ГлавнаяПерсоналии → Нечай В. З.

Нечай Владимир Зиновьевич(1936—1996)

круп­ный спе­ци­а­лист в обла­сти ядер­ного заря­до­стро­е­ния, док­тор физико-мате­ма­ти­че­ских наук (1974), про­фес­сор (1987). В 1988-1996 дирек­тор ВНИИТФ. Лау­реат Ленин­ской (1964) и Государ­ствен­ной СССР (1975) пре­мий.

Вла­ди­мир Зино­вье­вич Нечай родился 5 мая 1936 года в Алма-Ате Казах­ской ССР, куда напра­вили на работу его роди­те­лей после окон­ча­ния Мос­ков­ского инсти­тута народ­ного хозяй­ства им. Пле­ха­нова. Его отец, Зино­вий Сте­па­но­вич, был родом из семьи кубан­ского казака. Окон­чив школу с меда­лью, Володя уехал в Москву к отцу и посту­пил в МИФИ.

В 1959 году он окон­чил Мос­ков­ский инже­нерно-физи­че­ский инсти­тут по спе­ци­аль­но­сти «тео­ре­ти­че­ская ядер­ная физика», и полу­чил рас­пре­де­ле­ние в НИИ-1011 (РФЯЦ-ВНИИТФ им. акад. Е.И. Заба­ба­хина), где ранее он в тео­ре­ти­че­ском отде­ле­нии выпол­нял диплом­ную работу.

Начав работу в тео­ре­ти­че­ском отде­ле­нии с долж­но­сти инже­нера, В.З. Нечай в 1962 году стал стар­шим инже­не­ром. На свое пер­вое испы­та­ние Вла­ди­мир Зино­вье­вич Нечай попал еще в 1961 году — это было пер­вое под­зем­ное испы­та­ние ядер­ного ору­жия на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. В этот период под руко­вод­ством заме­сти­теля науч­ного руко­во­ди­теля ВНИИТФ Ю.А. Рома­нова он участ­во­вал в фун­да­мен­таль­ных науч­ных иссле­до­ва­ниях и в раз­ра­бот­ках кон­крет­ных образ­цов ядер­ного ору­жия, став пер­во­про­ход­цем иссле­до­ва­ний рент­ге­нов­ского излу­че­ния ядер­ного взрыва: от рас­чет­ного изу­че­ния харак­те­ри­стик рент­ге­нов­ского излу­че­ния и его дей­ствия до поста­новки и про­ве­де­ния спе­ци­аль­ных физи­че­ских опы­тов по экс­пе­ри­мен­таль­ному иссле­до­ва­нию этого воз­дей­ствия. В 1964 году В.З. Нечай в составе твор­че­ского кол­лек­тива был удо­стоен Ленин­ской пре­мии за иссле­до­ва­ния пора­жа­ю­щего дей­ствия мяг­кого рент­ге­нов­ского излу­че­ния ядер­ного взрыва. Он стал пер­вым в СССР лау­ре­а­том столь пре­стиж­ной пре­мии в ком­со­моль­ском воз­расте.

В 1965 году В.З. Нечая назна­чают руко­во­ди­те­лем группы научно-тео­ре­ти­че­ского отде­ле­ния, а в 1967 году — началь­ни­ком отдела научно-тео­ре­ти­че­ского отде­ле­ния. Полу­чен­ные им науч­ные резуль­таты легли в основу его кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции, кото­рую он успешно защи­тил в 1966 году.

Научно-тех­ни­че­ские работы, выпол­нен­ные им и под его руко­вод­ством в 1960-1970 гг., отно­сятся к иссле­до­ва­ниям пора­жа­ю­щего дей­ствия ядер­ного взрыва. Им были пред­ло­жены и реа­ли­зо­ваны в под­зем­ных облу­ча­тель­ных физи­че­ских опы­тах основ­ные кон­цеп­ту­аль­ные реше­ния по устрой­ству ядер­ных заря­дов-облу­ча­те­лей, по изу­че­нию физики воз­дей­ствия про­ни­ка­ю­щих излу­че­ний на иссле­ду­е­мые образцы тех­ники, раз­ра­ботке тех­ни­че­ских средств повы­ше­ния стой­ко­сти.

Вла­ди­мир Зино­вье­вич стал одним из авто­ров зна­ме­ни­того экс­пе­ри­мента ФО-42, наце­лен­ного на иссле­до­ва­ние пора­жа­ю­щего дей­ствия высот­ного ядер­ного взрыва средств про­ти­во­ра­кет­ной обо­роны на бое­го­ловки ракет и военно-кос­ми­че­скую тех­нику.

Работа по про­ве­де­нию экс­пе­ри­мента велась несколько лет. В конце марта 1969 года состо­я­лось выезд­ное засе­да­ние НТС инсти­тута, на кото­ром обсуж­да­лась редак­ция ФО-42, после чего науч­ный руко­во­ди­тель ВНИИТФ Е.И. Заба­ба­хин дал добро на про­ве­де­ние опыта.

Пер­вый опыт ФО-42-1 в сере­дине января 1971 года ока­зался неудач­ным из-за отказа одного из узлов. 16 авгу­ста 1972 года был про­ве­ден повтор­ный экс­пе­ри­мент ФО-42-2. После лабо­ра­тор­ного иссле­до­ва­ния кон­тей­не­ров с облу­чен­ными в опыте образ­цами сна­ря­же­ния и аппа­ра­ту­рой бое­го­ло­вок под­твер­ди­лись все пред­ска­зан­ные эффекты. Было ясно, что реше­ние, как постро­ить защиту бое­го­ло­вок, най­дено.

После воз­вра­ще­ния из Москвы с НТС, где докла­ды­ва­лись резуль­таты ФО-42-2, Е.И. Заба­ба­хин пред­ло­жил В.З. Нечаю срочно под­го­то­вить к защите док­тор­скую дис­сер­та­цию, кото­рую он успешно защи­тил в 1973 году.

Ракет­чики кон­струк­тор­ского бюро В.П. Маке­ева после обсуж­де­ния вари­ан­тов защиты кор­пуса бое­го­ловки и сна­ря­же­ния, пред­ло­жили ему сов­местно с ними офор­мить заявку на изоб­ре­те­ние. В.З. Нечай кате­го­ри­че­ски отка­зался и ска­зал, что оформ­ле­ние изоб­ре­те­ний тео­ре­ти­ками не при­вет­ству­ется Е.И. Заба­ба­хи­ным. Вскоре ракет­чики сооб­щили, что полу­чили автор­ское сви­де­тель­ство. А В.З. Нечай так нико­гда и не офор­мил ни одного автор­ского сви­де­тель­ства на мно­гие свои яркие идеи и тех­ни­че­ские реше­ния.

В даль­ней­шем в отделе В.З. Нечая была создана надеж­ная инже­нер­ная система, поз­во­ля­ю­щая про­во­дить иссле­до­ва­ния образ­цов военно-кос­ми­че­ской тех­ники в усло­виях, ими­ти­ру­ю­щих дей­ствие высот­ного тер­мо­ядер­ного взрыва.

Напря­жен­ная работа в тот период отра­зи­лась на здо­ро­вье Нечая. Он попал в боль­ницу, диа­гноз был непро­стой. В даль­ней­шем ему при­шлось сле­дить за дие­той, что в поли­гон­ных усло­виях все­гда было про­бле­мой.

23 авгу­ста 1975, после про­ве­де­ния опыта ФО-42-4 и всей серии опы­тов было пока­зано, что в СССР достиг­нут опре­де­лен­ный уро­вень стой­ко­сти кон­крет­ного вида бое­го­ловки к воз­дей­ствию пора­жа­ю­щих фак­то­ров высот­ного ядер­ного взрыва средств ПРО, кото­рый обес­пе­чен ком­плек­сом тех­ни­че­ских меро­при­я­тий, поз­во­ля­ю­щих гаран­ти­ро­вать его сохра­не­ние в бое­вой обста­новке во всем пери­оде жиз­нен­ного цикла ору­жия.

5 ноября 1975 года посту­пила теле­грамма от Е.П. Слав­ского с поздрав­ле­нием инсти­туту и кол­лек­тиву авто­ров в связи с при­суж­де­нием Государ­ствен­ной пре­мии СССР «за ком­плекс спе­ци­аль­ных физико-тех­ни­че­ских иссле­до­ва­ний». Так была названа работа в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах. Одним из её лау­ре­а­тов стал и В.З. Нечай.

Заряд, кото­рый успешно про­шел про­верку в составе бое­го­ловки в ФО-42-4, был постав­лен на воору­же­ние в зна­ме­ни­тый ракет­ный ком­плекс СС-20. Он был широко раз­вер­нут на послед­нем этапе про­ти­во­сто­я­ния Западу, а затем лик­ви­ди­ро­ван по дого­вору с США вме­сте с раке­тами «Пер­шинг».

В 1980-е В.З. Нечай внес суще­ствен­ный вклад в созда­ние ядер­ных заря­дов высо­кой удель­ной мощ­но­сти для осна­ще­ния систем ору­жия армии и флота. Важ­ным направ­ле­нием его науч­ной дея­тель­но­сти была раз­ра­ботка заря­дов для раз­де­ля­ю­щихся голов­ных частей на основе нового прин­ципа. Резуль­та­том яви­лось созда­ние поко­ле­ния бое­при­па­сов с высо­кими удель­ными харак­те­ри­сти­ками, соста­вив­ших основу ядер­ного воору­же­ния ВМФ Рос­сии. Пре­красно пони­мая силу и про­гно­сти­че­скую цен­ность рас­че­тов, он все­гда был сто­рон­ни­ком экс­пе­ри­мен­таль­ной про­верки слож­ных физи­че­ских явле­ний.

Его идеи, его труд, его талант вло­жены в боль­шую часть ядер­ного арсе­нала Рос­сии, явля­ю­ще­гося в насто­я­щее время осно­вой обо­ро­но­спо­соб­но­сти страны. В этих рабо­тах он был лиде­ром на всех эта­пах: от ком­пью­тер­ных рас­че­тов до испы­та­ния на ядер­ных поли­го­нах. Его «фир­мен­ным зна­ком» было глу­бо­кое науч­ное обос­но­ва­ние пред­ла­га­е­мых тех­ни­че­ских реше­ний, кото­рое обес­пе­чи­вает надеж­ность и без­опас­ность ядер­ных заря­дов в широ­ком диа­па­зоне усло­вий их экс­плу­а­та­ции.

Талант В.З. Нечая про­яв­лялся в раз­лич­ных обла­стях. Он мог отре­мон­ти­ро­вать цвет­ной теле­ви­зор, сам выпол­нял довольно слож­ный ремонт ста­рой «Волги». Ему по душе было разо­браться в чем-то новом, незна­ко­мом. Но ни одно из домаш­них заня­тий, кроме чте­ния, не стало его хобби. Глав­ным увле­че­нием его жизни была ядер­ная физика, основ­ная работа.

В.З. Нечай зани­мался и пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­стью, читая лек­ции на кафедре общей физики МИФИ-6. В 1987 году ему было при­сво­ено зва­ние про­фес­сора.

В 1987 году В.З. Нечай ста­но­вится пер­вым заме­сти­те­лем дирек­тора. У Г.П. Ломин­ского была целая про­грамма под­го­товки Вла­ди­мира Зино­вье­вича к нелег­кой долж­но­сти дирек­тора, но уже в марте 1988 года, в резуль­тате тяже­лой болезни Геор­гия Пав­ло­вича, В.З. Нечаю при­шлось брать бразды прав­ле­ния в свои руки. Он начал свою дея­тель­ность в роли дирек­тора столь успешно, что уже во вто­рой поло­вине 1988 года, после преж­девре­мен­ной кон­чины Г.П. Ломин­ского, еди­но­гласно был выбран тру­до­вым кол­лек­ти­вом инсти­тута на долж­ность дирек­тора.

В.З. Нечай стал дирек­то­ром в труд­ный период исто­рии РФЯЦ-ВНИИТФ. В усло­виях рез­кого сокра­ще­ния государ­ствен­ного финан­си­ро­ва­ния, обо­рон­ного заказа, при­ну­ди­тель­ной кон­вер­сии, мора­то­риев на ядер­ные испы­та­ния ему уда­лось сохра­нить кол­лек­тив инсти­тута, его науч­ный потен­циал, про­дол­жить и раз­вить работы по созда­нию рос­сий­ского ядер­ного ору­жия.

В начале 1990-х годов Сне­жинск, цели­ком зави­сев­ший от обо­рон­ного заказа, ока­зался в слож­ней­шем финан­со­вом кри­зисе. Люди, жизнь свою поло­жив­шие на без­опас­ность страны, ока­за­лись бро­шены стра­ной на про­из­вол, меся­цами не полу­чали зар­плату, пере­шли на кар­точ­ную систему, не могли отпра­вить детей отды­хать, падали в голод­ные обмо­роки на рабо­чих местах. Спе­ци­а­ли­сты ядер­ного цен­тра поте­ряли путе­вод­ную нить — они не знали, для чего теперь суще­ствуют…

Вла­ди­мир Нечай, избран­ный всем кол­лек­ти­вом, ничем кол­лек­тиву помочь не мог…

Конечно, он не сидел на месте. Каж­дая поездка в Москву обо­ра­чи­ва­лась тяже­лыми встре­чами с людьми, кото­рые словно разу­чи­лись слы­шать. В ответ ему кивали голо­вой — и ничего не пред­при­ни­мали. Вла­ди­мир Нечай из уче­ного пре­вра­тился в жал­кого про­си­теля. После оче­ред­ной бес­плод­ной поездки в Москву, 30 октября 1996 года, он не выдер­жал и достал писто­лет. В посмерт­ной записке напи­сал: «Прошу про­ве­сти поминки за счет не выдан­ной мне зар­платы…»

Выстрел в Сне­жин­ске потряс всю Рос­сию. Таким тра­ги­че­ским спо­со­бом Вла­ди­мир Зино­вье­вич напом­нил вла­сти, что в неболь­шом городке Сне­жин­ске впро­го­лодь живут люди, кото­рые обес­пе­чи­вают без­опас­ность страны. С этого выстрела нач­нется «воз­вра­ще­ние» ядер­ного цен­тра.

В.З. Нечай состоял пред­се­да­те­лем дис­сер­та­ци­он­ного совета ВНИИТФ по защите док­тор­ских дис­сер­та­ций, чле­ном научно-тех­ни­че­ского совета Мина­тома РФ. Он — дей­стви­тель­ный член Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии инфор­ма­ти­за­ции (1994 г.), АН эко­ло­гии и без­опас­но­сти жиз­не­де­я­тель­но­сти (1995 г.). Лау­реат Ленин­ской (1964 г.) и Государ­ствен­ной СССР (1975 г.) пре­мий. Награж­ден орде­ном Дружбы наро­дов (1984 г.), меда­лями Феде­ра­ции кос­мо­нав­тики им. акад. В.Н. Чело­мея (1989 г.) и В.П. Маке­ева (1992 г.). Ему при­сво­ено зва­ние «Заслу­жен­ный дея­тель науки и тех­ники» (1996 г.).

С 1998 года луч­шие работы моло­дых сотруд­ни­ков РФЯЦ-ВНИИТФ в обла­сти тео­ре­ти­че­ской физики отме­ча­ются пре­мией им. В.З. Нечая. Одна из новых улиц Сне­жин­ска названа его име­нем.

Литература

Единогласно избранный : [ Сборник воспоминаний о В. З. Нечае ]
/ [сост.: В. Н. Ананийчук, В. Е. Баранов, Н. П. Волошин, А. Н. Щербина]. — Снежинск : РФЯЦ—ВНИИТФ, 2011. — 147 с. : ил., портр. 
 
Нечай Владимир Зиновьевич
// На орбитах памяти: об основателях и созидателях уральского ядерного центра. — 2009. — С. 447—475.