ГлавнаяПерсоналии → Щербаков Д. И.

Щербаков Дмитрий Иванович(1893—1966)

гео­лог и гео­хи­мик, участ­ник изу­че­ния и поиска место­рож­де­ний урана, ака­де­мик АН СССР (1953). Лау­реат Ленин­ской пре­мии (1965).

Дмит­рий Ива­но­вич Щер­ба­ков родился 1 (13) января 1893 года в уезд­ном городе Ново­зыб­кове Чер­ни­гов­ской губер­нии Рос­сий­ской импе­рии (ныне адми­ни­стра­тив­ный центр Ново­зыб­ков­ского рай­она Брян­ской обла­сти) в семье слу­жа­щих.

Отец Дмит­рия Ива­но­вича был инже­не­ром путей сооб­ще­ния, мать в част­ном порядке пре­по­да­вала ита­льян­ский язык и пение. В самом конце XIX века чета Щер­ба­ко­вых пере­ехала в Харь­ков. Здесь про­шли пер­вые школь­ные годы буду­щего ака­де­мика. Около 1906 года в связи с тяжё­лой болез­нью главы семьи Щер­ба­ковы пере­бра­лись в Санкт-Петер­бург, где Дмит­рий Ива­но­вич про­дол­жил учёбу в сто­лич­ной гим­на­зии № 6.

В школь­ные годы Д.И. Щер­ба­ков много читал. Огром­ное вли­я­ние на него ока­зали про­из­ве­де­ния Ж. Верна, так как Дмит­рию импо­ни­ро­вали его герои. Научно-фан­та­сти­че­ская и при­клю­чен­че­ская лите­ра­тура сфор­ми­ро­вали в нём «пред­став­ле­ние о могу­ще­стве тех­ники и науки, под­чи­ня­ю­щих при­роду», и раз­вили его инте­рес к инже­нер­ному делу. Увле­че­ние твор­че­ством клас­сика науч­ной фан­та­стики не про­шло даже с годами. В сере­дине пяти­де­ся­тых годов XX века, уже будучи ака­де­ми­ком, Д.И. Щер­ба­ков писал ком­мен­та­рии к кни­гам Ж. Верна «Путе­ше­ствие к цен­тру Земли», «Путе­ше­ствие и при­клю­че­ния капи­тана Гат­те­раса», «Вокруг света за 80 дней» и дру­гим.

Окон­чив в 1911 году гим­на­зию, Д.И. Щер­ба­ков посту­пил на метал­лур­ги­че­ское отде­ле­ние Санкт-Петер­бург­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута им. Петра Вели­кого. Учился Дмит­рий Ива­но­вич бле­стяще, и, веро­ятно, мог бы стать отлич­ным инже­не­ром-метал­лур­гом, но гораздо больше его увле­кали заня­тия в лабо­ра­то­рии про­фес­сора Ф.Ю. Левин­сона-Лес­синга, кото­рые он посе­щал с 1913 года. Моло­дой сту­дент увле­чённо рабо­тал над изу­че­нием вул­ка­ни­че­ских пород Крым­ского полу­ост­рова. Резуль­та­том его пет­ро­гра­фи­че­ских иссле­до­ва­ний стала пуб­ли­ка­ция пер­вой науч­ной работы: «Лимен­ский выход извер­жен­ных пород». Франц Юлье­вич высоко ценил пода­ю­щего надежды сту­дента. Именно по его реко­мен­да­ции в 1914 году Д.И. Щер­ба­ков в долж­но­сти стар­шего кол­лек­тора при­нял уча­стие в орга­ни­зо­ван­ной ака­де­ми­ком В.И. Вер­над­ским Фер­ган­ской ради­е­вой экс­пе­ди­ции.

Пер­вая миро­вая война внесла в его жизнь свои кор­рек­тивы. Пат­ри­о­ти­че­ски настро­ен­ный сту­дент начал работу в комис­сии сырья и хими­че­ских мате­ри­а­лов и скоро уехал в экс­пе­ди­цию к Белому морю искать слюду для зарож­дав­шейся в стране авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти. Рабо­тая в комис­сии, И. Щер­ба­ков сбли­зился с про­фес­со­ром А.Е. Фер­сма­ном, зна­ком­ство с кото­рым в после­ду­ю­щем пере­росло в мно­го­лет­нюю дружбу.

В 1916 году Дмит­рий Ива­но­вич по зада­нию Коми­тета военно-тех­ни­че­ской помощи уехал в коман­ди­ровку на Сред­ний Урал, где ему пред­сто­яло оце­нить запасы место­рож­де­ния алу­нита. По воз­вра­ще­нии из коман­ди­ровки, отчи­тав­шись перед комис­сией о про­де­лан­ной работе, он отпра­вился в Крым. Чтобы про­кор­мить семью, Дмит­рий Ива­но­вич брался за любую работу. Лишь летом 1918 года ему уда­лось вырваться в Пет­ро­град. Работа поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, однако, в это время была при­оста­нов­лена, и Щер­ба­кову при­шлось устро­иться в отдел камен­ных стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов Комис­сии по изу­че­нию есте­ствен­ных про­из­во­ди­тель­ных сил Рос­сии при Рос­сий­ской ака­де­мии наук. В долж­но­сти науч­ного сотруд­ника КЕПС Д.И. Щер­ба­ков вер­нулся в Крым, где выпол­нял отдель­ные пору­че­ния. В 1919 году Дмит­рий Ива­но­вич всё же решил завер­шить выс­шее обра­зо­ва­ние и посту­пил на есте­ствен­ное отде­ле­ние физико-мате­ма­ти­че­ского факуль­тета Таври­че­ского уни­вер­си­тета (с фев­раля 1921 года — Крым­ский уни­вер­си­тет им. М.В. Фрунзе). Одновре­менно с учё­бой около двух лет Щер­ба­ков рабо­тал асси­стен­том по гео­ло­гии про­фес­сора В.А. Обру­чева. Уни­вер­си­тет Дмит­рий Ива­но­вич окон­чил с золо­той меда­лью в 1921 году.

Полу­чив диплом, Д.И. Щер­ба­ков вер­нулся на работу в КЕПС, где тру­дился до 1930 года в долж­но­сти науч­ного сотруд­ника отдела неруд­ных иско­па­е­мых. Выпол­няя зада­ния Комис­сии, Дмит­рий Ива­но­вич неко­то­рое время рабо­тал в Крыму, иссле­дуя кар­сто­вые явле­ния и опре­де­ляя их роль в фор­ми­ро­ва­нии вод­ных ресур­сов полу­ост­рова. Он также вёл раз­ведку стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов и мине­раль­ного сырья, необ­хо­ди­мых для вос­ста­нов­ле­ния раз­ру­шен­ной граж­дан­ской вой­ной эко­но­мики Крыма.

В 1922 году Щер­ба­ков с семьёй пере­ехал в Пет­ро­град. Недав­него выпуск­ника Крым­ского уни­вер­си­тета парал­лельно с рабо­той в КЕПС назна­чили на ряд вакант­ных долж­но­стей в раз­лич­ных заве­де­ниях: с 1922 по 1923 год он являлся хра­ни­те­лем Мине­ра­ло­ги­че­ского музея Пер­вого Пет­ро­град­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута имени М.И. Кали­нина, с 1922 по 1927 год был асси­стен­том кафедры гео­ло­гии Пет­ро­град­ского (с 1924 года — Ленин­град­ского) государ­ствен­ного уни­вер­си­тета.

В 1925 году Д.И. Щер­ба­кову пред­ста­ви­лась воз­мож­ность устро­иться в Государ­ствен­ный ради­е­вый инсти­тут, и в долж­но­сти стар­шего радио­лога гео­хи­ми­че­ского отдела инсти­тута он едет в коман­ди­ровку в Сред­нюю Азию, участ­вует в экс­пе­ди­ции в пустыню Кара­кумы, затем иссле­дует место­рож­де­ния сурьмо-ртут­ных и пла­ви­ко­вых руд в Кир­ги­зии и на Алтае. В 1926 году, уже будучи заве­ду­ю­щим мине­ра­лого-гео­хи­ми­че­ским отде­лом ГРИ, он сов­местно с Р.Л. Самой­ло­ви­чем про­во­дит оценку запа­сов Хибин­ского апа­ти­то­вого место­рож­де­ния на Коль­ском полу­ост­рове.

В 1927 году руко­вод­ство Ради­е­вого инсти­тута через Ака­де­мию наук СССР напра­вило его в дли­тель­ную загра­нич­ную коман­ди­ровку. За четыре месяца пре­бы­ва­ния в Европе, Д.И. Щер­ба­ков успел поучаст­во­вать в работе съезда Немец­кого мине­ра­ло­ги­че­ского обще­ства, посе­тить оло­во­руд­ные, поли­ме­тал­ли­че­ские, ради­е­вые и сер­ные место­рож­де­ния в Гер­ма­нии, Чехо­сло­ва­кии и Ита­лии, осмот­реть евро­пей­ские мине­ра­ло­ги­че­ские музеи, при­об­ре­сти цен­ное науч­ное обо­ру­до­ва­ние для Ака­де­мии наук СССР.

Вер­нув­шись в Совет­ский Союз, Дмит­рий Ива­но­вич с голо­вой ушёл в работу, отпра­вив­шись в 1928 году на Памир в долж­но­сти заме­сти­теля началь­ника совет­ско-гер­ман­ской Памир­ской высо­ко­гор­ной экс­пе­ди­ции, при­уро­чен­ной к 200-летию Ака­де­мии наук. Несмотря ни на какие труд­но­сти, экс­пе­ди­ция доби­лась бле­стя­щих резуль­та­тов: была состав­лена топо­гра­фи­че­ская карта иссле­до­ван­ных ею рай­о­нов Памира, обсле­до­ваны рай­оны озера Кара-Куль, бас­сейны рек и лед­ни­ков Таны­маса, Кара-Джи­лги, лед­ника Фед­ченко, прой­дены и опи­саны пере­валь­ные пути от лед­ника Фед­ченко в долину Ванча, обна­ру­жено мощ­ное оле­де­не­ние на гра­нице Запад­ного Памира, най­дены место­рож­де­ния ряда полез­ных иско­па­е­мых и выпол­нено много дру­гих науч­ных работ.

В том же 1928 году Дмит­рий Ива­но­вич парал­лельно с рабо­той в Ради­е­вом инсти­туте ста­но­вится доцен­том на гео­хи­ми­че­ском отде­ле­нии хими­че­ского факуль­тета Ленин­град­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута по кафедре руд­ных место­рож­де­ний. Здесь он впер­вые про­чи­тал курс лек­ций, иллю­стри­руя их соб­ствен­но­ручно собран­ными образ­цами руд и мине­ра­лов. На пре­по­да­ва­тель­ской работе Дмит­рий Ива­но­вич оста­вался и после пере­вода гео­хи­ми­че­ской спе­ци­аль­но­сти в Ленин­град­ский гор­ный инсти­тут. Здесь курс руд­ных место­рож­де­ний он читал в каче­стве доцента кафедры полез­ных иско­па­е­мых до пере­езда в Москву.

В 1929 году Д.И. Щер­ба­ков вновь побы­вал в Кара­ку­мах, затем совер­шил поездку в Забай­ка­лье, где вме­сте с ака­де­ми­ком А.Е. Фер­сма­ном зани­мался изу­че­нием воль­фра­ми­то­вых место­рож­де­ний. Но основ­ным направ­ле­нием его прак­ти­че­ской науч­ной работы оста­вался Памир. Науч­ной частью Памир­ской высо­ко­гор­ной экс­пе­ди­ции, пере­име­но­ван­ной позд­нее в Таджик­скую ком­плекс­ную, затем Таджик­ско-Памир­скую и, нако­нец, Сред­не­ази­ат­скую, Д.И. Щер­ба­ков руко­во­дил до 1936 года.

В 1930 году в Ленин­граде при Ака­де­мии наук СССР был обра­зо­ван Гео­хи­ми­че­ский инсти­тут. Его руко­во­ди­те­лем стал ака­де­мик А.Е. Фер­сман, кото­рый вскоре при­гла­сил Дмит­рия Ива­но­вич на долж­ность сво­его заме­сти­теля. С этого вре­мени Щер­ба­ков начи­нает активно зани­маться ред­кими метал­лами. В 1931 году он кури­рует вопросы орга­ни­за­ции созван­ного в Ход­женте по ини­ци­а­тиве Ф. И. Вольф­сона Пер­вого Кар­ма­зар­ского съезда гео­ло­гов, на кото­ром высту­пает в каче­стве одного из основ­ных доклад­чи­ков. Реше­ния и реко­мен­да­ции съезда дали тол­чок раз­ви­тию гор­но­до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти в реги­о­нах Сред­ней Азии, бога­тых место­рож­де­ни­ями дра­го­цен­ных метал­лов, руд свинца и цинка, горно-хими­че­ского сырья и урана.

В 1932 году Гео­хи­ми­че­ский и Мине­ра­ло­ги­че­ский инсти­туты были объ­еди­нены в Гео­хи­ми­че­ский инсти­тут имени M.B. Ломо­но­сова, кото­рый в 1934 году был пере­ве­дён в Москву и в 1937 году вошёл в состав Инсти­тута гео­ло­ги­че­ских наук Ака­де­мии наук СССР. Д.И. Щер­ба­ков до 1938 года оста­вался в долж­но­сти заме­сти­теля дирек­тора инсти­тута. В это время Дмит­рий Ива­но­вич про­дол­жает зани­маться вопро­сами гео­хи­мии ред­ких эле­мен­тов. Его прак­ти­че­ские изыс­ка­ния, тео­ре­ти­че­ские науч­ные работы в этой обла­сти во мно­гом спо­соб­ство­вали раз­ви­тию ред­ко­ме­таль­ной про­мыш­лен­но­сти в стране. В 1936 году по сово­куп­но­сти заслуг Д.И. Щер­ба­кову без защиты док­тор­ской дис­сер­та­ции была при­сво­ена учё­ная сте­пень док­тора гео­лого-мине­ра­ло­ги­че­ских наук.

Ещё во время работы в каче­стве науч­ного руко­во­ди­теля Сред­не­ази­ат­ской экс­пе­ди­ции Д. И. Щер­ба­ков выска­зал идею о суще­ство­ва­нии зако­но­мер­но­стей раз­ме­ще­ния эндо­ген­ного ору­де­не­ния в рудо­нос­ных про­вин­циях. В ско­ром вре­мени ему пред­ста­ви­лась воз­мож­ность про­ве­рить свою идею на прак­тике в горах Кав­каза. В резуль­тате трёх лет науч­ной работы на Кав­казе Щер­ба­ков раз­ра­бо­тал новые прин­ципы и мето­дику состав­ле­ния метал­ло­ге­ни­че­ских карт и карт про­гно­зов руд­ных место­рож­де­ний, полу­чив­ших боль­шое народно-хозяй­ствен­ное зна­че­ние в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны. На осно­ва­нии дово­ен­ных иссле­до­ва­ний в 1941—1942 гг. Дмит­рий Ива­но­вич опуб­ли­ко­вал ряд очер­ков по гео­ло­гии ред­ких и цвет­ных метал­лов и соста­вил кар­то­гра­фи­че­ские про­гнозы руд­ных место­рож­де­ний. Всё это ока­зало неоце­ни­мую помощь гео­ло­го­раз­ве­доч­ным пар­тиям в поиске и раз­ведке место­рож­де­ний руд, необ­хо­ди­мых для полу­че­ния цвет­ных и ред­ких метал­лов, в кото­рых остро нуж­да­лась оте­че­ствен­ная воен­ная про­мыш­лен­ность.

С 1942 по 1943 гг. Д.И. Щер­ба­ков руко­во­дил Кав­каз­ской экс­пе­ди­цией ИГН АН СССР, уде­ляя боль­шое вни­ма­ние поиску стра­те­ги­че­ского сырья. В этот же период он выпол­нил несколько работ по воен­ной гео­гра­фии по зада­нию штаба инже­нер­ных войск Закав­каз­ского фронта. На осно­ва­нии состав­лен­ных им карт про­хо­ди­мо­сти раз­ра­ба­ты­ва­лись бое­вые опе­ра­ции фронта. Пер­со­наль­ный вклад Дмит­рия Ива­но­вича в раз­гром немецко-фашист­ских войск на Север­ном Кав­казе был отме­чен орде­ном Крас­ной Звезды и меда­лью «За обо­рону Кав­каза».

В 1943 году в Совет­ском Союзе акти­ви­зи­ро­ва­лись работы по созда­нию атом­ного ору­жия. Лабо­ра­то­рии № 2 АН для науч­ных экс­пе­ри­мен­тов тре­бо­ва­лись зна­чи­тель­ные объ­ёмы урана. Про­блема состо­яла в том, что совет­ские гео­логи в то время не рас­по­ла­гали мето­дами поиска место­рож­де­ний радио­ак­тив­ных мине­ра­лов, поэтому к реше­нию задачи по поиску и добыче ура­но­вых руд был при­вле­чён Д.И. Щер­ба­ков. Дмит­рий Ива­но­вич был пере­ве­дён во Все­со­юз­ный инсти­тут мине­раль­ного сырья и вклю­чён в состав Ура­но­вой комис­сии. Вскоре он под­го­то­вил науч­ный доклад по ура­но­вой про­бле­ма­тике, в кото­ром выска­зал пред­по­ло­же­ние о том, что место­рож­де­ния урана могут быть обна­ру­жены в раз­лич­ных рай­о­нах страны, но, пони­мая, что вре­мени и средств на веде­ние широ­ко­мас­штаб­ных поис­ко­вых работ нет, он пред­ло­жил сосре­до­то­читься на гео­ло­го­раз­ве­доч­ных меро­при­я­тиях в сред­не­ази­ат­ском реги­оне. Обла­дая огром­ным прак­ти­че­ским опы­том и глу­бо­кими тео­ре­ти­че­скими зна­ни­ями, Щер­ба­ков ука­зал кон­крет­ные обла­сти, где могут быть обна­ру­жены радио­ак­тив­ные мине­ралы, и дал реко­мен­да­ции для веде­ния раз­ведки. В декабре 1943 года совет­ская гео­ло­ги­че­ская пар­тия обна­ру­жила залежи урана в Кир­ги­зии рядом с руд­ни­ком Тюя-Муюн.

Это был круп­ный успех Д.И. Щер­ба­кова, но он не удо­вле­тво­рился реше­нием теку­щей задачи. Дмит­рий Ива­но­вич сфор­му­ли­ро­вал ряд идей отно­си­тельно гене­зиса урана в зем­ной коре, кото­рые в даль­ней­шем при­вели к фор­ми­ро­ва­нию ста­биль­ной сырье­вой базы урана. Он также реко­мен­до­вал радио­мет­рию как метод пред­ва­ри­тель­ного поиска место­рож­де­ний радио­ак­тив­ных руд и пред­ло­жил вести гео­ло­го­раз­ведку одновре­менно поле­выми поис­ко­выми груп­пами и с воз­духа. В 1944 году он воз­гла­вил науч­ную часть Фер­ган­ской экс­пе­ди­ции Инсти­тута гео­ло­ги­че­ских наук АН СССР, зани­ма­ясь по пору­че­нию пра­ви­тель­ства орга­ни­за­цией поиска, раз­ведки и добычи ура­но­вой руды. В декабре 1944 года в лабо­ра­то­рии Государ­ствен­ного инсти­тута ред­ких метал­лов (Гиред­мет) был выплав­лен пер­вый сли­ток чистого урана. В 1946 году Д.И. Щер­ба­кову было при­сво­ено учё­ное зва­ние про­фес­сора, а 4 декабря того же года Дмит­рия Ива­но­вича избрали чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии наук СССР по отде­ле­нию гео­лого-гео­гра­фи­че­ских наук.

Свой опыт Д.И. Щер­ба­ков активно пере­да­вал новому поко­ле­нию совет­ских гео­ло­гов. В конце 1940-х годов он под­го­то­вил курс лек­ций по гео­ло­гии ура­но­вых место­рож­де­ний, кото­рый читал гео­ло­гам ВИМСа и сту­ден­там Мос­ков­ского гео­ло­го­раз­ве­доч­ного инсти­тута. В 50-е годы XX века, уже будучи ака­де­ми­ком-сек­ре­та­рём Ака­де­мии наук СССР, Дмит­рий Ива­но­вич коор­ди­ни­ро­вал все радио­ло­ги­че­ские работы и иссле­до­ва­ния, кото­рые про­во­ди­лись в стране. По мне­нию ака­де­мика Щер­ба­кова, именно уран стал тем дви­жу­щим эле­мен­том, кото­рый спо­соб­ство­вал стре­ми­тель­ному раз­ви­тию гео­ло­ги­че­ской науки в после­во­ен­ное время.

В конце 1948 года Д. И. Щер­ба­ков занял долж­ность заве­ду­ю­щего отде­лом мине­ра­ло­гии и гео­хи­мии в Инсти­туте гео­ло­ги­че­ской науки АН СССР. В конце 40-х — начале 50-х годов XX века он ста­но­вится изве­стен как орга­ни­за­тор и популя­ри­за­тор гео­ло­ги­че­ской и гео­гра­фи­че­ской наук, а также как вид­ный спе­ци­а­лист в деле под­го­товки науч­ных кад­ров. Боль­шое зна­че­ние для внед­ре­ния в эко­но­мику страны науч­ных дости­же­ний имела его дея­тель­ность в раз­лич­ных комис­сиях и в долж­но­сти Пред­се­да­теля Мине­рально-сырье­вой сек­ции Научно-тех­ни­че­ского совета Государ­ствен­ного инсти­тута ред­ких метал­лов (1951 г.). Он опуб­ли­ко­вал несколько научно-популяр­ных книг по гео­ло­гии и гео­гра­фии, в каче­стве науч­ного кон­суль­танта участ­во­вал в созда­нии боль­шой серии научно-популяр­ных кино­филь­мов.

В начале 1950-х годов Д. И. Щер­ба­ков на неко­то­рое время вновь воз­гла­вил Сред­не­ази­ат­скую экс­пе­ди­цию. Его новые иссле­до­ва­ния поз­во­лили обос­но­вать уста­нов­лен­ный ранее эмпи­ри­че­ским путём один из основ­ных кри­те­риев поис­ко­вых работ — регио­наль­ную зара­жён­ность. Дмит­рий Ива­но­вич дока­зал, что докем­брий­ский суб­страт, под­сти­ла­ю­щий актив­ные подвиж­ные зоны, под воз­дей­ствием маг­ма­ти­че­ских про­цес­сов, газов и гид­ро­тер­маль­ных рас­тво­ров в зна­чи­тель­ной сте­пени спо­соб­ство­вал регио­наль­ной зара­жён­но­сти отдель­ных метал­ло­ге­ни­че­ских про­вин­ций теми или иными метал­лами.

23 октября 1953 года Д.И. Щер­ба­ков был избран дей­стви­тель­ным чле­ном Ака­де­мии наук СССР. Почти одновре­менно с этим собы­тием он занял пост ака­де­мика-сек­ре­таря Отде­ле­ния гео­лого-гео­гра­фи­че­ских наук, став таким обра­зом руко­во­ди­те­лем и орга­ни­за­то­ром всей совет­ской гео­ло­гии и гео­гра­фии. Дмит­рий Ива­но­вич активно рабо­тал в Комис­сии по опре­де­ле­нию абсо­лют­ного воз­раста гео­ло­ги­че­ских фор­ма­ций, был чле­ном Совета по изу­че­нию про­из­во­ди­тель­ных сил при Ака­де­мии наук, глав­ным редак­то­ром жур­на­лов «Изве­стия АН СССР. Серия гео­ло­ги­че­ская» (с 1954 г.), и «При­рода» (с 1957 г.), с 1955 года воз­глав­лял Меж­ве­дом­ствен­ный науч­ный совет по антарк­ти­че­ским иссле­до­ва­ниям при АН СССР.

С сере­дины 1950-х годов Дмит­рий Ива­но­вич много путе­ше­ство­вал. Явля­ясь ини­ци­а­то­ром и орга­ни­за­то­ром опор­ного и сверх­глу­бо­кого буре­ния сква­жин для изу­че­ния зем­ной коры, он рабо­тал на Коль­ском полу­ост­рове. В 1954 году он при­ни­мал уча­стие в работе высо­ко­ши­рот­ной арк­ти­че­ской экс­пе­ди­ции, посе­тил дрей­фу­ю­щие стан­ции «Север­ный полюс-3» и «Север­ный полюс-4», побы­вал в рай­оне Север­ного полюса, на архи­пе­лаге Франца-Иосифа и в Дик­соне. Щер­ба­кова осо­бенно инте­ре­со­вали дан­ные по изме­ре­нию глу­бин Север­ного Ледо­ви­того оке­ана и обна­ру­жен­ному совет­скими оке­а­но­ло­гами под­вод­ному хребту Ломо­но­сова. Изу­чив собран­ные во время поездки мате­ри­алы, ака­де­мик Щер­ба­ков при­шёл к выводу, что дно Север­ного Ледо­ви­того оке­ана пред­став­ляет собой опу­стив­шу­юся по раз­ло­мам зем­ной коры часть суши суще­ство­вав­шего неко­гда огром­ного мате­рика, вклю­чав­шего также тер­ри­то­рию совре­мен­ной Север­ной Аме­рики, Грен­лан­дии и Евра­зии. Дмит­рий Ива­но­вич также выдви­нул пред­по­ло­же­ние о срав­ни­тель­ной гео­ло­ги­че­ской моло­до­сти хребта Ломо­но­сова. Этот вывод учё­ного нашёл свое под­твер­жде­ние в иссле­до­ва­ниях Гео­фи­зи­че­ского инсти­тута АН СССР. Счи­тая также миро­вой океан при­род­ной кла­до­вой хими­че­ских эле­мен­тов, ака­де­мик Щер­ба­ков все­рьёз рабо­тал над про­бле­мой их извле­че­ния из мор­ской воды.

Одной из послед­них забот ака­де­мика Щер­ба­кова стала борьба за сохра­не­ние Инсти­тута мерз­ло­то­ве­де­ния имени В. А. Обру­чева. Хорошо пони­мая пер­спек­тив­ность осво­е­ния Край­него Севера, Дмит­рий Ива­но­вич счи­тал своим дол­гом попы­таться спа­сти это уни­каль­ное в своём роде науч­ное заве­де­ние, однако, Пре­зи­диум Ака­де­мии наук не под­дер­жал хода­тай­ство Щер­ба­кова и ещё несколь­ких вид­ных учё­ных. Воз­можно, по этой при­чине в 1963 году семи­де­ся­ти­лет­ний ака­де­мик Д. И. Щер­ба­ков поки­нул пост ака­де­мика-сек­ре­таря, посчи­тав, что нужно дать дорогу моло­дым. Но бога­тый опыт одного из самых ярких пред­ста­ви­те­лей науч­ной школы В.И. Вер­над­ского и А.Е. Фер­смана, основу кото­рой состав­ляют химико-гене­ти­че­ское направ­ле­ние и прак­ти­че­ская направ­лен­ность иссле­до­ва­ний, был по-преж­нему вос­тре­бо­ван. Его при­гла­сили на долж­ность руко­во­ди­теля сразу двух науч­ных отде­лов Инсти­тута гео­ло­гии руд­ных место­рож­де­ний, пет­ро­гра­фии, мине­ра­ло­гии и гео­хи­мии АН СССР. Послед­ние годы ака­де­мик Щер­ба­ков активно рабо­тал в обла­сти тек­то­ники и метал­ло­ге­нии акти­ви­зи­ро­ван­ных обла­стей, пуб­ли­ко­вал в печати работы по общим про­бле­мам мине­ра­ло­гии. В 1963 году за сово­куп­ность науч­ных работ в обла­сти гео­ло­гии, пет­ро­гра­фии и полез­ных иско­па­е­мых ему была при­суж­дена Золо­тая медаль имени А.П. Кар­пин­ского, а в 1965 году за раз­ра­ботку гео­лого-гео­хи­ми­че­ских основ поис­ков полез­ных иско­па­е­мых он был удо­стоен Ленин­ской пре­мии.

Ака­де­мик Дмит­рий Ива­но­вич Щер­ба­ков умер 25 мая 1966 года в Москве. Похо­ро­нен на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

В его честь названы: хре­бет в горах Орвин в Антарк­тиде, под­вод­ная гора в Индий­ском оке­ане к юго-западу от ост­рова Рож­де­ства, улица в поселке Хай­дар­кан Фрун­зен­ского рай­она Ошской обла­сти Кир­ги­зии, мине­рал из класса сили­ка­тов — «щер­ба­ко­вит», откры­тый в 1954 году.