ГлавнаяПерсоналии → Комельков В. С.

Комельков Владимир Степанович(1913—1996)

элек­тро­фи­зик, д.т.н. (1954). С 1937 в Энер­ге­ти­че­ском ин-те им. акад. Кржи­жа­нов­ского АН СССР. С 1948 рабо­тал в КБ-11. Один из веду­щих раз­ра­бот­чи­ков системы син­хрон­ного элек­три­че­ского ини­ци­и­ро­ва­ния элек­тро­де­то­на­то­ров изде­лия РДС-1, участ­ник испы­та­ний этой бомбы. В 1951 отко­ман­ди­ро­ван в ПГУ при СМ СССР, с 1954 – началь­ник отдела Лабо­ра­то­рию № 2 АН СССР (с 1960 года – Инсти­тут атом­ной энер­гии им. И.В. Кур­ча­това). Три­жды лау­реат Ста­лин­ской пре­мии (1949, 1951, 1953).

Вла­ди­мир Сте­па­но­вич Комель­ков родился в фев­рале 1913 года.

По окон­ча­нии 9 класса он три года рабо­тал элек­тро­мон­те­ром на Кашир­ской ГРЭС, наби­рая рабо­чий стаж для поступ­ле­ния в вуз.

В 1932 году В.С. Комель­ков посту­пает в Мос­ков­ский энер­ге­ти­че­ский инсти­тут, после окон­ча­ния кото­рого в 1937 году рас­пре­де­ля­ется на работу в Энер­ге­ти­че­ский инсти­тут (ЭНИН) им. Г.М. Кржи­жа­нов­ского. Здесь он про­вел обшир­ный цикл работ по иссле­до­ва­нию пара­мет­ров мол­нии и элек­три­че­ского раз­ряда, полу­чив уни­каль­ные дан­ные, поз­во­лив­шие обос­но­ванно выбрать и вве­сти пара­метр мак­си­маль­ной кру­тизны фронта волн тока мол­нии в руко­во­дя­щих ука­за­ниях по гро­зо­за­щите линий элек­тро­пе­ре­дач и под­стан­ций. В 1940 году В.С. Комель­кову при­суж­да­ется уче­ная сте­пень кан­ди­дата тех­ни­че­ских наук.

Весьма пло­до­твор­ными ока­за­лись работы В.С. Комель­кова по изу­че­нию про­цес­сов про­боя длин­ных воз­душ­ных про­ме­жут­ков и физики мол­нии. Они имели фун­да­мен­таль­ное зна­че­ние, при­вели к созда­нию нового направ­ле­ния в физике мол­нии и гро­зо­за­щите и полу­чили миро­вое при­зна­ние.

В период Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны В.С. Комель­ко­вым была раз­ра­бо­тана гро­зо­за­щита аэро­ста­тов заграж­де­ния и наблю­де­ния.

В конце 40-х годов В.С. Комелька при­вле­кают к уча­стию в Совет­ском атом­ной про­екте. Впер­вые его фами­лия появ­ля­ется в справке «О кад­рах, необ­хо­ди­мых для раз­вер­ты­ва­ния научно-иссле­до­ва­тель­ских и опытно-кон­струк­тор­ских работ в КБ-11» от 2 июня 1947 года, состав­лен­ной Ю.Б. Хари­то­ном. В ней ука­зы­ва­ется, что для руко­вод­ства созда­нием элек­тро­тех­ни­че­ских и радио­тех­ни­че­ских узлов атом­ной бомбы КБ-11 необ­хо­димы свои ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты: «В элек­тро­тех­ни­че­ских узлах труд­но­сти свя­заны с необ­хо­ди­мо­стью точ­ней­шей син­хро­ни­за­ции. Для реше­ния этих задач крайне цен­ным было бы при­вле­че­ние проф., д-ра Сте­коль­ни­кова И.С., явля­ю­ще­гося круп­ным спе­ци­а­ли­стом по высо­ко­вольт­ному элек­тро­раз­ряду, автора извест­ной книги о мол­нии. Вме­сте с ним сле­дует при­влечь его работ­ни­ков канд. наук Комель­кова В.С. и науч­ного сотруд­ника Пон­кова В.Н.».

Вскоре В.С. Комель­ков ока­зался в КБ-11 (г. Саров), где воз­гла­вил отдел 24/21 (впо­след­ствии отдел 48 научно-кон­струк­тор­ского сек­тора, НКС). Отдел рас­по­ла­гался в зда­нии 30, един­ствен­ном вновь постро­ен­ном. Кабинет В.С. Комель­кова нахо­дился на пер­вом этаже, на вто­ром нахо­ди­лись К.И. Щеп­кин и В.К. Боболев со сво­ими под­чи­нен­ными. В конце 1948 года стро­и­тели сдали кор­пус 32, куда пере­брался отдел 24/21. В это же время в КБ-11 были созданы сек­торы – научно-иссле­до­ва­тель­ский (НИС) и научно-кон­струк­тор­ский (НКС). Отдел 24/21 полу­чил номер 48 в НКС, для него было постро­ено одно­этаж­ное зда­ние № 19-бис с двумя баш­нями для взрыв­ных работ и лабо­ра­то­ри­ями. Основ­ной зада­чей НКС явля­лась раз­ра­ботка кон­струк­ции заряда, отра­ботка бал­ли­сти­че­ского кор­пуса бомбы, созда­ние эле­мен­тов авто­ма­тики под­рыва, системы ини­ци­и­ро­ва­ния для одновре­мен­ного под­рыва кап­сю­лей-дето­на­то­ров (КД).

Отдел 48 отве­чал за раз­ра­ботку системы одновре­мен­ного под­рыва кап­сю­лей-дето­на­то­ров. Кап­сюль-дето­на­тор при груп­по­вом под­рыве дол­жен был иметь раз­брос по вре­мени работы не более долей мик­ро­се­кунды. В про­мыш­лен­ном про­из­вод­стве таких кап­сю­лей-дето­на­то­ров не было, отдел В.С. Комель­кова их раз­ра­ба­ты­вал впер­вые.

Кроме того, в его задачи вхо­дило про­ве­де­ние взрыв­ных испы­та­ний кап­сю­лей и опре­де­ле­ние их рабо­чих пара­мет­ров. Кор­пуса для кап­сю­лей-дето­на­то­ров пер­во­на­чально изго­тав­ли­ва­лись в Москве, но затем они были раз­ра­бо­таны груп­пой кон­струк­то­ров КБ-11 и изго­тав­ли­ва­лись здесь же, на заводе 1. В КД исполь­зо­ва­лось ини­ци­и­ру­ю­щее взрыв­ча­тое веще­ство азид свинца, чрез­вы­чайно опас­ное при обра­ще­нии с ним.

В 1948 году в КБ-11 состо­я­лось пер­вое испы­та­нии шаро­вого заряда (ШЗ), под­рыв кото­рого осу­ществ­лялся от раз­ра­бо­тан­ной в отделе 48 системы ини­ци­и­ро­ва­ния. Ответ­ствен­ным за испы­та­ния со сто­роны НИС был С.Н. Мат­веев, со сто­роны НКС – В.С. Комель­ков. Под­рыв ШЗ осу­ществ­лялся из казе­мата. После взрыва на месте, где был уста­нов­лен ШЗ, лежал рас­ка­лен­ный до белого цвета шар. По пра­виль­но­сти сфе­ри­че­ской поверх­но­сти алю­ми­ни­е­вого шара, поме­щен­ного в сере­дине ШЗ, опре­де­ля­лась раз­новре­мен­ность при­хода дето­на­ци­он­ной волны на поверх­ность шара. Все были довольны резуль­та­том, так как на пер­вый взгляд шар имел довольно пра­виль­ную поверх­ность. В.С. Комель­ков попро­сил у кого-то из кол­лег папи­росу и при­ку­рил ее от рас­ка­лен­ного шара, несмотря на то, что он вообще не курил – дало знать вол­не­ние.

Вес­ной 1949 года нача­лась под­го­товка к коман­ди­ровке на Семи­па­ла­тин­ский поли­гон, состав­ля­лись списки людей и обо­ру­до­ва­ния, кото­рое пред­сто­яло взять с собой. B.C. Комель­ков тща­тельно про­ве­рял каж­дую графу списка.

В крат­ком отчете о состо­я­нии работ в КБ-11, состав­лен­ном 15 апреля 1949 года, ска­зано, что под руко­вод­ством В.И. Алфе­рова и В.С. Комель­кова раз­ра­бо­тана система син­хрон­ного зажи­га­ния, обес­пе­чи­ва­ю­щая одновре­мен­ность сра­ба­ты­ва­ния спе­ци­аль­ных све­чей с тре­бу­е­мой точ­но­стью. Все про­ве­ден­ные на поли­гоне КБ-11 поле­вые испы­та­ния (в том числе и лет­ные) дали удо­вле­тво­ри­тель­ные резуль­таты.

В авгу­сте 1949 года под баш­ней, где был уста­нов­лен атом­ный заряд, шли послед­ние при­го­тов­ле­ния. И.В. Кур­ча­тов назна­чил гене­раль­ную репе­ти­цию работы при­бор­ных уста­но­вок поля и под­рыва. На всей аппа­ра­туре должны были реги­стри­ро­ваться ими­ти­ру­ю­щие сиг­налы, а на башню дол­жен прийти пус­ко­вой сиг­нал. Однако на вечер­ней опе­ра­тивке выяс­ня­ется, что аппа­ра­тура не рабо­тает, потому что раз­ря­ди­лись акку­му­ля­тор­ные бата­реи, за кото­рые отве­чали спе­ци­а­ли­сты инсти­тута хими­че­ской физики. B.C. Комель­ков собрал свою группу, доба­вил еще несколько чело­век и поста­вил кон­тро­ле­рами над сотруд­ни­ками ИХФ, кото­рые должны были заря­дить акку­му­ля­торы – по одному чело­веку на каж­дое соору­же­ние. К утру под­за­рядка была закон­чена, бата­реи про­ве­рены на нагрузку, о чем и было доло­жено комис­сии.

Сле­ду­ю­щие репе­ти­ции, а их было несколько, про­шли без инци­ден­тов.

Итак, поле было про­ве­рено мно­го­кратно и готово к опыту. Всту­пила в силу поча­со­вая про­грамма работ – завер­ша­ю­щий этап сборки. На про­ход­ной и у ворот «цен­тра» сто­яли пол­ков­ники гос­бе­зо­пас­но­сти, про­ве­ряли про­пуска.

Группа В.С. Комель­кова отве­чала за про­верку системы ини­ци­и­ро­ва­ния и под­го­товку КД. Про­верка системы ини­ци­и­ро­ва­ния заклю­ча­лась в сле­ду­ю­щем. Во все розетки элек­тро­де­то­на­то­ров встав­ля­лись пробки без кап­сю­лей-дето­на­то­ров, к кон­так­там кото­рых были при­па­яны про­вода, соеди­нен­ные с гре­бен­кой искро­вых раз­ряд­ни­ков. На блок пита­ния пода­ва­лось высо­кое напря­же­ние, и при сра­ба­ты­ва­нии испол­ни­тель­ного реле на раз­ряд­ни­ках про­ска­ки­вали искры, кото­рые фик­си­ро­ва­лись на фото­бу­маге. Нали­чие искро­вых раз­ря­дов, соот­вет­ству­ю­щее числу розе­ток, пока­зы­вало, что система исправна. Эта опе­ра­ция про­верки была очень опас­ной, так как при­хо­ди­лось пода­вать высо­кое напря­же­ние на блок зажи­га­ния, уста­нов­лен­ный на заряде! Мон­таж и про­верка систем зажи­га­ния завер­ши­лись к концу дня 27 авгу­ста. Оста­ва­лось только под­клю­чить послед­нюю розетку для кап­сюля-дето­на­тора – эта опе­ра­ция про­во­ди­лась только после окон­ча­ния заправки бое­вого заряда.

В 7 часов утра 29 авгу­ста 1949 года Семи­па­ла­тин­ский поли­гон оза­рила осле­пи­тель­ная вспышка, кото­рая озна­ме­но­вала успеш­ное завер­ше­ние в СССР раз­ра­ботки и испы­та­ния пер­вой атом­ной бомбы.

Через два дня после взрыва РДС-1 группе В.С. Комель­кова была дана команда упа­ко­вы­вать свое иму­ще­ство для отправки домой.

29 октября 1949 года Поста­нов­ле­нием СМ СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии» за раз­ра­ботку про­ве­рен­ной системы ини­ци­и­ро­ва­ния заряда из взрыв­ча­тых веществ и кон­струк­ции аппа­ра­туры и системы авто­ма­ти­че­ского зажи­га­ния для атом­ной бомбы В.С. Комель­кову при­сво­ено зва­ние лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии вто­рой сте­пени и вру­чен орден Ленина.

В 1950 году спе­ци­а­ли­стов, зани­мав­шихся испы­та­ни­ями и иссле­до­ва­ни­ями КД, пере­вели в отдел 49, чтобы все работы сосре­до­то­чить в одном месте, В.С. Комель­ков был назна­чен заме­сти­те­лем началь­ника НКС В.И. Алфе­рова. Он про­дол­жал зани­маться раз­ра­бот­кой и испы­та­ни­ями мало­га­ба­рит­ных систем авто­ма­тики под­рыва раз­лич­ных ядер­ных заря­дов.

В 1951 году В.С. Комель­ков был отко­ман­ди­ро­ван в рас­по­ря­же­ние Пер­вого Глав­ного управ­ле­ния и назна­чен заме­сти­те­лем началь­ника III отдела ПГУ В.И. Алфе­рова. В этом же году его вво­дят в состав Научно-тех­ни­че­ского совета по вопро­сам КБ-11, создан­ного в 1949 году.

Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 6 декабря 1951 года за уча­стие в раз­ра­ботке системы ини­ци­и­ро­ва­ния изде­лия РДС В.С. Комель­кову при­суж­да­ется Ста­лин­ская пре­мия вто­рой сте­пени.

В.С. Комель­ков являлся одним из 17 под­пи­сан­тов пред­ва­ри­тель­ного отчета по испы­та­ниям изде­лия РДС-6с, состав­лен­ного 15 авгу­ста 1953 года после успеш­ного испы­та­ния 12 авгу­ста опыт­ной совет­ской водо­род­ной бомбы РДС-6с. Он лично участ­во­вал в облете места взрыва бомбы на само­лете. Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 31 декабря 1953 года «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно-тех­ни­че­ским работ­ни­кам Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния… за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» за руко­вод­ство рабо­тами по изго­тов­ле­нию серий­ных и опыт­ных изде­лий РДС В.С. Комель­кову была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия пер­вой сте­пени.

Уже в каче­стве пред­ста­ви­теля Глав­ного управ­ле­ния при­бо­ро­стро­е­ния Мин­сред­маша В.С. Комель­ков участ­во­вал в раз­ра­ботке дру­гого типа водо­род­ной бомбы РДС-6Т («труба»), от кото­рой в даль­ней­шем после про­ве­де­ния рас­четно-тео­ре­ти­че­ских и экс­пе­ри­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний отка­за­лись как от непер­спек­тив­ной.

В 1954 году В.С. Комель­кову без защиты при­суж­да­ется уче­ная сте­пень док­тора тех­ни­че­ских наук.

В авгу­сте 1954 года В.С. Комель­ков был пере­ве­ден началь­ни­ком Бюро элек­тро­ап­па­ра­туры отдела элек­тро­ап­па­ра­туры Лабо­ра­то­рии № 2, где занялся физи­кой плазмы. В 1964 году он ста­но­вится руко­во­ди­те­лем науч­ного сек­тора № 34 отдела плаз­мен­ных иссле­до­ва­ний Инсти­тута атом­ной энер­гии (быв­шая Лабо­ра­то­рия № 2).

В.С. Комель­ков – один из пер­вых уче­ных, начав­ших иссле­до­ва­ния в обла­сти нагрева и удер­жа­ния плазмы боль­шими импульс­ными токами для целей управ­ля­е­мого тер­мо­ядер­ного син­теза. Им был обна­ру­жен и иссле­до­ван новый вид маг­ни­то­гид­ро­ди­на­ми­че­ского тече­ния плазмы, назван­ный дина­ми­че­ским пин­чем, послу­жив­ший осно­вой раз­лич­ных мето­дов уско­ре­ния и фоку­си­ро­ва­ния плазмы и нашед­ший широ­кое инже­нер­ное при­ме­не­ние. Зна­чи­тель­ная доля работ В.С. Комель­кова была посвя­щена созда­нию мето­дов очистки плаз­мен­ных пото­ков от при­ме­сей, захвата и сжа­тия плазмы маг­нит­ными полями. Резуль­таты ряда про­ве­ден­ных им иссле­до­ва­ний в этой обла­сти вошли в извест­ный доклад ака­де­мика И. В. Кур­ча­това в Хару­элле (Англия, 1956 г.), в кото­ром была сфор­му­ли­ро­вана кон­цеп­ция раз­ви­тия работ по управ­ля­е­мому тер­мо­ядер­ному син­тезу.

В после­ду­ю­щие годы В.С. Комель­ко­вым были раз­виты работы по кас­кад­ному уско­ре­нию, захвату и сжа­тию плазмы маг­нит­ными полями и пред­ло­жен новый тип тер­мо­ядер­ного реак­тора со сфе­ри­че­ской куму­ля­цией плазмы. Широ­кую извест­ность и при­зна­ние полу­чили работы В.С. Комель­кова по иссле­до­ва­нию элек­три­че­ской проч­но­сти и раз­ви­тию элек­три­че­ских раз­ря­дов в жид­ких диэлек­три­ках. Им был обна­ру­жен и изу­чен лидер­ный меха­низм про­боя жид­ко­стей, име­ю­щий глу­бо­кую общ­ность явле­ний с про­цес­сами в длин­ных искрах и мол­нии.

Суще­ствен­ное зна­че­ние имела также раз­ра­бо­тан­ная им коли­че­ствен­ная тео­рия каналь­ной ста­дии силь­но­точ­ной искры в жид­ко­сти, сопро­вож­да­ю­ща­яся гене­ра­цией удар­ных волн. Резуль­таты этих работ нашли при­ме­не­ние в высо­ко­вольт­ной элек­тро­тех­нике, элек­троим- пульс­ных тех­но­ло­гиях и при моде­ли­ро­ва­нии взрыв­ных про­цес­сов. За ком­плекс работ в этой обла­сти Ака­де­мия наук СССР при­су­дила В. С. Комель­кову пре­мию им. П.Н. Яблоч­кова.

Уче­ный с боль­шим тех­ни­че­ским кру­го­зо­ром, проф. В.С. Комель­ков с самого начала раз­ви­тия раз­лич­ных иссле­до­ва­ний по управ­ля­е­мому тер­мо­ядер­ному син­тезу активно участ­во­вал в раз­ра­ботке инже­нер­ных про­блем, в част­но­сти, раз­ви­тия высо­ко­вольт­ной импульс­ной тех­ники с экс­тре­маль­ными пара­мет­рами. Эти работы, отра­жен­ные в моно­гра­фии «Тех­ника боль­ших импульс­ных токов и маг­нит­ных полей», вышли за пре­делы пер­во­на­чаль­ных задач и при­вели к созда­нию нового направ­ле­ния в элек­тро­фи­зике высо­ких напря­же­ний. Зна­чи­тель­ное вни­ма­ние было уде­лено им раз­ра­ботке мето­дов реги­стра­ции быст­ро­про­те­ка­ю­щих про­цес­сов и раз­ви­тию при­бо­ро­стро­е­ния для высо­ко­ско­рост­ных элек­трон­ных и опти­че­ских изме­ре­ний.

С 1972 года В. С. Комель­ков в каче­стве заме­сти­теля дирек­тора по науч­ным вопро­сам ЭНИН им. Г.М. Кржи­жа­нов­ского руко­во­дил элек­тро­энер­ге­ти­че­скими под­раз­де­ле­ни­ями инсти­тута и создан­ной им лабо­ра­то­рией элек­тро­фи­зики, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щими научно-тех­ни­че­ские вопросы Еди­ной элек­тро­энер­ге­ти­че­ской системы СССР, про­блемы тер­мо­ядер­ной энер­ге­тики и крио­энер­ге­тики.

С 1988 года под его руко­вод­ством и с его уча­стием выпол­нены работы по тео­рии и рас­чету пара­мет­ров тер­мо­ядер­ного реак­тора со сфе­ри­че­ской куму­ля­цией плазмы, про­ве­дены иссле­до­ва­ния дина­мики про­боя жид­ких диэлек­три­ков, в резуль­тате кото­рых обна­ру­жен упроч­ня­ю­щий изо­ля­цию эффект дина­ми­че­ского барьера, созда­ва­е­мого объ­ем­ным заря­дом, вно­си­мым в про­ме­жу­ток в началь­ной ста­дии раз­ряда; экс­пе­ри­мен­тально про­ве­рен пред­ло­жен­ный им с сотруд­ни­ками метод полу­че­ния сверх­силь­ных удар­ных волн при раз­ряде в жид­ко­сти с токами 800 кА и пр.

В.С. Комель­ков автор 124 науч­ных пуб­ли­ка­ций, изоб­ре­те­ний, в 1970 году он утвер­жден в зва­нии про­фес­сора.

Науч­ную и прак­ти­че­скую дея­тель­ность В.С. Комель­ков соче­тал с научно-орга­ни­за­ци­он­ной и обще­ствен­ной рабо­той, при­ни­мая актив­ное уча­стие в работе науч­ных ква­ли­фи­ка­ци­он­ных и экс­перт­ных сове­тов раз­лич­ных орга­ни­за­ций, явля­ясь чле­ном ред­кол­ле­гии жур­нала «Элек­три­че­ство». Науч­ная и обще­ствен­ная дея­тель­ность В.С. Комель­кова отме­чена награ­дами: орде­ном Ленина, орде­ном Крас­ной Звезды и меда­лями; ему при­сво­ено зва­ние «Заслу­жен­ный дея­тель науки и тех­ники РСФСР».

Вла­ди­мир Сте­па­но­вич Комель­ков скон­чался в 1996 году.

Литература

Комельков В. С. Творец и победитель
// Воспоминания об Игоре Васильевиче Курчатове. — 1988. — С. 311—333. 
 
Владимир Степанович Комельков (К 80-летию со дня рождения)
/ Электричество. — 1993, № 6,. — С. 77–78.