ГлавнаяПерсоналии → Негин Е. А.

Негин Евгений Аркадьевич(1921—1998)

кон­струк­тор ядер­ных заря­дов, гене­рал-лей­те­нант авиа­ции, ака­де­мик АН СССР (1979). В атом­ном про­екте с 1949 г. Глав­ный кон­струк­тор (1959—1991 гг.), дирек­тор ВНИИЭФ (1978—1987 гг.). Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1956). Лау­реат Ленин­ской (1959) и трех Государ­ствен­ных (1951, 1953, 1985) пре­мий СССР.

Евге­ний Арка­дье­вич Негин родился 16 января 1921 года в селе Бор Ниже­го­род­ской губер­нии в семье слу­жа­щего. Учился в сред­ней школе села Бор, затем пере­шел в сред­нюю школу № 8 города Горь­кий, кото­рую с отли­чием окон­чил в 1938 году. Без экза­ме­нов при­нят на физико-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет Горь­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета (ныне Ниже­го­род­ский государ­ствен­ный уни­вер­си­тет имени Н.И. Лоба­чев­ского). В 1941 году после окон­ча­ния 3-го курса был при­зван в армию и направ­лен кур­сан­том в Военно-воз­душ­ную инже­нер­ную ака­де­мию им. Н.Е. Жуков­ского. После окон­ча­ния в 1944 году факуль­тета авиа­ци­он­ного воору­же­ния ака­де­мии был зачис­лен в адъ­юнк­туру при кафедре стрел­ково-пушеч­ного воору­же­ния. В период учебы направ­лялся на ста­жи­ровку в дей­ству­ю­щие авиа­ци­он­ные части.

Участ­ник Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны и Парада Победы на Крас­ной пло­щади в Москве.

В 1948 году Евге­ний Арка­дье­вич защи­тил дис­сер­та­цию на соис­ка­ние уче­ной сте­пени кан­ди­дата тех­ни­че­ских наук и до 1949 года рабо­тал в ака­де­мии млад­шим пре­по­да­ва­те­лем на кафедре стрел­ково-пушеч­ного воору­же­ния.

В 1949 году был пере­ве­ден на работу в КБ-11 (ВНИИЭФ, г. Саров). Начал с долж­но­сти млад­шего науч­ного сотруд­ника, а затем стал стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком в тео­ре­ти­че­ском сек­торе. Основ­ным направ­ле­нием его дея­тель­но­сти в этот период были газо­ди­на­ми­че­ские рас­четы и рас­четы эффек­тив­но­сти дей­ствия ядер­ных заря­дов, кото­рые поз­во­лили опре­де­лить окон­ча­тель­ные раз­меры внут­рен­них узлов ряда изде­лий. Были про­ве­дены деталь­ные оценки эффек­тив­но­сти изде­лий с малыми мас­сами актив­ных мате­ри­а­лов, уста­нов­лены зна­че­ния мини­маль­ных масс для исполь­зо­ва­ния в заря­дах и веро­ят­ност­ные зави­си­мо­сти энер­го­вы­де­ле­ния от зна­че­ния ини­ци­и­ру­ю­щего ней­трон­ного фона, опре­де­лены зна­че­ния опти­маль­ного фона. Кроме того, была уста­нов­лена чис­лен­ная зави­си­мость энер­го­вы­де­ле­ния от сте­пени началь­ного разо­грева актив­ного мате­ри­ала удар­ной вол­ной, эффек­тив­ного ради­уса заряда и т. п.

Дру­гими направ­ле­ни­ями науч­ных работ Е.А. Негина были: вычис­ле­ние попра­вок к изме­рен­ным зна­че­ниям вол­но­вых и мас­со­вых ско­ро­стей в сфе­ри­че­ском и плос­ком слу­чаях; опре­де­ле­ние опти­маль­ного закона дви­же­ния внут­рен­них узлов под дей­ствием про­дук­тов взрыва, соот­вет­ству­ю­щих мак­си­маль­ному отбору энер­гии; опре­де­ле­ние вли­я­ния вез­оров в кон­струк­ции на обра­зо­ва­ние удар­ной волны и др. Им был выдви­нут ряд пред­ло­же­ний по зна­чи­тель­ному улуч­ше­нию общего энер­го­вы­де­ле­ния, решена задача об опти­маль­ном отборе энер­гии взрыв­ча­того веще­ства, резуль­таты кото­рой исполь­зу­ются в насто­я­щее время для калиб­ровки чис­лен­ных мето­дов газо­ди­на­мики.

За уча­стие в раз­ра­ботке пер­вых образ­цов ядер­ного ору­жия в 1951 году Е.А. Негин был удо­стоен зва­ния лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии.

В 1952 году он назна­ча­ется заме­сти­те­лем началь­ника отде­ле­ния экс­пе­ри­мен­таль­ной газо­вой дина­мики по науч­ной части и началь­ни­ком отдела.

В 1953—1954 гг. в каче­стве руко­во­ди­теля группы назем­ной авто­ма­тики под­рыва Е.А. Негин при­ни­мал уча­стие в испы­та­ниях двух заря­дов на поли­гоне. В 1953 году за уча­стие в газо­ди­на­ми­че­ской отра­ботке заря­дов пер­вой водо­род­ной бомбы он во вто­рой раз был удо­стоен зва­ния лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии.

В мае 1955 года Евге­ний Арка­дье­вич был назна­чен заме­сти­те­лем глав­ного кон­струк­тора и науч­ного руко­во­ди­теля КБ-11. С этого вре­мени он кури­ро­вал все науч­ные работы, экс­пе­ри­менты и испы­та­ния, про­во­ди­мые в КБ-11. Период 1955—1957 гг. являлся одним из самых насы­щен­ных по про­ве­де­нию поли­гон­ных испы­та­ний боль­шого ряда изде­лий. Е.А. Негин при­ни­мал уча­стие в них в каче­стве науч­ного руко­во­ди­теля или его пер­вого заме­сти­теля. Он пре­красно пони­мал зна­че­ние и осо­бую важ­ность заклю­чи­тель­ного этапа раз­ра­ботки заря­дов — натур­ного поли­гон­ного испы­та­ния.

Е.А. Негин лично участ­во­вал в испы­та­ниях ядер­ных заря­дов в новых редак­циях поста­новки экс­пе­ри­мента: пер­вое под­вод­ное испы­та­ние (1955), серия пол­но­мас­штаб­ных воз­душ­ных испы­та­ний на Новой Земле, пер­вое под­зем­ное испы­та­ние (1961), ядер­ные испы­та­ния в глу­бо­ких (до 1500 м) сква­жи­нах, иссле­до­ва­ние воз­мож­но­сти полу­че­ния транс­ура­но­вых эле­мен­тов с помо­щью ядер­ных взры­вов на пло­щадке «Галит», калиб­ро­воч­ные опыты по изу­че­нию воз­мож­но­сти созда­ния ядер­ного поли­гона на полу­ост­рове Ман­гыш­лак, ядер­ный взрыв с целью туше­ния горя­щего газо­вого факела в рай­оне Урта-Булак (Узбе­ки­стан) и мно­гие дру­гие. Он зани­мался вопро­сами, свя­зан­ными с раз­ра­бот­кой новых заря­дов, испы­та­ния кото­рых в основ­ном были про­ве­дены в 1956—1957 гг. и 1961—1962 гг., вопро­сами уста­новки заря­дов в носи­тели (бал­ли­сти­че­ские, зенитно-управ­ля­е­мые и кры­ла­тые ракеты, тор­педы и т. д.).

За раз­ра­ботку новых ядер­ных заря­дов в 1956 году ему было при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, а в 1959 году — лау­ре­ата Ленин­ской пре­мии. В 1958 году он ста­но­вится док­то­ром тех­ни­че­ских наук.

При оче­ред­ной реор­га­ни­за­ции КБ-11 в 1959 году Е.А. Негин назна­ча­ется глав­ным кон­струк­то­ром по раз­ра­ботке ядер­ных заря­дов. Этот период его работы харак­те­ри­зу­ется даль­ней­шим раз­ви­тием заря­до­стро­е­ния, появ­ле­нием заря­дов на новых физи­че­ских прин­ци­пах (с повы­шен­ным выде­ле­нием гамма- излу­че­ния, для мир­ных целей и т. д.), даль­ней­шим повы­ше­нием удель­ных харак­те­ри­стик (мощ­но­сти при сни­же­нии массы и умень­ше­нии габа­ри­тов, эко­но­мич­ных с точки зре­ния закладки актив­ных мате­ри­а­лов, и т. п.). Созда­ва­лось все более мощ­ное и гроз­ное ору­жие для всех родов войск.

С 1966 года Е.А. Негин — пер­вый заме­сти­тель науч­ного руко­во­ди­теля Ю.Б. Хари­тона. Пер­вой его обя­зан­но­стью была орга­ни­за­ция и про­ве­де­ние экс­пе­ри­мен­тов на внут­рен­них и внеш­них поли­го­нах. В те годы эти работы про­во­ди­лись в боль­шом объ­еме и в очень высо­ком темпе. Шла насто­я­щая гонка. Все раз­ра­ботки нахо­ди­лись под жест­ким кон­тро­лем пра­ви­тель­ства. Каж­дая ошибка сто­ила очень дорого — как в мате­ри­аль­ном, так и в мораль­ном плане. Это обсто­я­тель­ство имело осо­бое зна­че­ние для пре­стижа кон­крет­ных спе­ци­а­ли­стов и инсти­тута в целом.

Ю.Б. Хари­тон был бес­спор­ным авто­ри­те­том для всех сотруд­ни­ков и руко­во­ди­те­лей ВНИИЭФ, в том числе и для Е.А. Негина. Ино­гда в про­цессе при­ня­тия реше­ния пози­ции Е.А. Негина и Ю.Б. Хари­тона не сов­па­дали. При обсуж­де­нии с Ю.Б. Хари­то­ном он спо­койно, четко и ясно изла­гал доводы в защиту про­екта. Е.А. Негин не при­над­ле­жал к такому сорту руко­во­ди­те­лей, у кото­рых есть люби­мая идея, люби­мая кон­струк­ция, люби­мые группы иссле­до­ва­те­лей, а осталь­ное все оста­ется на вто­ром плане. Такая осо­бен­ность — очень боль­шое досто­ин­ство руко­во­ди­теля, и сотруд­ники ВНИИЭФ пре­красно знали и высоко ценили это каче­ство.

ВНИИЭФ все­гда был веду­щей орга­ни­за­цией по ядер­ному ору­жию, и спрос к нему предъ­яв­лялся осо­бый. Высо­кое каче­ство работы было одним из самых глав­ных тре­бо­ва­ний. Успех дела, воз­мож­ность каче­ствен­ной отра­ботки изде­лий опре­де­ля­лись нали­чием силь­ной базы — экс­пе­ри­мен­таль­ной, тех­но­ло­ги­че­ской, про­из­вод­ствен­ной. Созда­ние такой базы и ее посто­ян­ное укреп­ле­ние были посто­ян­ной забо­той Е.А. Негина, кото­рый пре­красно раз­би­рался в малей­ших нюан­сах.

Как пра­вило, резуль­таты отра­ботки изде­лий и поста­новки экс­пе­ри­мен­тов рас­смат­ри­ва­лись на сове­ща­ниях у Евге­ния Арка­дье­вича. Глав­ными осо­бен­но­стями этой кол­лек­тив­ной работы были тща­тель­ность и осно­ва­тель­ность при обсуж­де­нии всех задач, а также непри­я­тие любых экс­пе­ри­мен­тально недо­ка­зан­ных утвер­жде­ний, «сырых» дан­ных или незре­лых поста­но­вок опы­тов. Такой под­ход, по суще­ству, и созда­вал ту друж­ную, твор­че­скую, доб­ро­же­ла­тель­ную обста­новку, кото­рой отли­ча­лась науч­ная и про­из­вод­ствен­ная жизнь инсти­тута в те годы.

Е.А. Негин умел и любил дово­дить раз­ра­ботки до конца. При этом он все­гда нахо­дил время и место для работы над новыми иде­ями. Не оста­нав­ли­вая те про­екты, кото­рые обе­щали дать реаль­ный выход уже в бли­жай­шее время, он орга­ни­зо­вы­вал наряду с ними парал­лель­ные иссле­до­ва­ния, обес­пе­чи­вая при этом широ­кий фронт тео­ре­ти­че­ских, экс­пе­ри­мен­таль­ных и кон­струк­тор­ских работ.

Часто глав­ный кон­струк­тор при про­ве­де­нии круп­ных, мас­штаб­ных экс­пе­ри­мен­тов, рис­ко­вал, при­чем делал это совер­шенно созна­тельно. У него была ясная фило­со­фия, кото­рая заклю­ча­лась в том, что окон­ча­тель­ный резуль­тат дает только натур­ный экс­пе­ри­мент. Поэтому, если рас­четно-тео­ре­ти­че­ские оценки и резуль­таты экс­пе­ри­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных на пло­щад­ках ВНИИЭФ, уже не могли про­яс­нить физику явле­ний, не могли суще­ственно умень­шить раз­брос ожи­да­е­мых пара­мет­ров, он реши­тельно пред­ла­гал пол­но­мас­штаб­ные натур­ные опыты, про­во­дил их и в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев ока­зы­вался прав.

В 1978 году Евге­ний Арка­дье­вич Негин назна­ча­ется дирек­то­ром КБ-11 с сохра­не­нием долж­но­стей глав­ного кон­струк­тора и пер­вого заме­сти­теля науч­ного руко­во­ди­теля. Круг вопро­сов, кото­рые он решал теперь, зна­чи­тельно рас­ши­рился: это раз­ви­тие заво­дов и экс­пе­ри­мен­таль­ной базы, стро­и­тель­ство про­из­вод­ствен­ных зда­ний, жилья, школ, дет­ских садов, тор­го­вых и меди­цин­ских объ­ек­тов, финансы, транс­порт, сов­хозы. Но основ­ная задача, с кото­рой он справ­лялся успешно, оста­ва­лась преж­ней — руко­вод­ство раз­ра­бот­кой ядер­ного ору­жия.

Евге­ний Арка­дье­вич Негин при­над­ле­жал к тем выда­ю­щимся руко­во­ди­те­лям и спе­ци­а­ли­стам, кото­рые на дол­гие годы опре­де­лили направ­ле­ния иссле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток во ВНИИЭФ и тем самым сфор­ми­ро­вали инсти­тут как круп­ней­ший научно-иссле­до­ва­тель­ский и про­ект­ный центр миро­вого уровня.

В 1979 году он изби­ра­ется ака­де­ми­ком АН СССР. Е.А. Негин мно­гое сде­лал для внед­ре­ния рас­четно-тео­ре­ти­че­ских мето­дов в отра­ботку проч­но­сти кон­струк­ций. С самого начала работ по ядер­ным заря­дам их пере­дача на воору­же­ние осу­ществ­ля­лась по резуль­та­там меха­ни­че­ских и теп­ло­вых испы­та­ний, про­во­див­шихся на испы­та­тель­ном ком­плексе ВНИИЭФ. По мере воз­рас­та­ния тре­бо­ва­ний к заря­дам воз­рас­тал и объем их отра­ботки, что, без­условно, уве­ли­чи­вало сто­и­мость и сроки выпол­не­ния работ. Е.А. Негину стало оче­видно, что без широ­кого внед­ре­ния рас­четно-тео­ре­ти­че­ских мето­дов решить эти задачи, все более и более услож­ня­ю­щи­еся, не удастся. Это, в свою оче­редь, потре­бует и созда­ния соот­вет­ству­ю­щих физи­че­ских моде­лей, рас­чет­ных мето­дов, соот­вет­ству­ю­щих мате­ма­ти­че­ских про­грамм.

Он при­влек к рабо­там ВНИИЭФ извест­ную ниже­го­род­скую школу меха­ни­ков-проч­ни­стов, и дело пошло в нуж­ном направ­ле­нии. Сна­чала научи­лись полу­чать инфор­ма­цию, кото­рая поз­во­ляла делать лишь каче­ствен­ные оценки. Точ­но­сти на этом этапе не хва­тало. На сле­ду­ю­щем этапе научи­лись полу­чать и удо­вле­тво­ри­тель­ные коли­че­ствен­ные дан­ные. Про­шло время — и стало невоз­можно пред­ста­вить любую раз­ра­ботку без деталь­ного рас­чет­ного ана­лиза ее проч­но­сти во всех режи­мах экс­плу­а­та­ции, вклю­чая и экс­тре­маль­ные, ава­рий­ные ситу­а­ции. Рас­чет­ные методы стали эффек­тив­ным ору­дием труда иссле­до­ва­теля и кон­струк­тора, что поз­во­лило суще­ственно рас­ши­рить спектр реша­е­мых задач обо­рон­ного и граж­дан­ского назна­че­ния.

Созда­ние основ­ных изде­лий теперь осу­ществ­ля­лось по тех­но­ло­гии, осно­ван­ной на мас­си­ро­ван­ном исполь­зо­ва­нии вычис­ли­тель­ных мето­дов с после­ду­ю­щей про­вер­кой основ­ных полу­чен­ных резуль­та­тов в лабо­ра­тор­ных экс­пе­ри­мен­тах и затем — с полу­че­нием инте­граль­ных харак­те­ри­стик в натур­ных испы­та­ниях. Эти методы и сей­час явля­ются глав­ной состав­ля­ю­щей при раз­ра­ботке слож­ных нау­ко­ём­ких про­дук­тов. Е.А. Негин был одним из пер­вых спе­ци­а­ли­стов, пред­ви­дев­ших мас­со­вое исполь­зо­ва­ние ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий в атом­ной отрасли при реше­нии про­блем проч­но­сти и рас­про­стра­не­ния тепла.

В 1985 году Е.А. Негин ста­но­вится лау­ре­а­том Государ­ствен­ной пре­мии.

В 1987 году Е.А. Негин по его лич­ной просьбе был осво­бож­ден от долж­но­сти дирек­тора, а в 1991 году — от двух дру­гих руко­во­дя­щих долж­но­стей. Он ста­но­вится совет­ни­ком при дирек­ции ВНИИЭФ, а с 1992 года воз­глав­ляет Лабо­ра­то­рию исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ний. Евге­ний Арка­дье­вич один из авто­ров идеи про­ве­де­ния кон­фе­рен­ций по исто­рии раз­ра­бо­ток ядер­ного ору­жия СССР. Как руко­во­ди­тель автор­ского кол­лек­тива он внес боль­шой вклад в под­го­товку и изда­ние книги «Совет­ский атом­ный про­ект». При­ни­мал уча­стие в под­го­товке книг по раз­ра­ботке тер­мо­ядер­ных заря­дов. Под его руко­вод­ством Лабо­ра­то­рией исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ний выпу­щено четыре закры­тых изда­ния.

Е.А. Негин рабо­тал во ВНИИЭФ в очень напря­жен­ный период жизни инсти­тута. Он зани­мал в нем один из самых важ­ных руко­во­дя­щих постов и бле­стяще выпол­нил ту мис­сию, кото­рая была ему пред­на­зна­чена.

Ака­де­мик, гене­рал-лей­те­нант авиа­ции Е.А. Негин награж­ден четырьмя орде­нами Ленина, орде­ном Октябрь­ской Рево­лю­ции, двумя орде­нами Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, орде­ном Крас­ной Звезды и мно­гими меда­лями. В 1982 году ему было при­сво­ено зва­ние «Почет­ный граж­да­нин г. Сарова».

Е.А. Негин умер 3 фев­раля 1998 года. Похо­ро­нен на город­ском клад­бище г. Сарова.

Литература

Негин Е. А. и др. Советский атомный проект : Конец атомной монополии. Как это было...
/ ФГУП «Рос. федер. ядер. центр — Всерос. науч.-исслед. ин-т эксперим. физики». — 2-е изд., испр. и доп. — Саров: [РФЯЦ-ВНИИЭФ], 2003. — 214 с., [20] л. ил., портр. — (Сов. секретно. Рассекречено) 
 
Негин Е. А. Один день Юлия Борисовича. (Рассказ-шутка)
// Человек столетия Юлий Борисович Харитон / [редкол.: В. Н. Михайлов (гл. ред.) и др. ; ред.-сост. Т. Г. Новикова]. — М.: ИздАТ, 1999. — С. 577–580. 
 
Негин Е. А., Максименко П. П. Здесь были созданы РДС
// Ядерная индустрия России / ред. А. М. Петросьянц. — М.: Энергоатомиздат, 2000. – С. 86–105. 
 
Негин Е. А., Смирнов Ю. Н. Делился ли СССР с Китаем своими атомными секретами?
// Наука и общество: история советского атомного проекта (40-е — 50-е годы) / Труды международного симпозиума ИСАП-96, Дубна, 14—18 мая 1996 г.. — Т. 1 — М.: ИздАТ, 1997 – С. 303–317. 
 
Литвинов Б. В. Евгений Аркадьевич Негин – друг и оппонент
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего : воспоминания. — 2006. — С. 447–453. 
 
Негин Е.А. [Воспоминания о Е. И. Забабахине]
// Слово о Забабахине: сборник воспоминаний. — 1995. — С. 117–121. 
 
Генерал ядерного центра : Сборник статей и воспоминаний о Е. А. Негине
/ РФЯЦ-ВНИИЭФ; [авт.-сост. О. Е. Негина, Н. Н. Богуненко]. — Саров : РФЯЦ-ВНИИЭФ, 2011. — 260 с., [8] л. ил. 
 
Негин Е. А.
// Люди "Объекта": очерки и воспоминания. — Саров – Москва: ИНФО, Человек К, 1996. – С. 141–152 
 
Негин Е. А. О разработке ядерных зарядов
// Хочешь мира — будь сильным: Сб. материалов конференции по истории разработок первых образцов атомного оружия. — Арзамас-16. РФЯЦ—ВНИИЭФ, 1995. — С. 42–47