ГлавнаяПерсоналии → Лейпунский О. И.

Лейпунский Овсей Ильич(1909—1990)

физик, д.ф.-м.н., сотруд­ник Инсти­тута хими­че­ской физики АН СССР, в атом­ном про­екте с 1947. Лау­реат двух Ста­лин­ских пре­мий (1949, 1953)

Овсей Ильич Лей­пун­ский родился 4 января 1909 года в г. Бело­стоке Грод­нен­ской губер­нии (ныне Польша) в мно­го­дет­ной семье десят­ника дорож­ного стро­и­тель­ства. После окон­ча­ния школы Овсей под вли­я­нием брата Якова посту­пает по при­езде в Ленин­град в эко­но­ми­че­ский тех­ни­кум. Однако, пер­вая же его прак­тика в бух­гал­те­рии завода «Свет­лана» пока­зала, что работа бух­гал­тера и эко­но­ми­ста не его при­зва­ние, и в 1926 году он посту­пает на пер­вый курс физико-меха­ни­че­ского факуль­тета Ленин­град­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, кото­рый окон­чил в 1930 году. Этот же факуль­тет окон­чил и его стар­ший брат — Алек­сандр Ильич Лей­пун­ский.

В том же году О.И. Лей­пун­ский посту­пил на работу в Инсти­тут хими­че­ской физики Ака­де­мии наук СССР, сотруд­ни­ком кото­рого он оста­вался до послед­них лет жизни. В О.И. Лей­пун­ском удачно соче­та­лись ост­рая наблю­да­тель­ность, науч­ная инту­и­ция, талант экс­пе­ри­мен­та­тора с широ­ким науч­ным кру­го­зо­ром и стра­стью иссле­до­ва­теля, а также высо­кая прин­ци­пи­аль­ность и граж­дан­ское муже­ство. Все это поз­во­лило ему выпол­нить фун­да­мен­таль­ные работы в раз­лич­ных обла­стях физики.

В ИХФ он пере­жил как счаст­ли­вые моменты жизни, так и лич­ную драму. В 1938 году после аре­ста брата — А.И. Лей­пун­ского, дирек­тора Укра­ин­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута — Овсей Ильич отка­зался высту­пить с «осуж­де­нием его дея­тель­но­сти» и был уво­лен из ИХФ. К сча­стью, Алек­сандр вскоре был осво­бож­ден и О.И. Лей­пун­ского вос­ста­но­вили в ИХФ.

В период отсут­ствия основ­ной работы в ИХФ О.И. Лей­пун­ский занялся изу­че­нием при­чин без­успеш­ных попы­ток син­теза искус­ствен­ных алма­зов, став при­знан­ным во всём мире откры­ва­те­лем спо­соба их син­теза, при­ме­ня­е­мого и в насто­я­щее время. О.И. Лей­пун­ский пер­вым в мире (при­о­ри­тет от 1939 года) пред­ска­зал усло­вия полу­че­ния искус­ствен­ных алма­зов из гра­фита. Он сфор­му­ли­ро­вал необ­хо­ди­мость трёх глав­ных усло­вий: тем­пе­ра­тура не менее 2,5 тыс. гра­ду­сов, дав­ле­ние не менее 55-60 тысяч атмо­сфер и под­хо­дя­щая среда кри­стал­ли­за­ции — жид­кий металл, в кото­ром рас­тво­ря­ется гра­фит, а также при­сут­ствие ката­ли­за­то­ров. Начи­ная с 1950-х годов и до насто­я­щего вре­мени во всём мире про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство алма­зов ведётся по тех­но­ло­гии Овсея Ильича, при­нося мил­ли­ард­ные при­были. О.И. Лей­пун­ский же ввиду отсут­ствия качеств, необ­хо­ди­мых в борьбе за при­о­ри­тет и выгоду, полу­чил лишь диплом на откры­тие.

С нача­лом Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны О.И. Лей­пун­ский сов­местно с Я.Б. Зель­до­ви­чем зани­мался иссле­до­ва­нием внут­рен­ней бал­ли­стики реак­тив­ных сна­ря­дов на твёр­дом топ­ливе. Ими были выпол­нены гран­ди­оз­ные по объ­ёму и зна­че­нию экс­пе­ри­мен­таль­ные и тео­ре­ти­че­ские иссле­до­ва­ния, поз­во­лив­шие корен­ным обра­зом усо­вер­шен­ство­вать реак­тив­ные сна­ряды гвар­дей­ских мино­мё­тов «Катюша». В том числе, они впер­вые в мире сфор­му­ли­ро­вали физи­че­ски обос­но­ван­ную тео­рию горе­ния твер­дых ракет­ных топ­лив и внут­рен­ней бал­ли­стики реак­тив­ных поро­хо­вых сна­ря­дов. Бла­го­даря этой тео­рии, под­твер­ждён­ной опы­тами, сна­ряды реак­тив­ных систем пере­стали преж­девре­менно взры­ваться или зату­хать, не доле­тев до цели. Най­ден­ные усло­вия ста­би­ли­за­ции горе­ния ракет­ного топ­лива, поз­во­лили в несколько раз уве­ли­чить даль­ность полёта реак­тив­ных сна­ря­дов.

В конце 1942 года после гибели на фронте брата Якова О.И. Лей­пун­ский два­жды пода­вал заяв­ле­ния дирек­тору Инсти­тута хим­фи­зики с прось­бой раз­бро­ни­ро­вать его и отпу­стить на фронт. Но оба раза Н.Н. Семе­нов отка­зы­вал, моти­ви­руя тем, что О.И. Лей­пун­ский — один из неза­ме­ни­мых спе­ци­а­ли­стов по поро­хам и взрыв­ча­тым веще­ствам, он ведет работу по тема­тике Нар­ко­мата бое­при­па­сов, необ­хо­ди­мую для фронта. Тем не менее, О.И. Лей­пун­ского, как и мно­гих его совре­мен­ни­ков, мучило чув­ство вины за то, что он ока­зался среди отно­си­тельно немно­гих не вое­вав­ших и потому выжив­ших муж­чин сво­его поко­ле­ния.

В 1942 году О.И. Лей­пун­ский открыл и объ­яс­нил явле­ние уве­ли­че­ния ско­ро­сти горе­ния пороха при обдуве его поверх­но­сти про­дук­тами сго­ра­ния (так назы­ва­е­мый эффект «раз­ду­ва­ния» или эро­зии). В 1942-1944 гг. О.И. Лей­пун­ский изу­чил зако­но­мер­но­сти вли­я­ния ско­ро­сти потока на ско­рость горе­ния твер­дого ракет­ного топ­лива и объ­яс­нил паде­ние дав­ле­ния в камере сго­ра­ния реак­тив­ного дви­га­теля по мере роста про­ход­ного сече­ния камеры. Резуль­таты его работ были исполь­зо­ваны при созда­нии вто­рого и более позд­них поко­ле­ний гвар­дей­ских мино­ме­тов «Катюша». В насто­я­щее время учёт этих явле­ний явля­ется обя­за­тель­ной ста­дией рас­че­тов твер­до­топ­лив­ных ракет­ных дви­га­те­лей и артил­ле­рий­ских систем.

В 1945 году О.И. Лей­пун­ский защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию на тему «К вопросу о физи­че­ских осно­вах внут­рен­ней бал­ли­стики реак­тив­ных сна­ря­дов».

В связи с про­бле­мами горе­ния поро­хов в усло­виях реак­тив­ной артил­ле­рии, в Инсти­туте хими­че­ской физики АН СССР после войны была создана Лабо­ра­то­рия физики горе­ния твёр­дых топ­лив. Идей­ной базой её иссле­до­ва­ний стали тео­ре­ти­че­ские и экс­пе­ри­мен­таль­ные работы Я.Б. Зель­до­вича и О.И Лей­пун­ского по физике неста­ци­о­нар­ных явле­ний при горе­нии поро­хов в полу­за­мкну­том объ­еме. Ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие лабо­ра­то­рии свя­зано с реше­нием, как фун­да­мен­таль­ных про­блем хими­че­ской физики горе­ния, так и мно­го­чис­лен­ных при­клад­ных задач, таких как повы­ше­ние эффек­тив­но­сти горе­ния метал­ли­зи­ро­ван­ных ракет­ных топ­лив, пре­ду­пре­жде­ние ано­маль­ных явле­ний в ракет­ных и артил­ле­рий­ских систе­мах, полу­че­ние полез­ных про­дук­тов при ути­ли­за­ции энер­го­ем­ких мате­ри­а­лов.

В 1947 году О.И. Лей­пун­ский был при­вле­чен к рабо­там по созда­нию ядер­ного ору­жия. В Совет­ском атом­ном про­екте он стоял во главе раз­ра­ботки мето­дов кон­троля иони­зи­ру­ю­щей ради­а­ции, воз­ни­ка­ю­щей при ядер­ных и тер­мо­ядер­ных взры­вах. Его лабо­ра­то­рия в Инсти­туте хими­че­ской физики раз­ра­бо­тала ком­плекс мето­дов изме­ре­ния ради­а­ци­он­ных полей, созда­ва­е­мых ней­тро­нами, альфа- и бета-части­цами, и гамма-кван­тами, научи­лась вычис­лять ради­а­ци­онно-био­ло­ги­че­ские послед­ствия взры­вов атом­ных и водо­род­ных бомб на десятки и сотни лет впе­ред. В ходе этих работ он иссле­до­вал физи­че­ские явле­ния при ядер­ных взры­вах, свя­зан­ных с дей­ствием про­ни­ка­ю­щего излу­че­ния: фор­ми­ро­ва­ние дозы пора­жа­ю­щего дей­ствия излу­че­ния и спо­собы защиты от него, элек­тро­маг­нит­ные явле­ния при ядер­ных взры­вах, гло­баль­ные послед­ствия радио­ак­тив­ного загряз­не­ния Земли про­дук­тами ядер­ных взры­вов.

29 авгу­ста 1949 года пер­вая совет­ская атом­ная бомба была успешно взо­рвана на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. Во время испы­та­ния О.И. Лей­пун­ский нахо­дился в укры­тии, в несколь­ких кило­мет­рах от эпи­цен­тра взрыва.

29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За уча­стие в раз­ра­ботке новей­ших при­бо­ров и мето­дики изме­ре­ний атом­ного взрыва О.И. Лей­пун­ский был награж­ден орде­ном Ленина и стал лау­ре­а­том Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

В тече­ние мно­гих лет он сам гото­вил реги­стри­ру­ю­щую аппа­ра­туру, лично при­сут­ство­вал при ядер­ных испы­та­ниях на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне, а после взры­вов зани­мался рас­шиф­ров­кой тысяч осцил­ло­грамм. За работы по созда­нию аппа­ра­туры для испы­та­ния изде­лий РДС-6с, РДС-4, РДС-5 и изме­ре­ния на поли­гоне № 2 Поста­нов­ле­нием Совета Мини­стров СССР от 31 декабря 1953 года О.И. Лей­пун­ский был удо­стоен вто­рой Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

О.И. Лей­пун­ский стал экс­пер­том меж­ду­на­род­ного класса в вопро­сах обна­ру­же­ния ядер­ных взры­вов и радио­ак­тив­ного загряз­не­ния. Его работы внесли зна­чи­тель­ный вклад в раз­ра­ботку науч­ных пред­по­сы­лок для Дого­вора о запре­ще­нии испы­та­ний ядер­ного ору­жия. Одним из пер­вых Овсей Ильич рас­смот­рел гло­баль­ные послед­ствия радио­ак­тив­ного выпа­де­ния от ядер­ных взры­вов и спо­соб­ство­вал созда­нию совре­мен­ных пред­став­ле­ний о гибель­но­сти для жизни на Земле круп­но­мас­штаб­ного исполь­зо­ва­ния ядер­ного ору­жия. Иссле­до­ва­ния О.И. Лей­пун­ского пока­зали, что необ­хо­димо в десятки раз сни­зить пре­дельно допу­сти­мые дозы от радио­ак­тив­ных облу­че­ний. Ста­ти­сти­че­ская оценка роста числа гене­ти­че­ских заболе­ва­ний и лей­ко­зов для насе­ле­ния Земли в резуль­тате откры­тых испы­та­ний ядер­ных взры­вов под­твер­ждала, что мир шел к гло­баль­ной ката­строфе.

О.И. Лей­пун­ский непо­сред­ственно участ­во­вал в работе Женев­ских сове­ща­ний меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов по под­го­товке дого­вора о запре­ще­нии испы­та­ний ядер­ного ору­жия в атмо­сфере (в 1958-1959 гг.), в работе Науч­ного коми­тета ООН по дей­ствию ради­а­ции (в 1960-1962 гг.) и кон­фе­рен­циях Пагу­ош­ского дви­же­ния. Сов­местно с А.Д. Саха­ро­вым он убе­дил пра­ви­тель­ство в гибель­ных послед­ствиях откры­тых ядер­ных взры­вов. Это пред­ре­шило заклю­че­ние в 1963 году Меж­ду­на­род­ного согла­ше­ния о пре­кра­ще­нии всех ядер­ных испы­та­ний в откры­тых сре­дах.

В период с 1958 по 1979 гг. про­фес­сор О.И. Лей­пун­ский соче­тал работу в ИХФ АН СССР с рабо­той в Мос­ков­ском инже­нерно-физи­че­ском инсти­туте (МИФИ). С 1958 по I960 гг. он заве­до­вал там кафед­рой, а в 1960 году создал при кафедре про­блем­ную лабо­ра­то­рию, кото­рой руко­во­дил в тече­ние несколь­ких лет. Этот период дея­тель­но­сти О.И. Лей­пун­ского озна­ме­но­вался рас­ши­ре­нием его науч­ных инте­ре­сов. Даль­ней­шее раз­ви­тие полу­чала в его рабо­тах про­блема радио­ак­тив­ных выпа­де­ний от ядер­ных взры­вов, в част­но­сти 137Сs. В МИФИ была создана радио­хи­ми­че­ская лабо­ра­то­рия для про­ве­де­ния спек­тро­мет­ри­че­ских изме­ре­ний ради­о­нук­ли­дов в про­бах окру­жа­ю­щей среды. В то же время О.И. Лей­пун­ский поста­вил задачу изме­ре­ния содер­жа­ния в атмо­сфере крип­тона и ксе­нона, реше­ние кото­рой дало важ­ную инфор­ма­цию о связи их содер­жа­ния в атмо­сфере с мощ­но­стью миро­вой ядер­ной про­мыш­лен­но­сти и энер­ге­тики. Он впер­вые обра­тил вни­ма­ние на акту­аль­ность дози­мет­рии ней­тро­нов про­ме­жу­точ­ной энер­гии, он же раз­вил кон­цеп­цию «тон­кого луча» при рас­чете ради­а­ци­он­ного поля. В 1958 году О.И. Лей­пун­ский орга­ни­зо­вал на кафедре обще­мос­ков­ский науч­ный семи­нар по дози­мет­рии, дей­ству­ю­щий и в насто­я­щее время. О.И. Лей­пун­ский спра­вед­ливо счи­та­ется созда­те­лем в МИФИ науч­ной школы по дози­мет­рии и защите. Он вел актив­ную педа­го­ги­че­скую работу, читал в тече­ние несколь­ких лет новый курс по защите от про­ни­ка­ю­щего излу­че­ния.

В 1960 году О.И. Лей­пун­ский вер­нулся к иссле­до­ва­ниям в ИХФ горе­ния твер­дых ракет­ных топ­лив и артил­ле­рий­ских поро­хов. Круг его экс­пе­ри­мен­таль­ных и тео­ре­ти­че­ских иссле­до­ва­ний был необы­чайно широк: от меха­низма неста­ци­о­нар­ного рас­про­стра­не­ния волны горе­ния, ката­лиза про­цес­сов горе­ния, опре­де­ле­ния пре­де­лов устой­чи­вого горе­ния, меха­низма «ано­маль­ного» горе­ния поро­хов и ракет­ных топ­лив, до вопро­сов управ­ле­ния горе­нием в ракет­ных дви­га­те­лях на твер­дом топ­ливе. Осо­бое место в его иссле­до­ва­ниях зани­мали работы по повы­ше­нию эффек­тив­но­сти пре­об­ра­зо­ва­ния энер­гии ракет­ного топ­лива в кине­ти­че­скую энер­гию исте­ка­ю­щей из сопла дви­га­теля струи про­дук­тов горе­ния. Известно, что такое пре­об­ра­зо­ва­ние сопро­вож­да­ется т.н. «двух­фаз­ными поте­рями», вызван­ными при­сут­ствием в газо­об­раз­ных про­дук­тах горе­ния кон­ден­си­ро­ван­ных частиц окиси металла (обычно алю­ми­ния), кото­рый содер­жится в боль­ших коли­че­ствах в соста­вах совре­мен­ных твер­дых ракет­ных топ­лив. Для сни­же­ния двух­фаз­ных потерь необ­хо­димо было понять меха­низм горе­ния метал­ли­че­ских частиц и зако­но­мер­но­сти обра­зо­ва­ния кон­ден­си­ро­ван­ной фазы в про­дук­тах горе­ния ракет­ного топ­лива. К тому вре­мени тео­рия этих про­цес­сов прак­ти­че­ски отсут­ство­вала. Пока­за­тельно для стиля иссле­до­ва­тель­ской школы О.И. Лей­пун­ского: экс­пе­ри­мен­таль­ные и тео­ре­ти­че­ские иссле­до­ва­ния про­блемы велись в тес­ной вза­и­мо­связи. Спе­ци­ально для про­верки выво­дов сфор­му­ли­ро­ван­ной тео­рии была создана уни­каль­ная лабо­ра­тор­ная уста­новка с пада­ю­щей каме­рой сго­ра­ния, поз­во­ля­ю­щая изу­чать горе­ние сво­бод­ной метал­ли­че­ской частицы в усло­виях неве­со­мо­сти, обес­пе­чи­ва­ю­щих сфе­ри­че­ски сим­мет­рич­ный тепло-мас­со­об­мен горя­щей частицы, пред­по­ла­га­е­мый в тео­рии. Сле­дует отме­тить, что похо­жие уста­новки, но зна­чи­тельно боль­шего раз­мера стали появ­ляться во мно­гих раз­ви­тых стра­нах, однако со вре­ме­нем из-за высо­кой сто­и­мо­сти экс­плу­а­та­ции они были закрыты, как, напри­мер, 800 мет­ро­вая шахт­ная уста­новка в Япо­нии, а лабо­ра­тор­ная уста­новка О.И. Лей­пун­ского активно исполь­зу­ется и в насто­я­щее время.

Резуль­таты фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний школы О.И. Лей­пун­ского в обла­сти горе­ния твер­дых ракет­ных топ­лив и артил­ле­рий­ских поро­хов нашли широ­кое при­ме­не­ние во мно­гих тех­ни­че­ских изде­лиях и снис­кали заслу­жен­ное при­зна­ние у спе­ци­а­ли­стов. Мно­гие годы О.И. Лей­пун­ский был пред­се­да­те­лем меж­ве­дом­ствен­ного коор­ди­на­ци­он­ного совета (МКС) по двух­фаз­ным поте­рям.

О.И. Лей­пун­ский отли­чался актив­ной граж­дан­ской пози­цией, часто высту­пал с науч­ными докла­дами, пуб­ли­ко­вал ста­тьи в жур­на­лах «Зна­ние-сила» и «Успехи хими­че­ской науки». Глав­ным для него было без­за­вет­ное, абсо­лютно бес­ко­рыст­ное слу­же­ние науке — слу­же­ние «Делу». Стрем­ле­ние узна­вать новое, посто­янно думать над сто­я­щими про­бле­мами, делиться най­ден­ным с кол­ле­гами, не жалеть ни сил, ни здо­ро­вья, ни вре­мени, отда­вать всего себя «Делу», внед­рять в прак­тику всё, что может при­не­сти пользу обще­ству — эти черты были при­сущи луч­шим пред­ста­ви­те­лям дово­ен­ного поко­ле­ния.

Помимо двух Ста­лин­ских пре­мий О.И Лей­пун­скому при­сво­ено зва­ние «Заслу­жен­ный дея­тель науки и тех­ники РСФСР» (1976 г.), он награж­дён также орде­нами Ленина, Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, двумя орде­нами Знак Почёта, меда­лями и Почёт­ной гра­мо­той Совет­ского коми­тета защиты Мира.

Всю жизнь О.И. Лей­пун­ский увле­кался поэ­зией и сам писал пре­крас­ные стихи. Дру­гое его увле­че­ние — аль­пи­низм. Почти каж­дое лето в пред­во­ен­ные годы, а затем и после войны он про­во­дил в альп­ла­ге­рях на Кав­казе в каче­стве инструк­тора аль­пи­низма.

Про­фес­сор Овсей Ильич Лей­пун­ский скон­чался в 1990 году после тяжё­лой про­дол­жи­тель­ной болезни. Похо­ро­нен в Москве на Вост­ря­ков­ском клад­бище.

Литература

Дубовицкий Ф. И. Лаборатория физики горения ( заведующий лабораторией доктор физико-математических наук О. И. Лейпунский)
// Дубовицкий Ф. И. Институт химической физики : (Очерки истории) . — Черноголовка, 1992. — С.221–226 
 
Горобец Б. С. Трое из атомного проекта : секретные физики Лейпунские
/ Под ред. И. О. Лейпунского ; предисл. Ю. Н. Ранюка. — М. : URSS, 2008. — 309 с.., ил. 
 
Лейпунский А. И. Состояние и перспективы развития быстрых реакторов
// Атомная энергия. Том 28, вып. 4. — 1970. — С. 297—301 
 
Петросьянц А. М., Александров А. П., Доллежаль Н. А., Лейпунский А. И. Перспективы развития ядерной энергетики СССР
// Атомная энергия. Том 31, вып. 4. — 1971. — С. 315—322 
 
Лейпунский А. И. и др. Опыт проектирования и эксплуатации быстрых реакторов в СССР
// Атомная энергия. Том 31, вып. 4. — 1971. — С. 344—351 
 
Лейпунский А. И. и др. Пути эффективного использования горючего в ядерной энергетике с быстрыми реакторами
// Атомная энергия. Том 31, вып. 4. — 1971. — С. 383—392