ГлавнаяПерсоналии → Кошкин Ю. Н.

Кошкин Юрий Николаевич(1910–1983)

инже­нер-кон­струк­тор, зам. глав­ного кон­струк­тора ОКБМ. Раз­ра­бо­тал меха­низм раз­грузки/загрузки ура­но­вых блоч­ков пер­вого про­мыш­лен­ного реак­тора, при­ме­няв­шийся впо­след­ствии и на дру­гих реак­то­рах. Актив­ный участ­ник раз­ра­ботки реак­тор­ных уста­но­вок для пер­вой совет­ской атом­ной под­вод­ной лодки и АПЛ вто­рого поко­ле­ния, а также атом­ного ледо­коль­ного флота. Лау­реат Ста­лин­ских (1949, 1953) и Ленин­ской пре­мий (1959).

Юрий Нико­ла­е­вич Кош­кин родился в городе Вязьма Смо­лен­ской обла­сти 22 октября (4 ноября) 1910 года. В 1937 году окон­чил МВТУ им. Бау­мана, после чего был направ­лен на работу на завод № 92 (Горь­ков­ский маши­но­стро­и­тель­ный завод им. Ста­лина), зани­мав­шийся про­из­вод­ством артил­ле­рий­ских систем. В 1944 году Ю.Н. Кош­кин пере­хо­дит в создан­ное при заводе стан­ко­стро­и­тель­ном бюро, зани­мав­ше­еся про­ек­ти­ро­ва­нием стан­ков и куз­неч­ного обо­ру­до­ва­ния.

После окон­ча­ния войны начался пере­вод завода № 92 на мир­ные рельсы. Пред­при­я­тие берется за раз­ра­ботку и изго­тов­ле­ние неф­те­га­зо­вого обо­ру­до­ва­ния для буре­ния неф­тя­ных сква­жин, для чего в июне 1945 года созда­ется спе­ци­аль­ная кон­струк­тор­ская группа из опыт­ных тех­но­ло­гов, кото­рую воз­гла­вил Ю.Н. Кош­кин. В сен­тябре группа вошла в состав нового Отдела глав­ного кон­струк­тора завода (ОГК).

В конце 1945 года руко­вод­ством ПГУ было при­нято реше­ние о при­вле­че­нии Горь­ков­ского артил­ле­рий­ского завода в Атом­ный про­ект, пору­чив ему раз­ра­ботку тех­но­ло­гии полу­че­ния обо­га­щен­ного урана мето­дом газо­вой диф­фу­зии. С этой целью в КБ при заводе была создана группа кон­струк­то­ров, к кото­рой вскоре при­со­еди­ни­лась и группа Ю.Н. Кош­кина. Позд­нее, 1 марта 1947 года, на их базе было обра­зо­вано спе­ци­аль­ное под­раз­де­ле­ние – Осо­бое кон­струк­тор­ское бюро. Ю.Н. Кош­кин ста­но­вится одним из заме­сти­те­лей глав­ного кон­струк­тора ОКБ А.И. Савина.

К этому вре­мени в нарож­да­ю­щейся атом­ной отрасли активно идет работа по созда­нию пер­вого про­мыш­лен­ного реак­тора «А», пред­на­зна­чен­ного для нара­ботки ору­жей­ного плу­то­ния. За созда­ние одного из меха­низ­мов реак­тора – меха­низма раз­грузки/загрузки ура­но­вых блоч­ков, отве­чало осо­бое под­раз­де­ле­ние НИИхиммаш – Гид­ро­сек­тор. К меха­низму предъ­яв­ля­лись очень жест­кие тре­бо­ва­ния, такие как огра­ни­че­ние в раз­ме­рах, дли­тель­ная работа в воде без смазки, воз­мож­ность извле­че­ния меха­низма из-под аппа­рата и др. Спро­ек­ти­ро­ван­ное в Гид­ро­сек­торе устрой­ство для выгрузки облу­чен­ных бло­ков из кана­лов реак­тора было испы­тано на еди­нич­ном канале. Однако при даль­ней­шем испы­та­нии раз­гру­зоч­ных меха­низ­мов выявился суще­ствен­ный недо­ста­ток – при раз­грузке про­ис­хо­дило заку­сы­ва­ние блоч­ков и их дефор­ма­ция. Несмотря на то, что ком­плект раз­гру­зоч­ных устройств был уже пол­но­стью изго­тов­лен и достав­лен на пло­щадку реак­тора, по пред­ло­же­нию В.И. Мер­кина, глав­ного тех­но­лога про­екта, про­ек­ти­ро­ва­ние раз­гру­зоч­ного устрой­ства было пере­дано на завод № 92. Здесь Ю.Н. Кош­ки­ным была пред­ло­жена кине­ма­ти­че­ская схема устрой­ства, кото­рая и легла в основу системы раз­грузки облу­чен­ных ура­но­вых бло­ков кас­сет­ного типа. Завод № 92 изго­то­вил дере­вян­ный макет кас­сеты, кото­рый был про­де­мон­стри­ро­ван в Москве руко­вод­ству ПГУ, выдав­шее «добро» на изго­тов­ле­ние раз­гру­зоч­ных устройств.

При про­ек­ти­ро­ва­нии воз­никло много труд­но­стей, устра­нить кото­рые можно было только путем испы­та­ний и отра­ботки узлов на стенде. Рабо­чие чер­тежи пер­вого меха­низма раз­грузки с гид­рав­ли­че­ской и элек­три­че­ской систе­мами управ­ле­ния были раз­ра­бо­таны в пер­вой поло­вине 1947 года. После про­ве­де­ния внут­рен­них испы­та­ний новый стенд меха­низма раз­грузки на один ряд кана­лов был предъ­яв­лен спе­ци­аль­ной комис­сии ПГУ. Члены комис­сии при­дир­чиво осмат­ри­вали каж­дый узел меха­низма, счи­тали коли­че­ство выгру­жен­ных блоч­ков и про­ве­ряли их на дефор­ма­цию. В итоге 25 декабря 1947 года чер­тежи меха­низма с неболь­шими заме­ча­ни­ями были утвер­ждены И.В. Кур­ча­то­вым. В даль­ней­шем кон­струк­ция раз­гру­зоч­ного устрой­ства ОКБ исполь­зо­ва­лась не только на реак­торе «А», но и сле­ду­ю­щих про­мыш­лен­ных реак­то­рах.

Стро­и­тель­ство реак­тора велось на ком­би­нате № 817 (в буду­щем ПО «Маяк»). Для ока­за­ния тех­ни­че­ской помощи и реше­ния на месте всех воз­ни­ка­ю­щих вопро­сов на заводе № 92 была сфор­ми­ро­вана бри­гада из наи­бо­лее опыт­ных сотруд­ни­ков под руко­вод­ством Ю.Н. Кош­кина, кото­рую в мае 1948 года напра­вили на ком­би­нат № 817 на все время мон­таж­ных и пуско-нала­доч­ных работ.

Сборка таких слож­ных узлов как кас­сеты меха­низма раз­грузки со всеми систе­мами управ­ле­ниям тре­бо­вала пред­ва­ри­тель­ной тща­тель­ной под­го­товки. Про­ве­де­ние сборки в зда­нии реак­тора, где еще велись стро­и­тель­ные и мон­таж­ные работы, не гаран­ти­ро­вало тре­бу­е­мого каче­ства, поэтому Ю.Н. Кош­кин орга­ни­зо­вал спе­ци­аль­ный уча­сток, где про­во­ди­лись сборка и под­го­товка дета­лей и узлов к уста­новке в реак­тор. Этот уча­сток вошел в исто­рию созда­ния про­мыш­лен­ных реак­то­ров на ком­би­нате № 817 под назва­нием «Кош­кин дом». В реаль­но­сти это был барак-теп­ляк, сло­жен­ный из дере­вян­ных брусьев – ТЭЦ к тому вре­мени так и не была вве­дена в экс­плу­а­та­цию, так что зда­ние реак­тора было про­мо­ро­жено, а барак созда­вал при­ем­ле­мые усло­вия для работ.

После успеш­ного испы­та­ния в авгу­сте 1949 года пер­вой совет­ской атом­ной бомбы Поста­нов­ле­нием СМ «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии» от 29 октября 1949 года за раз­ра­ботку раз­гру­зоч­ного меха­низма для завода «А» инже­нер-кон­струк­тор Ю.Н. Кош­кин был пред­став­лен к награж­де­нию орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени. Ему было при­сво­ено зва­ние лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии вто­рой сте­пени, выпла­чена денеж­ная пре­мия и предо­став­лен ряд льгот, в част­но­сти, право на обу­че­ние детей в любых учеб­ных заве­де­ниях СССР за счет госу­дар­ства и пожиз­нен­ное право (в том числе на жен и детей) на бес­плат­ный про­езд в пре­де­лах страны.

В 1948 году ОКБ берется за раз­ра­ботку про­екта сле­ду­ю­щего уран-гра­фи­то­вого реак­тора АВ, дуб­лера реак­тора «А» повы­шен­ной мощ­но­сти (в ОКБ про­ект полу­чил индекс ОК-110) Под­раз­де­ле­ние Ю.Н. Кош­кина было уси­лено кон­струк­то­рами, ранее рабо­тав­шими над диф­фу­зи­он­ными маши­нами. Под его руко­вод­ством про­ек­ти­ро­ва­лись, мон­ти­ро­ва­лись и пус­ка­лись реак­тора ОК-120, ОК-135, ОК-140, ОК-204, ОК-205, ОК-206, а сам Ю.Н. Кош­кин посто­янно дли­тель­ное время нахо­дился на пло­щад­ках ком­би­на­тов в Челя­бин­ске-40, Том­ске-7 и Крас­но­яр­ске-26 во время соору­же­ния и пуска про­мыш­лен­ных реак­то­ров.

В своей работе боль­шое вни­ма­ние он уде­лял опытно-экс­пе­ри­мен­таль­ной базе. Так при про­ек­ти­ро­ва­нии раз­гру­зоч­ной системы для реак­тора ОК-120, кото­рый впер­вые пла­ни­ро­ва­лось сде­лать двух­целе­вым, в ОКБ был изго­тов­лен мно­го­ка­наль­ный стенд с цир­ку­ля­ци­он­ным кон­ту­ром, рабо­та­ю­щий на воде со штат­ными пара­мет­рами по тем­пе­ра­туре и дав­ле­нию. Испы­та­ние системы на нем велось около 2 лет, было ими­ти­ро­вано более 10 тыс. цик­лов загрузки и раз­грузки реак­тора. По пред­ло­же­нию Ю.Н. Кош­кина спе­ци­а­ли­стами ОКБ даже был раз­ра­бо­тан спе­ци­аль­ный уплот­ня­ю­щий мате­риал тефас, при­ме­не­ние кото­рого исклю­чило замену про­кладки на пово­рот­ной пробке меха­низма.

В мае 1953 года, в связи с раз­во­ра­чи­ва­нием в СССР работ по атом­ной под­вод­ной лодке, выхо­дит рас­по­ря­же­ние СМ СССР, каса­ю­ще­еся пере­даче из НИИхиммаша в НИИ-8 работ по ядер­ным реак­то­рам. Этим же рас­по­ря­же­нием Ю.Н. Кош­кин коман­ди­ро­вался для посто­ян­ной работы в НИИ-8, где стар­то­вали работы по про­ек­ти­ро­ва­нию реак­тора для пер­вой совет­ской АПЛ.

С авгу­ста 1954 года уже все службы ОКБ завода № 92 были при­вле­чены к раз­ра­ботке рабо­чей доку­мен­та­ции ядер­ной паро­про­из­во­дя­щей уста­новки (ЯППУ) для АПЛ про­екта 627. Руко­во­дили рабо­тами И.И. Афри­кан­тов и его заме­сти­тель Ю.Н. Кош­кин.

На ОКБ была воз­ло­жена раз­ра­ботка про­ект­ной и рабо­чей доку­мен­та­ции реак­то­ров для назем­ного стенда ЯЭУ (27ВМ) и АПЛ. В про­цессе изго­тов­ле­ния и мон­тажа ЯППУ с реак­то­ром ВМ-А для опыт­ной АПЛ в её кон­струк­цию были вне­сены изме­не­ния, учи­ты­ва­ю­щие опыт изго­тов­ле­ния, мон­тажа и началь­ного пери­ода экс­плу­а­та­ции стен­до­вой уста­новки. И здесь опять воз­никла про­блема пере­гру­зоч­ного устрой­ства для выгрузки и загрузки топ­лива в реак­тор ВМ-А. Спро­ек­ти­ро­ван­ная ранее дру­гим пред­при­я­тием система пред­по­ла­гала про­во­дить замену топ­лива дистан­ци­онно под слоем воды, что, по мне­нию Ю.Н. Кош­кина, было непри­ем­лемо. Новая система с индек­сом ПУ-1 была раз­ра­бо­тана под руко­вод­ством Ю.Н. Кош­кина и испы­тана на стенде. Выяв­лен­ные при испы­та­ниях недо­статки были учтены в откор­рек­ти­ро­ван­ном пере­гру­зоч­ном устрой­стве ПУ-2, кото­рое в даль­ней­шем исполь­зо­ва­лось на всех реак­то­рах ВМ-А.

В даль­ней­шем Ю.Н. Кош­кин при­ни­мал актив­ное уча­стие и в созда­нии ЯППУ для АПЛ вто­рого поко­ле­ния. В част­но­сти, он зани­мался раз­ра­бот­кой ЯППУ ОК-350 (уста­новка ВМ-4) для АПЛ про­екта 670, стро­я­щихся на Горь­ков­ском заводе «Крас­ное Сор­мово», воз­глав­лял группу ОКБМ в меж­ве­дом­ствен­ной при­е­моч­ной комис­сии на испы­та­ниях АПЛ.

Несо­мненно, Ю.Н. Кош­кин был необык­но­вен­ным чело­ве­ком и талант­ли­вым кон­струк­то­ром, спо­соб­ным гене­ри­ро­вать нова­тор­ские идеи. Он отлично знал про­из­вод­ство и тех­но­ло­гию, умел опе­ра­тивно решать воз­ни­ка­ю­щие про­блемы. Так, во время мон­тажа тех­но­ло­ги­че­ских кана­лов на реак­торе «А» опрес­совка пока­зала их негер­ме­тич­ность, что гро­зило сры­вом сро­ков мон­тажа. Е.П. Слав­ский, в то время дирек­тор стро­я­щего ком­би­ната, при­гро­зил сбро­сить Кош­кина с бал­кона, если дефекты в крат­чай­ший срок не будут устра­нены. Ю.Н. Кош­кин после корот­кого сове­ща­ния при­нял реше­ние при­ти­рать тор­це­вые поверх­но­сти труб, что и устра­нило про­блему.

Боль­шую роль Юрий Нико­ла­е­вич сыг­рал в судьбе атом­ного ледо­кола «Ленин». В 1966 году при под­го­товке атом­ного ледо­кола «Ленин» к оче­ред­ной нави­га­ции в кор­пусе реак­тора № 1 была обна­ру­жена течь, устра­нить кото­рую без замены реак­тора ока­за­лось невоз­можно. Спе­ци­а­ли­сты ОКБМ (с 1 января 1964 года ОКБ было выде­лено из состава Горь­ков­ского маши­но­стро­и­тель­ного завода и под­чи­нено Государ­ствен­ному коми­тету по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии, полу­чив откры­тое наиме­но­ва­ние «Ордена Ленина Осо­бое кон­струк­тор­ское бюро № 2», а с 1 января 1967 года – Опыт­ное кон­струк­тор­ское бюро маши­но­стро­е­ния) обос­но­вали эко­но­ми­че­скую целе­со­об­раз­ность пол­ной замены атом­ной уста­новки ОК-150 на уста­новку ОК-900, тех­ни­че­ский про­ект кото­рой был раз­ра­бо­тан для ледо­ко­лов типа «Арк­тика». В раз­ра­ботке уста­новки ОК-900 глав­ную роль сыг­рал кон­струк­тор­ский кол­лек­тив под руко­вод­ством Ю.Н. Кош­кина.

При­емку работ по замене ЯППУ ОК-150 на ОК-900, её ком­плекс­ные швар­то­вые и сда­точ­ные ходо­вые испы­та­ния на ледо­коле «Ленин» про­во­дила меж­ве­дом­ствен­ная при­е­моч­ная комис­сия, в кото­рую Ю.Н. Кош­кин вошел как заме­сти­тель пред­се­да­теля комис­сии.

Ю.Н. Кош­кин нико­гда не боялся брать на себя ответ­ствен­ность за сме­лые реше­ния. Так, при раз­ра­ботке реак­тора БН-600 кон­струк­торы пред­ло­жили новый ори­ги­наль­ный вари­ант пере­грузки стерж­ней СУЗ, кото­рый преду­смат­ри­вал дове­де­ние длины стержня СУЗ до габа­ри­тов ТВС с их после­ду­ю­щим раз­де­ле­нием. И хотя все меха­низмы пере­грузки уже были изго­тов­лены в металле, Ю.Н. Кош­кин при­нял реше­ние при­нять пред­ло­жен­ную кон­струк­цию, кото­рая, в конеч­ном счете, и была уста­нов­лена на БН-600.

Помимо «атом­ных» про­ек­тов, Ю.Н. Кош­кин руко­во­дил про­из­вод­ством изде­лий дру­гих направ­ле­ний, таких как изде­лие «Антенна» – антенны радио­пе­лен­га­то­ров. Эти изде­лия были в сфере вни­ма­ния С.П. Королева, так как исполь­зо­ва­лось для кон­троля ско­ро­стей и углов дви­же­ния послед­ней сту­пени ракеты-носи­теля. Для обес­пе­че­ния точ­но­сти радио­пе­лен­га­ции к изде­лиям предъ­яв­ля­лись особо высо­кие тре­бо­ва­ния по чистоте поверх­но­стей и точ­но­сти гео­мет­ри­че­ских раз­ме­ров.

Кол­леги отме­чали Юрия Нико­ла­е­вича как неор­ди­нар­ного и отзыв­чи­вого чело­века. Под­чи­нен­ные спе­ци­ально при­хо­дили к нему под­пи­сы­вать отпуска, если их даты не сов­па­дали с утвер­жден­ным гра­фи­ком отпус­ков – Ю.Н. Кош­кин все­гда ста­рался пойти навстречу про­си­телю. Под­держка чело­века была его прин­ци­пи­аль­ной пози­цией: когда на парт­со­бра­нии встал вопрос об исклю­че­нии из пар­тии ком­му­ни­ста, чьи пар­тий­ные доку­менты были уте­ряны при ограб­ле­нии, Ю.Н. Кош­кин высту­пил с пред­ло­же­нием выра­зить сочув­ствие потер­пев­шему и вос­ста­но­вить доку­менты.

Послед­ним боль­шим про­ек­том, кото­рый воз­глав­лял Ю.Н. Кош­кин, стал про­ект ЯППУ с реак­то­ром КН-3 для тяже­лого атом­ного ракет­ного крей­сера «Киров». Реше­ние по его стро­и­тель­ству было при­нято в 1969 году, и созда­ние ЯППУ было пору­чено ОКБМ. Крей­сер «Киров» был пере­дан флоту 30 декабря 1980 года.

Юрий Нико­ла­е­вич Кош­кин скон­чался 28 авгу­ста 1983 года. Похо­ро­нен в г. Горь­ком на Буг­ров­ском клад­бище.

Работа Ю.Н. Кош­кина на «атом­ном» поприще было высоко оце­нена руко­вод­ством страны. Помимо наград за уча­стие в созда­нии реак­тора «А» он также был удо­стоен Ста­лин­ской пре­мии 1953 года за рас­чет­ные и экс­пе­ри­мен­таль­ные работы по созда­нию реак­то­ров для про­из­вод­ства три­тия. В 1959 году он стал лау­ре­а­том Ленин­ской пре­мии за «спе­ци­аль­ное изде­лие».

Среди его наград ордена Ленина (28.04.1963), Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (18.12.1951 и 26.04.1971) и «Знак Почета» (05.01.1944).

Литература

Воспоминания ветеранов ОКБМ.
— Т. 1. — Н. Новгород, 2005. — 150 с., ил. 
 
Полвека в атомном машиностроении
: [к 50-летию Опыт.-конструкт. бюро машиностроения] / [Г. М. Антоновский, В. Е. Воронцов, И. С. Вотинцев и др. ; под общ. ред. Ф. М. Митенкова]. — Н. Новгород :КиТиздат, 1997. — 304 с. : ил.