ГлавнаяПерсоналии → Леденев Б. Н.

Леденев Борис Николаевич(1919—1969)

инже­нер, кан­ди­дат техн. наук (1955), участ­ник работ по созда­нию пер­вой совет­ской атом­ной бомбы, в 1960–1961 гл. кон­струк­тор, в 1961–1964 дирек­тор НИИ-1011 (РФЯЦ–ВНИИТФ им. акад. Е. И. Заба­ба­хина). Лау­реат Ста­лин­ской пре­мии (1949, 1953) и Ленин­ской пре­мии (1962)

Борис Нико­ла­е­вич Леде­нев родился 18 октября 1919 года в ста­нице Урю­пин­ской Вой­ска Дон­ского Вол­го­град­ской обла­сти, в семье крас­но­ар­мейца. После окон­ча­ния в Сверд­лов­ске сред­ней школы посту­пил в Мос­ков­ское выс­шее тех­ни­че­ское учи­лище им. Бау­мана на факуль­тет Н (бое­при­пасы).

В пер­вые дни Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны Б.Н. Леде­нев ушел доб­ро­воль­цем в ряды народ­ного опол­че­ния. Но вскоре теле­фо­но­грам­мой Государ­ствен­ного Коми­тета Обо­роны вме­сте со всеми сту­ден­тами послед­них кур­сов мос­ков­ских вузов был ото­зван и направ­лен на работу по спе­ци­аль­но­сти — в обо­рон­ную про­мыш­лен­ность. Всю войну Б.Н. Леде­нев рабо­тал на воен­ном заводе им. Дзер­жин­ского в г. Перми. В его тру­до­вой книжке в тот период сде­ланы три записи (ноябрь 1942 года, июнь 1944 года и фев­рали 1945 года) о выне­се­нии бла­го­дар­но­стей за досроч­ное выпол­не­ние годо­вого плана и про­яв­лен­ную ини­ци­а­тиву в изоб­ре­та­тель­ской дея­тель­но­сти, опе­рав­тив­ную и эффек­тив­ную орга­ни­за­цию работ, в том числе по мон­тажу и пуску кон­вей­ера. Дея­тель­ность Б.Н. Лед­нева была отме­чена меда­лью «За доб­лест­ный труд в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941-1945 гг.» (1946 г.).

В 1947 году, по окон­ча­нии МВТУ, защи­тив диплом­ную работу по спец­теме на «отлично», моло­дой спе­ци­а­лист в составе одной из пер­вых групп выпуск­ни­ков был направ­лен в КБ-11. Свою дея­тель­ность в атом­ном цен­тре он начал инже­не­ром в лабо­ра­то­рии № 3 В.А. Цукер­мана, зани­мав­шейся раз­ра­бот­кой мето­дов сверх­ско­рост­ной рент­ге­но­гра­фии быст­ро­про­те­ка­ю­щих про­цес­сов взрыва и обжа­тия метал­ли­че­ского сер­деч­ника в шаро­вом заряде, спо­со­бов изме­ре­ния мас­со­вой ско­ро­сти дви­же­ния про­дук­тов взрыва, совер­шен­ство­ва­нием мето­дик изме­ре­ния и созда­нием прин­ци­пи­ально новой изме­ри­тель­ной аппа­ра­туры.

В январе 1948 года Б.Н. Леде­нев пере­хо­дит в отдел Л.В. Альт­шу­лера, зани­мав­шийся нахож­де­нием урав­не­ния состо­я­ния веще­ства при сверх­вы­со­ких дав­ле­ниях (удар­ная волна сфе­ри­че­ского заряда), иссле­до­ва­нием моде­лей цен­траль­ной части заряда. Кон­крет­ной обла­стью его работы было иссле­до­ва­ние сжи­ма­е­мо­сти веще­ства при сверх­вы­со­ких дав­ле­ниях. Он при­ни­мал самое непо­сред­ствен­ное уча­стие в уни­каль­ных экс­пе­ри­мен­тах, про­яв­ляя при этом необык­но­вен­ную изоб­ре­та­тель­ность и наход­чи­вость в орга­ни­за­ции и про­ве­де­нии опы­тов.

29 авгу­ста 1949 года пер­вая совет­ская атом­ная бомба была успешно взо­рвана на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За раз­ра­ботку мето­дики при иссле­до­ва­нии плот­но­сти и мак­си­маль­ных дав­ле­ний в цен­траль­ной части атом­ной бомбы Б.Н. Леде­нев был награж­ден орде­ном Ленина и стал лау­ре­а­том Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

О выдержке Бориса Нико­ла­е­вича Леде­нева рас­ска­зы­ва­лись легенды. Одна­жды, в спе­ци­аль­ной желе­зо­бе­тон­ной бочке он вме­сте с сотруд­ни­цей уста­нав­ли­вал заряд мас­сой, экви­ва­лент­ной при­мерно двум кило­грам­мам взрыв­чатки. В это же самое время в сосед­нем поме­ще­нии про­из­во­дили проб­ные вклю­че­ния импульс­ного рент­ге­нов­ского аппа­рата. Вдруг раз­да­ется взрыв. Все, кто были в укры­тии, поняли, что взрыв про­изо­шел преж­девре­менно. Спу­стя несколько секунд, пока­зав­шихся веч­но­стью, появ­ля­ются в две­рях укры­тия невре­ди­мые экс­пе­ри­мен­та­торы, она крайне взвол­но­ван­ная, а Борис Нико­ла­е­вич совер­шенно невоз­му­тим. «Ничего осо­бен­ного, — ком­мен­ти­рует он, — это наш заряд взо­рвался от вашей наводки, мы уже ото­шли от бочки!».

И еще один слу­чай. Летом 1950 года гото­вили один из опы­тов. Рабо­тали, не учи­ты­вая вре­мени, гото­вили и соби­рали аппа­ра­туру. Ближе к полу­ночи Борис Нико­ла­е­вич Леде­нев занялся верев­ками, созда­вая изде­лие, кото­рое никак не впи­сы­ва­лось во взрыв­ную тема­тику. На вопрос: «Что это вы вьете?» он встал со стула и несколько заду­мался. А потом, выста­вив перед собой свое «руко­де­лие», с доб­рой и несколько иро­нич­ной инто­на­цией отве­тил: «Это?.. Я раз­ра­ба­ты­ваю новый вари­ант под­пруги для лоша­дей». Как ока­за­лось на сле­ду­ю­щий день, когда про­во­дился опыт с боль­шой моде­лью, этими «лошадьми» стали сам Б.Н. Леде­нев с кол­ле­гой. С помо­щью соб­ствен­но­ручно спле­тен­ной под­пруги оба иссле­до­ва­теля доста­вили заряд весом 150 кило­грам­мов к месту про­ве­де­ния опыта. Веревки они пере­ки­нули через шею на плечи, а петли на кон­цах про­су­нули на ручки носи­лок. Еще один иссле­до­ва­тель был под­руч­ным, время от вре­мени, через каж­дые 10—20 мет­ров, под­став­ляя под носилки обыч­ную табу­ретку.

С 1953 года Б.Н. Леде­нев — на руко­во­дя­щей работе в отде­ле­нии, раз­ра­ба­ты­вав­шем ядер­ный заряд для артил­ле­рий­ских сна­ря­дов. Борис Нико­ла­е­вич все­гда отли­чался осно­ва­тель­но­стью изу­че­ния явле­ний и мате­ри­а­лов, невоз­му­ти­мо­стью и весьма доб­ро­же­ла­тель­ным харак­те­ром. Эти каче­ства послу­жили осно­ва­нием для его назна­че­ния в 1955 году началь­ни­ком газо­ди­на­ми­че­ского сек­тора КБ-11 вме­сто отбыв­шего на работу в 5-е Глав­ное управ­ле­ние В.К. Боболева. Воз­гла­вив газо­ди­на­ми­че­ский сек­тор, Б.Н. Леде­нев ничего не стал менять ни в руко­вод­стве сек­то­ром, ни в тема­тике, тем не менее работа стала орга­ни­зо­ван­ней и спо­кой­ней.

В 1955 году он стал кан­ди­да­том тех­ни­че­ских наук.

Осе­нью 1958 года Б.Н. Леде­нев был направ­лен в Китай­скую Народ­ную Рес­пуб­лику в каче­стве совет­ника по китай­ской ядерно-ору­жей­ной про­грамме. Он выехал в Китай с женой Люд­ми­лой Ана­то­льев­ной и двумя детьми. Но к I960 году отно­ше­ния между Н.С. Хру­щё­вым и Мао Дзе Дуном окон­ча­тельно испор­ти­лись, и вес­ной этого года семья Леде­нё­вых поки­нула Китай, в кото­ром про­была пол­тора года. За свою работу в Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­лике в каче­стве тех­ни­че­ского совет­ника, Б.Н. Леде­нев полу­чил бла­го­дар­ность Мини­стер­ства маши­но­стро­е­ния КНР и медаль «Китай­ско-Совет­ская Дружба».

По воз­вра­ще­нии в Сне­жинск его ждали серьез­ные изме­не­ния. Науч­ный руко­во­ди­тель и глав­ный кон­струк­тор НИИ-1011 К.И. Щёл­кин пере­шел на работу в Инсти­тут хими­че­ской физики. После этого ураль­ский инсти­тут был рефор­ми­ро­ван по типу КБ-11. В 1960 году Борис Нико­ла­е­вич был назна­чен пер­вым глав­ным кон­струк­то­ром 1-го направ­ле­ния (созда­ние ядер­ных заря­дов) в НИИ-1011.

В марте 1961 года скон­чался дирек­тор инсти­тута Д.Е. Васи­льев, и на его долж­ность 1 сен­тября 1961 года был назна­чен Б.Н. Леде­нев. И все годы, пока он был дирек­то­ром (до осени 1964 года), он дока­зы­вал началь­ству, что не хочет им быть. При этом он доб­ро­со­вестно и честно испол­нял свои дирек­тор­ские обя­зан­но­сти, потому что был чело­ве­ком ред­кост­ной доб­ро­со­вест­но­сти и упор­ства. В конце кон­цов, он пере­упря­мил началь­ство, и оно согла­си­лось осво­бо­дить его от дирек­тор­ства. Пока же Б.Н. Леде­неву при­шлось сразу впря­гаться в тяжё­лый гуж руко­вод­ства объ­ек­том, где глав­ными были две про­блемы: как уско­рить стро­и­тель­ство и как нала­дить рит­мич­ную работу про­из­вод­ства? Он сосре­до­то­чил основ­ное вни­ма­ние на обес­пе­че­нии рит­мич­ной работы заво­дов. Уже было известно, что с сен­тября 1961 года воз­об­но­вятся ядер­ные испы­та­ния, к кото­рым инсти­тут при­го­то­вил много нови­нок, но реа­ли­зо­вать кото­рые можно было только при нала­жен­ной работе заво­дов инсти­тута. С обыч­ной своей мето­дич­но­стью Борис Нико­ла­е­вич при­нялся за новое для себя дело. С нача­лом ядер­ных испы­та­ний ему много раз при­хо­ди­лось бывать на Семи­па­ла­тин­ском ядер­ном поли­гоне, где он воз­глав­лял испы­та­ния изде­лий, раз­ра­бо­тан­ных в инсти­туте. Под его руко­вод­ством инсти­тут внес фун­да­мен­таль­ный вклад в раз­ра­ботку ядер­ного ору­жия СССР: в 1962 году было испы­тано 30 ядер­ных заря­дов и ядер­ных взрыв­ных устройств.

Б.Н. Леде­нев был весьма скром­ным и застен­чи­вым чело­ве­ком в вопро­сах, каса­ю­щихся лично его. Одним из сви­де­тельств этого явля­ется заяв­ле­ние в город­скую авто­мо­биль­ную комис­сию с прось­бой предо­ста­вить ему воз­мож­ность при­об­ре­сти авто­мо­биль. Комис­сия после деталь­ного обсуж­де­ния в порядке исклю­че­ния предо­ста­вила Б.Н. Леде­неву воз­мож­ность при­об­ре­сти в 1961 году авто­мо­биль «Волга». Сле­дует заме­тить, что Борис Нико­ла­е­вич долго не решался обра­титься с таким заяв­ле­нием.

В 1963 году Б.Н. Леде­нёву было при­сво­ено зва­ние стар­шего науч­ного сотруд­ника по газо­ди­на­ми­че­ским иссле­до­ва­ниям, а с ноября 1964 года он стал заме­сти­те­лем науч­ного руко­во­ди­теля инсти­тута по испы­та­ниям ядер­ных заря­дов. В 1964 году ядер­ные испы­та­ния воз­об­но­ви­лись под зем­лей, и Борис Нико­ла­е­вич с при­су­щими ему тру­до­лю­бием и доб­ро­со­вест­но­стью вклю­ча­ется в эту мно­го­гран­ную и слож­ную работу. Она была сродни той иссле­до­ва­тель­ской работе, с кото­рой нача­лась его иссле­до­ва­тель­ская, твор­че­ская жизнь в КБ-11.

Орга­ни­за­ции и про­ве­де­нию под­зем­ных ядер­ных испы­та­ний Б.Н. Леде­нёв отдался цели­ком. Под его руко­вод­ством был про­ве­ден выда­ю­щийся физи­че­ский опыт, поло­жив­ший начало мно­гим пло­до­твор­ным идеям кон­стру­и­ро­ва­ния уни­каль­ных ядер­ных заря­дов.

Однако руко­вод­ству инсти­тута при­шлось решать слож­ную задачу: нужно ли иметь и заме­сти­теля науч­ного руко­во­ди­теля по ядер­ным испы­та­ниям, и заме­сти­теля глав­ного кон­струк­тора тоже по ядер­ным испы­та­ниям? Б.Н. Леде­нёв решил эту задачу по-сво­ему. Он попро­сил пере­ве­сти его опять в КБ-11. Ему хоте­лось рабо­тать в составе неболь­шой группы экс­пе­ри­мен­та­то­ров-газо­ди­на­ми­ков, ездить с ней, как в былое время, на пло­щадку, ста­вить опыты, обра­ба­ты­вать их, при­ду­мы­вать новые и жить жиз­нью про­стой и непри­тя­за­тель­ной.

В 1965 году Борис Нико­ла­е­вич вер­нулся в Арза­мас-16, в КБ-11, в «род­ное» газо­ди­на­ми­че­ское отде­ле­ние.

По вос­по­ми­на­ниям кол­лег, Б.Н. Леде­нёв был гра­мот­ным инже­не­ром, талант­ли­вым науч­ным работ­ни­ком, упор­ным в раз­ре­ше­нии каких-либо про­блем. На пер­вый взгляд он про­из­во­дил впе­чат­ле­ние необ­щи­тель­ного и замкну­того чело­века. На самом же деле он был очень кон­такт­ным. Внешне мед­ли­тель­ный, он вме­сте с тем обла­дал уме­нием и исклю­чи­тель­ной спо­соб­но­стью при­ни­мать вер­ные и точ­ные реше­ния в самых слож­ных и экс­тре­маль­ных ситу­а­циях.

Ему при­над­ле­жит 40 науч­ных работ.

Б.Н. Леде­нёв — лау­реат Ста­лин­ской пре­мии (1949 г., 1953 г.), лау­реат Ленин­ской пре­мии (1962 г.). Награж­ден орде­нами Ленина (1949 г., 1956 г.), меда­лями «За доб­лест­ный труд в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941-1945 гг.» (1946 г.), «Китай­ско-совет­ская дружба» (1960 г., КНР) и др.

Борис Нико­ла­е­вич Леде­нев ушел из жизни 30 июня 1969 года: он умер в авто­бусе от тром­боза сердца, направ­ля­ясь на работу.

Его имя зане­сено в книги тру­до­вой славы г. Сне­жин­ска и г. Сарова.

Литература

Литвинов Б. В. Советник китайских ядерщиков ( О Б. Н. Леденёве)
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего (триптих). — М.: ИздАТ, 2006. — С. 414—419 
 
Волков Л. П. Первый научно- технический отчет — урок Б. Н. Леденева
// Волков Л. П. Записки экспериментатора об участии в советском атомном проекте. — Калуга, 2007. — С. 60–63 
 
Леденев Борис Николаевич
// На орбитах памяти: об основателях и созидателях уральского ядерного центра. — Снежинск, 2009. — С. 407—415.