ГлавнаяПерсоналии → Коваль Г. А.

Коваль Жорж (Георгий) Абрамович(1913—2006)

инже­нер-химик, к. х. н., совет­ский раз­вед­чик, рабо­тав­ший в атом­ных цен­трах США ( Ок- Ридж, Дей­тон, ), с 1949 пре­по­да­ва­тель МХТИ им. Д. И. Мен­де­ле­ева. Герой Рос­сии (2007)

Жорж (Геор­гий) Абра­мо­вич Коваль родился 25 декабря 1913 года в городе Су-Сити (Айова, США) в семье эми­гранта-плот­ника из Рос­сии. Его роди­тели неза­долго до этого эми­гри­ро­вали в США из города Теле­ханы в Бело­рус­сии. Школь­ное обра­зо­ва­ние и два курса хими­че­ского кол­ле­джа он полу­чил в Аме­рике. В 1932 году из-за эко­но­ми­че­ского кри­зиса в США семья Кова­лей решила вер­нуться в Рос­сию — к тому вре­мени Совет­ский Союз. Семья Коваль была чле­ном орга­ни­за­ции Ассо­ци­а­ция еврей­ской коло­ни­за­ции в Совет­ском Союзе. Члены асо­ци­а­ции соби­рали деньги на раз­ви­тие Еврей­ской авто­ном­ной обла­сти, аги­ти­ро­вали евреев пере­ехать в этот новый еврей­ский регион. Семья Коваль отпра­ви­лись на паро­ходе «Леви­тан» во Вла­ди­во­сток, и затем на посто­ян­ное житель­ство в Биро­би­джан.

В 1934 году Жорж Коваль отпра­вился из Биро­би­джана в Москву. Ему не только хоте­лось уви­деть бело­ка­мен­ную сто­лицу Рос­сии, но и посту­пить в тех­ни­че­ский вуз. Выбор он уже сде­лал и был готов к всту­пи­тель­ным экза­ме­нам. В итоге Жорж стал сту­ден­том Мос­ков­ского химико-тех­но­ло­ги­че­ского инсти­тута имени Д.И. Мен­де­ле­ева. Учился Ж.А. Коваль ста­ра­тельно, раз­ра­бо­тал инте­рес­ную диплом­ную работу по теме «Лабо­ра­то­рия ред­ких газов», кото­рую успешно защи­тил в 1939 году. По реко­мен­да­ции Государ­ствен­ной экза­ме­на­ци­он­ной комис­сии моло­дой инже­нер без экза­ме­нов был зачис­лен в аспи­ран­туру. Члены ГЭК заме­тили у дипло­манта Коваля задатки иссле­до­ва­теля и, воз­можно, буду­щего уче­ного.

В 1939 году Ж.А. Коваль при­влек вни­ма­ние Глав­ного раз­ве­ды­ва­тель­ного управ­ле­ния Крас­ной Армии. Раз­ведка была пол­но­стью обес­кров­лена ста­лин­скими репрес­си­ями, и ГРУ срочно нужны были новые сотруд­ники. А тут отлич­ник, моло­дой химик-тех­но­лог, да к тому же родив­шийся в Аме­рике, хорошо зна­ю­щий обы­чаи и осо­бен­но­сти этой страны и, разу­ме­ется, сво­бодно вла­де­ю­щий англий­ским. Воен­ные раз­вед­чики уви­дели в нем чело­века, на кото­рого можно было поло­житься. По край­ней мере, его харак­те­ри­стики и общая про­фес­сио­наль­ная под­го­товка поз­во­ляли на это наде­яться. Жорж Коваль верил в свет­лые иде­алы ком­му­низма и готов был за них сра­жаться. Его лич­ные и дело­вые каче­ства соот­вет­ство­вали тем, кото­рыми дол­жен обла­дать раз­вед­чик.

Инте­ресы раз­ве­ду­прав­ле­ния и лич­ные планы моло­дого инже­нера сов­пали. На пер­вой же беседе с пред­ста­ви­те­лем воен­ной раз­ведки он дал согла­сие на работу в этой новой и неиз­вест­ной для него орга­ни­за­ции. В Раз­ве­ду­прав­ле­нии новому сек­рет­ному сотруд­нику был при­своен псев­до­ним «Дель­мар». Так нача­лась одно­имен­ная опе­ра­ция воен­ной раз­ведки по выводу Жоржа Коваля в США.

Пройдя курс спе­ци­аль­ной под­го­товки, в 1940 году Ж.А. Коваль отпра­вился за океан. Его глав­ной зада­чей было добы­ва­ние све­де­ний о раз­ра­ботке в аме­ри­кан­ских лабо­ра­то­риях новых хими­че­ских отрав­ля­ю­щих веществ. В созда­нии хими­че­ского ору­жия аме­ри­канцы в те годы опе­ре­жали фашист­скую Гер­ма­нию и достигли зна­чи­тель­ных резуль­та­тов. Ж.А. Коваль при­был в Сан-Фран­циско в октябре 1940 года на неболь­шом тан­кере. Чтобы не предъ­яв­лять ника­ких доку­мен­тов, он сошел на берег вме­сте с капи­та­ном, его женой и малень­кой доче­рью. На кон­троль­ном пункте капи­тан предъ­явил свои доку­менты, ска­зал, что осталь­ные его люди и кон­троль не стал про­ве­рять их.

Ж.А. Коваль обос­но­вался в Нью-Йорке, где нахо­ди­лась рези­ден­тура ГРУ, нала­дил связь с Моск­вой, полу­чил ука­за­ние, куда и как устро­иться на работу. Он пошел на риск — снова стал Жор­жем из Сью-Сити, где родился, учился и про­жи­вал. Вскоре Жорж Коваль без затруд­не­ний устро­ился на работу, при­об­рел новых полез­ных зна­ко­мых. Есте­ственно, со ста­рыми дру­зьями по школе он не встре­чался. Он даже смог заста­вить себя не наве­щать род­ной город. Таковы были жест­кие тре­бо­ва­ния, кото­рыми он обя­зан был руко­вод­ство­ваться, про­жи­вая в США, кото­рые он нико­гда не нару­шал.

В 1943 году про­изо­шли собы­тия, спо­соб­ные суще­ственно изме­нить поло­же­ние «Дель­мара». Как и мно­гих дру­гих аме­ри­кан­цев, Ж.А. Коваля ждал при­зыв на службу в аме­ри­кан­скую армию. Поскольку он имел доку­менты, под­твер­жда­ю­щие, что окон­чил два курса аме­ри­кан­ского тех­ни­че­ского кол­ле­джа, то его напра­вили на учебу. На этот раз на спе­ци­аль­ные курсы, где моло­дые парни осва­и­вали новые по тем вре­ме­нам спе­ци­аль­но­сти, свя­зан­ные с рабо­той на объ­ек­тах по про­из­вод­ству радио­ак­тив­ных мате­ри­а­лов. Курсы были при Нью-Йорк­ском город­ском кол­ле­дже.

В авгу­сте 1944 года рядо­вой аме­ри­кан­ской армии Ж.А. Коваль успешно завер­шил обу­че­ние на кур­сах и был направ­лен на сек­рет­ный объ­ект в город Ок-Ридж (штат Тен­несси). Это был один из тех аме­ри­кан­ских горо­дов-при­зра­ков, вокруг кото­рых гене­рал Гровс создал свою «мерт­вую зону». Вскоре «Дель­мар» попал в закры­тый аме­ри­кан­ский атом­ный город, став одним из сотруд­ни­ков завода по про­из­вод­ству радио­ак­тив­ных мате­ри­а­лов.

То, что «Дель­мар» уви­дел в Ок-Ридже, его уди­вило. На заво­дах рабо­тало несколько десят­ков тысяч уче­ных, инже­не­ров, тех­ни­че­ских спе­ци­а­ли­стов, поли­цей­ских, аген­тов Феде­раль­ной службы без­опас­но­сти и воен­ной контр­раз­ведки. Город был похож на резер­ва­цию, в кото­рой под­вер­га­лись доб­ро­воль­ному зато­че­нию луч­шие науч­ные умы Аме­рики. Въезд и выезд из Ок-Риджа строго кон­тро­ли­ро­вался.

Город носил услов­ное назва­ние «Объ­ект ком­па­нии «Кеми­кэл инже­ни­э­ринг воркс». Сотруд­ники этой фирмы выпол­няли зна­чи­тель­ный объем работ в рам­ках ура­но­вого про­екта США. От «Дель­мара» стало известно, что в Ок-Ридже про­из­во­дятся обо­га­щен­ный уран и плу­то­ний, что этот объ­ект раз­де­лен на три основ­ных литер­ных сек­тора: К-25, У-12 и Х-10.

«Дель­мар» рабо­тал на пред­при­я­тии Х-10, кото­рое было меньше по раз­ме­рам, чем пер­вые два. На нем тру­ди­лось около 1500 чело­век. На объ­екте Х-10 дей­ство­вала сек­рет­ная уста­новка по про­из­вод­ству плу­то­ния.

Коваль был радио­мет­ри­стом и поэтому имел доступ в раз­ные отделы пред­при­я­тия. Все, что дела­лось в сек­то­рах К-25 и У-12, ему тоже было известно. Он смот­рел на аме­ри­кан­ские опыты по про­из­вод­ству урана и плу­то­ния гла­зами дипло­ми­ро­ван­ного спе­ци­а­ли­ста, окон­чив­шего один из луч­ших совет­ских выс­ших учеб­ных заве­де­ний — МХТИ. Тех­ни­че­ское обра­зо­ва­ние поз­во­ляло Ж.А. Ковалю точно оце­ни­вать то, что он видел, и выде­лять самое глав­ное. Жорж был инже­не­ром от Бога. Он имел ред­кий допуск к обо­ру­до­ва­нию для обо­га­ще­ния урана и плу­то­ния. И даже отры­воч­ных све­де­ний ему было доста­точно, чтобы понять весь тех­но­ло­ги­че­ский цикл.

Све­де­ния «Дель­мара» немед­ленно пере­да­ва­лись в Москву. В Цен­тре на их основе гото­ви­лись доне­се­ния на имя гене­рал-лей­те­нанта П.А. Судо­пла­това, началь­ника отдела «С», создан­ного по ука­за­нию И.В. Ста­лина в Нар­ко­мате внут­рен­них дел. В этом отделе в обез­ли­чен­ном виде кон­цен­три­ро­ва­лись все доне­се­ния раз­вед­чи­ков внеш­ней раз­ведки НКГБ и Глав­ного раз­ве­ды­ва­тель­ного управ­ле­ния. Из отдела «С» тоже в обез­ли­чен­ном виде мате­ри­алы по атом­ной про­блеме, добы­тые раз­вед­чи­ками, направ­ля­лись И.В. Кур­ча­тову, кото­рый вни­ма­тельно изу­чал их, давал оценки и ста­вил новые задачи перед сотруд­ни­ками раз­ве­ды­ва­тель­ных служб.

«Дель­мар» в декабре 1945 года сооб­щил о том, что аме­ри­канцы про­из­во­дят поло­ний и также исполь­зуют его в атом­ном про­екте. В доне­се­нии раз­вед­чика, в част­но­сти, сооб­ща­лось об объ­еме еже­ме­сяч­ного про­из­вод­ства поло­ния в Ок-Ридже.

В 1945 году «Дель­мар» уже имел воин­ское зва­ние «сер­жант штаб­ной службы». Вскоре его пере­вели на новое место службы — в лабо­ра­то­рию, кото­рая рас­по­ла­га­лась на сек­рет­ном объ­екте в городе Дей­тон, штат Огайо. Новая долж­ность рас­ши­рила его, как гово­рят в раз­ведке, инфор­ма­ци­он­ные воз­мож­но­сти. В этой лабо­ра­то­рии тоже рабо­тали физики и химики, выпол­няв­шие зада­ния в рам­ках аме­ри­кан­ского атом­ного про­екта. Науч­ные иссле­до­ва­ния, гово­рили о том, что работа в США по созда­нию атом­ной бомбы всту­пает в завер­ша­ю­щую ста­дию.

Глав­ным ито­гом раз­ве­ды­ва­тель­ной дея­тель­но­сти «Дель­мара» в США стало то, что он смог выявить неко­то­рые сек­рет­ные атом­ные объ­екты в США, их струк­туру, объ­емы про­из­вод­ства ядер­ных мате­ри­а­лов, коли­че­ство заня­тых спе­ци­а­ли­стов, связи с дру­гими закры­тыми объ­ек­тами аме­ри­кан­ского атом­ного про­екта.

Руко­вод­ство лабо­ра­то­рии в Дей­тоне, видимо, отно­си­лось к сер­жанту Ковалю с боль­шим дове­рием. После того как атом­ным бом­бар­ди­ров­кам были под­верг­нуты Хиро­сима и Нага­саки, в лабо­ра­то­рии устро­или празд­ник. Ее началь­ник объ­явил своим сотруд­ни­кам о том, что «они внесли в эту исто­рию зна­чи­тель­ный вклад».

В сен­тябре 1945 года завер­ши­лась Вто­рая миро­вая война. Жоржа Коваля уво­лили с воен­ной службы. Руко­вод­ство лабо­ра­то­рии с дове­рием отно­си­лось к нему. Его даже вклю­чили в состав спе­ци­аль­ной группы для изу­че­ния резуль­та­тов атом­ной бом­бар­ди­ровки япон­ских горо­дов Хиро­сима и Нага­саки, но поездка в Япо­нию не состо­я­лась. Началь­ник лабо­ра­то­рии пред­ло­жил ему остаться на преж­ней долж­но­сти, обе­щал новое повы­ше­ние по службе. Но Коваль отка­зался. Он пред­чув­ство­вал изме­не­ния в системе отбора спе­ци­а­ли­стов для работы на аме­ри­кан­ских атом­ных объ­ек­тах и не хотел бес­смыс­ленно рис­ко­вать. Он счи­тал, что про­дол­же­ние его работы в Дей­тоне свя­зано с боль­шим риском и таит в себе неиз­беж­ную опас­ность про­вала. «Дель­мар» пред­ви­дел уже­сто­че­ние режима сек­рет­но­сти на закры­тых воен­ных объ­ек­тах, новую про­верку всех сотруд­ни­ков, выяс­не­ние их поли­ти­че­ских убеж­де­ний, род­ствен­ных свя­зей и доку­мен­тов. В США и Канаде газеты уже были забиты мате­ри­а­лами о совет­ском атом­ном шпи­о­наже. Печа­та­лись интер­вью с пре­да­те­лем Гузенко, с сена­то­рами, кото­рые тре­бо­вали поло­жить конец дея­тель­но­сти совет­ских «атом­ных шпи­о­нов». Суще­ство­вала реаль­ная угроза того, что агенты ФБР смо­гут уста­но­вить, что Жорж Коваль в 1932 году вме­сте с роди­те­лями выехал на посто­ян­ное житель­ство в СССР и после этого в США не воз­вра­щался.

Обста­новка в США про­дол­жала нака­ляться. Ее обост­рил судеб­ный про­цесс в Канаде над выдан­ными Гузенко совет­скими аген­тами. «Дель­мар» все еще про­дол­жал рабо­тать в США. Он выпол­нял зада­ния Цен­тра, но меч­тал как можно быст­рее воз­вра­титься в Москву. В конце 1948 года его просьба была удо­вле­тво­рена, и «Дель­мар» бла­го­по­лучно воз­вра­тился в СССР, где его с нетер­пе­нием ожи­дала жена. Он снова стал моск­ви­чом, люби­те­лем фут­бола и образ­цо­вым семья­ни­ном.

В июне 1949 года началь­ник 2-го Глав­ного управ­ле­ния Ген­штаба гене­рал армии М. Заха­ров под­пи­сал при­каз, каса­ю­щийся судьбы «Дель­мара» и его работы в воен­ной раз­ведке. В при­казе гово­ри­лось, что «…сол­дат Жорж Коваль 1913 года рож­де­ния демо­би­ли­зо­ван из рядов Воору­жен­ных Сил СССР». После этого Жорж Абра­мо­вич рас­стался с воен­ной раз­вед­кой на пять­де­сят лет.

С боль­шой радо­стью быв­ший аспи­рант воз­вра­тился в МХТИ, без осо­бого труда вос­ста­но­вился в аспи­ран­туре и начал увле­ченно зани­маться науч­ной рабо­той. Через два года Коваль защи­тил дис­сер­та­цию и стал кан­ди­да­том тех­ни­че­ских наук. По оценке чле­нов уче­ного совета, его дис­сер­та­ция была важ­ной для народ­ного хозяй­ства страны. Ж.А. Коваль дей­стви­тельно рабо­тал над ней увле­ченно, исполь­зуя зна­ния, полу­чен­ные в МХТИ и аме­ри­кан­ском кол­ле­дже. При­го­дился и опыт прак­ти­че­ской работы в Ок-Ридже и Дей­тоне.

Науч­ной работе Ж.А. Коваль отда­вал все свое время, лишь изредка выры­ва­ясь на ста­дион «Динамо», чтобы посмот­реть оче­ред­ной матч люби­мого «Спар­така».

С 1953 года в его жизни настала полоса твор­че­ских успе­хов в науке и спо­кой­ная семей­ная жизнь. Его при­няли на пре­по­да­ва­тель­скую работу в МХТИ. Инсти­тут стал для моло­дого уче­ного род­ным домом, в кото­ром он рабо­тал около сорока лет. С 1954 года Ж.А. Коваль воз­глав­лял курс «Авто­ма­ти­за­ции хими­че­ских про­цес­сов» (впо­след­ствии «Авто­ма­ти­за­ция хими­че­ских про­из­водств») на кафедре общей хими­че­ской тех­но­ло­гии. Он искренне любил свою кафедру, своих кол­лег, к кото­рым все­гда отно­сился с боль­шим ува­же­нием. Он любил свой пред­мет и своих любо­зна­тель­ных сту­ден­тов, с кото­рыми умел из года в год нахо­дить общий язык и при­ви­вать любовь к зна­ниям и точ­ным нау­кам. Мно­гие из тех, кто слу­шал лек­ции доцента Ж.А. Коваля, стали уче­ными, руко­во­ди­те­лями круп­ных пред­при­я­тий хими­че­ской про­мыш­лен­но­сти.

Жорж Абра­мо­вич увле­ченно зани­мался нау­кой, под­го­то­вил и опуб­ли­ко­вал около 100 серьез­ных науч­ных работ, кото­рые полу­чили при­зна­ние в науч­ных кру­гах. Он при­ни­мал актив­ное уча­стие в работе науч­ных кон­фе­рен­ций, высту­пал с докла­дами и сооб­ще­ни­ями и за мно­гие годы работы в инсти­туте смог создать целое науч­ное насле­дие, кото­рым и сего­дня поль­зу­ются сту­денты. Глав­ное же его педа­го­ги­че­ское дости­же­ние, как он сам счи­тал, это помощь восьми аспи­ран­там и соис­ка­те­лям стать кан­ди­да­тами наук.

Можно ска­зать, что Жорж Коваль был талант­ли­вым ана­ли­ти­ком, при­рож­ден­ным педа­го­гом и уче­ным. Он был не менее удач­ли­вым воен­ным раз­вед­чи­ком, кото­рый умел пред­ви­деть опас­ные ситу­а­ции и своевре­менно при­ни­мал меры, чтобы не при­влечь вни­ма­ние контр­раз­ведки. Будучи уже в девя­но­сто­лет­нем воз­расте Жорж Коваль гор­дился тем, что был един­ствен­ным совет­ским раз­вед­чи­ком, кото­рый дер­жал в соб­ствен­ных руках обра­зец плу­то­ния, полу­чен­ного аме­ри­кан­цами.

Пред­чув­ствие, что аме­ри­кан­ская контр­раз­ведка рано или поздно заин­те­ре­су­ется его судь­бой, оправ­да­лось. Как стало известно, агенты ФБР все-таки начали разыс­ки­вать Жоржа Коваля. В 1949—1951 гг. они опро­сили всех его зна­ко­мых в Ок-Ридже и в Дей­тоне. Они опро­сили всех сосе­дей семьи плот­ника в малень­ком городе Сью-Сити. Они пыта­лись понять, какой Жорж Коваль выехал на посто­ян­ное про­жи­ва­ние в СССР в 1932 году, и какой Жорж Коваль рабо­тал на сек­рет­ных объ­ек­тах в Ок-Ридже и в Дей­тоне.

Све­де­ния, пере­дан­ные Ж.А. Кова­лем в декабре 1945 — фев­рале 1946 гг. в Москву об исполь­зо­ва­нии аме­ри­кан­цами в их пер­вой бомбе поло­ния, под­ска­зали совет­ским уче­ным идею и пока­зали пра­виль­ный путь реше­ния про­блемы, свя­зан­ной с ней­трон­ным запа­лом. Он же сооб­щил мето­дику полу­че­ния поло­ния из вис­мута. Позже для серий­ного про­из­вод­ства совет­ских атом­ных бомб ней­трон­ные запалы изго­тов­ля­лись из дру­гих мате­ри­а­лов. Но в пер­вом атом­ном устрой­стве, взо­рван­ном на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне 29 авгу­ста 1949 года в 7 часов 00 минут, исполь­зо­вался ини­ци­а­тор, изго­тов­лен­ный по «рецепту», выпи­сан­ному воен­ным раз­вед­чи­ком «Дель­ма­ром» — Жор­жем Абра­мо­ви­чем Кова­лем.

Раз­вед­чик скон­чался 31 января 2006 года в Москве. Похо­ро­нен на Дани­лов­ском клад­бище.

При жизни Ж.А. Коваль не полу­чил ника­ких наград за свою смер­тельно опас­ную работу. Основ­ной при­чи­ной забве­ния дея­тель­но­сти Коваля было то обсто­я­тель­ство, что после окон­ча­ния Вто­рой миро­вой войны две совет­ские спец­службы внеш­ней раз­ведки НКВД и ГРУ были объ­еди­нены в одну струк­туру, кото­рая полу­чила назва­ние коми­тета по инфор­ма­ции. Пока коми­тет орга­ни­зо­вы­вался, а затем был рас­фор­ми­ро­ван, Жорж Коваль исчез из перечня сотруд­ни­ков воен­ной раз­ведки. Руко­вод­ство совет­ским атом­ным про­ек­том было воз­ло­жено на Л.П. Берия, кото­рый выдви­гал своих сотруд­ни­ков — работ­ни­ков НКВД. О Жорже Ковале забыли, и он не напо­ми­нал о себе до начала 2000 года. После этого Ж.А. Коваль сразу же был при­нят в члены совета вете­ра­нов воен­ной раз­ведки, награж­ден, нагруд­ным зна­ком (№ 183) «За Службу в Воен­ной Раз­ведке». Ж.А. Коваль также награж­ден меда­лью «За победу над Гер­ма­нией в Вели­кой Оте­че­ствен­ной Войне 1941—1945 гг.»

Ука­зом Пре­зи­дента РФ от 22 октября 2007 года «за муже­ство и геро­изм, про­яв­лен­ные при выпол­не­нии спе­ци­аль­ного зада­ния Ковалю Жоржу Абра­мо­вичу посмертно при­сво­ено зва­ние Героя Рос­сий­ской Феде­ра­ции». 2 ноября 2007 года Звезда Героя, при­над­ле­жав­шая Ж.А. Ковалю, была пере­дана пре­зи­ден­том В. Пути­ным в Музей ГРУ.

Литература

Лебедев Ю. А. Два выбора...
: (Об истории вербовок Ж. А. Коваля). — Москва : РХТУ им. Д. И. Менделеева, 2014. — 87, [1] с. : ил. 
 
Жуков А.П. Жорж Абрамович Коваль, 1913-2006.
Атмосфера действий. — Москва : РХТУ им. Д. И. Менделеева, 2013. — 215 с. : ил.