти. «Через несколько дней, — вспо­ми­нал впо­след­ствии Штeенбек, — я дол­жен бы ока­заться в хлор­ном бараке, если бы не про­изо­шло чудо: один из офи­це­ров НКВД лагеря (в про­шлом инже­нер) вспом­нил, что он слы­шал мое имя до войны и сооб­щил об этом куда сле­дует».

М. Ште­ен­бека отправ­ляют в СССР, где он попа­дает в Инсти­тут «А», создан­ный под Сухуми на базе сана­то­рия «Синоп», где под науч­ным руко­вод­ством М. фон Арденне рабо­тает целый ряд немец­ких физи­ков и инже­не­ров. Неда­леко от Инсти­тута «А» функ­ци­о­ни­рует дру­гой ана­ло­гич­ный Инсти­тут «Г», воз­глав­ля­е­мый Г. Гер­цем.

Для науч­ного осна­ще­ния объ­ек­тов «А» и «Г» по рас­по­ря­же­нию ГКО СССР исполь­зо­ва­лись обо­ру­до­ва­ние, аппа­ра­тура, инвен­тарь, хими­че­ская посуда, реак­тивы и биб­лио­тека, выве­зен­ные из иссле­до­ва­тель­ских лабо­ра­то­рий и инсти­ту­тов Гер­ма­нии. На Инсти­тут «А» воз­ла­га­лись задачи раз­ра­ботки элек­тро­маг­нит­ного метода раз­де­ле­ния урана, мето­дов изго­тов­ле­ния диф­фу­зи­он­ных пере­го­ро­док и моле­ку­ляр­ных мето­дов раз­де­ле­ния изо­то­пов урана. За послед­нее направ­ле­ние работ отве­чал Макс Ште­ен­бек. В его группу вхо­дили, в част­но­сти, инже­неры Г. Циппе и Р. Шеф­фель.

После мно­го­чис­лен­ных неудач­ных попы­ток с исполь­зо­ва­нием раз­лич­ных мето­дов раз­де­ле­ния они оста­но­ви­лись на спо­собе раз­де­ле­ния изо­то­пов урана с помо­щью газо­вой цен­три­фуги. Прин­цип работы газо­вой цен­три­фуги по раз­де­ле­нию изо­то­пов урана заклю­чался в том, что в цилин­дри­че­ском роторе цен­три­фуги, запол­нен­ном гек­сафто­ри­дом урана, при окруж­ных ско­ро­стях, пре­вы­ша­ю­щих 400 м/c, более тяже­лые моле­кулы кон­цен­три­ру­ются у стенки ротора и опус­ка­ются вниз. Исполь­зуя кас­кад цен­три­фуг, можно посте­пенно уве­ли­чи­вать кон­цен­тра­цию тяже­лых моле­кул в потоке.

В эти годы Макс Ште­ен­бек регу­лярно при­ез­жал также в Москву в лабо­ра­то­рию Л.А. Арци­мо­вича и участ­во­вал (как кон­суль­тант) в реше­нии про­блем элек­тро­маг­нит­ного обо­га­ще­ния изо­то­пов урана. С Арци­мо­ви­чем у него уста­но­ви­лись тес­ные про­фес­сио­наль­ные и дру­же­ские отно­ше­ния, кото­рые про­дол­жа­лись впо­след­ствии вплоть до смерти Л.А. Арци­мо­вича.

В январе 1951 года резуль­таты работ по раз­ви­тию газо­вой цен­три­фуги были доло­жены на засе­да­нии Тех­ни­че­ского совета Пер­вого Глав­ного управ­ле­ния, а в сен­тябре 1952 года группа Ште­ен­бека была пере­ве­дена из Сухуми в Ленин­град в ОКБ Киров­ского завода. Здесь они про­дол­жили работу по созда­нию про­мыш­лен­ного образца газо­вой цен­три­фуги. В начале 1953 года на засе­да­нии Тех­ни­че­ского совета было при­знано пре­иму­ще­ство газо­вой цен­три­фуги группы Ште­ен­бека над моде­лью, раз­ра­ба­ты­ва­е­мой под руко­вод­ством Е. Каме­нева в отде­ле­нии, руко­во­ди­мом И.К. Кико­и­ным, и при­нято реше­ние даль­ней­шего раз­ви­тия и про­из­вод­ства цен­три­фуги, раз­ра­бо­тан­ной груп­пой Ште­ен­бека. В даль­ней­шем, уже без уча­стия группы Ште­ен­бека, досто­ин­ства про­ек­тов обеих групп, как и ори­ги­наль­ный спо­соб непре­рыв­ного отбора про­дукта — обо­га­щен­ной газо­вой фрак­ции урана, раз­ра­бо­тан­ный в группе проф. И.К. Кико­ина, были реа­ли­зо­ваны в окон­ча­тель­ных моде­лях газо­вой цен­три­фуг, про­из­во­ди­мых в СССР. Эти выда­ю­щи­еся работы обес­пе­чили Совет­ский Союз самой пере­до­вой тех­но­ло­гией раз­де­ле­ния изо­то­пов урана.

После смерти И. Ста­лина немец­ких учё­ных в сен­тябре 1953 года пере­вели на «каран­тин» и дали сво­боду выбора работы по откры­той науч­ной тема­тике. В связи с этим группа Ште­ен­бека была пере­ве­дена в Киев. Впо­след­ствии он вспо­ми­нал: «Моя работа над цен­три­фу­гой закон­чи­лась в Ленин­граде. Вме­сте с несколь­кими сотруд­ни­ками из Сухуми я пере­дал наш опыт группе под­на­то­рев­ших в про­из­вод­стве физи­ков, мате­ма­ти­ков и кон­струк­то­ров, кото­рые вскоре, исполь­зуя соб­ствен­ные идеи, оста­вили позади наши резуль­таты. Как здесь пошли даль­ней­шие дела, мне неиз­вестно...». В физи­че­ском инсти­туте Укра­ин­ской Ака­де­мии наук М. Ште­ен­бек рабо­тает над про­бле­мами полу­про­вод­ни­ков, а также пуб­ли­кует работу по гео­фи­зике.

М. Ште­ен­бек посто­янно под­ни­мал вопрос о воз­вра­ще­нии его и его семьи в Гер­ма­нию, осо­бенно в связи с тем, что он хотел, чтобы его стар­шая дочь имела воз­мож­ность закон­чить гим­на­зию непре­менно в Гер­ма­нии. 26 июля 1956 года ему раз­ре­шают пере­ехать в ГДР.

С 1956 по 1959 гг. M. Ште­ен­бек рабо­тал в уни­вер­си­тете Фри­дриха Шил­лера в Йене, где он пре­по­да­вал в инсти­туте физики плазмы. Одновре­менно до 1960 года он воз­глав­лял Инсти­тут маг­нит­ных мате­ри­а­лов в Йене, затем был там же дирек­то­ром Инсти­тута маг­ни­то­гид­ро­ди­на­мики. С 1956 года М. Ште­ен­бек являлся чле­ном АН ГДР, с 1966 по 1972 гг. был её вице-пре­зи­ден­том. С 1957 по 1962 гг. он воз­глав­лял работы по ядер­ной физике и энер­ге­тике ГДР. В этот период М. Ште­ен­бек выдви­нул ряд инте­рес­ных идей, свя­зан­ных с при­ме­не­нием маг­нит­ной гид­ро­ди­на­мики к реше­нию про­блем аст­ро­но­мии, напри­мер тео­рию про­ис­хож­де­ния маг­нит­ного поля Солнца, планет и звезд. Он внес боль­шой вклад в раз­ра­ботку научно-тех­ни­че­ских вопро­сов ядер­ного реак­то­ро­стро­е­ния, являлся одним из участ­ни­ков созда­ния пер­вой атом­ной элек­тро­стан­ции ГДР. Про­вел иссле­до­ва­ние по физике неве­со­мо­сти, важ­ное для реше­ния задач кос­ми­че­ской сварки.

В 1966 году М. Ште­ен­бек был избран ино­стран­ным чле­ном АН СССР по отде­ле­нию общей и при­клад­ной физики. Два­жды награж­дён Нацио­наль­ной пре­мией ГДР, золо­той меда­лью им. М.В. Ломо­но­сова (1972 г.) за выда­ю­щи­еся дости­же­ния в обла­сти физики плазмы и при­клад­ной физики и пре­мией «Энер­гия» фонда А. Круппа фон Болена (1977 г.) за выда­ю­щийся вклад в раз­ви­тие про­из­вод­ства атом­ной энер­гии.

Макс Ште­ен­бек скон­чался 15 декабря 1981 года в Бер­лине.

При­ме­ча­ние:

Сотруд­ники М. Ште­ен­бека — Гер­нот Циппе и Рудольф Шеф­фель — при воз­вра­ще­нии из СССР сде­лали выбор в пользу Феде­ра­тив­ной Рес­пуб­лики Гер­ма­ния. Г. Циппе в 1957 году запа­тен­то­вал в 13 стра­нах тех­но­ло­гию по газо­вым цен­три­фу­гам, извест­ную впо­след­ствии как Циппе-цен­три­фуга. Во мно­гом это была цен­три­фуга, раз­ра­бо­тан­ная совет­скими спе­ци­а­ли­стами. Однако, узнав о частич­ном пла­ги­ате, СССР не пред­при­нял ника­ких уси­лий по уста­нов­ле­нию при­о­ри­тета на газо­вую цен­три­фугу, так как работы по ней счи­та­лись сверх­сек­рет­ными.

Литература

Штеенбек М. Путь к прозрению
: [Воспоминания немецкого физика-теоретика : Перевод]. — М : Наука, 1988. — 301, [2] с. 
 
Кузнецов В. Н. Немцы в советском атомном проекте
/ Рос. акад. наук, Урал. отд-ние, Ин-т истории и археологии ; [отв. ред. А. В. Сперанский]. — Екатеринбург : Банк культурной информации, 2014. — 271, [1] с.