ГлавнаяПерсоналии → Музруков Б. Г.

Музруков Борис Глебович(1904—1979)

гене­рал-майор-инже­нер, орга­ни­за­тор про­из­вод­ства ядер­ного ору­жия. В 1947—1953 гг. - дирек­тор ком­би­ната № 817, в 1955—1974 гг. - дирек­тор ВНИИЭФ. Два­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1943, 1949), лау­реат Ленин­ской (1962) и двух Государ­ствен­ных (1951, 1953) пре­мий СССР.

Борис Гле­бо­вич Муз­ру­ков родился 23.09.1904 г. (11 октября по новому стилю) в ста­рин­ном городе г. Лодей­ное поле Ленин­град­ской обла­сти в семье офи­цера. Он был в семье девя­тым, послед­ним ребен­ком. В ран­ние годы он с семьей про­жи­вал в Фин­лян­дии по месту службы отца, а в 1918 году пере­ехал в Пет­ро­град.

С моло­дых лет Б.Г. Муз­ру­ков про­яв­лял стрем­ле­ние к зна­ниям и упорно учился. В 1922 году посту­пил на раб­фак, затем в Ленин­град­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут. Учился хорошо, хотя и при­хо­ди­лось посто­янно под­ра­ба­ты­вать на жизнь. В 1929 году полу­чил диплом инже­нера-тех­но­лога и был направ­лен на завод «Крас­ный Пути­ло­вец» (с 1934 года — Киров­ский).

На Киров­ском заводе суще­ство­вала дав­няя тра­ди­ция — вос­пи­та­ние достой­ной смены. Опыт­ней­шие, уме­лые мастера пере­да­вали свои сек­реты моло­дым. В такой обста­новке Б.Г. Муз­ру­ков, любо­зна­тель­ный, серьез­ный и ответ­ствен­ный чело­век, с боль­шим запа­сом зна­ний, твор­че­ским, сози­да­тель­ным харак­те­ром сфор­ми­ро­вался как руко­во­ди­тель боль­шого мас­штаба, уме­ю­щий орга­ни­зо­вать кол­лек­тив на реше­ние боль­ших и слож­ных задач. На Киров­ском заводе он рабо­тал инже­не­ром, помощ­ни­ком началь­ника смены, заме­сти­те­лем началь­ника смены, началь­ни­ком цеха, глав­ным метал­лур­гом завода и про­шел хоро­шую про­из­вод­ствен­ную школу, школу управ­ле­ния боль­шим кол­лек­ти­вом.

В 1936—1937 гг. от Нар­ко­мата судо­стро­и­тель­ной про­мыш­лен­но­сти в составе экс­перт­ной комис­сии в каче­стве стар­шего при­ем­щика рабо­тал за гра­ни­цей, где по заказу СССР стро­и­лись воен­ные корабли.

В 1938—1939 гг. с уча­стием Б.Г. Муз­ру­кова на Киров­ском заводе успешно велись раз­ра­ботки брони для зарож­да­ю­щейся обо­рон­ной отрасли страны. Б.Г. Муз­ру­ков вес­ной 1938 года делал в Кремле доклад об ито­гах этой работы перед чле­нами Полит­бюро ЦК КПСС во главе с И.В. Ста­ли­ным. Именно тогда в руко­вод­стве Нар­ко­мата, отве­ча­ю­щего за раз­ви­тие тяже­лой про­мыш­лен­но­сти, оце­нили его орга­ни­за­тор­ские каче­ства и запом­нили имя моло­дого спо­соб­ного руко­во­ди­теля. И уже в 1939 году реше­нием ЦК пар­тии 35-лет­ний Б.Г. Муз­ру­ков назна­ча­ется дирек­то­ром про­из­вод­ствен­ного гиганта страны — Ураль­ского завода тяже­лого маши­но­стро­е­ния. Он при­нял Урал­маш в слож­ный для завода период. За семь лет суще­ство­ва­ния пред­при­я­тия сме­ни­лось семь дирек­то­ров. Кол­лек­тив хро­ни­че­ски не справ­лялся с государ­ствен­ным пла­ном и обо­рон­ным зака­зом. Б.Г. Муз­ру­ков по-новому орга­ни­зо­вал пла­но­вый и про­из­вод­ствен­ный про­цесс, лик­ви­ди­ро­вал основ­ные недо­статки в орга­ни­за­ции и нор­ми­ро­ва­нии труда. С января 1940 года Урал­маш стал устой­чиво и с нуж­ным каче­ством выпус­кать про­дук­цию новей­ших образ­цов, выпол­няя государ­ствен­ный план и обо­рон­ный заказ в пол­ном объ­еме.

С начала войны Урал­машу было пору­чено пере­про­фи­ли­ро­ваться на выпуск воен­ной тех­ники — перейти к про­из­вод­ству кор­пу­сов для тяже­лых тан­ков КВ, кор­пу­сов и башен тан­ков Т-34, само­ход­ных артил­ле­рий­ских уста­но­вок. В этот труд­ней­ший и ответ­ствен­ный период Б.Г. Муз­ру­ков про­явил боль­шую твор­че­скую энер­гию, неза­у­ряд­ный инже­нер­ный талант, выда­ю­щи­еся орга­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти.

На Урал­маш были направ­лены тысячи рабо­чих и инже­нерно-тех­ни­че­ских работ­ни­ков тан­ко­вого про­из­вод­ства с Киров­ского и Ижор­ского и Ста­лин­град­ского трак­тор­ного заво­дов. Б.Г. Муз­ру­ков орга­ни­зо­вал прием, обу­строй­ство рабо­чих и спе­ци­а­ли­стов, их рас­ста­новку на про­из­вод­стве. Сов­мест­ными уси­ли­ями завод­ских и при­быв­ших спе­ци­а­ли­стов велась актив­ная работа по уста­новке с колес обо­ру­до­ва­ния, достав­лен­ного из Ленин­града и Ста­лин­града, его наладке и пуску, а также пере­оснастке для выпол­не­ния обо­рон­ного заказа. Все уси­лия Б.Г. Муз­ру­кова и его штаба направ­ля­лись на нара­щи­ва­ние интен­сив­но­сти труда.

Б.Г. Муз­ру­ков все­гда отно­сился к людям с боль­шой забо­той и в тяже­лые воен­ные годы делал все воз­мож­ное для улуч­ше­ния снаб­же­ния про­до­воль­ствием, обес­пе­че­ния про­мыш­лен­ными това­рами, орга­ни­за­ции быта и отдыха. Несмотря на казав­ши­еся непре­одо­ли­мые труд­но­сти, к декабрю 1941 года было орга­ни­зо­вано про­из­вод­ство бро­не­кор­пу­сов для тан­ков КВ, в 1942 году не только кор­пу­сов, но и тан­ков Т-34 пол­но­стью, а в 1943 году завод стал веду­щим пред­при­я­тием по выпуску само­ход­ных артил­ле­рий­ских уста­но­вок. До окон­ча­ния войны Урал­маш оста­вался одной из основ­ных воен­ных куз­ниц страны. Почти каж­дый пятый танк и пятая само­ход­ная артил­ле­рий­ская уста­новка были частично или пол­но­стью сде­ланы на Урал­маше. Кол­лек­тив завода за время работы под руко­вод­ством Б.Г. Муз­ру­кова награж­ден двумя орде­нами Ленина, орде­ном Крас­ного Зна­мени, орде­ном Оте­че­ствен­ной войны 1 сте­пени, орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, ему 7 раз вру­ча­лось пере­хо­дя­щее Крас­ное Знамя Государ­ствен­ного Коми­тета обо­роны СССР, кото­рое затем было пере­дано заводу на веч­ное хра­не­ние. За выда­ю­щи­еся успехи Б.Г. Муз­ру­ков в 1943 году был удо­стоен зва­ния Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда.

Б.Г. Муз­ру­ков был уве­рен в победе над вра­гом и думал о пер­спек­тиве завода. Уже в 1944 году он создал спе­ци­аль­ную группу из числа кон­струк­то­ров, тех­но­ло­гов и эко­но­ми­стов для раз­ра­ботки ком­плекс­ной про­граммы про­из­вод­ства для работы завода после войны. Вна­чале эта само­сто­я­тельно раз­ра­бо­тан­ная про­грамма не нашла под­держки в Москве. Б.Г. Муз­ру­ков в реши­тель­ном и аргу­мен­ти­ро­ван­ном споре с оппо­нен­тами добился ее при­зна­ния. В декабре 1945 года поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР о после­во­ен­ной работе Урал­маша под­пи­сал И.В. Ста­лин.

Б.Г. Муз­ру­ков энер­гично взялся за корен­ное пере­во­ору­же­ние завода. Пере­стройка про­из­вод­ства выпол­ня­лась в дей­ству­ю­щих цехах без оста­новки стан­ков и дру­гого обо­ру­до­ва­ния. После окон­ча­ния войны бла­го­даря Б.Г. Муз­ру­кову Урал­маш стал одним из пер­вых круп­ных пред­при­я­тий в стране, орга­ни­зо­ванно и про­ду­манно пере­шед­ших на мир­ные рельсы. В 1947 году, несмотря на серьез­ные труд­но­сти, план был выпол­нен за 10 меся­цев.

Рабо­тая на Урал­маше, Б.Г. Муз­ру­ков смело внед­рял новые тех­но­ло­гии, опи­ра­ясь на глу­бо­кие зна­ния и бога­тый опыт, твор­че­ски решал слож­ные задачи по выпуску уни­каль­ной про­дук­ции. Он про­явил неза­у­ряд­ные спо­соб­но­сти по реше­нию слож­ней­ших и напря­жен­ных про­из­вод­ствен­ных задач в усло­виях дефи­цита вре­мени и ресур­сов. Им был накоп­лен огром­ный опыт руко­вод­ства гиган­том совет­ской про­мыш­лен­но­сти, при­чем опыт руко­вод­ства по созда­нию воен­ного про­из­вод­ства в воен­ное время, что, видимо, и стало глав­ным аргу­мен­том при выборе дирек­тора пер­вого стро­я­ще­гося в СССР атом­ного про­мыш­лен­ного объ­екта.

В 1947 году Л.П. Берия объ­явил гене­рал-май­ору Б.Г. Муз­ру­кову, что реше­нием Полит­бюро и т. Ста­лина он назна­ча­ется дирек­то­ром базы-10 (завод № 817, ПО «Маяк»). Воз­ра­же­ния Б.Г. Муз­ру­кова не были при­няты. Так нача­лась новая стра­ница в био­гра­фии Б.Г. Муз­ру­кова.

На Октябрь­ском Поле, в Лабо­ра­то­рии № 2 И.В. Кур­ча­тов зна­ко­мит Б.Г. Муз­ру­кова с рабо­той опыт­ного атом­ного реак­тора Ф-1, про­бле­мами полу­че­ния плу­то­ния, рабо­тами, име­ну­е­мыми под общим назва­нием «Атом­ный про­ект СССР». Затем И.В. Кур­ча­то­вым были сфор­му­ли­ро­ваны пер­во­оче­ред­ные задачи, кото­рые нужно было решить на вновь стро­я­щемся обо­рон­ном объ­екте, поскольку сроки стро­и­тель­ства, уста­нов­лен­ные Ста­ли­ным, сры­ва­лись. Ком­би­нату тре­бо­вался опыт­ный, реши­тель­ный и зна­ю­щий руко­во­ди­тель, кото­рый мог корен­ным обра­зом изме­нить сло­жив­шу­юся ситу­а­цию.

На ком­би­нат Б.Г. Муз­ру­ков при­был в конце ноября 1947 года. Высо­кий, кра­си­вый, еще моло­дой гене­рал со звез­дой Героя на кителе, он про­из­вел на кол­лек­тив самое хоро­шее впе­чат­ле­ние. Его отли­чала спо­кой­ная манера пове­де­ния, что гово­рило о внут­рен­ней силе нового дирек­тора, о его уве­рен­но­сти в себе. Его ува­жи­тель­ное отно­ше­ние к людям, неза­ви­симо от долж­но­стей и ран­гов, вызы­вало дове­рие под­чи­нен­ных, настра­и­вало на кон­струк­тив­ный, дело­вой лад.

Внешне Б.Г. Муз­ру­ков был сухо­ват, гово­рил мало, но умел слу­шать людей, быстро при­ни­мал реше­ния и быстро их выпол­нял. Работ­ники ком­би­ната с пер­вых дней почув­ство­вали его твер­дую руку: он был тре­бо­ва­тель­ным, в делах — мето­ди­чен, нико­гда ничего не забы­вал, умел ста­вить акту­аль­ные задачи, нестан­дартно их решать, видеть связь иссле­до­ва­ний с тре­бо­ва­ни­ями атом­ной про­мыш­лен­но­сти. Все это давало хоро­шую основу для реше­ния слож­ней­шей задачи — полу­че­ние плу­то­ния и изго­тов­ле­ние из него изде­лий для атом­ной бомбы.

На стро­и­тель­стве совер­шенно сек­рет­ного объ­екта тру­ди­лись тысячи чело­век, на гигант­ских стро­и­тель­ных пло­щад­ках под откры­тым небом раз­ме­ща­лось цен­ней­шее обо­ру­до­ва­ние, тех­но­ло­гия про­из­вод­ства еще раз­ра­ба­ты­ва­лась и про­ве­ря­лась в лабо­ра­тор­ных усло­виях, а в быто­вом плане не было самого необ­хо­ди­мого — жилья и мно­гого дру­гого. Пер­во­про­ходцы начи­нали ком­би­нат и город с пала­ток. В такой ситу­а­ции Б.Г. Муз­ру­ков дей­ство­вал после­до­ва­тельно и логично, тре­бо­ва­тельно и само­от­вер­женно, брал на себя самые труд­ные задачи и умело руко­во­дил под­чи­нен­ными и всем огром­ным кол­лек­ти­вом пред­при­я­тия.

После назна­че­ния Б.Г. Муз­ру­кова дирек­то­ром ком­би­ната дело сразу сдви­ну­лось в луч­шую сто­рону. Он отчет­ливо пони­мал реша­ю­щую роль науки в дан­ном про­екте. Поэтому глав­ной зада­чей для про­из­вод­ствен­ни­ков он видел в пони­ма­нии задач, сфор­му­ли­ро­ван­ных уче­ными и орга­ни­за­ции их быст­рей­шего выпол­не­ния.

Ценой огром­ных уси­лий постав­лен­ная задача была выпол­нена — пер­вый на евразий­ском кон­ти­ненте про­мыш­лен­ный атом­ный реак­тор был пущен 19 июня 1948 года. Нача­лась нара­ботка плу­то­ния, необ­хо­ди­мого для созда­ния оте­че­ствен­ного атом­ного ору­жия. В конце декабря 1948 года вошел в строй радио­хи­ми­че­ский завод. В апреле 1949 года было пущено химико-метал­лур­ги­че­ское про­из­вод­ство, где полу­чили первую пар­тию метал­ли­че­ского плу­то­ния, из кото­рой были изго­тов­лены изде­лия для атом­ной бомбы.

В начале авгу­ста 1949-го пер­вый совет­ский плу­то­ни­е­вый заряд, собран­ный из отдель­ных дета­лей, был отправ­лен в КБ-11. 29 авгу­ста 1949 года про­изо­шло исто­ри­че­ское собы­тие — на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне успешно про­шло испы­та­ние атом­ной бомбы. За боль­шой лич­ный вклад в успеш­ное реше­ние задачи государ­ствен­ной важ­но­сти Б.Г. Муз­ру­ков в 1949 году удо­стоен вто­рой Золо­той медали Героя Соци­а­ли­сти­че­ского труда с вру­че­нием ордена Ленина, а боль­шая группа работ­ни­ков пред­при­я­тия награж­дена орде­нами и меда­лями СССР.

В 1953 году за выпол­не­ние особо важ­ного государ­ствен­ного зада­ния кол­лек­тив пред­при­я­тия был награж­ден орде­ном Ленина.

В даль­ней­шем пред­при­я­тием под руко­вод­ством Б.Г. Муз­ру­кова по зада­нию пра­ви­тель­ства было уве­ли­чено про­из­вод­ство ору­жей­ного плу­то­ния, про­из­ве­дено «горю­чее» для тер­мо­ядер­ного изде­лия. При Б.Г. Муз­ру­кове ком­би­нат полу­чил даль­ней­шее раз­ви­тие: вхо­дили в строй новые реак­торы, совер­шен­ство­ва­лась тех­но­ло­гия основ­ного про­из­вод­ства, про­дол­жа­лось фор­ми­ро­ва­ние тру­до­вого кол­лек­тива, зарож­да­лись его тра­ди­ции, осу­ществ­ля­лось стро­и­тель­ство города, раз­ви­тие его инфра­струк­туры, улуч­ша­лись соци­ально-быто­вые усло­вия, рас­ши­ря­лись воз­мож­но­сти для орга­ни­за­ции отдыха работ­ни­ков ком­би­ната и жите­лей города. Вклад Б.Г. Муз­ру­кова в созда­нии ком­би­ната и города трудно пере­оце­нить.

В 1953 году Б.Г. Муз­ру­ков пере­шел на работу в Мини­стер­ство сред­него маши­но­стро­е­ния началь­ни­ком 4-го Глав­ного управ­ле­ния по про­из­вод­ству урана и плу­то­ния. В 1955 году по его лич­ной просьбе Б.Г. Муз­ру­ков пере­во­дится дирек­то­ром пред­при­я­тия п/я 975 или КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ г. Саров).

Ко вре­мени при­езда Б.Г. Муз­ру­кова фронт работ пред­при­я­тия зна­чи­тельно рас­ши­рился. Росло число наиме­но­ва­ний раз­лич­ных носи­те­лей ядер­ных заря­дов — ими ста­но­ви­лись не только само­леты, но и мор­ские корабли, а в неда­ле­ком буду­щем эта роль отво­ди­лась раке­там сред­него и даль­него ради­уса дей­ствия. Пред­по­ла­га­лось, что ядер­ное ору­жие должно при­ме­няться и в так­ти­че­ских, и в стра­те­ги­че­ских бое­вых опе­ра­циях.

Пере­ход на дру­гие носи­тели ядер­ных заря­дов ста­вил перед ВНИИЭФ ком­плекс очень слож­ных новых задач. Мно­го­кратно услож­ни­лись про­блемы проч­но­сти и надеж­но­сти ядер­ных изде­лий. Тре­бо­ва­лось зна­чи­тельно рас­ши­рить экс­пе­ри­мен­таль­ную базу, создать в инсти­туте новые иссле­до­ва­тель­ские, тех­но­ло­ги­че­ские испы­та­тель­ные под­раз­де­ле­ния, нарас­тить вычис­ли­тель­ные мощ­но­сти.

При новом дирек­торе сло­жи­лись чет­кая орга­ни­за­ция вза­и­мо­дей­ствия науч­ных и кон­струк­тор­ских под­раз­де­ле­ний с заво­дами и раз­де­ле­ние ответ­ствен­но­сти между ними.

Через пол­года после вступ­ле­ния Б.Г. Муз­ру­кова в новую долж­ность, 22 ноября 1955 года, успешно про­шло испы­та­ние прин­ци­пи­ально новой кон­струк­ции тер­мо­ядер­ного заряда РДС-37. В том, что это изде­лие было в корот­кие сроки под­го­тов­лено к испы­та­нию — боль­шая заслуга Бориса Гле­бо­вича, кото­рый под­дер­жал ини­ци­а­тиву раз­ра­бот­чи­ков. После­ду­ю­щие годы под­твер­дили пра­виль­ность выбран­ного пути. Нача­лась раз­ра­ботка тер­мо­ядер­ных заря­дов для раз­лич­ных носи­те­лей (в том числе и для ракет) и под­го­товка к серии очень ответ­ствен­ных испы­та­ний уже на двух ядер­ных поли­го­нах — Семи­па­ла­тин­ском и Ново­зе­мель­ском.

Если в 1955-м году было про­ве­дено 6 испы­та­ний, а в 1956 — 9, то на сле­ду­ю­щий год на ядер­ных поли­го­нах СССР были испы­таны 16 изде­лий, в 1958 году — 34. Орга­ни­за­ция этих работ, под­го­товка для них кад­ров, обес­пе­че­ние всем необ­хо­ди­мым шло под непо­сред­ствен­ным кон­тро­лем дирек­тора и при его посто­ян­ном уча­стии. Он также неод­но­кратно выез­жал на Семи­па­ла­тин­ский поли­гон.

В 60-е годы был дан реша­ю­щий тол­чок раз­ви­тию вычис­ли­тель­ных мощ­но­стей ВНИИЭФ. В резуль­тате очень скоро машин­ный парк инсти­тута занял лиди­ру­ю­щее поло­же­ние среди орга­ни­за­ций подоб­ного про­филя в стране. Мно­гое было сде­лано для рас­ши­ре­ния научно-тех­ни­че­ской базы тео­ре­ти­че­ских и экс­пе­ри­мен­таль­ных под­раз­де­ле­ний. Боль­шая роль в обнов­ле­нии экс­пе­ри­мен­таль­ного и испы­та­тель­ного осна­ще­ния работ инсти­тута при­над­ле­жала опыт­ному про­из­вод­ству: двум заво­дам КБ-11. Борис Гле­бо­вич все­гда пони­мал нужды про­из­вод­ствен­ни­ков и все­мерно помо­гал им: были зна­чи­тельно рас­ши­рены рабо­чие пло­щади заво­дов и серьезно повы­шен про­фес­сио­наль­ный уро­вень про­из­вод­ствен­ных кол­лек­ти­вов.

Мно­го­сто­рон­няя дея­тель­ность инсти­тута была невоз­можна без чет­кой орга­ни­за­ции его работы, вза­и­мо­дей­ствия раз­лич­ных под­раз­де­ле­ний. Именно в этом направ­ле­нии, прежде всего, направ­ля­лись уси­лия руко­вод­ства ВНИИЭФ и лично дирек­тора. Борис Гле­бо­вич все­гда точно ори­ен­ти­ро­вался в про­бле­мах, кото­рые решали тео­ре­тики, кон­струк­торы, тех­но­логи, про­из­вод­ствен­ники. Ход работ в инсти­туте он дер­жал под стро­гим лич­ным кон­тро­лем, посто­янно соби­рал по наи­бо­лее акту­аль­ным про­бле­мам про­из­вод­ствен­ные сове­ща­ния, про­хо­див­шие кон­кретно, по-дело­вому. Дирек­тор Муз­ру­ков регу­лярно бывал с рабо­чими визи­тами в отде­ле­ниях инсти­тута, бесе­до­вал с непо­сред­ствен­ными испол­ни­те­лями, что поз­во­ляло ему пра­вильно оце­ни­вать ситу­а­цию и при­ни­мать соот­вет­ству­ю­щие реше­ния. При этом Б.Г. Муз­ру­ков про­яв­лял боль­шой твор­че­ский инте­рес ко всем мето­дам усо­вер­шен­ство­ва­ния про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, стре­мился к тому, чтобы сотруд­ники инсти­тута овла­де­вали пере­до­выми мето­дами труда, имели наи­луч­шее обо­ру­до­ва­ние.

Борис Гле­бо­вич был чело­ве­ком весьма эру­ди­ро­ван­ным, обла­дал силь­ным харак­те­ром, был стро­гим и тре­бо­ва­тель­ным, не тер­пел лен­тяев и очко­вти­ра­те­лей. Не имел любим­чи­ков, его отно­ше­ние ко всем было ров­ным. В то же время он был чуток и вни­ма­те­лен к нуж­дам сотруд­ни­ков, кор­рект­ным и спра­вед­ли­вым. Мяг­кость и так­тич­ность Б.Г. Муз­ру­кова не изме­няли ему и в самых кри­ти­че­ских ситу­а­циях, воз­ни­кав­ших порой во ВНИИЭФ. Это не вли­яло на чет­кость и сме­лость при­ни­ма­е­мых реше­ний, на жест­кость в поста­новке зада­ний и сро­ков их выпол­не­ния.

Много сил и вре­мени Борис Гле­бо­вич Муз­ру­ков отда­вал раз­ви­тию города Сарова.

Исклю­чи­тель­ные заслуги гене­рал-май­ора инже­нер­ной службы Б.Г. Муз­ру­кова были высоко оце­нены стра­ной. Он — два­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1943, 1949), лау­реат Ленин­ской (1962) и двух Государ­ствен­ных (1951, 1953) пре­мий, награж­ден четырьмя орде­нами Ленина (1942, 1943, 1956 и 1961), тремя орде­нами Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1939, 1944 и 1964), орде­нами Куту­зова и Оте­че­ствен­ной войны 1 сте­пени (1945), Октябрь­ской Рево­лю­ции (1971), мно­гими меда­лями. Б.Г. Муз­ру­ков изби­рался депу­та­том Вер­хов­ного Совета СССР, деле­га­том XXII, XXIII и XXIV съез­дов КПСС.

В 1974 году Б.Г. Муз­ру­ков оста­вил пост дирек­тора ВНИИЭФ, а в 31 января 1979 года его не стало.

В память о выда­ю­щемся дея­теле нашей отрасли уста­нов­лены мемо­ри­аль­ные доски в Сверд­лов­ске и Озёр­ске, бюст два­жды Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда Б.Г. Муз­ру­кова на его родине, в Лодей­ном Поле. Одна из улиц г. Озер­ска названа его име­нем, он также явля­ется Почет­ным граж­да­ни­ном этого города. В Музее тру­до­вой славы Урал­маша есть раз­дел, посвя­щён­ный работе завода в 1941—45 гг. Его откры­вает пре­крас­ная экс­по­зи­ция — порт­рет Б.Г. Муз­ру­кова и знамя Государ­ствен­ного Коми­тета Обо­роны СССР, пере­дан­ное Урал­машу на веч­ное хра­не­ние за тру­до­вые подвиги кол­лек­тива. В музее Ради­е­вого инсти­тута (Санкт-Петер­бург) есть раз­дел, посвя­щён­ный Борису Гле­бо­вичу.

Литература

Богуненко Н.Н. Музруков.
— М.: Молодая гвардия, 2005. — 396 с. — (Сер. Жизнь замечательных людей) 
 
Литвинов Б. В. Мои встречи с Борисом Глебовичем Музруковым
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего : воспоминания. — 2006. — С. 440–446. 
 
Цукерман В. А., Азарх З. М. Генерал-майор-инженер Борис Глебович Музруков
// Цукерман В. А., Азарх З. М. Люди и взрывы. — 1994. — С. 147–153. 
 
Музруков Б. Г.
// Люди "Объекта": очерки и воспоминания. — Саров – Москва: ИНФО, Человек К, 1996. – С. 129–140