ГлавнаяПерсоналии → Пичугин А.В.

Пичугин Александр Васильевич(1927—2009)

инже­нер-стро­и­тель. В 1954—1966 — в стро­и­тель­ных орга­ни­за­циях атом­ной про­мыш­лен­но­сти Крас­но­яр­ского края; в 1966—1979 гг. — началь­ник Южно-Ураль­ского управ­ле­ния стро­и­тель­ства (г. Озёрск). Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1971). Лау­реат пре­мии Совета Мини­стров СССР (1974).

Алек­сандр Васи­лье­вич Пичу­гин родился 18 октября 1927 года в д. Коло­бро­дово (рай­он­ный центр Петушки Вла­ди­мир­ской обла­сти) в кре­стьян­ской семье. Школы в род­ной деревне не было, поэтому началь­ное обра­зо­ва­ние ему при­шлось полу­чать в сосед­ней деревне, а в стар­ших клас­сах – учиться в дру­гой. Здесь нача­лась и «стро­и­тель­ная» био­гра­фия Саши, кото­рый решил вос­ста­но­вить хозяй­ствен­ную постройку, что при­мы­кала к дому. Он нашел под­хо­дя­щие доски, гвозди, и когда же все полу­чи­лось, понял, что может сде­лать все сво­ими руками.

С нача­лом войны А.В. Пичу­гин наравне со взрос­лыми рабо­тал на стро­и­тель­стве дорог, а в 1942 году посту­пил в школу ФЗО на заводе «Кар­бо­лит» в г. Оре­хово-Зуево, где полу­чил про­фес­сию сле­саря. С 1943 по август 1945 гг. он рабо­тал в мастер­ских, где­зани­мался ремон­том авто­ма­шин и трак­то­ров, в том числе и для фронта.

После войны А.В. Пичу­гин посту­пил в стро­и­тель­ный тех­ни­кум в г. Дмит­рове Мос­ков­ской обла­сти, кото­рый в 1949 году окон­чил с отли­чием. Как отлич­ник был при­нят без экза­ме­нов в Мос­ков­ский инже­нерно-стро­и­тель­ный инсти­тут, кото­рый, также с отли­чием, окон­чил в 1954 году. По рас­пре­де­ле­нию А.В. Пичу­гин был направ­лен в г. Крас­но­ярск-26 (ныне Желез­но­горск), где шло стро­и­тель­ство под­зем­ного ком­би­ната № 815 (буду­щий Горно-хими­че­ский ком­би­нат), ком­плекса по про­из­вод­ству ору­жей­ного плу­то­ния. Сек­рет­ный ком­плекс и закры­тый город при нём стро­или под­раз­де­ле­ния Мино­бо­роны, МВД и заклю­чён­ные ГУЛАГ. Здесь нача­лась его пяти­де­ся­ти­лет­няя тру­до­вая био­гра­фия, свя­зан­ная с атом­ной отрас­лью.

В отро­гах Саян­ских гор на боль­шой глу­бине про­би­ва­лись тон­нели и залы, в кото­рых тут же начи­нался мон­таж про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей горно-хими­че­ского ком­би­ната. Он был раз­ме­щён под зем­лёй (в мас­сиве горы) на глу­бине до 200-300 м, под­зем­ные поме­ще­ния ком­би­ната дости­гали высоты 55 м. Система про­из­вод­ствен­ных и транс­порт­ных тон­не­лей ГХК была сопо­ста­вима с мос­ков­ским метро.

Конечно, перед при­ез­дом семью Пичу­ги­ных, а на стройку он при­е­хал с моло­дой женой, тща­тельно про­ве­ряли, но к их био­гра­фиям при­драться было трудно. Посе­лили их в бараке, в кото­ром они про­жили пол­тора года. А.В. Пичу­гина назна­чили про­ра­бом, и он начал стро­ить жилье, Горно-хими­че­ский ком­би­нат, испы­та­тель­ный стенд для ракет­ных дви­га­те­лей и дру­гие объ­екты.

Основ­ной кон­тин­гент стро­и­те­лей состав­ляли осуж­ден­ные. Их длин­ные и серые колонны шли на работу с пла­ка­том: «Запомни эту пару строк: рабо­тай так, чтоб сни­зить срок!». Однако их жизнь сильно отли­ча­лась от лагер­ной: кор­мили вполне сносно, давали спец­одежду, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным было медоб­слу­жи­ва­ние. За удар­ный труд поощ­ряли сни­же­нием сро­ков, так что уго­лов­ники тру­ди­лись с таким энту­зи­аз­мом и давали такую выра­ботку, кото­рую не смогли в после­ду­ю­щем пере­крыть ника­кие бригады ком­му­ни­сти­че­ского труда. К концу 50-х годов нача­лось сокра­ще­ние исполь­зо­ва­ния труда осуж­ден­ных на стройке, а потом их заме­нили воен­ные стро­и­тели, кото­рые тру­ди­лись не менее ударно.

У А.В. Пичу­гина, как он счи­тал, была инте­рес­ная работа, на кото­рой деле­ния суток на день и ночь не суще­ство­вало, все силы отда­ва­лись ей без остатка.

Снаб­же­ние сотруд­ни­ков ком­би­ната было очень хоро­шее, по тало­нам – лишь неко­то­рые товары. В городе про­жи­вало моло­дое по сво­ему составу насе­ле­ние – сред­ний воз­раст состав­лял 35–40 лет, много детей. Рабо­тав­шие в закры­том городе доро­жили своей рабо­той и при­лич­ными льго­тами, поэтому нару­ше­ния тех­ники без­опас­но­сти, пьян­ство на про­из­вод­стве и дру­гие пороки, свой­ствен­ные иным кол­лек­ти­вам на строй­ках, были чрез­вы­чайно редки.

Неве­ро­ят­ная слож­ность работы в под­зем­ных усло­виях поз­во­лила А.В. Пичу­гину за шесть лет пройти хоро­шую школу стро­и­тель­ного дела. Он при­ни­мал актив­ное уча­стие в стро­и­тель­стве атом­ных реак­то­ров и дру­гих про­из­водств в слож­ных под­зем­ных усло­виях, дойдя до долж­но­сти заме­сти­теля глав­ного инже­нера стро­и­тель­ства.

В даль­ней­шем А.В. Пичу­гин руко­во­дил раз­лич­ными строй­ками, и пер­вой из них стал Крас­но­ярск-45 (г. Зеле­но­горск), где стро­ился Элек­тро­хи­ми­че­ский завод. Здесь свою стро­и­тель­ную карьеру он начал глав­ным инже­не­ром, а закон­чил началь­ни­ком стро­и­тель­ства. Зеле­но­горск пре­вра­тился в круп­ный центр по про­из­вод­ству обо­га­щен­ного урана, основу кото­рого состав­ляют четыре кор­пуса Элек­тро­хи­ми­че­ского завода по пол­тора кило­метра дли­ной, воз­ве­де­нием кото­рых зани­мался А.В. Пичу­гин. Там же ему при­шлось после воз­ве­де­ния пло­тины на реке Кан стро­ить ГРЭС…

Через шесть лет А.В. Пичу­гина пере­во­дят в Челя­бинск-40 (г. Озёрск), где он воз­глав­ляет Южно-Ураль­ское управ­ле­ние стро­и­тель­ства (ЮУУС), и руко­во­дит им до 1979 года. Здесь рас­по­ла­гался один из самых круп­ных совет­ских объ­ек­тов атом­ной про­мыш­лен­но­сти – завод № 817 (База-10, Про­из­вод­ствен­ное объ­еди­не­ние «Маяк»), на кото­ром был полу­чен пер­вый плу­то­ний для пер­вой совет­ской атом­ной бомбы. В Челя­бин­ске-40 Пичу­гин про­ра­бо­тал 13 лет. Именно при нем в городе была решена слож­ней­шая про­блема лик­ви­да­ции бара­ков, в резуль­тате чего десятки тысяч людей полу­чили квар­тиры. При стро­и­тель­стве были внед­рены новые серии домов, кото­рые и спу­стя много лет выгля­дели хорошо и были ком­фортны для жилья.

На ПО «Маяк» он руко­во­дил стро­и­тель­ством двух реак­то­ров – «Рус­лан» и «Люд­мила», нара­ба­ты­ва­ю­щих сотни видов изо­то­пов, кото­рые поль­зу­ются спро­сом во всем мире.

За счет широ­кой спе­ци­а­ли­за­ции стро­и­тель­ного про­из­вод­ства, чет­кой цен­тра­ли­за­ции снаб­же­ния строй­ма­те­ри­а­лами и изде­ли­ями строго по гра­фи­кам с внед­ре­нием повсе­местно высо­ко­про­из­во­ди­тель­ной меха­ни­за­ции А.В. Пичу­гину уда­ва­лось сда­вать объ­екты в экс­плу­а­та­цию в более сжа­тые сроки. Необ­хо­ди­мость нара­щи­ва­ния объ­е­мов стро­и­тельно-мон­таж­ных работ тре­бо­вала широ­кого внед­ре­ния панельно-блоч­ного стро­и­тель­ства. И выход был най­ден. Боль­шой набор эле­мен­тов желе­зо­бе­тон­ных изде­лий и кон­струк­ций поз­во­лял с высо­кой про­из­во­ди­тель­но­стью мон­ти­ро­вать (соби­рать) зда­ния про­мыш­лен­ного, соци­ально-быто­вого и жилищ­ного назна­че­ния. Своевре­мен­ный ввод объ­ек­тов в экс­плу­а­та­цию дости­гался, как пра­вило, путем повы­ше­ния ответ­ствен­но­сти испол­ни­те­лей за уско­рен­ную сдачу соору­же­ний под мон­таж тех­но­ло­ги­че­ского обо­ру­до­ва­ния.

На всех эта­пах тру­до­вой дея­тель­но­сти А.В. Пичу­гин про­явил себя высоко эру­ди­ро­ван­ным и гра­мот­ным инже­не­ром, тре­бо­ва­тель­ным орга­ни­за­то­ром, уме­ю­щим направ­лять уси­лия мно­го­чис­лен­ных кол­лек­ти­вов на реше­ние слож­ней­ших задач. В работе сосре­до­то­чи­вал основ­ное вни­ма­ние на глав­ных и пер­спек­тив­ных вопро­сах. Эти его каче­ства во мно­гом опре­де­ляли успеш­ное выпол­не­ние зада­ния пра­ви­тель­ства по стро­и­тель­ству объ­ек­тов атом­ной отрасли и дру­гих мини­стерств, отно­ся­щихся к военно-про­мыш­лен­ному ком­плексу.

Боль­шое вни­ма­ние А.В. Пичу­гин уде­лял улуч­ше­нию жилищно-быто­вых усло­вий сотруд­ни­ков, много зани­мался обще­ствен­ной работе, мно­го­кратно изби­рался чле­ном област­ных и город­ских Сове­тов депу­та­тов тру­дя­щихся.

Осо­бое вни­ма­ние А.В. Пичу­гин уде­лял стро­и­тель­ству объ­ек­тов на селе и авто­до­ро­гам. Напри­мер, в рай­он­ном цен­тре Аргаяш Челя­бин­ской обла­сти им был построен жилой квар­тал с Домом куль­туры, меди­цин­ским учи­ли­щем и адми­ни­стра­тив­ным зда­нием.

По сооб­ра­же­ниям сек­рет­но­сти сотруд­ни­ков завода № 817 несколько лет не отпус­кали в отпуска, а мно­гим вообще было запре­щено выез­жать на Боль­шую землю даже во время отпуска. Чтобы ком­пен­си­ро­вать неудоб­ства, отпуск им опла­чи­вался в двой­ном раз­мере. А.В. Пичу­гин решил эту про­блему: в Челя­бин­ске-40 пер­вым в системе мини­стер­ства он построил базы отдыха «Березки» и «Сол­неч­ная», на кото­рых одновре­менно могли отдох­нуть пол­торы тысячи работ­ни­ков пред­при­я­тия и чле­нов их семей. В живо­пис­ных местах на бере­гах озер воз­двигли луч­ший по тому вре­мени на Южном Урале пио­нер­ский лагерь, кото­рый потом стал дет­ским сана­то­рием.

За успеш­ное выпол­не­ние пла­но­вых зада­ний и широ­кое внед­ре­ние новой тех­ники А.В. Пичу­гину Ука­зом Пре­зи­ди­ума Вер­хов­ного Совета СССР от 26 апреля 1971 года было при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда с вру­че­нием ордена Ленина. А в 1974 году ему была при­суж­дена пре­мия Совета Мини­стров СССР за успеш­ный ввод в экс­плу­а­та­цию завода РТ-1 – уни­каль­ного про­мыш­лен­ного объ­екта по реге­не­ра­ции облу­чен­ного ядер­ного топ­лива.

Авто­ри­тет А.В. Пичу­гина пере­шаг­нул далеко за гра­ницы атом­ной отрасли. Слова «со стройки Пичу­гина» слу­жили про­пус­ком, паро­лем для радуш­ного при­ема пред­ста­ви­те­лей стройки заказ­чи­ками самых раз­лич­ных ран­гов. Про стро­и­тель­ство он знал все. Под­дер­жи­вал все новое и пере­до­вое, посы­лал инже­не­ров на дру­гие стройки за опы­том. Ува­жал и поощ­рял всех, кто того заслу­жи­вал, вне зави­си­мо­сти от ранга: и рабо­чих, и ИТР. К нему все­гда можно было обра­титься по любому вопросу и рас­счи­ты­вать на помощь.

При пере­ез­дах на новое место А.В. Пичу­гин нико­гда не брал с собой свою команду. Разо­брав­шись на месте в кад­рах, выде­лял людей опыт­ных, зна­ю­щих, на них и опи­рался. Ста­рался в любом кол­лек­тиве создать эффек­тив­ную систему управ­ле­ния и кон­троля. Себя не щадил: рабо­чий день начи­нал с ран­него утра и закан­чи­вал позд­ним вече­ром, выход­ных, как пра­вило, не знал. Под­чи­нен­ные чаще видели его в тело­грейке и сапо­гах, чем в костюме.

А.В. Пичу­гина в первую оче­редь направ­ляли туда, где сры­ва­лись сроки ввода важ­ней­ших для атом­ной отрасли и народ­ного хозяй­ства про­мыш­лен­ных ком­плек­сов, где тре­бо­вался про­рыв. Так было в Казах­стане, где Мин­сред­маш по реше­нию пра­ви­тель­ства строил стра­те­ги­че­ский ракет­ный ком­плекс в Дер­жа­винке, в 60-70 км от нынеш­ней сто­лицы Казах­стана Астаны. Министр Е.П. Слав­ский снял с работы началь­ника стро­и­тель­ства, гене­рал-май­ора и назна­чил А.В. Пичу­гина, отдав ему в под­чи­не­ние восемь пол­ков по 2,5 тысячи чело­век. А.В. Пичу­гин сразу уво­лил всех без­дель­ни­ков и пья­ниц и взялся на наве­де­ние порядка на базе, куда при­хо­дили желе­зо­бе­тон­ные изде­лия для «точек» и жилых домов. Она была зава­лена настолько, что никто не знал, что и где лежит, больше похо­дила на свалку. А.В. Пичу­гин создал спе­ци­аль­ную бри­гаду, снаб­див ее авто­транс­пор­том и кра­нами, и в тече­ние двух меся­цев, рабо­тая прак­ти­че­ски без выход­ных, при­вел базу в поря­док. Посте­пенно стройка вошла в гра­фик, все «точки», рай­оны и поло­жен­ное жилье были сданы Государ­ствен­ной комис­сии. Это была боль­шая победа.

А.В. Пичу­гин руко­во­дил строй­ками в Зла­то­усте-36 (г. Трёх­гор­ный, При­бо­ро­стро­и­тель­ный завод), Перми, где строил авиа­ци­он­ный завод и ком­плекс испы­та­тель­ных стен­дов дви­га­те­лей для авиа­ции и раке­то­стро­е­ния, Челя­бин­ске-70 (г. Сне­жинск, НИИ 1011, РФЯЦ-ВНИИТФ), Ангар­ске (неф­те­хи­ми­че­ский ком­би­нат) и др. Воз­глав­ля­е­мые им стро­и­тель­ные кол­лек­тивы насчи­ты­вали 30-40 тысяч чело­век. И везде, где при­хо­ди­лось рабо­тать А.В. Пичу­гину, о нем вспо­ми­нают как о доб­ром и вни­ма­тель­ном чело­веке, муд­ром руко­во­ди­теле и отлич­ном орга­ни­за­торе про­из­вод­ства.

С 1979 года А.В. Пичу­гин начал руко­во­дить стро­и­тель­ством дру­гого круп­ней­шего объ­екта отрасли – Зимин­ского хими­че­ского ком­би­ната (Иркут­ская область). По завер­ше­нии работ был пере­ве­ден заме­сти­те­лем дирек­тора по капи­таль­ному стро­и­тель­ству Сер­пу­хов­ского уско­ри­теля (г. Протвино, инсти­тут физики высо­ких энер­гий), затем назна­чен заме­сти­те­лем главы адми­ни­стра­ции г. Сер­пу­хова.

С 1994 года А.В. Пичу­гин на пен­сии, с 1999 года про­жи­вал в Москве.

За высо­кое каче­ство стро­и­тельно-мон­таж­ных и отде­лоч­ных работ 20 объ­ек­там соц­культ­быта, постро­ен­ных А.В. Пичу­ги­ным, при­суж­да­лись дипломы Гос­строя РСФСР. В 1967 году кол­лек­тиву ЮУУС вру­чено Памят­ное знамя Гос­строя РСФСР, в 1971 году – орден Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени. За свою тру­до­вую дея­тель­ность А.В. Пичу­гин награж­ден орде­ном Ленина (1966 г.), Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1962 г.), меда­лями. В 2001 году ему было при­сво­ено зва­ние «Почет­ный граж­да­нин города Озер­ска».

Алек­сандр Васи­лье­вич Пичу­гин скон­чался 25 декабря 2009 года. Похо­ро­нен в Москве на Тро­е­ку­ров­ском клад­бище.

Литература

Пичугин Александр Васильевич
// Герои атомного проекта. — Саров: Росатом, 2005. — С. 296–297. 
 
Черников В. За завесой секретности, или Строительство № 859
: (Страницы истории ЮУС) : Посвящается 50-летию Южноурал. упр. стр-ва. — Озёрск, [1995]. — 272 с. : ил.