ГлавнаяПерсоналии → Павлов Н. И.

Павлов Николай Иванович(1914—1990)

орга­ни­за­тор опытно-кон­струк­тор­ских работ по созда­нию ядер­ных бое­при­па­сов, гене­рал-лей­те­нант. С 1949 г. заме­сти­тель, а с 1950 г. — пер­вый зам. началь­ника ПГУ при СМ СССР. В 1964—1987 гг. дирек­тор ВНИИА. Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1956), лау­реат Ленин­ской (1962) и Государ­ствен­ной (1951) пре­мий СССР.

Нико­лай Ива­но­вич Пав­лов родился 17 декабря 1914 года в Москве в семье рабо­чих Ивана Яко­вле­вича Пав­лова и его жены Вар­вары Васи­льевны.

В 1929 году, после окон­ча­ния школы-семи­летки, Нико­лай Пав­лов пошел рабо­тать на завод «Рем­ма­ш­т­рест»: сна­чала уче­ни­ком сле­саря, а затем — сле­са­рем-меха­ни­ком по ремонту стан­ков. Осе­нью 1931 года он был при­нят в Пле­ха­нов­ский инсти­тут народ­ного хозяй­ства на факуль­тет, гото­вя­щий инже­не­ров для пред­при­я­тий обще­ствен­ного пита­ния. После окон­ча­ния в 1936 году инсти­тута Нико­лай Ива­но­вич посту­пил в аспи­ран­туру при кафедре при­клад­ной меха­ники и активно занялся науч­ной и пре­по­да­ва­тель­ской рабо­той.

В авгу­сте 1938 года, не закон­чив аспи­ран­туру, он был моби­ли­зо­ван на работу в органы МВД, в кото­рых про­слу­жил на раз­лич­ных долж­но­стях до марта 1946 года. Он быстро под­нялся по слу­жеб­ной лест­нице: от опер­упол­но­мо­чен­ного до началь­ника Сара­тов­ского област­ного управ­ле­ния МВД (эту долж­ность Пав­лов зани­мал с 1943 по 1946 гг.). Его спо­соб­но­сти, воле­вые каче­ства, реши­тель­ность и упор­ство, бле­стя­щая память и опе­ра­тив­ность не могли остаться неза­ме­чен­ными: высо­кая долж­ность в 29 лет, зва­ние гене­рал-май­ора в 31 год, мно­го­чис­лен­ные награды. При этом нельзя не отме­тить, что среди высо­ких наград, полу­чен­ных Пав­ло­вым в то время (он стал кава­ле­ром орде­нов Знак Почета, Оте­че­ствен­ной войны I сте­пени, два­жды был награж­ден орде­ном Крас­ной Звезды), есть менее замет­ные, но весьма «зна­ко­вые» награды: медали «За отвагу» и «За обо­рону Москвы».

С 1946 года начи­на­ется новый, и, пожа­луй, самый важ­ный этап в жизни Нико­лая Ива­но­вича — его при­вле­кают к реше­нию «атом­ной про­блемы», и это ста­но­вится для него глав­ным делом, кото­рому он отдает сорок с лиш­ним лет своей жизни.

Нико­лай Ива­но­вич Пав­лов ока­зался в числе тех, кто стоял у исто­ков совет­ского атом­ного про­екта. На сотруд­ни­ков орга­нов государ­ствен­ной без­опас­но­сти были воз­ло­жены ответ­ствен­ные функ­ции по поиску и набору ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров для созда­ния ядер­ного ору­жия, по обес­пе­че­нию сек­рет­но­сти; в этой работе был задей­ство­ван и Пав­лов. Имел он связи и с тех­ни­че­скими раз­ве­ды­ва­тель­ными орга­нами. Осу­ществ­ляя над­зор­ные функ­ции от имени аппа­рата Совета Мини­стров СССР, куда он был пере­ве­ден в марте 1946 года, Н.И. Пав­лов был в курсе важ­ней­ших вопро­сов по созда­нию в СССР ядер­ного ору­жия. Известно, что он при­сут­ство­вал при пуске пер­вого в СССР атом­ного реак­тора — огром­ном по зна­чи­мо­сти про­ме­жу­точ­ном этапе на пути к дости­же­нию глав­ной цели — осу­ществ­ле­нию ядер­ного взрыва.

Хотя в ком­пе­тен­цию Пав­лова вхо­дила исклю­чи­тельно кон­трольно-над­зор­ная работа, он вни­кал в тон­ко­сти науч­ных, экс­пе­ри­мен­таль­ных и тех­но­ло­ги­че­ских про­блем. Будучи чело­ве­ком актив­ным, твор­че­ским, любо­зна­тель­ным, он ста­ра­тельно изу­чал основы ядер­ной физики. Для того чтобы лучше пони­мать сто­я­щие перед ним задачи, Нико­лай Ива­но­вич обра­тился с пись­мен­ным заяв­ле­нием к руко­вод­ству, в кото­ром про­сил раз­ре­ше­ния при­сут­ство­вать на засе­да­ниях научно-тех­ни­че­ского совета. НТС того вре­мени по суще­ству являлся шта­бом сра­же­ния за овла­де­ние сверх­мощ­ным ору­жием и созда­ние новой отрасли науки, тех­ники и про­из­вод­ства. В нем царил уни­каль­ный дух твор­че­ского вдох­но­ве­ния, демо­кра­тизма и высо­чай­шего пони­ма­ния ответ­ствен­но­сти перед стра­ной. К удив­ле­нию Н.И. Пав­лова, он не только полу­чил такое раз­ре­ше­ние, но и был назна­чен одним из руко­во­ди­те­лей Пер­вого Глав­ного управ­ле­ния (ПГУ), отве­ча­ю­щего за раз­ра­ботку ядер­ных бое­при­па­сов.

В период работы в ПГУ/Мини­стер­стве сред­него маши­но­стро­е­ния СССР рас­кры­лись новые черты лич­но­сти Нико­лая Ива­но­вича как круп­ного государ­ствен­ного руко­во­ди­теля. С 1949 года он был заме­сти­те­лем началь­ника, а в 1950 году назна­чен пер­вым заме­сти­те­лем началь­ника ПГУ, став одним из клю­че­вых прак­ти­че­ских руко­во­ди­те­лей реа­ли­за­ции «атом­ного про­екта» и обес­пе­че­ния ору­жием армии и флота страны. Работа с 1955 года в долж­но­сти началь­ника Глав­ного управ­ле­ния опыт­ных кон­струк­ций (сокра­щенно ГУОК) Мин­сред­маша, как тогда было условно названо Управ­ле­ние раз­ра­ботки и испы­та­ний ядер­ных бое­при­па­сов, суще­ственно рас­ши­рила область инте­ре­сов Н.И. Пав­лова. Ядер­ные испы­та­ния все­гда были в поле его зре­ния. Он непо­сред­ственно руко­во­дил испы­та­тель­ным взры­вом самой мощ­ной в исто­рии чело­ве­че­ства ядер­ной бомбы, про­ве­ден­ным на Ново­зе­мель­ском поли­гоне в 1961 году. Будучи началь­ни­ком ГУОК, Нико­лай Ива­но­вич рабо­тал уче­ным сек­ре­та­рем осо­бой комис­сии, воз­глав­ля­е­мой Пер­вым сек­ре­та­рем ЦК КПСС Н.С. Хру­ще­вым. Зада­чей этой пред­ше­ствен­ницы буду­щей ВПК (Комис­сии Совета Мини­стров СССР по военно-про­мыш­лен­ным вопро­сам) было, в том числе, опре­де­ле­ние видов ору­жия, кото­рые должны осна­щаться ядер­ными бое­при­па­сами.

Создан­ная при его актив­ном уча­стии схема функ­ци­о­ни­ро­ва­ния инсти­ту­тов-раз­ра­бот­чи­ков ядер­ных бое­при­па­сов и при­бо­ров, обес­пе­чи­ва­ю­щих их испы­та­ния, была настолько удачна, что дол­гое время не пре­тер­пе­вала прин­ци­пи­аль­ных изме­не­ний. Пав­лов обес­пе­чи­вал тес­ные кон­такты с серий­ными пред­при­я­ти­ями, выпус­ка­ю­щими ЯБП, что поз­во­лило создать еди­ную цепочку раз­ра­ботки и выпуска ядер­ных бое­при­па­сов, сфор­ми­ро­вать облик ядерно-ору­жей­ного ком­плекса СССР, обес­пе­чив­шего пари­тет в гонке воору­же­ний, раз­вер­нув­шейся между СССР и США во вто­рой поло­вине ХХ сто­ле­тия.

Н.И. Пав­лов твердо управ­лял слож­ным кон­гло­ме­ра­том НИИ и КБ, вхо­дя­щим в систему пред­при­я­тий Глав­ного управ­ле­ния. При­ни­ма­е­мые реше­ния были чет­кими и неукос­ни­тельно испол­ня­лись. Всем была известна пого­ворка началь­ника: «ГУОК своих реше­ний не меняет». И Пав­лов умел доби­ваться испол­не­ния своих реше­ний.

Пав­лов умел видеть круп­ное в повсе­днев­ном оби­лии мело­чей. Осо­бенно серьезно он рабо­тал с кад­рами. Н.И. Пав­лов сле­дил за тем, чтобы кадры в науч­ных и кон­струк­тор­ских под­раз­де­ле­ниях пред­при­я­тий посто­янно попол­ня­лись моло­дыми спе­ци­а­ли­стами. Когда по штат­ному рас­пи­са­нию не тре­бо­ва­лось новых работ­ни­ков, но воз­раст рабо­та­ю­щих при­бли­жался к пен­си­он­ному, вре­менно выде­ля­лись допол­ни­тель­ные штат­ные еди­ницы для при­ема на работу моло­дых спе­ци­а­ли­стов. Такой под­ход к реше­нию кад­ро­вых вопро­сов оправ­дал себя. Часть ста­рых работ­ни­ков ушла на дру­гие пред­при­я­тия, часть вышла на пен­сию, но на смену им при­шли моло­дые спе­ци­а­ли­сты, успешно заме­нив­шие их в реше­нии научно-тех­ни­че­ских и про­из­вод­ствен­ных вопро­сов.

Широ­кая эру­ди­ция, опыт круп­ного руко­во­ди­теля, обшир­ные связи в отрас­лях про­мыш­лен­но­сти, без­условно, поз­во­лили бы Н.И. Пав­лову воз­гла­вить и более мас­штаб­ную работу и струк­туру. Суще­ство­вало вполне обос­но­ван­ное, с точки зре­ния про­фес­сио­наль­ной при­год­но­сти, мне­ние, что он может быть назна­чен и заме­сти­те­лем мини­стра, и мини­стром. Однако дей­ство­вав­шие в пар­тийно-совет­ской системе пра­вила под­го­товки и про­дви­же­ния кад­ров не поз­во­ляли Нико­лаю Ива­но­вичу занять более высо­кую, чем он зани­мал, долж­ность, так как у него фор­мально не было опыта непо­сред­ствен­ного руко­вод­ства пред­при­я­тием. В сло­жив­шихся обсто­я­тель­ствах и в связи с безвре­мен­ной кон­чи­ной началь­ника, науч­ного руко­во­ди­теля и глав­ного кон­струк­тора ВНИИА Н.Л. Духова в 1964 году Н.И. Пав­лов был назна­чен дирек­то­ром этого пред­при­я­тия. Работа Н.И. Пав­лова во ВНИИА про­дол­жа­лась 23 года, вплоть до его ухода на пен­сию в 1987 году. Это был период боль­шой и пло­до­твор­ной работы, когда Нико­лай Ива­но­вич в пол­ной мере реа­ли­зо­вал накоп­лен­ный в преды­ду­щие годы колос­саль­ный опыт и мно­го­гран­ный талант орга­ни­за­тора.

Новое время тре­бо­вало новых под­хо­дов к реше­нию все услож­няв­шихся задач в стре­ми­тельно раз­ви­ва­ю­щейся атом­ной отрасли. При новом дирек­торе нача­лись кад­ро­вые изме­не­ния, рас­ши­ри­лись систем­ные методы. Были регла­мен­ти­ро­ваны мно­гие про­це­дуры, что неиз­бежно при­вело к опре­де­лен­ной фор­ма­ли­за­ции дея­тель­но­сти. Руко­вод­ство пред­при­я­тия почув­ство­вало себя уве­рен­нее, так как исклю­ча­лась опас­ность круп­ного срыва — система своевре­менно сиг­на­ли­зи­ро­вала о воз­ни­ка­ю­щих угро­зах, планы четко выпол­ня­лись или своевре­менно кор­рек­ти­ро­ва­лись.

Пав­лов умел жестко спро­сить и при необ­хо­ди­мо­сти резко одер­нуть даже руко­во­ди­те­лей высо­кого уровня, соби­рав­шихся у него на еже­ме­сяч­ном опе­ра­тив­ном сове­ща­нии. Затраты вре­мени на сове­ща­ния при нем были мини­маль­ными, вопро­сов, свя­зан­ных с задерж­ками раз­ра­бо­ток, было мало, так как нера­ди­вость кара­лась строго. Нельзя ска­зать, что «летели» головы, ско­рее, на пер­вый план выдви­га­лись наи­бо­лее твор­че­ские, зна­ю­щие и энер­гич­ные люди. Те, кто не при­ни­мал высо­кого темпа жизни, про­сто ухо­дил в тень, про­дол­жая тру­диться на пред­при­я­тии в «тихих углах».

При Н.И. Пав­лове во ВНИИА были окон­ча­тельно скон­цен­три­ро­ваны работы по систе­мам под­рыва и ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния, что тре­бо­вало опе­ре­же­ния потреб­но­стей раз­ра­бот­чи­ков ЯБП всех трех инсти­ту­тов в более без­опас­ных, мало­га­ба­рит­ных, проч­ных, стой­ких систе­мах под­рыва.

В этот период уда­лось решить задачу кар­ди­наль­ного повы­ше­ния без­опас­но­сти ядер­ного ору­жия за счет пере­хода на элек­тро­де­то­на­торы без ини­ци­и­ру­ю­щего ВВ. На основе глу­бо­ких иссле­до­ва­ний эле­мен­тов и мате­ри­а­лов, изу­че­ния физи­че­ских про­цес­сов элек­три­че­ского раз­ряда в раз­лич­ных сре­дах, постро­е­ния замкну­той тео­рии поля в раз­ра­ба­ты­ва­е­мых высо­ко­вольт­ных кон­струк­циях инсти­туту уда­лось обес­пе­чить научно-тех­ни­че­ский про­рыв в созда­нии ней­трон­ных источ­ни­ков, основ­ные дости­же­ния в кото­рых не утра­тили сво­его зна­че­ния и до насто­я­щего вре­мени. Успеш­ное реше­ние этих задач поз­во­лило окон­ча­тельно закре­пить моно­поль­ное право ВНИИА на созда­ние систем под­рыва и ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния для всех ЯБП страны.

Утвер­жден­ное Пав­ло­вым «Поло­же­ние о порядке работы на пред­при­я­тии» на дол­гие годы стало осно­во­по­ла­га­ю­щим доку­мен­том по пла­ни­ро­ва­нию, отчет­но­сти, рас­пре­де­ле­нию обя­зан­но­стей под­раз­де­ле­ний. Была создана вновь нор­ма­тив­ная база. Сете­вое пла­ни­ро­ва­ние и управ­ле­ние, вве­ден­ное им, исправно слу­жило в тече­ние несколь­ких деся­ти­ле­тий. Вычис­ли­тель­ная тех­ника активно внед­ря­лась в сферу управ­ле­ния.

Н.И. Пав­лов реши­тельно под­дер­жал элек­трон­ное направ­ле­ние в инсти­туте. По суще­ству, оно стало ещё одним — тре­тьим — само­сто­я­тель­ным направ­ле­нием в тема­тике инсти­тута, наряду с ядер­ными бое­при­па­сами (вме­сте с элек­тро­ме­ха­ни­че­скими при­бо­рами) и систе­мами под­рыва и ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния.

В поле зре­ния Пав­лова все­гда были вопросы кад­ро­вого обес­пе­че­ния. Осо­бой его забо­той была под­го­товка моло­дых рабо­чих. Во мно­гом его уси­ли­ями было создано спе­ци­аль­ное про­фес­сио­наль­ное тех­ни­че­ское учи­лище, одно из луч­ших в Москве. Для него пред­при­я­тием было постро­ено новое зда­ние. Оно было осна­щено новым обо­ру­до­ва­нием, при­чем неко­то­рыми видами даже раньше, чем соб­ствен­ное про­из­вод­ство. Дирек­то­ром СГПТУ-180 был назна­чен тоже выда­ю­щийся чело­век и педа­гог, сам быв­ший рабо­чий, Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда В.С. Филип­пов. СГПТУ-180 стал одним из луч­ших в системе проф­тех­об­ра­зо­ва­ния страны.

Период дирек­тор­ство­ва­ния Нико­лая Ива­но­вича был отме­чен зна­чи­тель­ным рас­ши­ре­нием про­из­вод­ствен­ной базы инсти­тута, улуч­ше­нием усло­вий труда и быта сотруд­ни­ков. При этом ему при­хо­ди­лось под­час пре­одоле­вать серьез­ные труд­но­сти. В каче­стве при­мера можно вспом­нить исто­рию стро­и­тель­ства зда­ния сто­ло­вой для сотруд­ни­ков инсти­тута. Стро­и­тель­ство тор­мо­зили город­ские вла­сти. В гене­раль­ском мун­дире, при пол­ном «ико­но­стасе» Нико­лай Ива­но­вич пошел на прием в Мос­со­вет. После демон­стра­тив­ной двух­ча­со­вой выдержки в при­ем­ной его холодно при­няли. Ответ на просьбу был таков: «Москва — откры­тый город. Вы со своим ядер­ным ору­жием здесь не нужны. Поез­жайте в Архан­гельск — там для Вас сколько угодно места. Сто­ло­вую стро­ить нельзя, пока не осво­бо­дите место, на кото­ром по Ген­плану преду­смот­рен новый про­спект». Тогда Пав­лов обра­тился непо­сред­ственно к Л.И. Бреж­неву с пись­мом, суть кото­рого он впо­след­ствии изла­гал так: «Ува­жа­е­мый Лео­нид Ильич! К Вам обра­ща­ется дирек­тор ВНИИА Н.И. Пав­лов, гене­рал-лей­те­нант, Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, кото­рого Вы, воз­можно, помните по работе в комис­сии по ядер­ному ору­жию. Нам не дают раз­ре­ше­ние на стро­и­тель­ство сто­ло­вой для работ­ни­ков инсти­тута. Дей­стви­тельно, мы не можем выпол­нить реше­ние о сносе стро­е­ний на тер­ри­то­рии инсти­тута, отве­ден­ной под буду­щий про­спект. Вы можете нака­зать дирек­тора. Но при­чем здесь рабо­чий класс?» Доб­ро­же­ла­тель­ный ген­сек начер­тал раз­ре­ше­ние, что вызвало бурю него­до­ва­ния чинов­ни­ков, в том числе все­мо­гу­щего И.Д. Сер­бина, заве­ду­ю­щего обо­рон­ным отде­лом ЦК. Но сто­ло­вая была постро­ена. Впро­чем, эта «стро­и­тель­ная акция» была исклю­че­нием из пра­вила: Н.И. Пав­лов строго выпол­нял реше­ния выше­сто­я­щих орга­нов о запрете про­мыш­лен­ного стро­и­тель­ства в Москве.

Воз­можно, что это было данью вре­мени, но в каж­дом пуб­лич­ном выступ­ле­нии Пав­лова при­сут­ство­вала поли­ти­че­ская оценка собы­тий, при­ни­ма­е­мых реше­ний, сто­я­щих перед кол­лек­ти­вом задач. Вни­ма­ние слу­ша­те­лей он захва­ты­вал мгно­венно, любая ауди­то­рия зати­хала, как только он направ­лялся к три­буне. Так не слу­шали ни мини­стров, ни арти­стов. Мыс­лил Нико­лай Ива­но­вич ясно, гово­рил про­сто, точно, инфор­ма­тивно. Тезисы своих выступ­ле­ний, как, впро­чем, и резо­лю­ции на доку­мен­тах, писал зеле­ными чер­ни­лами круп­ным раз­бор­чи­вым почер­ком. Заметки на полях, заме­ча­ния к тек­стам все­гда сопро­вож­дал сво­ими ини­ци­а­лами — «НП».

Нико­лай Ива­но­вич был бле­стя­щим рас­сказ­чи­ком. В его пора­зи­тель­ной памяти уме­ща­лось огром­ное коли­че­ство собы­тий, фак­тов, имен. Он умел и любил рас­ска­зы­вать, очень образно изла­гал инте­рес­ные ситу­а­ции, точно цити­ро­вал напи­сан­ное и ска­зан­ное. Хотя Пав­лов был невы­со­кого роста, внешне вос­при­ни­мался мощ­ным, мас­сив­ным, ходил нето­роп­ливо, «мор­ской» поход­кой, однако во время отдыха на при­роде азартно играл в фут­бол, любил засто­лье и пре­красно пел. Гово­рил Пав­лов чуть хрип­ло­ва­тым и отно­си­тельно низ­ким голо­сом, поэтому было уди­ви­тельно услы­шать арии из клас­си­че­ских опе­ретт, испол­ня­е­мых им довольно чистым тено­ром.

Пав­лов хорошо чув­ство­вал бие­ние пульса вре­мени. Он гово­рил, что сильно изме­ни­лась обста­новка в стране, время тре­бует изме­не­ний и на пред­при­я­тии необ­хо­дим руко­во­ди­тель новой фор­ма­ции. В 1987 году Нико­лай Ива­но­вич Пав­лов ушел на пен­сию.

Мно­гое было сде­лано за годы руко­вод­ства инсти­ту­том Н.И. Пав­ло­вым. Это и корен­ное изме­не­ние струк­туры инсти­тута, созда­ние, наряду с пере­до­выми научно-иссле­до­ва­тель­скими и кон­струк­тор­скими под­раз­де­ле­ни­ями, совре­мен­ной инфра­струк­туры, обес­пе­чи­ва­ю­щей его непре­рыв­ное раз­ви­тие. Это суще­ствен­ное рас­ши­ре­ние тер­ри­то­рии инсти­тута, в том числе за счет при­со­еди­не­ния пло­щадки в Моск­во­ре­чье, ради­каль­ное обнов­ле­ние про­из­вод­ствен­ной, тех­но­ло­ги­че­ской и испы­та­тель­ной базы ВНИИА, созда­ние вычис­ли­тель­ного цен­тра инсти­тута. Это стро­и­тель­ство новых про­из­вод­ствен­ных кор­пу­сов, кли­ма­ти­че­ской базы в г. Поти, жилых домов для сотруд­ни­ков.

Боль­шая и напря­жен­ная работа, выда­ю­щи­еся орга­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти, успеш­ное руко­вод­ство боль­шими научно-иссле­до­ва­тель­скими и кон­струк­тор­скими кол­лек­ти­вами в деле созда­ния ядер­ного щита нашей страны заслу­женно при­несли Н.И. Пав­лову самые высо­кие награды: в период с 1949 по 1964 гг. он стал Героем Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1956), лау­ре­а­том Государ­ствен­ной (1951) и Ленин­ской (1962) пре­мий, кава­ле­ром трех орде­нов Ленина, ордена Крас­ной Звезды, был награж­ден мно­гими меда­лями, полу­чил зва­ние гене­рал-лей­те­нанта.

Умер Н.И. Пав­лов 19 марта 1990 года.

Литература

Бриш А. А. Воспоминания о Н.И. Павлове
// Аркадий Адамович Бриш : [статьи, документы, воспоминания]. — М.: ИздАТ, 2007. — С. 229–234. 
 
Блатов И. В. Н. И. Павлов
// Блатов И. В. Как создавался ядерный щит России : ВНИИЭФ — ВНИИТФ — ВНИИА: этапы жизненного пути. — Москва : ИздАТ, 2009. — с. 102–109. 
 
Николай Иванович Павлов
// История ВНИИА в лицах. Т. 1 / Под общ. ред. д.т.н., проф. Ю.Н.Бармакова. — М.: ИздАТ, 2009. — С. 133–295. 
 
Литвинов Б. В. О Николае Ивановиче Павлове
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего : воспоминания. — 2006. — С. 454–456.