ГлавнаяПерсоналии → Константинов Б. П.

Константинов Борис Павлович(1910—1969)

совет­ский учё­ный-физик, спе­ци­а­лист по раз­де­ле­нию изо­то­пов, ака­де­мик, вице-пре­зи­дент Ака­де­мии Наук СССР. Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1954), лау­реат Ста­лин­ской (1953) и Ленин­ской пре­мий (1958).

Борис Пав­ло­вич Кон­стан­ти­нов родился 23 июня (6 июля) 1910 года в Санкт-Петер­бурге. Роди­тели Бориса были кре­стьяне, про­ис­хо­див­шие из Костром­ской губер­нии. Его отец, имея всего лишь четы­рёх­класс­ное обра­зо­ва­ние, он при­вил своим детям инте­рес к зна­ниям. Впо­след­ствии все они полу­чили выс­шее обра­зо­ва­ние.

В шесть лет Борис умел читать и писать, и осе­нью 1916 года отец отдал его в част­ную началь­ную школу, в кото­рой он про­учился до конца 1917 года. В начале 1918 года, когда в рево­лю­ци­он­ном Пет­ро­граде стало голодно, Кон­стан­ти­новы пере­ехали на родину, в деревню Аннуш­кино Галич­ского уезда Костром­ской губер­нии. Там Борис начал учиться, по мере сил помо­гал овдо­вев­шей матери вести кре­стьян­ское хозяй­ство. Он участ­во­вал почти во всех сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рабо­тах с десяти лет.

Зимой 1920—1921 гг. деся­ти­лет­ний Борис Кон­стан­ти­нов жил и учился в Пет­ро­граде. С весны 1921 по лето 1922 гг. он учился в Галиче Костром­ской обла­сти сна­чала в школе 1-й сту­пени, а потом 2-й сту­пени. Осе­нью 1924 года Кон­стан­ти­новы вновь пере­ехали в Ленин­град. К этому вре­мени в Ленин­граде, в Государ­ствен­ном Физико-тех­ни­че­ском рент­ге­нов­ском инсти­туте (Физико-тех­ни­че­ский инсти­тут им. А.Ф. Иоффе) рабо­тал стар­ший брат Бориса, Алек­сандр Пав­ло­вич Кон­стан­ти­нов (1895—1945 гг.), чело­век ярких спо­соб­но­стей, став­ший позд­нее одним из круп­ней­ших совет­ских радио­тех­ни­ков. Он был сотруд­ни­ком лабо­ра­то­рии Л.С. Тер­мена, в кото­рой, среди про­чего, зани­ма­лись при­клад­ными зада­чами, в част­но­сти созда­нием и внед­ре­нием сиг­наль­ных устройств для охраны государ­ствен­ных бан­ков и музеев. Свою тру­до­вую дея­тель­ность Борис Пав­ло­вич начал с 14 лет в каче­стве мон­тёра этой охран­ной службы. Одновре­менно он учился в Тру­до­вой школе.

Осе­нью 1924 года стар­ший брат Бориса Пав­ло­вича впер­вые при­вёл его в Физико-тех­ни­че­ский инсти­тут. Всё уви­ден­ное там ярко запе­чат­ле­лось в памяти 14-лет­него Бориса, но сна­чала ему нужно было полу­чить сред­нее обра­зо­ва­ние. Осе­нью 1926 года, после окон­ча­ния школы, Б.П. Кон­стан­ти­нов начал заня­тия воль­но­слу­ша­те­лем на пер­вом курсе физико-меха­ни­че­ского факуль­тета Ленин­град­ского Поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, но закон­чить учёбу он не смог. В 1929 году он был отчис­лен с чет­вёр­того курса за непро­ле­тар­ское про­ис­хож­де­ние. Впро­чем, бла­го­даря хода­тай­ству А.Ф. Иоффе, Б.П. Кон­стан­ти­нов смог про­дол­жить работу в науке.

В 1927 году Борис Кон­стан­ти­нов начи­нает рабо­тать в Физико-тех­ни­че­ском инсти­туте в каче­стве пре­па­ра­тора в лабо­ра­то­рии Д.А. Рожан­ского, и с тех пор вся его дея­тель­ность нераз­рывно свя­зана с этим инсти­ту­том.

До 1935 года он рабо­тал лабо­ран­том, затем стар­шим лабо­ран­том в ФТИ. Пер­вые шаги Бориса Пав­ло­вича в физике направ­лял «кол­лек­тив­ный учи­тель», како­вым был Физико-тех­ни­че­ский инсти­тут с его систе­мой семи­на­ров, факуль­та­тив­ных кур­сов, дру­же­ских дис­кус­сий. Непо­сред­ствен­ными же его настав­ни­ками были его брат А.П. Кон­стан­ти­нов и про­фес­сор Н.Н. Андреев.

Пер­вая его печат­ная работа (выпол­нен­ная сов­местно с А.И. Бело­вым) уви­дела свет в 1934 году. В этой ста­тье Б.П. Кон­стан­ти­но­вым была пред­ло­жена мето­дика иссле­до­ва­ния режима работы тур­бин­ных лопа­ток. Пуб­ли­ка­ция ста­тьи была вызвана тем фак­том, что поломка тур­бин­ных лопа­ток про­ис­хо­дила, как пра­вило, в нор­маль­ном (а не мак­си­мально напря­жён­ном) режиме работы тур­бины. Поскольку каж­дая тур­бин­ная лопатка пери­о­ди­че­ски, с часто­той вра­ще­ния ротора тур­бины, попа­дает под мощ­ную струю пара, есте­ственно, что рабо­тает она в режиме импульс­ных пери­о­ди­че­ских нагру­зок, обла­да­ю­щем бога­тым частот­ным спек­тром. Исполь­зуя арсе­нал радио­тех­ни­че­ских и аку­сти­че­ских средств, Б.П. Кон­стан­ти­нов и А.И. Белов выпол­нили изме­ре­ния малых ампли­туд коле­ба­ний лопатки для опре­де­ле­ния без­опас­ных режи­мов её работы. Уже в этой работе про­яви­лось при­сталь­ное вни­ма­ние, кото­рое Б.П. Кон­стан­ти­нов уде­лял кон­крет­ным зада­чам про­мыш­лен­но­сти: в ней име­ются чёт­кие реко­мен­да­ции, отно­ся­щи­еся к выбору мето­дик испы­та­ний паро­вых тур­бин и их рабо­чих режи­мов. Столь же свя­зан­ными с непо­сред­ствен­ными нуж­дами про­из­вод­ства яви­лись и дру­гие иссле­до­ва­ния моло­дого физика. Особо надо отме­тить работу «Физи­че­ские методы сте­ри­ли­за­ции воды» (в соав­тор­стве с Р.С. Альт­ма­ном), опуб­ли­ко­ван­ную в 1936 году в виде отдель­ной книги. Она содер­жала подроб­ный отчёт об иссле­до­ва­нии физи­че­ских мето­дов сте­ри­ли­за­ции воды и была выпол­нена по зада­нию Управ­ле­ния водо­про­вода города Баку. В работе про­ве­дено иссле­до­ва­ние вли­я­ния на коло­нии водя­ных бак­те­рий раз­лич­ных мето­дов «физи­че­ской» обра­ботки воды — облу­че­ния её уль­тра­зву­ко­выми коле­ба­ни­ями, про­пус­ка­ния элек­три­че­ского тока, дей­ствия уль­тра­фи­о­ле­то­вых и инфра­крас­ных лучей.

Б.П. Кон­стан­ти­нов пер­вым поста­вил и решил вопрос о погло­ще­нии звука при отра­же­нии от абсо­лютно глад­кой и твёр­дой гра­ницы. Он создал вол­но­вую тео­рию ревер­бе­ра­ции звука в замкну­тых поме­ще­ниях с учё­том погло­ще­ния на стен­ках, вывел (1938 г.) фор­мулу для сред­него дав­ле­ния аку­сти­че­ской волны при нор­маль­ном паде­нии её на твёр­дую гра­ницу, изу­чал рас­про­стра­не­ние звука в огра­ни­чен­ной среде с учё­том теп­ло­про­вод­но­сти и вяз­ко­сти, нели­ней­ные эффекты при рас­про­стра­не­нии звука в газах, в част­но­сти нели­ней­ное зву­ко­об­ра­зо­ва­ние.

После­ду­ю­щие работы Б.П. Кон­стан­ти­нова каса­лись про­блем архи­тек­тур­ной и музы­каль­ной аку­стики и про­во­ди­лись сна­чала в отделе аку­стики Ленин­град­ского элек­тро­фи­зи­че­ского инсти­тута (1935—1937 гг.), выде­лив­ше­гося из ФТИ и воз­глав­ля­е­мого ака­де­ми­ком А.А. Чер­ны­ше­вым, а затем в Научно-иссле­до­ва­тель­ском инсти­туте музы­каль­ной про­мыш­лен­но­сти, в кото­ром Борис Пав­ло­вич рабо­тал с 1937 по 1940 гг.

Кроме того, с конца 1930-х годов Б.П. Кон­стан­ти­нов вклю­ча­ется в про­ве­де­ние аку­сти­че­ских работ для нужд про­ти­во­воз­душ­ной обо­роны. На основе этих работ, про­дол­жен­ных и в годы войны в Физико-тех­ни­че­ском инсти­туте, куда Б.П. Кон­стан­ти­нов вер­нулся в 1940 году, он в 1942 году защи­щает свою кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию. Про­изо­шло это в Казани, куда стар­ший науч­ный сотруд­ник Б.П. Кон­стан­ти­нов был эва­ку­и­ро­ван в 1941 году вме­сте с инсти­ту­том. В 1943 году он пред­став­ляет Совету ФТИ док­тор­скую дис­сер­та­цию «О гид­ро­ди­на­ми­че­ском зву­ко­об­ра­зо­ва­нии и рас­про­стра­не­нии звука в огра­ни­чен­ной среде», напи­сан­ную на мате­ри­але пред­во­ен­ных экс­пе­ри­мен­таль­ных и тео­ре­ти­че­ских иссле­до­ва­ний и допол­нен­ную рас­чё­тами, выпол­нен­ными уже в Казани. Раз­ви­тые в те годы идеи Б.П. Кон­стан­ти­нова ока­за­лись чрез­вы­чайно пло­до­твор­ными и сей­час нахо­дят прак­ти­че­ское вопло­ще­ние в пнев­ма­ти­че­ских систе­мах авто­ма­тики. Веро­ятно, не послед­нюю роль в выборе аку­сти­че­ской тема­тики иссле­до­ва­ний, кото­рым он посвя­тил 15 лет жизни, сыг­рала его любовь к музыке.

В 1943 году Б.П. Кон­стан­ти­нов был назна­чен заве­ду­ю­щим лабо­ра­то­рией Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута (до 1957 года), одновре­менно в 1945—1947 гг. он был про­фес­со­ром, заве­ду­ю­щим кафед­рой физики в Ленин­град­ском стан­ко­ин­стру­мен­таль­ном инсти­туте. С пер­вых после­во­ен­ных лет глав­ными вопро­сами для Б.П. Кон­стан­ти­нова стали вопросы физи­че­ской химии и воз­ник­шей в то время физики изо­то­пов, кото­рыми начал интен­сивно зани­маться ФТИ по ини­ци­а­тиве И.В. Кур­ча­това. В 1945 году Б.П. Кон­стан­ти­нов воз­гла­вил работы Инсти­тута по раз­де­ле­нию сна­чала тяжё­лых, а потом и лёг­ких изо­то­пов эле­мен­тов. Задача при этом заклю­ча­лась в созда­нии про­мыш­лен­ных мето­дов раз­де­ле­ния, т.е. не огра­ни­чи­ва­лась прин­ци­пи­аль­ным реше­нием соот­вет­ству­ю­щих физи­че­ских про­блем. Б.П. Кон­стан­ти­нов осу­ществ­лял эти работы сов­местно с Б.А. Гае­вым, Г.Я. Рыс­ки­ным и дру­гими в орга­ни­зо­ван­ной и воз­глав­лен­ной им Лабо­ра­то­рии иссле­до­ва­ния физико-хими­че­ских свойств изо­то­пов. Он оку­нулся в незна­ко­мую область, зная, что ему пред­стоит не только разо­браться в ней, но и полу­чить кон­крет­ный, про­из­вод­ствен­ный выход, при­чём полу­чить его над­ле­жало в пре­дельно сжа­тые сроки.

На всех эта­пах этой ответ­ствен­ной работы, тре­бо­вав­шей край­него напря­же­ния нер­вов, Б.П. Кон­стан­ти­нов про­яв­лял высо­кие орга­ни­за­тор­ские и мораль­ные каче­ства, под­бад­ри­вая своих това­ри­щей по работе и все­ляя в них веру в её бла­го­по­луч­ное завер­ше­ние. В резуль­тате раз­ра­бо­ток Лабо­ра­то­рии по иссле­до­ва­нию физико-хими­че­ских свойств изо­то­пов, под руко­вод­ством Кон­стан­ти­нова, оте­че­ствен­ная атом­ная про­мыш­лен­ность полу­чила столь необ­хо­ди­мое ей дешё­вое и высо­ко­ка­че­ствен­ное сырьё (дей­те­рид лития). За выпол­не­ние этого важ­ного зада­ния группа сотруд­ни­ков полу­чила государ­ствен­ные награды, Б.П. Кон­стан­ти­нову была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия пер­вой сте­пени (1953 г.), при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1954 г.), а позд­нее — за усо­вер­шен­ство­ва­ние хими­че­ской тех­но­ло­гии Ленин­ская пре­мия (1958 г.).

Нема­лую роль в раз­ви­тии соот­вет­ству­ю­щих работ сыг­рала орга­ни­зо­ван­ная и воз­глав­лен­ная им в 1947—1951 гг. кафедра экс­пе­ри­мен­таль­ной ядер­ной физики, а позд­нее — в 1951—1964 гг. — кафедра физики изо­то­пов при физико-меха­ни­че­ском факуль­тете Ленин­град­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, кото­рая дала стране необ­хо­ди­мые высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные кадры спе­ци­а­ли­стов. Физико-хими­че­ские иссле­до­ва­ния Б.П. Кон­стан­ти­нова полу­чили важ­ное при­ме­не­ние и за пре­де­лами нужд атом­ной про­мыш­лен­но­сти. В каче­стве при­мера можно упо­мя­нуть мощ­ные элек­тро­ли­зеры с ртут­ным като­дом, с помо­щью кото­рых уда­лось мно­го­кратно интен­си­фи­ци­ро­вать и уде­ше­вить полу­че­ние хлора и чистой кау­сти­че­ской соды.

Избра­ние Б.П. Кон­стан­ти­нова общим собра­нием Ака­де­мии наук СССР дирек­то­ром Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута в 1957 году вос­при­ни­ма­лось как совер­шенно есте­ствен­ное про­яв­ле­ние пре­ем­ствен­но­сти в раз­ви­тии этого инсти­тута. На пер­вых эта­пах своей работы на ответ­ствен­ном посту Борис Пав­ло­вич часто сове­то­вался с А.Ф. Иоффе — в то время уже дирек­то­ром дру­же­ствен­ного ФТИ Инсти­тута полу­про­вод­ни­ков АН СССР, делился с ним сво­ими пла­нами. Именно тогда А.Ф. Иоффе был вновь избран в число чле­нов Учё­ного совета Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута. Десять лет (1957—1967 гг.) Б.П. Кон­стан­ти­нов был дирек­то­ром Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута, кото­рый впо­след­ствии полу­чил имя А.Ф. Иоффе.

С конца 1950-х годов инте­ресы Б.П. Кон­стан­ти­нова кон­цен­три­ро­ва­лись вокруг трёх основ­ных про­блем. Пер­вая из них была свя­зана с иссле­до­ва­ни­ями по управ­ля­е­мому тер­мо­ядер­ному син­тезу, к кото­рым при­сту­пили в нашей стране. Воз­никла общая про­блема раз­ра­ботки мето­дики физи­че­ских иссле­до­ва­ний и изме­ре­ний на плаз­мен­ных уста­нов­ках, в част­но­сти изме­ре­ний кон­цен­тра­ций заря­жен­ных частиц и не встре­чав­шихся ранее в лабо­ра­тор­ной прак­тике сверх­вы­со­ких тем­пе­ра­тур. Борис Пав­ло­вич кон­цен­три­рует уси­лия сотруд­ни­ков создан­ной лабо­ра­то­рии диа­гно­стики плазмы на этих иссле­до­ва­ниях. Одновре­менно он орга­ни­зует семи­нар по физике плазмы и руко­во­дит им в тече­ние пер­вых двух лет. Про­фес­сор Б.П. Кон­стан­ти­нов выдви­нул ока­зав­шу­юся чрез­вы­чайно пло­до­твор­ной идею о кор­пус­ку­ляр­ной диа­гно­стике плазмы, с успе­хом раз­ви­тую в после­ду­ю­щих рабо­тах.

Б.П. Кон­стан­ти­нов с его живым умом и инте­ре­сом к новей­шим тече­ниям физи­че­ской мысли не мог оста­ваться рав­но­душ­ным к бур­ному раз­ви­тию аст­ро­фи­зи­че­ских иссле­до­ва­ний, кото­рыми были отме­чены 1950—1960 гг. Про­блемы аст­ро­фи­зики, и в част­но­сти физики комет, инте­ре­со­вали его давно, однако активно он начал ими зани­маться в начале 1960-х годов. В конце 1950-х годов Б.П. Кон­стан­ти­нов выдви­нул сме­лое пред­по­ло­же­ние о том, что анти­ве­ще­ство сле­дует искать не только в глу­би­нах Все­лен­ной, но что оно втор­га­ется в пре­делы Сол­неч­ной системы в виде метеор­ных пото­ков. Это пред­по­ло­же­ние и до насто­я­щего вре­мени ещё не вышло из раз­ряда гипо­тез.

Вдох­нов­лён­ный гипо­те­зой об анти­ве­ще­стве, Б.П. Кон­стан­ти­нов с харак­тер­ным для него раз­ма­хом взялся за поста­новку аст­ро­фи­зи­че­ских иссле­до­ва­ний в ФТИ. К рабо­там этого направ­ле­ния он при­влёк целый ряд сотруд­ни­ков дру­гих инсти­ту­тов и лабо­ра­то­рий ФТИ. С 1963 года все эти иссле­до­ва­ния про­во­ди­лись во вновь создан­ном аст­ро­фи­зи­че­ском отделе ФТИ, кото­рым Б.П. Кон­стан­ти­нов заве­до­вал до послед­них дней своей жизни. От мыс­лен­ных экс­пе­ри­мен­тов он пере­шёл к кон­крет­ным физи­че­ским иссле­до­ва­ниям с исполь­зо­ва­нием всех совре­мен­ных средств изу­че­ния кос­моса — само­лё­тов, шаров-зон­дов, искус­ствен­ных спут­ни­ков. В основу пер­вых по вре­мени про­ве­де­ния работ Б.П. Кон­стан­ти­нова и его сотруд­ни­ков поло­жена гипо­теза о том, что кометы состоят из анти­ве­ще­ства. Была раз­ра­бо­тана спе­ци­аль­ная тех­ника изме­ре­ний. На всех эта­пах Б.П. Кон­стан­ти­нов про­яв­лял боль­шое ост­ро­умие и сме­лость в поста­новке задач и про­ве­де­нии экс­пе­ри­мен­тов. Он был очень объ­ек­ти­вен и осто­ро­жен в окон­ча­тель­ных суж­де­ниях и оценке резуль­та­тов.

В послед­ние годы жизни Б.П. Кон­стан­ти­нов уде­лял при­сталь­ное вни­ма­ние вопро­сам голо­гра­фии, осо­бенно инте­ре­су­ясь про­бле­мами пере­дачи голо­гра­фи­че­ского изоб­ра­же­ния и нефо­то­гра­фи­че­скими мето­дами его вос­про­из­ве­де­ния. Инте­рес к этим вопро­сам у него воз­ник ещё в 1930-е годы, когда его брат, А.П. Кон­стан­ти­нов, изоб­рёл ори­ги­наль­ную систему теле­ви­де­ния с накоп­ле­нием заря­дов. Все иссле­до­ва­ния по голо­гра­фии Борис Пав­ло­вич сосре­до­то­чил в спе­ци­аль­ной лабо­ра­то­рии, кото­рую он и воз­гла­вил. Пер­вые пуб­ли­ка­ции, отно­ся­щи­еся к рабо­там этого направ­ле­ния, появи­лись в 1966 году. В 1969 году в фев­раль­ском номере «Жур­нала тех­ни­че­ской физики» появи­лась послед­няя при­жиз­нен­ная пуб­ли­ка­ция Б.П. Кон­стан­ти­нова: ста­тья о пере­даче голо­грамм по фото­те­ле­граф­ному каналу меж­ду­го­род­ной связи Ленин­град-Москва.

8 фев­раля 1966 года он был избран вице-пре­зи­ден­том Ака­де­мии наук СССР. На этом посту Б.П. Кон­стан­ти­нов с боль­шим успе­хом осу­ществ­лял руко­вод­ство раз­де­лом науч­ной и научно-тех­ни­че­ской про­бле­ма­тики АН СССР. Будучи дирек­то­ром Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута, он раз­ви­вал и укреп­лял тра­ди­ции Инсти­тута, рас­ши­рял тема­тику его иссле­до­ва­ний, нико­гда не забы­вая об их связи с непо­сред­ствен­ными нуж­дами и инте­ре­сами про­мыш­лен­но­сти и вме­сте с тем вся­че­ски поощ­ряя про­ве­де­ние работ в обла­сти фун­да­мен­таль­ных направ­ле­ний.

В 1968 году Б.П. Кон­стан­ти­нов воз­гла­вил Коми­тет по ядер­ной физике Ака­де­мии Наук СССР.

Науч­ные дости­же­ния Б.П. Кон­стан­ти­нова полу­чили заслу­жен­ную оценку со сто­роны Ака­де­мии Наук СССР. В 1953 году его изби­рают чле­ном-кор­ре­спон­ден­том, а в 1960 году — дей­стви­тель­ным чле­ном АН СССР. В 1962 году Борис Пав­ло­вич стал дека­ном физико-меха­ни­че­ского факуль­тета Поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, орга­ни­зо­ван­ного А.Ф. Иоффе, с 1959 года (до своей смерти) Б.П. Кон­стан­ти­нов был глав­ным редак­то­ром «Жур­нала тех­ни­че­ской физики», сме­нив А.Ф. Иоффе.

Выда­ю­щи­еся резуль­таты, достиг­ну­тые в послед­нее деся­ти­ле­тие Физико-тех­ни­че­ским инсти­ту­том, неот­де­лимы от имени Бориса Пав­ло­вича; их полу­че­нию все­гда содей­ство­вала его доб­ро­же­ла­тель­ная под­держка, его живая заин­те­ре­со­ван­ность науч­ной сто­ро­ной про­блемы, его уме­ние быстро при­дать рабо­там боль­шой раз­мах.

Б.П. Кон­стан­ти­нов был награж­дён также 2 орде­нами Ленина (1953 г., 1967 г.), орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1954) и меда­лями.

Ака­де­мик Б.П. Кон­стан­ти­нов скон­чался 9 июля 1969 года в Ленин­граде. Похо­ро­нен на Бого­слов­ском клад­бище.

В 1975 году перед зда­нием инсти­тута им. А.Ф. Иоффе был уста­нов­лен памят­ник Б.П. Кон­стан­ти­нову. Его име­нем названа улица в Санкт-Петер­бурге (улица Ака­де­мика Кон­стан­ти­нова). Так же име­нем учё­ного были названы Петер­бург­ский инсти­тут ядер­ной физики РАН, Кирово-Чепец­кий хими­че­ский ком­би­нат.

В октябре 2006 года в городе Кирово-Чепецке был открыт памят­ный бюст учё­ного.

Литература

Академик Б.П. Константинов. Воспоминания. Статьи. Документы
/АН СССР, Ленингр. ин-т ядер. физики им. Б.П. Константинова; Отв. ред. О.И. Сумбаев. — Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1985. — 295 с., 1 л. портр. : ил. 
 
Борис Павлович Константинов (к 100-летию со дня рождения)
/РАН, Физ.-техн. ин-т им. А.Ф. Иоффе; [сост.: М.П. Петров, Е.А. Ефремова отв. ред.: В.Г. Григорьянц]. — Санкт-Петербург : Физико-технический институт, 2010. — 124 с. : ил. — (Из истории ФТИ им. А.Ф. Иоффе ; вып. 4.). 
 
Борис Павлович Константинов, 1910-1969
/ Вступ. статья В.Я. Френкеля; Библиогр. сост. А.В. Зайцевой. — Москва : Наука, 1976. — 50 с., 1 л. портр. ; 16 см. — (АН СССР. Материалы к биобиблиографии ученых СССР . Серия физики ; Вып. 19)