ГлавнаяПерсоналии → Щёлкин К. И.

Щёлкин Кирилл Иванович(1911—1968)

физик, член-кор­ре­спон­дент АН СССР (1953). С 1947 г. участ­ник атом­ного про­екта. С 1955 по 1960 г. – гл. кон­струк­тор и науч­ный руко­во­ди­тель НИИ 1011. Три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1949, 1951, 1953). Лау­реат Ленин­ской (1958) и трех Государ­ствен­ных (1949, 1951, 1953) пре­мий СССР.

Кирилл Ива­но­вич Щел­кин родился 17 мая 1911 года в Тби­лиси в семье зем­ле­мера. Его дет­ство про­шло на Кав­казе. В 1924 году из-за болезни отца семья пере­ехала в Крым, в город Кара­суб­азар (ныне Бело­горск). В 1926 году отец умер, и 15-лет­ний Кирилл парал­лельно с уче­бой в школе вынуж­ден был еще и рабо­тать, чтобы под­дер­жи­вать семью.

В 1928 году Кирилл Щёл­кин посту­пил на физико-тех­ни­че­ское отде­ле­ние Крым­ского педа­го­ги­че­ского инсти­тута, учебу в кото­ром он успешно завер­шил в 1932 году.

Науч­ная карьера Кирилла Ива­но­вича нача­лась в Ленин­граде, в долж­но­сти лабо­ранта в только что орга­ни­зо­ван­ном Инсти­туте хими­че­ской физики АН СССР, куда его при­гла­сили сразу же после окон­ча­ния инсти­тута. Одним из направ­ле­ний иссле­до­ва­ний этого инсти­тута было изу­че­ние про­цес­сов горе­ния в при­ло­же­нии к двум зада­чам, осо­бенно важ­ным в то время для народ­ного хозяй­ства страны. Пер­вая из них состо­яла в выра­ботке реко­мен­да­ций для предот­вра­ще­ния взры­вов метана в камен­но­уголь­ных шах­тах, вто­рая — в подав­ле­нии про­цес­сов дето­на­ции топ­лив­ной смеси в рабо­чих цилин­драх дви­га­те­лей внут­рен­него сго­ра­ния.

Уже на пер­вом этапе своей работы моло­дой спе­ци­а­лист про­явил уме­ние тща­тельно выпол­нять постав­лен­ную экс­пе­ри­мен­таль­ную работу, спо­соб­ность к само­сто­я­тель­ному ана­лизу весьма слож­ных про­цес­сов горе­ния, а самое глав­ное — стрем­ле­ние к глу­бо­кому пони­ма­нию про­ис­хо­дя­щих про­цес­сов, к их тео­ре­ти­че­скому осмыс­ле­нию.

Моло­дой иссле­до­ва­тель быстро вышел на одну из зага­доч­ных про­блем того вре­мени в горе­нии газов — спи­но­вую дето­на­цию. Уже в мае 1934 года он пред­ста­вил в «Жур­нал экс­пе­ри­мен­таль­ной и тео­ре­ти­че­ской физики» ста­тью «Попытка рас­чета частоты дето­на­ци­он­ного спина», кото­рая при­влекла вни­ма­ние спе­ци­а­ли­стов по горе­нию.

В своих ран­них рабо­тах Кирилл Ива­но­вич обра­тил вни­ма­ние еще на один эффект, кото­рый он счи­тал важ­ным для про­цес­сов горе­ния газо­вых сме­сей, — вли­я­ние неров­но­стей сте­нок газо­на­пол­нен­ных кана­лов (шахт­ных выра­бо­ток) на ско­рость рас­про­стра­не­ния горе­ния. С помо­щью ряда ост­ро­ум­ных экс­пе­ри­мен­тов он пока­зал, что шеро­хо­ва­то­сти сте­нок при­во­дят к тур­бу­ли­за­ции газо­вого потока, к уве­ли­че­нию ско­ро­сти рас­про­стра­не­ния пла­мени и, в конеч­ном итоге, к уско­ре­нию пере­хода от горе­ния к дето­на­ции.

Работы этого пери­ода легли в основу кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции, кото­рую моло­дой уче­ный с успе­хом защи­тил 19 декабря 1938 года в воз­расте 27 лет. Поста­нов­ле­ние уче­ного совета гла­сило: «Работа К.И. Щёл­кина явля­ется круп­ным шагом впе­ред и пока­зы­вает, что дис­сер­тант не только обна­ру­жил высо­кую ква­ли­фи­ка­цию в обла­сти горе­ния и боль­шое экс­пе­ри­мен­таль­ное мастер­ство, но и, выдви­нув ори­ги­наль­ную и весьма обос­но­ван­ную тео­рию воз­ник­но­ве­ния дето­на­ции, пока­зал себя сфор­ми­ро­вав­шимся само­сто­я­тель­ным уче­ным».

Моло­дой иссле­до­ва­тель, полу­чив уче­ную сте­пень, не успо­ко­ился на достиг­ну­том. Для пря­мого изу­че­ния вли­я­ния тур­бу­ли­за­ции потока на ско­рость горе­ния он пред­ло­жил ори­ги­наль­ный экс­пе­ри­мент, пред­ста­вив эту шеро­хо­ва­тость в виде спи­рали, раз­ме­щен­ной внутри глад­кого канала. Это при­вело к умень­ше­нию длины раз­гона дето­на­ции более чем в десять раз. Резуль­таты и выводы своих иссле­до­ва­ний он опуб­ли­ко­вал в работе «К тео­рии воз­ник­но­ве­ния дето­на­ции в газо­вых сме­сях», пред­став­лен­ной в Ака­де­мию наук. Полу­чен­ные резуль­таты, став­шие теперь клас­си­че­скими, не были оче­видны спе­ци­а­ли­стам того вре­мени, о чем сви­де­тель­ствуют вос­по­ми­на­ния ака­де­мика Я.Б. Зель­до­вича, все­мирно при­знан­ного авто­ри­тета в тео­рии горе­ния и дето­на­ции. «Мы много спо­рили с Кирил­лом Ива­но­ви­чем. Я раз­ра­ба­ты­вал тео­рию горе­ния, под­ходя к ней со сто­роны хими­че­ской кине­тики, ослож­нен­ной выде­ле­нием тепла, — вспо­ми­нал Яков Бори­со­вич. — Он акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние на вли­я­нии газо­ди­на­мики. И в этом он нашел пра­виль­ный ответ на вопрос о пере­ходе мед­лен­ного горе­ния в дето­на­цию. Опыт с шеро­хо­ва­то­стью трубы пока­зал: у Щёл­кина была насто­я­щая науч­ная сме­лость, кото­рая необ­хо­дима, чтобы дви­гаться впе­ред, полу­чать выда­ю­щи­еся резуль­таты».

Кирилл Ива­но­вич пла­ни­ро­вал выпол­нить широ­кие иссле­до­ва­ния по горе­нию и дето­на­ции газо­вых сме­сей и пред­ста­вить их к 1943 году в виде док­тор­ской дис­сер­та­ции, но пре­тво­ре­нию этих пла­нов в жизнь поме­шала война. В пер­вые же дни войны он запи­сался доб­ро­воль­цем и ушел на фронт. Щёл­кин участ­во­вал в жесто­ких боях на под­сту­пах к Москве, в реша­ю­щей битве за Москву. В январе 1942 года по при­казу заме­сти­теля нар­кома обо­роны Е.А. Щаденко его ото­звали из дей­ству­ю­щей армии для про­дол­же­ния науч­ной работы в Инсти­туте хими­че­ской физики, кото­рый был эва­ку­и­ро­ван в Казань.

В те труд­ные воен­ные годы велись интен­сив­ные иссле­до­ва­ния раз­лич­ных типов реак­тив­ных дви­га­те­лей. Кирилл Ива­но­вич сосре­до­то­чился на про­цес­сах, про­ис­хо­дя­щих в камере сго­ра­ния. Из опыта преды­ду­щих иссле­до­ва­ний он пони­мал важ­ную роль тур­бу­лент­ных про­цес­сов для повы­ше­ния интен­сив­но­сти и эффек­тив­но­сти горе­ния. Внед­ре­ние этих идей суще­ственно спо­соб­ство­вало раз­ви­тию оте­че­ствен­ной реак­тив­ной тех­ники.

Осе­нью 1943 года инсти­тут воз­вра­ща­ется в Москву. В 1944 году К.И. Щел­кин назна­ча­ется заве­ду­ю­щим лабо­ра­то­рией. Парал­лельно с при­клад­ными иссле­до­ва­ни­ями Кирилл Ива­но­вич про­дол­жал науч­ную работу, и 12 ноября 1946 года он успешно защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию на тему «Быст­рое горе­ние и спи­но­вая дето­на­ция». Его науч­ными оппо­нен­тами на защите были ака­де­мики Л.Д. Лан­дау, Б.С. Стеч­кин и С.А. Хри­сти­а­но­вич. Высо­кий авто­ри­тет этих уче­ных под­твер­ждает цен­ность работы К.И. Щёл­кина. По мате­ри­а­лам дис­сер­та­ции в 1949 году им была опуб­ли­ко­вана моно­гра­фия под тем же назва­нием.

Вскоре после защиты док­тор­ской дис­сер­та­ции К.И. Щел­кин был при­гла­шен в Пре­зи­диум Ака­де­мии наук СССР, где ее пре­зи­дент С.И. Вави­лов пред­ло­жил ему долж­ность заме­сти­теля дирек­тора Инсти­тута физи­че­ских про­блем, но Кирилл Ива­но­вич отка­зался от этого лест­ного пред­ло­же­ния, моти­ви­руя свой отказ жела­нием зани­маться нау­кой. Однако дан­ное при­гла­ше­ние ока­за­лось для К.И. Щёл­кина пере­лом­ным: на него обра­тил вни­ма­ние при­сут­ство­вав­ший на встрече быв­ший нар­ком бое­при­па­сов, член Спе­ци­аль­ного коми­тета при Совете Мини­стров СССР Б.Л. Ван­ни­ков. Напом­ним, что этот коми­тет был создан в авгу­сте 1945 года для орга­ни­за­ции и фор­си­ро­ва­ния работ «по исполь­зо­ва­нию внут­ри­атом­ной энер­гии», вклю­чая «раз­ра­ботку и про­из­вод­ство атом­ной бомбы». Спу­стя два месяца после этой встречи после­до­вало назна­че­ние Кирилла Ива­но­вича во вновь созда­ва­е­мый ядер­ный центр.

Уже в апреле 1947 года К.И. Щёл­кин при­ни­мает уча­стие в засе­да­нии Спе­ци­аль­ного коми­тета, на кото­ром среди про­чих обсуж­да­ются вопросы созда­ния испы­та­тель­ного поли­гона — «Гор­ной стан­ции». Отме­тим одно сим­во­ли­че­ское сов­па­де­ние: на этом же засе­да­нии при­ни­ма­лось реше­ние об орга­ни­за­ции Инсти­тута «Б» Управ­ле­ния МВД СССР на базе сана­то­рия «Сун­гуль» в Челя­бин­ской обла­сти, впо­след­ствии более извест­ного как Лабо­ра­то­рия «Б». Восемь лет спу­стя, на базе этой лабо­ра­то­рии на полу­ост­рове, упи­ра­ю­щемся в озеро Сун­гуль, нача­лось созда­ние вто­рого ядерно-ору­жей­ного цен­тра, в орга­ни­за­цию и фор­ми­ро­ва­ние кото­рого внес неоце­ни­мый вклад Кирилл Ива­но­вич.

Бле­стя­щим резуль­та­том уси­лий не только пер­вого совет­ского ядерно-ору­жей­ного цен­тра, но и всей моло­дой атом­ной отрасли яви­лось успеш­ное испы­та­ние 29 авгу­ста 1949 года пер­вой совет­ской атом­ной бомбы. Именно К.И. Щел­кин в этот исто­ри­че­ский день на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне вло­жил ини­ци­и­ру­ю­щий заряд в плу­то­ни­е­вую сферу пер­вого совет­ского атом­ного устрой­ства. В списке награж­ден­ных зва­нием Герой Соци­а­ли­сти­че­ского труда был и К.Т. Щёл­кин. Про­дол­жая нача­тое дело со свой­ствен­ной ему само­от­да­чей, он внес также суще­ствен­ный вклад в раз­ра­ботку и испы­та­ние сле­ду­ю­щего ура­но­вого ядер­ного заряда. За эту работу в 1951 году он полу­чил вто­рую звезду Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда.

Накал работ в КБ-11 и в атом­ной отрасли в целом нарас­тал: 12 авгу­ста 1953 года в Совет­ском Союзе была испы­тана пер­вая тер­мо­ядер­ная бомба, а 22 ноября 1955 года — пер­вая совет­ская супер­бомба — кас­кад­ный тер­мо­ядер­ный заряд. Аме­ри­кан­ские надежды на уве­ли­че­ние ядер­ного отрыва ока­за­лись несо­сто­я­тель­ными. За вклад в отра­ботку и испы­та­ние пер­вого тер­мо­ядер­ного заряда в декабре 1953 года Кирилл Ива­но­вич Щёл­кин был награж­ден тре­тьей звез­дой Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда.

За время работы в КБ-11 в пол­ной мере про­явился талант Кирилла Ива­но­вича как уче­ного и орга­ни­за­тора. Его отли­чали глу­бина пони­ма­ния про­блем, чет­кость поста­новки задач, уме­ние рабо­тать с людьми, мас­штаб­ность мыш­ле­ния, наце­лен­ность на буду­щее. Еще в Ленин­граде у него сло­жи­лись дру­же­ские отно­ше­ния с науч­ным руко­во­ди­те­лем совет­ского ядер­ного про­екта И.В. Кур­ча­то­вым. Игорь Васи­лье­вич высоко ценил энер­гию, зна­ния, опыт и дело­вые каче­ства Щёл­кина. Авто­ри­тет Кирилла Ива­но­вича был высок среди руко­во­ди­те­лей отрасли и в науч­ных кру­гах. Поэтому когда встала задача созда­ния еще одного ядерно-ору­жей­ного цен­тра, на долж­ность его науч­ного руко­во­ди­теля и глав­ного кон­струк­тора был реко­мен­до­ван К.И. Щёл­кин.

Кирилл Ива­но­вич энер­гично взялся за фор­ми­ро­ва­ние нового инсти­тута. Им была опре­де­лена струк­тура буду­щего цен­тра и его пер­спек­тивы. Много лет спу­стя на откры­тии мемо­ри­аль­ной доски, посвя­щен­ной К.И. Щёл­кину, вто­рой науч­ный руко­во­ди­тель инсти­тута ака­де­мик Е.И. Заба­ба­хин ска­зал, что инсти­тут сво­ими успе­хами во мно­гом обя­зан той про­ду­ман­ной струк­туре и стра­те­ги­че­скому плану раз­ви­тия, кото­рые при его осно­ва­нии раз­ра­бо­тал Кирилл Ива­но­вич Щёл­кин.

В сен­тябре 1955 года на Ураль­скую землю начали при­бы­вать науч­ные кол­лек­тивы. Сле­ду­ю­щий год ушел на обжи­ва­ние нового места, созда­ние началь­ной экс­пе­ри­мен­таль­ной и тех­но­ло­ги­че­ской базы. В Сарове и в Москве еще рабо­тали отдель­ные группы сотруд­ни­ков нового инсти­тута, но науч­ный кол­лек­тив с энту­зи­аз­мом вклю­чился в работу. Моло­дой инсти­тут был одер­жим стрем­ле­нием к успеху. Резуль­таты про­яви­лись уже в 1957 году, когда были испы­таны пер­вые тер­мо­ядер­ные заряды раз­ра­ботки нового цен­тра. Эти испы­та­ния убе­ди­тельно пока­зали дее­спо­соб­ность и потен­циал вновь создан­ного инсти­тута. Кстати, пер­вый тер­мо­ядер­ный заряд, при­ня­тый на воору­же­ние Совет­ской Армии, был раз­ра­бо­тан и испы­тан именно ураль­ским ядер­ным цен­тром в той пер­вой для него испы­та­тель­ной сес­сии. За эти успехи группа спе­ци­а­ли­стов цен­тра вме­сте с Кирил­лом Ива­но­ви­чем была удо­сто­ена Ленин­ской пре­мии. Отме­тим еще одно зна­ме­на­тель­ное собы­тие, про­изо­шед­шее в том же году.

В тот началь­ный период под руко­вод­ством К.И. Щёл­кина был раз­ра­бо­тан уни­каль­ный тер­мо­ядер­ный бое­при­пас, вклю­чав­ший в себя самый мощ­ный тер­мо­ядер­ный заряд того вре­мени, кор­пус несу­щей его авиа­бомбы, систему задей­ство­ва­ния и уни­каль­ную пара­шют­ную систему. Однако его натур­ные испы­та­ния не были про­ве­дены из-за него­тов­но­сти поли­гона к таким рабо­там. В 1961 году ряд основ­ных эле­мен­тов этой раз­ра­ботки был исполь­зо­ван саров­ским ВНИИЭФ при испы­та­нии самого мощ­ного тер­мо­ядер­ного заряда. А пара­шют­ная система в даль­ней­шем нашла широ­кое при­ме­не­ние в совет­ской кос­ми­че­ской про­грамме.

В режиме быст­рого роста новый ядер­ный центр наби­рал силы. Укреп­ля­лись его под­раз­де­ле­ния, ком­плек­то­ва­лась экс­пе­ри­мен­таль­ная и тех­ни­че­ская база. Исход­ная база сана­то­рия «Сун­гуль» и Лабо­ра­то­рии «Б» была огра­ни­чена тех­ни­че­ски и по пло­щади — раз­ме­рами полу­ост­рова, что не отве­чало запла­ни­ро­ван­ным мас­шта­бам нового цен­тра. Поэтому инсти­тут, его службы и город для сотруд­ни­ков стро­и­лись на совер­шенно новом месте, на берегу озера Синара, что в 25 км от Сун­гуля. Кирилл Ива­но­вич вынуж­ден был делить свое вни­ма­ние и уси­лия между орга­ни­за­цией все более рас­ши­ря­ю­щейся основ­ной про­граммы работ и про­дол­же­нием ком­плек­та­ции инсти­тута. Пери­оды интен­сив­ной работы в новом цен­тре сме­ня­лись не менее напря­жен­ными поезд­ками в Москву и дру­гие города. Он ездил по стране в поис­ках новых сотруд­ни­ков, уста­нав­ли­вал необ­хо­ди­мые науч­ные и тех­ни­че­ские связи, орга­ни­зо­вы­вал заказы уни­каль­ного обо­ру­до­ва­ния для экс­пе­ри­мен­таль­ной базы цен­тра.

Такая напря­жен­ная работа не могла пройти бес­следно для его здо­ро­вья. Тре­ни­ро­ван­ный в моло­дые годы орга­низм начал давать сбои. Болезни сле­до­вали одна за дру­гой, стали более затяж­ными и обес­си­ли­ва­ю­щими. В 1960 году К.И. Щел­кин вынуж­ден был уйти на пен­сию по состо­я­нию здо­ро­вья.

Даже в самые слож­ные годы работы в КБ-11 и в НИИ-1011 Кирилл Ива­но­вич нахо­дил время для науч­ных иссле­до­ва­ний по горе­нию, кото­рые он про­дол­жал со сво­ими кол­ле­гами в Инсти­туте хими­че­ской физики. Регу­лярно в науч­ных жур­на­лах появ­ля­лись его работы, пер­со­наль­ные и в соав­тор­стве. Уйдя на пен­сию, он не пре­кра­тил, а, наобо­рот, рас­ши­рил науч­ные иссле­до­ва­ния и круг науч­ных инте­ре­сов. Воз­росла частота его пуб­ли­ка­ций. Работы Щёл­кина полу­чили все­мир­ное при­зна­ние, их читали и цити­ро­вали. В 1963 году выхо­дит в свет моно­гра­фия «Газо­ди­на­мика горе­ния», кото­рую он гото­вил сов­местно с Я.К. Тро­ши­ным. Одновре­менно он про­дол­жал рабо­тать над кни­гой по физике атома, ядра и субъ­ядер­ных частиц «Физика мик­ро­мира». Она вышла в свет в 1965 году.

К.И. Щел­кин — три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского труда, лау­реат Ленин­ской и трех Ста­лин­ских пре­мий, награж­ден четырьмя орде­нами Ленина, орде­нами Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени и Крас­ной Звезды, меда­лями.

Жизнь К.И. Щёл­кина обо­рва­лась 8 ноября 1968 года в Москве. Похо­ро­нен он на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

В честь Щёл­кина назван город Щёл­кино в Ленин­ском рай­оне Крыма, осно­ван­ный в октябре 1978 года как посё­лок стро­и­те­лей Крым­ской АЭС и про­спект в городе Сне­жин­ске. В Сне­жин­ске также уста­нов­лены две мемо­ри­аль­ные доски.

24 мая 2011 года в Сне­жин­ске открыт памят­ник К.И. Щёл­кину.

Литература

Щёлкин Кирилл Иванович
// На орбитах памяти : об основателях и созидателях уральского ядерного центра. — Снежинск : Изд-во РФЯЦ-ВНИИТФ, 2009. С. 681–705. 
 
Богуненко Н. Н. Возвращение имени : [О К.И. Щелкине].
/ Рос. федер. ядер. центр-Всерос. науч.-исслед. ин-т эксперим. физики. — Саров : РФЯЦ-ВНИИТФ, 2014. — 137 с. : ил. 
 
Асташенков П.Т. Пламя и взрыв : [О К.И. Щелкине].
— 2-е изд., доп. — Москва : Политиздат, 1978. — 112 с., ил. — (Герои Советской Родины) 
 
Литвинов Б. В. Учёный и гражданин ( К 90-летию Кирилла Ивановича Щёлкина)
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего : воспоминания. — 2006. — С. 539–565. 
 
Кудряшов Н. А. Трижды Герой Социалистического Труда Кирилл Щёлкин
// Кудряшов Н. А. Берия и советские ученые в атомном проекте. — М.: НИЯУ МИФИ, 2013. — С. 137–156 
 
Симоненко В. А. Наш первый научный руководитель
: К 90-летию Щелкина Кирилла Ивановича. — Снежинск : РФЯЦ—ВНИИТФ, 2001. — 15 с., [5] л. ил. 
 
Щелкин К. И. Теория горения и детонации
// Механика в СССР за 50 лет. — М.: Наука, 1970. — Т. 2 — С. 343—422.