ГлавнаяПерсоналии → Конобеевский С. Т.

Конобеевский Сергей Тихонович(1890—1970)

физик, один из осно­во­по­лож­ни­ков ради­а­ци­он­ного мате­ри­а­ло­ве­де­ния, член-кор­ре­спон­дент АН СССР (1946).

Сер­гей Тихо­но­вич Коно­бе­ев­ский родился 14 (26) апреля 1890 года в Санкт-Петер­бурге, в семье круп­ного фаб­ри­канта, но гим­на­зи­че­ские и сту­ден­че­ские годы его жизни про­шли в Москве. После окон­ча­ния 2-й Мос­ков­ской гим­на­зии он посту­пил на есте­ствен­ное отде­ле­ние физико-мате­ма­ти­че­ского факуль­тета Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, по спе­ци­аль­но­сти «физио­ло­гия живот­ных», кото­рое закон­чил в 1913 году. Однако в науку Сер­гей Тихо­но­вич попал далеко не сразу. В пред­во­ен­ном 1914 году посту­пил на службу в Государ­ствен­ную инспек­цию Алек­сан­дров­ской желез­ной дороги. С нача­лом Пер­вой миро­вой войны моло­дого спе­ци­а­ли­ста коман­ди­руют на Запад­ный фронт в каче­стве поле­вого кон­тро­лера армей­ских инже­нер­ных под­раз­де­ле­ний.

Только в 1918 году С.Т. Коно­бе­ев­ский воз­вра­ща­ется в Москву, год рабо­тает пре­по­да­ва­те­лем сред­ней школы, а затем пере­хо­дит на долж­ность науч­ного сотруд­ника в Инсти­тут народ­ного хозяй­ства им. Г.В. Пле­ха­нова. И уже в 1920—21 гг. он, сов­местно с про­фес­со­ром Н.Е. Успен­ским, выпол­няет свою первую науч­ную работу по рент­ге­нов­скому иссле­до­ва­нию струк­туры холод­но­об­ра­бо­тан­ных метал­лов. Эта работа широко известна и цити­ру­ется во всех основ­ных руко­вод­ствах по рент­ге­но­ана­лизу. При­ме­не­ние рент­ге­нов­ских лучей при­вело к откры­тию свое­об­раз­ной ори­ен­ти­ровки моно­кри­стал­лов, полу­чив­шей назва­ние тек­стуры. Именно период работы в Пле­ха­нов­ском инсти­туте можно счи­тать нача­лом науч­ной карьеры буду­щего выда­ю­ще­гося уче­ного.

А с 1922 года — работа во Все­со­юз­ном элек­тро­тех­ни­че­ском инсти­туте, где выпол­нен целый ряд иссле­до­ва­ний по тек­сту­рам метал­ли­че­ских пле­нок, резуль­таты кото­рых опуб­ли­ко­ваны в 1925—29 гг.

С 1929 года науч­ная дея­тель­ность С.Т. Коно­бе­ев­ского свя­зана, глав­ным обра­зом, c Государ­ствен­ным инсти­ту­том цвет­ных метал­лов (позд­нее ЦНИИцветмет), в сте­нах кото­рого он вырос до началь­ника лабо­ра­то­рии и заме­сти­теля дирек­тора по науч­ной части. Про­во­див­ши­еся в этом инсти­туте в тече­ние несколь­ких лет под руко­вод­ством С.Т. Коно­бе­ев­ского работы по низ­ко­тем­пе­ра­тур­ному отпуску дефор­ми­ро­ван­ных спла­вов, при­вели к откры­тию осо­бого эффекта твер­де­ния мало­ле­ги­ро­ван­ной А1-бронзы при отпуске, что поз­во­лило заме­нить дефи­цит­ную фос­фо­ри­стую бронзу, исполь­зу­е­мую в каче­стве мате­ри­ала для пру­жины, на А1-бронзу. Эта работа была пре­ми­ро­вана Нар­ком­цвет­ме­том.

В 1932 году им было обна­ру­жено вли­я­ние внут­рен­них напря­же­ний на про­цессы диф­фу­зии в спла­вах, что послу­жило осно­вой для совре­мен­ной тео­рии ста­ре­ния спла­вов и рас­пада твёр­дых рас­тво­ров и метал­ли­че­ских соеди­не­ний.

Почти все эти годы не пре­ры­ва­лась связь Сер­гей Тихо­но­вича со своей «alma mater»: еще в 1922 году Сер­гей Тихо­но­вич изби­ра­ется дей­стви­тель­ным чле­ном научно-иссле­до­ва­тель­ского инсти­тута физики МГУ, с 1926 года, будучи доцен­том, читает сту­ден­там курс струк­тур­ного ана­лиза, в 1931 году ста­но­вится заве­ду­ю­щим лабо­ра­то­рией, про­фес­со­ром, док­то­ром физико-мате­ма­ти­че­ских наук. Спу­стя неко­то­рое время ему пору­чают кафедру рент­ге­но­спек­траль­ного ана­лиза. И теперь ему при­хо­дится делить свое время и силы между двумя науч­ными орга­ни­за­ци­ями — Уни­вер­си­те­том и Инсти­ту­том цвет­ных метал­лов.

Сей­час трудно пред­ста­вить, откуда бра­лись силы и время на такой огром­ный объем науч­ной и пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­сти, а ведь в эти же годы С.Т. Коно­бе­ев­ский активно пуб­ли­ку­ется, при­ни­мает уча­стие в рабо­тах, про­во­ди­мых лабо­ра­то­рией метал­ло­фи­зики Горь­ков­ского уни­вер­си­тета, выпол­няет работы по иссле­до­ва­нию пла­сти­че­ской дефор­ма­ции кри­стал­лов и пре­вра­ще­ний в спла­вах.

В 1939 году С.Т. Коно­бе­ев­ский был избран дей­стви­тель­ным чле­ном англий­ского обще­ства «Institute of metals».

Надо ска­зать, что подоб­ная вос­тре­бо­ван­ность явле­ние довольно ред­кое и гово­рит о неза­у­ряд­ных спо­соб­но­стях С.Т. Коно­бе­ев­ского, высо­ком каче­стве и важ­но­сти про­во­ди­мых им иссле­до­ва­ний. И свою первую награду — медаль «За тру­до­вое отли­чие» — уче­ный полу­чил именно в 1940 году.

С.Т. Коно­бе­ев­ский — один из пио­не­ров при­ме­не­ния рент­ге­нов­ских лучей для изу­че­ния струк­туры метал­лов. Ему при­над­ле­жит откры­тие обра­зо­ва­ния тек­стуры в метал­лах при холод­ной дефор­ма­ции; ста­ре­ния метал­лов под дей­ствием пла­сти­че­ской дефор­ма­ции; явле­ния диф­фу­зии в метал­лах под вли­я­нием упру­гих напря­же­ний.

С.Т. Коно­бе­ев­ский выдви­нул ряд тео­рий, объ­яс­ня­ю­щих слож­ней­шие про­цессы, про­ис­хо­дя­щие в метал­ли­че­ских спла­вах, что послу­жило осно­вой для раз­ви­тия целой обла­сти важ­ных иссле­до­ва­ний по пла­сти­че­ской дефор­ма­ции.

В начале войны С.Т. Коно­бе­ев­ский вме­сте с дру­гими сотруд­ни­ками МГУ эва­ку­и­ру­ется в Сверд­ловск, и вме­сте со сво­ими уче­ни­ками при­ни­мает уча­стие в ряде работ обо­рон­ного назна­че­ния на Ураль­ском маши­но­стро­и­тель­ном заводе.

После воз­вра­ще­ния из эва­ку­а­ции С.Т. Коно­бе­ев­ский про­дол­жает работу в уни­вер­си­тете, где он назна­ча­ется дека­ном физ­фака и дирек­то­ром НИИ физики МГУ.

В 1946 году С.Т. Коно­бе­ев­ский еди­но­гласно избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии наук СССР.

Этот период МГУ харак­те­ри­зу­ется зна­чи­тель­ными изме­не­ни­ями в про­фес­сор­ско-пре­по­да­ва­тель­ском составе, когда извест­ные уче­ные ото­дви­га­лись от руко­вод­ства кафед­рами и дека­на­тами и заме­ня­лись на ««про­фес­сио­наль­ных» пре­по­да­ва­те­лей и мало­ак­тив­ных науч­ных работ­ни­ков» (по выра­же­нию С.Т. Коно­бе­ев­ского). В связи с этим он даже под­го­то­вил письмо И.В. Ста­лину, где ука­зал на нега­тив­ные тен­ден­ции в кад­ро­вой поли­тике уни­вер­си­тета. Неиз­вестно, отпра­вил ли свое письмо Сер­гей Тихо­но­вич и было ли оно про­чи­тано, но ситу­а­ция на физи­че­ском факуль­тете МГУ ни в 1947 году, ни в после­ду­ю­щие шесть лет по суще­ству не изме­ни­лась.

Во вто­рой поло­вине 40-х годов, когда было при­нято реше­ние о реа­ли­за­ции Совет­ского Атом­ного про­екта, едва ли не все луч­шие науч­ные силы страны ока­за­лись вклю­чен­ными в орбиту гран­ди­оз­ных про­цес­сов. C.Т. Коно­бе­ев­ский, как один из веду­щих спе­ци­а­ли­стов в своей обла­сти, не стал исклю­че­нием. В 1947 году он при­хо­дит во ВНИИНМ, где воз­глав­ляет иссле­до­ва­ния по ради­а­ци­он­ному мате­ри­а­ло­ве­де­нию — сна­чала в каче­стве кон­суль­танта, затем началь­ника лабо­ра­то­рии, отдела, заме­сти­теля дирек­тора по науч­ной работе.

Сер­гей Тихо­но­вич и его уче­ники иссле­до­вали вли­я­ние ней­трон­ного облу­че­ния на струк­туру и свой­ства урана и кон­струк­ци­он­ных мате­ри­а­лов, что было в то время весьма акту­ально. В част­но­сти, впер­вые были открыты и тео­ре­ти­че­ски обос­но­ваны такие прак­ти­че­ски важ­ные явле­ния как ради­а­ци­он­ная гомо­ге­ни­за­ция спла­вов уран-молиб­ден, и пока­зано, что это явле­ние свя­зано с нали­чием локаль­ных обла­стей атом­ного пере­ме­ши­ва­ния при тор­мо­же­нии оскол­ков деле­ния уран-235 — тер­ми­че­ских пиков. Экс­пе­ри­мен­тально изу­чено и тео­ре­ти­че­ски обос­но­вано такое важ­ное явле­ние, как релак­са­ция упру­гих напря­же­ний в уране, его спла­вах и кон­струк­ци­он­ных мате­ри­а­лах под дей­ствием ней­трон­ного облу­че­ния. Пока­зано, что это явле­ние обу­слов­лено в основ­ном пере­рас­пре­де­ле­нием точеч­ных дефек­тов, воз­ни­ка­ю­щих при облу­че­нии под воз­дей­ствием упру­гих полей напря­же­ния.

Под руко­вод­ством С.Т. Коно­бе­ев­ского была про­ве­дена серия экс­пе­ри­мен­тов и раз­ра­бо­тана тео­рия такого важ­ного явле­ния как ради­а­ци­он­ный рост урана. Он стал одним из пио­не­ров изу­че­ния диа­грамм состо­я­ния спла­вов тяже­лых метал­лов — урана и плу­то­ния.

C.Т. Коно­бе­ев­ский высту­пил ини­ци­а­то­ром созда­ния и руко­во­ди­те­лем пер­вых в СССР «горя­чих лабо­ра­то­рий». Эти лабо­ра­то­рии осна­ща­лись новой ори­ги­наль­ной аппа­ра­ту­рой, чаще всего соб­ствен­ного изго­тов­ле­ния.

Чтобы понять, насколько важ­ной была дея­тель­ность С.Т. Коно­бе­ев­ского для успеш­ного реше­ния общей про­блемы, доста­точно при­ве­сти посвя­щен­ные ему слова ака­де­мика А.А. Боч­вара: «Метал­лурги высоко ценят работы С.Т. Коно­бе­ев­ского, кото­рые, явля­ясь погра­нич­ными между физи­кой и метал­ло­ве­де­нием, дают в руки прак­тики мощ­ное ору­жие в виде физи­че­ской тео­рии и, с дру­гой сто­роны, не отры­ва­ются от важ­ней­ших задач и про­блем кон­крет­ной дей­стви­тель­но­сти. Открыты новые явле­ния в обла­сти ради­а­ци­он­ного метал­ло­ве­де­ния: гомо­ге­ни­за­ция гете­ро­ген­ных спла­вов под дей­ствием оскол­ков деле­ния и ней­тро­нов, релак­са­ция оста­точ­ных напря­же­ний под облу­че­нием. Этими рабо­тами совет­ская наука постав­лена на одно из пер­вых мест в мире».

В твор­че­ском активе С.Т. Коно­бе­ев­ского более 200 науч­ных работ, основ­ное направ­ле­ние кото­рых — при­ме­не­ние рент­ге­но­гра­фи­че­ской мето­дики к изу­че­нию спла­вов и, прежде всего, к изу­че­нию диа­грамм состо­я­ния.

Мно­гие из работ С.Т. Коно­бе­ев­ского полу­чили миро­вую извест­ность, были опуб­ли­ко­ваны в оте­че­ствен­ной и зару­беж­ной науч­ной печати, в част­но­сти, в тру­дах 1-й и 2-й Женев­ских кон­фе­рен­ций по мир­ному исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии. Моно­гра­фия «Дей­ствие облу­че­ния на мате­ри­алы» и сей­час явля­ется фун­да­мен­таль­ным руко­вод­ством для всех уче­ных, рабо­та­ю­щих в обла­сти реак­тор­ного мате­ри­а­ло­ве­де­ния.

На про­тя­же­нии мно­гих лет С.Т. Коно­бе­ев­ский являлся науч­ным руко­во­ди­те­лем создан­ных им науч­ных цен­тров реак­тор­ного мате­ри­а­ло­ве­де­ния во ВНИИНМ, в ИАЭ им. И.В. Кур­ча­това и НИИАР.

Отли­чи­тель­ными чер­тами уче­ного были глу­бина иссле­до­ва­ний, чет­кость изло­же­ния резуль­та­тов, уме­ние отста­и­вать свои науч­ные взгляды неза­ви­симо от того, кто был его оппо­нен­том.

Более 30 лет C.Т. Коно­бе­ев­ский посвя­тил педа­го­ги­че­ской работе в выс­шей школе, из кото­рых 25 лет руко­во­дил кафед­рой рент­ге­но­спек­траль­ного ана­лиза МГУ. Мно­гие из его пер­вых уче­ни­ков стали круп­ными уче­ными. Доста­точно назвать такие имена, как про­фес­сора Г.C. Жда­нов, В.И. Широ­ков, В.И. Иве­ро­нова, Н.Т. Чебо­та­рев. Уче­ники и после­до­ва­тели про­фес­сора С.Т. Коно­бе­ев­ского и сего­дня рабо­тают в вузах, научно-иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тах и на пред­при­я­тиях раз­лич­ных отрас­лей про­мыш­лен­но­сти Рос­сии. Он под­го­то­вил 9 док­то­ров и 40 кан­ди­да­тов наук. Это поз­во­ляет уве­ренно гово­рить о том, что с име­нем С.Т. Коно­бе­ев­ского свя­зано созда­ние целой науч­ной школы, отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью кото­рой явля­ется тес­ная связь тео­ре­ти­че­ских фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний с реше­нием акту­аль­ных про­блем атом­ной энер­ге­тики.

Боль­шое зна­че­ние при­да­вал про­фес­сор Коно­бе­ев­ский опуб­ли­ко­ва­нию резуль­та­тов науч­ных иссле­до­ва­ний в спе­ци­аль­ных и науч­ных изда­ниях. Начало этой работе было поло­жено еще в 1923—1927 гг., когда он состоял сна­чала уче­ным сек­ре­та­рем, а затем редак­то­ром научно-популяр­ного жур­нала «Искра», изда­ва­е­мого Госиз­да­том. И в после­ду­ю­щие годы С.Т. Коно­бе­ев­ский активно сотруд­ни­чал с редак­ци­ями таких изда­ний, как «Атом­ная энер­гия», «Физика метал­лов и метал­ло­ве­де­ние», «Journal Nuclear Materials» и др., где было опуб­ли­ко­вано боль­шин­ство его работ по воз­дей­ствию реак­тор­ного облу­че­ния на мате­ри­алы.

В повсе­днев­ной жизни Сер­гей Тихо­но­вич был чело­ве­ком высо­кой куль­туры, неплохо вла­дел тремя ино­стран­ными язы­ками, вели­ко­лепно играл на фор­те­пи­ано, увле­кался несколь­кими видами спорта, в част­но­сти, играл в шах­маты и тен­нис. Его отли­чала уди­ви­тель­ная спо­соб­ность быть одновре­менно тре­бо­ва­тель­ным и доб­ро­же­ла­тель­ным по отно­ше­нию к своим сотруд­ни­кам.

За огром­ный вклад в раз­ви­тие совет­ской науки С.Т. Коно­бе­ев­ский удо­стоен высо­ких пра­ви­тель­ствен­ных наград: 2-х орде­нов Ленина, ордена Тру­до­вого Крас­ного зна­мени, меда­лей.

Скон­чался С.Т. Коно­бе­ев­ский 26 ноября 1970 года, похо­ро­нен на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

Литература

Пантелеев Л. Д. Конобеевский Сергей Тихонович
// ВНИИНМ – 50 лет. Т. 1.— М. : 1995. — С. 26–29. 
 
Конобеевский Сергей Тихонович
// Физики о себе / Отв. ред. В.Я. Френкель . — Л. : Наука, 1990. — С. 393–400. 
 
Агапова Н. П., Бочвар А. А., Займовский А. С., Конобеевский С. Т., Кутайцев В. И. Атомное материаловедение
// Советская атомная наука и техника : [сб. статей] / Пред. ред. коллегии К. И. Щелкин. — Москва : Атомиздат, 1967. — С. 240–258 
 
Конобеевский С. Т. и др. Влияние облучения на структуру и свойства конструкционных материалов
// Исследования в области геологии, химии и металлургии. Доклады советской делегации на Международной конференции по мирному использованию атомной энергии в Женеве. — Москва : Изд-во АН СССР, 1955. — C. 276–284 
 
Конобеевский С. Т. и др. Радиационный рост урана при малых выгораниях
// Атомная энергия. Том 28, вып. 4. — 1970. — С. 326—331