ГлавнаяПерсоналии → Крупников К. К.

Крупников Константин Константинович(1922—2006)

спе­ци­а­лист в обла­сти физики удар­ных волн и взрыва, газо­ди­на­мики, кан­ди­дат физико-мате­ма­ти­че­ских наук. При­ни­мал уча­стие в созда­нии пер­вой совет­ской атом­ной бомбы, созда­нии, раз­ра­ботке и испы­та­ниях после­ду­ю­щих ори­ги­наль­ных и более эффек­тив­ных образ­цов ядер­ного ору­жия. Лау­реат Ленин­ской (1964) и двух Ста­лин­ских (1949, 1953) пре­мий.

Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич Круп­ни­ков родился 21 января 1922 года в Воро­неже. Окон­чив деся­ти­летку, он посту­пил в МВТУ им. Бау­мана. Учился бле­стяще, был ста­лин­ским сти­пен­ди­а­том (на всю страну назна­ча­лось всего сто таких сти­пен­дий).

С пер­вых дней войны их курс рабо­тал на ремонт­ном заводе, куда посту­пали еще горя­чие, не остыв­шие после боя, пах­ну­щие гарью, с про­би­тыми насквозь кор­пу­сами танки. Зимой 1941-го сту­ден­тов эва­ку­и­ро­вали в Ижевск. Там в лютые морозы они прак­ти­че­ски демон­ти­ро­вали завод мото­цик­лов и нала­дили про­из­вод­ство воору­же­ния.

Пред­ди­плом­ную прак­тику К.К. Круп­ни­ков про­хо­дил на Челя­бин­ском тан­ко­вом заводе, кото­рым тогда руко­во­дил Н.Л. Духов. В июле 1945 года он закон­чил Мос­ков­ское выс­шее тех­ни­че­ское учи­лище по спе­ци­аль­но­сти «тан­ко­стро­е­ние» с при­сво­е­нием ква­ли­фи­ка­ции инже­нера-меха­ника. После окон­ча­ния инсти­тута его как одного из луч­ших сту­ден­тов напра­вили рабо­тать в Инсти­тут маши­но­ве­де­ния АН СССР на долж­ность млад­шего науч­ного сотруд­ника. В 1947 году К.К. Круп­ни­кову было при­сво­ено ака­де­ми­че­ское зва­ние млад­шего науч­ного сотруд­ника.

В инсти­туте К.К. Круп­ни­ков начал работу над тор­мо­зами для буду­щих поко­ле­ний само­ле­тов (реак­тив­ных). Там он позна­ко­мился с В.А. Цукер­ма­ном, кото­рый рабо­тал в сосед­ней лабо­ра­то­рии. В начале 1947 года в неофи­ци­аль­ном раз­го­воре В.А. Цукер­ман пред­ло­жил ему заняться новой инте­рес­ной рабо­той, пре­ду­пре­див, что для этого надо будет уехать из Москвы. К.К. Круп­ни­ков согла­сился, ска­зав из осто­рож­но­сти, что не уве­рен, смо­жет ли он что-нибудь понять в новом деле. В.А. Цукер­ман отве­тил, что в этом деле еще никто ничего не пони­мает.

С июля 1947 года К.К. Круп­ни­ков при­сту­пил к работе в Сарове в КБ-11. С того вре­мени науч­ные инте­ресы от про­блем тре­ния навсе­гда пере­шли в область физики сверх­вы­со­ких дав­ле­ний.

Он участ­во­вал в раз­ра­ботке элек­тро­кон­такт­ного метода изме­ре­ния ско­ро­стей дви­жу­ще­гося под дей­ствием взрыва металла; в экс­пе­ри­мен­таль­ном иссле­до­ва­нии и опре­де­ле­нии пара­мет­ров нор­маль­ной, а также схо­дя­щейся сфе­ри­че­ской дето­на­ции; в раз­ра­ботке и реа­ли­за­ции экс­пе­ри­мен­таль­ных мето­дов иссле­до­ва­ния урав­не­ний состо­я­ния кон­ден­си­ро­ван­ных веществ при высо­ких дав­ле­ниях, поз­во­ля­ю­щих опре­де­лять тер­мо­ди­на­ми­че­ские пара­метры веще­ства; в экс­пе­ри­мен­таль­ном иссле­до­ва­нии урав­не­ний состо­я­ния метал­лов при высо­ких дав­ле­ниях, созда­ва­е­мых взры­вом. Для урана были полу­чены дан­ные о дина­ми­че­ской сжи­ма­е­мо­сти в диа­па­зоне дав­ле­ния от несколь­ких сотен тысяч до пяти мил­ли­о­нов атмо­сфер. Полу­чить наи­бо­лее высо­кие дав­ле­ния и про­ве­сти соот­вет­ству­ю­щие изме­ре­ния уда­лось за счет при­ме­не­ния спе­ци­ально раз­ра­бо­тан­ных заря­дов, в кото­рых дав­ле­ние в иссле­ду­е­мом образце металла созда­ва­лось уда­ром полой метал­ли­че­ской обо­лочки, раз­го­ня­е­мой до высо­ких ско­ро­стей (10 км/с) про­дук­тами взрыва схо­дя­щейся сфе­ри­че­ской дето­на­ции. Полу­чен­ные экс­пе­ри­мен­таль­ные дан­ные яви­лись надеж­ной осно­вой для рас­четно-тео­ре­ти­че­ского обос­но­ва­ния вели­чины сжа­тия актив­ного веще­ства в атом­ном заряде и, в конеч­ном счете, для обос­но­ва­ния рабо­то­спо­соб­но­сти раз­ра­ба­ты­ва­е­мого атом­ного заряда.

За уча­стие в раз­ра­ботке пер­вого совет­ского атом­ного заряда К.К. Круп­ни­ков, в числе дру­гих участ­ни­ков этих работ, Ука­зом Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­нием Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии» от 29 октября 1949 года награж­ден орде­ном Ленина, ему при­сва­и­ва­ется зва­ние лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

Именно в те неза­бы­ва­е­мые годы К.К. Круп­ни­ков фор­ми­ру­ется как уче­ный, как серьез­ный иссле­до­ва­тель. Так, еще до пер­вого ядер­ного испы­та­ния в авгу­сте 1949 года, про­ве­ден­ного с заря­дом, копи­ро­вав­шим аме­ри­кан­скую схему, Л.В. Альт­шу­лер, К.К. Круп­ни­ков, Е.И. Заба­ба­хин, Я.Б. Зель­до­вич пред­ло­жили дру­гую схему заряда, обес­пе­чи­ва­ю­щую боль­ший отбор энер­гии ВВ для сжа­тия деля­ще­гося мате­ри­ала. Во вто­ром и тре­тьем испы­та­ниях эта схема под­твер­дила пра­виль­ность рас­че­тов: испы­тан­ные заряды ока­за­лись вдвое мощ­нее и эко­но­мич­нее пер­вого.

В этот период под­ход К.К. Круп­ни­кова к иссле­до­ва­тель­ской работе фор­ми­ро­вался под вли­я­нием взгля­дов Ю. Б. Хари­тона. Он навсе­гда усвоил его «желез­ный» прин­цип: мелочи могут ока­заться при­чи­ной про­вала всего дела. Он сле­до­вал его запо­ве­дям: «преду­смот­реть и исклю­чить такую воз­мож­ность обя­зан каж­дый испол­ни­тель, чтобы руко­во­ди­тель мог на него поло­житься»; «о явле­нии надо знать на поря­док больше, чем этого тре­бу­ется непо­сред­ственно для прак­ти­че­ского его исполь­зо­ва­ния».

За свою про­дол­жи­тель­ную жизнь уче­ного, посвя­тив­шего себя иссле­до­ва­нию пове­де­ния веществ при силь­ных и сла­бых удар­ных воз­дей­ствиях, им дос­ко­нально изу­чены мно­гие явле­ния. Опуб­ли­ко­вано боль­шое коли­че­ство работ в стране и за рубе­жом, кото­рые известны как пер­во­про­ход­че­ские. Про­бле­ма­тика пуб­ли­ка­ций К.К. Круп­ни­кова пока­зы­вает широту его науч­ных инте­ре­сов, мно­го­об­ра­зие иссле­до­ва­тель­ских направ­ле­ний.

В самом начале 50-х годов Ю.Б. Хари­тон пору­чил К.К. Круп­ни­кову под­го­то­виться к экс­пе­ри­мен­таль­ному изу­че­нию дина­ми­че­ской сжи­ма­е­мо­сти плу­то­ния. До этого тео­ре­тики в своих рас­че­тах атом­ных заря­дов судили о пове­де­нии плу­то­ния по ана­ло­гии с ура­ном, кото­рый экс­пе­ри­мен­тально был уже доста­точно хорошо иссле­до­ван. С одной сто­роны, теперь воз­никла необ­хо­ди­мость более точ­ного зна­ния пове­де­ния плу­то­ния при высо­ких дав­ле­ниях (с целью раз­ра­ботки более эффек­тив­ных кон­струк­ций атом­ных заря­дов). С дру­гой сто­роны, бла­го­даря работе создан­ных в стране атом­ных реак­то­ров, появи­лась воз­мож­ность выде­ле­ния неко­то­рого коли­че­ства сверх­де­фи­цит­ного плу­то­ния для иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с без­воз­врат­ной его поте­рей. Опыты наме­ча­лось про­во­дить с при­ме­не­нием элек­тро­кон­такт­ной мето­дики изме­ре­ния ско­ро­стей. Под­го­товка к про­ве­де­нию этой ответ­ствен­ной работы шла при вни­ма­тель­ном отно­ше­нии к ней Ю.Б. Хари­тона. По его совету, ввиду уни­каль­но­сти опы­тов, кроме основ­ного — плу­то­ни­е­вого образца, — в каж­дом опыте для пря­мого срав­не­ния уста­нав­ли­ва­лись также образцы из хими­че­ски чистого урана, свой­ства кото­рого в мень­шей сте­пени зави­сели от тех­но­ло­гии его полу­че­ния. Опыты с такими «эта­лон­ными» образ­цами все­гда можно было без осо­бого труда повто­рить и, тем самым, при воз­ник­но­ве­нии необ­хо­ди­мо­сти, уточ­нить дан­ные, полу­чен­ные для плу­то­ния.

Тогда впер­вые для плу­то­ния были полу­чены экс­пе­ри­мен­таль­ные дан­ные о дина­ми­че­ской сжи­ма­е­мо­сти при высо­ких дав­ле­ниях: груп­пой К.К. Круп­ни­кова — для двух раз­лич­ных началь­ных плот­но­стей этого металла опре­де­лены мето­дом отра­же­ния две удар­ные адиа­баты в диа­па­зоне дав­ле­ний от 400 тыс. до 5 млн атм, а груп­пой С.Б. Кор­мера — мето­дом три­шо­ков — све­де­ния о дву­крат­ном его сжа­тии от исход­ного дав­ле­ния 1,5 млн атм.

С тех пор при про­ек­ти­ро­ва­нии атом­ных заря­дов тео­ре­тики исполь­зо­вали более надеж­ное урав­не­ние состо­я­ния плу­то­ния, опи­ра­ю­ще­еся непо­сред­ственно на дан­ные экс­пе­ри­мента.

В 1953 году ему при­сво­ено еще одно зва­ние лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

В 1954 году на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне были испы­таны два атом­ных заряда, содер­жа­щих малые коли­че­ства деля­ще­гося мате­ри­ала. Все при­сут­ству­ю­щие отчет­ливо видели высоко в небе атом­ные взрывы с харак­тер­ными для них эффек­тами. Бурно радо­ва­лись участ­ники раз­ра­ботки этих атом­ных заря­дов, в том числе С.Б. Кор­мер и К.К. Круп­ни­ков, при­ни­мав­шие уча­стие в выборе и отра­ботке эле­мен­тов кон­струк­ций этих изде­лий. Этими взры­вами был дан поло­жи­тель­ный ответ на вопрос И.В. Ста­лина, задан­ный им в начале атом­ного про­екта, нельзя ли изго­то­вить вме­сто одного два атом­ных заряда, поде­лив име­ю­ще­еся коли­че­ство плу­то­ния на две части. Теперь уро­вень зна­ний и уме­ния совет­ских уче­ных, кон­струк­то­ров, тех­но­ло­гов, про­из­вод­ствен­ни­ков стал настолько высо­ким, что уда­лось осу­ще­ствить атом­ные взрывы в заря­дах, содер­жа­щих в десятки раз меньше плу­то­ния по срав­не­нию с пер­вой бом­бой и это — в изде­лиях тех же и даже мень­ших габа­ри­тов.

В 1955 году в СССР был создан НИИ-1011 как вто­рой ору­жей­ный ядер­ный центр Совет­ского Союза. Помимо обес­пе­че­ния кон­ку­рен­ции с пер­вым цен­тром и неко­то­рого раз­де­ле­ния сфер при­ло­же­ния уси­лий, нема­лую роль играла также функ­ция дуб­ли­ро­ва­ния, учи­ты­вая суще­ству­ю­щую в те годы угрозу опас­но­сти ядер­ной войны. С апреля 1955 года (с момента созда­ния нового ядер­ного цен­тра) и до конца дней своих К.К. Круп­ни­ков рабо­тал в НИИ-1011, внося боль­шой вклад в раз­ви­тие науки.

На Урал, кото­рый он знал еще с пред­ди­плом­ной прак­тики, вме­сте с семьей при­е­хал летом 1958 года. В НИИ-1011 рабо­тал заме­сти­те­лем началь­ника газо­ди­на­ми­че­ского сек­тора, началь­ни­ком отдела (с 1960 г.), веду­щим науч­ным сотруд­ни­ком (с 1990 г.).

В 1961 году К.К. Круп­ни­ков защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию, а в 1962 году реше­нием Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии Мини­стер­ства выс­шего и сред­него обра­зо­ва­ния СССР он был утвер­жден в уче­ном зва­нии стар­шего науч­ного сотруд­ника по спе­ци­аль­но­сти «газо­ди­на­мика».

В НИИ-1011 К.К. Круп­ни­ков про­дол­жил зани­маться изу­че­нием свойств мате­ри­а­лов под дей­ствием удар­ных волн и волн раз­ре­же­ния. Удар­ные волны созда­ва­лись с помо­щью облу­че­ния образ­цов рент­ге­нов­ским излу­че­нием ядер­ного взрыва. Образцы раз­ме­ща­лись на раз­лич­ных рас­сто­я­ниях от цен­тра взрыва, что обес­пе­чи­вало раз­ные уровни воз­дей­ствий. Под руко­вод­ством К.К. Круп­ни­кова была раз­ра­бо­тана система бал­ли­сти­че­ских маят­ни­ков, поз­во­ля­ю­щая реги­стри­ро­вать не только пара­метры удар­ной волны, выхо­дя­щей на тыль­ную поверх­ность образца, но и вели­чину импульса дав­ле­ния на лице­вой поверх­но­сти маят­ника.

В 1964 году Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич стал лау­ре­а­том Ленин­ской пре­мии. Но к зва­ниям, награ­дам он был рав­но­ду­шен. Самой боль­шой награ­дой счи­тал инте­рес­ную работу и был счаст­лив, если доби­вался нуж­ных резуль­та­тов.

К.К. Круп­ни­ков — соав­тор мето­дов иссле­до­ва­ния дина­ми­че­ской сжи­ма­е­мо­сти и урав­не­ний состо­я­ния кон­струк­ци­он­ных мате­ри­а­лов и веществ, исполь­зу­е­мых в ядер­ном ору­жии; экс­пе­ри­мен­таль­ного опре­де­ле­ния пара­мет­ров нор­маль­ной и схо­дя­щейся сфе­ри­че­ской дето­на­ци­он­ной удар­ной волны; раз­ра­ботки одного из мето­дов опре­де­ле­ния энер­гии пора­жа­ю­щих фак­то­ров ядер­ного взрыва и под­зем­ного ядер­ного взрыва («метод грун­то­вого шара») Послед­ний при­го­дился в 1990-х годах при про­ве­де­нии сов­мест­ного совет­ско-аме­ри­кан­ского экс­пе­ри­мента (СЭК), поз­во­лив­шего срав­нить совет­ские и аме­ри­кан­ские методы изме­ре­ния мощ­но­сти под­зем­ных ядер­ных взры­вов.

Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич был крайне щепе­ти­лен в вопро­сах этики. Так, состав­ляя спи­сок науч­ных работ, запи­сы­вал только те, где он был авто­ром или соав­то­ром, с обя­за­тель­ным ука­за­нием фами­лий чле­нов автор­ских кол­лек­ти­вов.

В 1999 году К.К. Круп­ни­ков был награж­ден орде­ном Почета. В том же году 14 декабря он стал Почет­ным граж­да­ни­ном г. Сне­жин­ска.

Кон­стан­тина Кон­стан­ти­но­вича Круп­ни­кова не стало 28 января 2006 года.

Литература

Крупников К. К. История разработки ядерного оружия — это и история научных достижений
// Хочешь мира — будь сильным: Сб. материалов конференции по истории разработок первых образцов атомного оружия. — Арзамас-16. РФЯЦ—ВНИИЭФ, 1995. — С. 127–139 
 
Крупников К. К. «А где же молодежь?»
// Игорь Васильевич Курчатов в воспоминаниях и документах. — 2004. — С. 175—176. 
 
Лебедев Л. Л. Крупников Константин Константинович
// На орбитах памяти: об основателях и созидателях уральского ядерного центра. — 2009. — С. 375—378. 
 
Крупников К. К. [Воспоминания о Е. И. Забабахине]
// Слово о Забабахине: сборник воспоминаний. — 1995. — С. 85—88. 
 
Крупников К. К. К вопросу о «мелочах»
// Человек столетия Юлий Борисович Харитон. — 1999. — С. 382—387. 
 
Альтшулер Л. В., Крупников К. К. Экспериментальные исследования Российского федерального ядерного центра «Арзамас-16» (40—50-е годы)
// История советского атомного проекта (40-е — 50-е годы): междунар. симп.; Дубна, 1996. Труды. Т. 1. — 1997. — С. 184—191. 
 
Альтшулер Л. В., Крупников К. К., Фортов В. Е., Фунтиков А. И. Начало физики мегабарных давлений
// Экстремальные состояния Льва Альтшулера: избр. труды, документы, воспоминания. — 2011. — С. 41—59. 
 
Крупников К. К. Друзей прекрасные черты. Воспоминания 40—50-х гг.
// Экстремальные состояния Льва Альтшулера: избр. труды, документы, воспоминания. — 2011. — С. 378—400. 
 
Крупников К. К. Заповеди Харитона
// Юлий Борисович Харитон. Путь длиною в век. — М. : Наука, 2005. — С. 325—338