ГлавнаяПерсоналии → Харитон Ю. Б.

Харитон Юлий Борисович(1904—1996)

физик, один из руко­во­ди­те­лей совет­ского атом­ного про­екта, ака­де­мик АН СССР (1953). В 1939-1941 сов­местно с Я. Б. Зель­до­ви­чем дал рас­чет цеп­ной реак­ции деле­ния в уране. С 1945 г. - науч­ный руко­во­ди­тель КБ-11. В 1945-1953 гг. - член Тех­со­вета Спец­ко­ми­тета и НТС ПГУ при СМ СССР. Три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1949, 1951, 1954). Лау­реат Ленин­ской (1956) и трех Государ­ствен­ных (1949, 1951, 1953) пре­мий СССР.

Юлий Бори­со­вич Хари­тон родился 14 фев­раля (27 фев­раля по новому стилю) 1904 года в Петер­бурге в семье жур­на­ли­ста Бориса Иоси­фо­вича Хари­тона и артистки МХАТА Мирры Яко­влевны Буров­ской. Кроме него, в семье было две дочери: Лидия (1899 г.р.) и Анна (1901 г.р.).

В 1915 году Юлия опре­де­ляют в реаль­ное учи­лище, курс кото­рого он завер­шает в 1919 году. Так как в выс­шие учеб­ные заве­де­ния при­ни­мали с 16 лет, ему при­шлось год про­ра­бо­тать уче­ни­ком-меха­ни­ком в желез­но­до­рож­ной теле­граф­ной мастер­ской. В 1920 году в воз­расте 16 лет Юлий Бори­со­вич посту­пил в Ленин­град­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут. Здесь он слу­шал лек­ции пат­ри­арха оте­че­ствен­ной физики А.Ф. Иоффе, кото­рые воз­бу­дили у моло­дого сту­дента инте­рес к физике. Через год после начала учебы Ю.Б. Хари­тон пере­шел с элек­тро­ме­ха­ни­че­ского на физико-меха­ни­че­ский факуль­тет, кото­рый окон­чил в 1925 году, полу­чив диплом инже­нера-физика.

Еще будучи сту­ден­том, Юлий Бори­со­вич с 1921 года по при­гла­ше­нию Н.Н. Семе­нова начал рабо­тать в его лабо­ра­то­рии, создан­ной в Физико-тех­ни­че­ском инсти­туте, дирек­то­ром кото­рого был А.Ф. Иоффе. В этой лабо­ра­то­рии Юлий Бори­со­вич выпол­нил свои пер­вые иссле­до­ва­ния. Пер­выми его рабо­тами (1924 г.) было опре­де­ле­ние кри­ти­че­ской тем­пе­ра­туры кон­ден­са­ции метал­ли­че­ских паров и сов­мест­ные с Н.Н. Семе­но­вым и А.И. Шаль­ни­ко­вым иссле­до­ва­ния вза­и­мо­дей­ствия моле­кул с поверх­но­сти твер­дых тел. В 1925 году выхо­дит «Задач­ник по физике», напи­сан­ный А.Ф. Валь­те­ром, В.И. Кон­дра­тье­вым и Ю.Б. Хари­то­ном, когда они еще были сту­ден­тами. Задач­ник поль­зо­вался заслу­жен­ной популяр­но­стью у сту­ден­тов-физи­ков несколь­ких поко­ле­ний. В 20-лет­нем воз­расте Ю.Б. Хари­тон сов­местно с З.Ф. Валь­той выпол­нил и опуб­ли­ко­вал науч­ную работу «Окис­ле­ние паров фос­фора при малых дав­ле­ниях», в кото­рой впер­вые экс­пе­ри­мен­тально пока­зал суще­ство­ва­ние раз­ветв­лен­ных цеп­ных хими­че­ских реак­ций на при­мере окис­ле­ния фос­фора. Откры­тие этого явле­ния в даль­ней­шем яви­лось проч­ной осно­вой создан­ной Н.Н. Семе­но­вым тео­рии раз­ветв­ля­ю­щихся цеп­ных реак­ций, за кото­рую он был в 1956 году удо­стоен Нобелев­ской пре­мии. На своей моно­гра­фии «Цеп­ные реак­ции», выпу­щен­ной в 1934 году, Н.Н. Семе­нов сде­лал дар­ствен­ную над­пись: «Доро­гому Юлию Бори­со­вичу, кото­рый пер­вым толк­нул мою мысль в область цеп­ных реак­ций».

В 1926 году Хари­тон был направ­лен на два года в науч­ную коман­ди­ровку в Англию в зна­ме­ни­тую Кавен­диш­скую лабо­ра­то­рию. Здесь под руко­вод­ством Резер­форда и Чедвика он выпол­нил работу по мето­дике реги­стра­ции альфа-частиц, а в 1928 году защи­тил дис­сер­та­цию на сте­пень док­тора фило­со­фии. Воз­вра­тив­шись в Рос­сию, Хари­тон в тече­ние 10 лет вел педа­го­ги­че­скую работу в Поли­тех­ни­че­ском инсти­туте, а также воз­об­но­вил работу в руко­во­ди­мом Н.Н. Семе­но­вым физико-хими­че­ском сек­торе Физико-тех­ни­че­ского инсти­тута. Он созна­тельно и целе­устрем­ленно выби­рает новое направ­ле­ние своей даль­ней­шей дея­тель­но­сти. В 1931 году физико-хими­че­ский сек­тор был пре­об­ра­зо­ван в Инсти­тут хими­че­ской физики, где Хари­тон орга­ни­зо­вал и воз­гла­вил лабо­ра­то­рию взрыв­ча­тых веществ (ВВ), кото­рая вскоре стала обще­при­знан­ной шко­лой физики взрыва.

Перед вой­ной Хари­тон занялся иссле­до­ва­ни­ями цеп­ного деле­ния урана. В 1939 году была опуб­ли­ко­вана ста­тья Ю.Б. Хари­тона и Я.Б. Зель­до­вича «К вопросу о цеп­ном рас­паде основ­ного изо­топа урана», и под­го­тов­лена ста­тья «О цеп­ном рас­паде урана под вза­и­мо­дей­ствием мед­лен­ных ней­тро­нов». Основ­ной вывод из этих работ — необ­хо­ди­мость обо­га­ще­ния урана лег­ким изо­то­пом для реа­ли­за­ции ядер­ной цеп­ной реак­ции. При про­ве­де­нии иссле­до­ва­ний по деле­нию ядер урана Юлий Бори­со­вич активно общался с И.В. Кур­ча­то­вым и в 1940 году вошел в «ура­но­вую комис­сию» Ака­де­мии наук СССР.

Во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны Хари­тон, исполь­зуя опыт и зна­ние физики взрыва, вел боль­шую экс­пе­ри­мен­таль­ную и тео­ре­ти­че­скую работу по обос­но­ва­нию новых видов воору­же­ний Крас­ной Армии и изу­че­нию новых видов воору­же­ний про­тив­ника, а также по сур­ро­га­ти­ро­ван­ным ВВ, про­дол­жая руко­во­дить отде­лом тео­рии взрыв­ча­тых веществ в инсти­туте хими­че­ской физики.

В 1943 году И.В. Кур­ча­тов, кото­рый воз­гла­вил в СССР Атом­ный про­ект, при­вле­кает Хари­тона к раз­ра­ботке атом­ного ору­жия и зачис­ляет в состав Лабо­ра­то­рии № 2 АН СССР. Выбор И.В. Кур­ча­това созна­те­лен и одно­зна­чен — при­влечь лидера оте­че­ствен­ной науки по цеп­ным реак­циям к реа­ли­за­ции цеп­ной реак­ции ядер­ного взрыва.

В мае 1945 года СССР вме­сте с союз­ни­ками (США, Англией и Фран­цией) завер­шила раз­гром Гер­ма­нии и празд­но­вала Победу. Ю.Б. Хари­тон был вклю­чен в группу физи­ков для выяс­не­ния состо­я­ния немец­ких иссле­до­ва­ний по ядер­ному ору­жию, кото­рая в мае выле­тела в Бер­лин. Одним из суще­ствен­ных резуль­та­тов были обна­ру­жен­ные Ю.Б. Хари­то­ном и И.К. Кико­и­ным около ста тонн окиси урана. Руко­во­ди­тель группы А.П. Заве­ня­гин орга­ни­зо­вал отправку окиси урана в Москву. И.В. Кур­ча­тов гово­рил, что най­ден­ный в Гер­ма­нии уран при­мерно на год сокра­тил пуск про­мыш­лен­ного реак­тора на Урале для нара­ботки плу­то­ния.

20 авгу­ста, после атом­ной бом­бар­ди­ровки Хиро­симы и Нага­саки, Государ­ствен­ный коми­тет обо­роны при­нял поста­нов­ле­ние о созда­нии Спе­ци­аль­ного коми­тета (пред­се­да­тель — Л.П. Берия), наде­лен­ного чрез­вы­чай­ными пол­но­мо­чи­ями, кото­рому пред­сто­яло воз­гла­вить руко­вод­ство по реше­нию про­блемы. Для рас­смот­ре­ния научно-тех­ни­че­ских вопро­сов по атом­ной про­блеме был создан Тех­ни­че­ский совет при Спец­ко­ми­тете. В каче­стве чле­нов совета были при­вле­чены И.В. Кур­ча­тов и Ю.Б. Хари­тон.

В 1946 году поста­нов­ле­нием СМ СССР для непо­сред­ствен­ного созда­ния атом­ной бомбы орга­ни­зо­ван филиал лабо­ра­то­рии № 2 — кон­струк­тор­ское бюро (КБ-11). Руко­вод­ство страны назна­чает глав­ным кон­струк­то­ром атом­ной бомбы, а затем науч­ным руко­во­ди­те­лем ядер­ных заря­дов и ядер­ных бое­при­па­сов Ю.Б. Хари­тона

С этого момента жизнь и твор­че­ство Ю.Б. Хари­тона нераз­рывно свя­заны с пре­одо­ле­нием ядер­ной моно­по­лии США, созда­нием нашей атом­ной бомбы, а затем раз­ви­тием и совер­шен­ство­ва­нием оте­че­ствен­ного ядер­ного ору­жия. Это была гран­ди­оз­ная работа по сво­ему мас­штабу, по раз­ви­тию мно­же­ства науч­ных и тех­ни­че­ских обла­стей зна­ний, из кото­рых состоит ядерно-ору­жей­ная тех­но­ло­гия, и по своей военно-поли­ти­че­ской зна­чи­мо­сти.

Вот как сам Ю.Б. Хари­тон опи­сы­вает вступ­ле­ние нашей страны в атом­ную эру: «Я пора­жа­юсь и пре­кло­ня­юсь перед тем, что было сде­лано нашими людьми в 1946—1949 годах. Было нелегко и позже. Но этот период по напря­же­нию, геро­изму, твор­че­скому взлету и само­от­даче не под­да­ется опи­са­нию. Только силь­ный духом народ после таких неве­ро­ятно тяже­лых испы­та­ний мог сде­лать совер­шенно из ряда вон выхо­дя­щее: полу­го­лод­ная и только что вышед­шая из опу­сто­ши­тель­ной войны страна за счи­тан­ные годы раз­ра­бо­тала и внед­рила новей­шие тех­но­ло­гии, нала­дила про­из­вод­ство урана, сверх­чи­стого гра­фита, плу­то­ния, тяже­лой воды...»

На посту науч­ного руко­во­ди­теля ВНИИЭФ Ю.Б. Хари­тон оста­вался в тече­ние 46 лет, вплоть до 1992 года, когда он стал почет­ным науч­ным руко­во­ди­те­лем ВНИИЭФ. Исклю­чи­тель­ный талант уче­ного и орга­ни­за­тора науки поз­во­лил Хари­тону успешно руко­во­дить основ­ными направ­ле­ни­ями науч­ной и кон­струк­тор­ской работы инсти­тута. По тру­до­спо­соб­но­сти и вынос­ли­во­сти ему не было рав­ных, как и в твор­че­ском дол­го­ле­тии. Почти поло­вину сто­ле­тия он являлся пред­се­да­те­лем Научно-тех­ни­че­ского совета Мина­тома по ядер­ному ору­жию.

Поль­зу­ясь огром­ным вли­я­нием и обла­дая уди­ви­тель­ным даром до дета­лей раз­би­раться в любых науч­ных и тех­ни­че­ских вопро­сах, он при изоби­лии пред­ло­же­ний и точек зре­ния отдель­ных уче­ных и инсти­ту­тов умел выбрать наи­бо­лее цен­ные идеи и пре­тво­рить их в новые выда­ю­щи­еся кон­струк­ции. Когда между инсти­ту­тами воз­ни­кали раз­но­гла­сия, Ю.Б. Хари­тон все­гда стре­мился детально разо­браться в их при­чи­нах и суще­стве новых пред­ло­же­ний и идей. Бла­го­даря его уме­лому руко­вод­ству и высо­чай­шему лич­ному авто­ри­тету уда­ва­лось найти опти­маль­ные реше­ния.

В оте­че­ствен­ном Атом­ном про­екте при­няло уча­стие немало бле­стя­щих уче­ных и руко­во­ди­те­лей. Но среди этих выда­ю­щихся людей Юлий Бори­со­вич был явле­нием. Уни­каль­ность его заклю­ча­лась в том, что он был не только физи­ком-тео­ре­ти­ком, но и выда­ю­щимся экс­пе­ри­мен­та­то­ром, кон­струк­то­ром-тех­но­ло­гом, созда­те­лем системы про­из­вод­ства, экс­плу­а­та­ции и испы­та­ний ядер­ного ору­жия.

Он взял на себя и нес пол­ноту ответ­ствен­но­сти не только за все, что каса­ется раз­ра­ботки ядер­ного ору­жия и его непре­рыв­ного про­гресса, но и за без­опас­ность про­из­вод­ства, испы­та­ния и экс­плу­а­та­цию этого не име­ю­щего ана­ло­гов по раз­ру­ши­тель­ной силе ору­жия.

Ю.Б. Хари­тон пер­вый сфор­му­ли­ро­вал тре­бо­ва­ния к без­опас­но­сти ядер­ного ору­жия, гово­рил о недо­пу­сти­мо­сти ядер­ного взрыва при всех слу­чай­ных ситу­а­циях, в кото­рых может ока­заться ядер­ное ору­жие. Бла­го­даря его тре­бо­ва­тель­но­сти мы до сих пор не имели сры­вов, неудач и избе­жали ава­рий с ядер­ным ору­жием.

Он был твор­цом исто­рии не только ядер­ного ору­жия нашей страны, но и мно­гих чело­ве­че­ских судеб, посвя­тив свою жизнь науке, кото­рая спасла мир от ужас­ной по своим послед­ствиям войны. Его исклю­чи­тель­ная дея­тель­ность и твор­че­ские дости­же­ния пора­жают и вызы­вают изум­ле­ние. Ю.Б. Хари­тон — созда­тель целого ряда науч­ных школ в самых раз­но­об­раз­ных направ­ле­ниях физики и тех­ники. Среди его уче­ни­ков — выда­ю­щи­еся уче­ные.

К тихому голосу этого чело­века при­слу­ши­ва­лись все лидеры нашего госу­дар­ства от Ста­лина до Ель­цина. И в том, что Мина­том/Роса­том — един­ствен­ный из гиган­тов оте­че­ствен­ного ВПК уце­лел и про­дол­жает суще­ство­вать, во мно­гом его заслуга.

Страна высоко оце­нила дея­тель­ность Ю.Б. Хари­тона. Он — Три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, лау­реат Ленин­ской и Государ­ствен­ных пре­мий, награж­ден шестью орде­нами Ленина, орде­нами Крас­ной Звезды, Октябрь­ской Рево­лю­ции, Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, меда­лью «За обо­рону Ленин­града», дей­стви­тель­ный член Ака­де­мии наук СССР с 1953 года, удо­стоен выс­ших наград РАН — Золо­тых меда­лей им. М.В. Ломо­но­сова и И.В. Кур­ча­това.

В конце сво­его жиз­нен­ного пути Юлий Бори­со­вич Хари­тон с осо­бой остро­той ощу­щал свою как уче­ного и чело­века, ответ­ствен­ность за буду­щее чело­ве­че­ства. Его заве­ща­нием всем нам стали слова: «Стре­мясь к луч­шему, не натво­рить худ­шего».

Скон­чался Ю.Б. Хари­тон 18 декабря 1996 года.

Литература

Зельдович Я. Б., Харитон Ю. Б. К вопросу о цепном распаде основного изотопа урана
// ЖЭТФ, 1939, т. 9, № 12. — С. 1425–1427. 
 
Зельдович Я. Б., Харитон Ю. Б.. О цепном распаде урана под действием медленных нейтронов
// ЖЭТФ, 1940, т. 10, , вып. 1. – С. 29—36. 
 
Человек столетия Юлий Борисович Харитон
/ Под ред. В.Н. Михайлова. — М.: ИздАТ, 1999. — 644 с., 48 ил. 
 
Бриш А. А. Человек, который предвидел будущее... [Харитон Ю. Б.]
// Аркадий Адамович Бриш : [статьи, документы, воспоминания]. — М.: ИздАТ, 2007. — С. 280–281. 
 
Бриш А. А. Академик Харитон — творец атомной эпохи
// Аркадий Адамович Бриш : [статьи, документы, воспоминания]. — М.: ИздАТ, 2007. — С. 234–245. 
 
Харитон Ю. Б. О Ванникове
// Б. Л. Ванников: мемуары, воспоминания, статьи / [сост. В. П. Насонов]. — М. : ЦНИИатоминформ, 1997. — 120 с. : ил. — (Творцы ядерного века). — С. 101–102. 
 
Литвинов Б. В. Воспоминания о Юлии Борисовиче Харитоне
// Литвинов Б. В. Грани прошедшего : воспоминания. — 2006. — С. 487–534. 
 
Цукерман В. А., Азарх З. М. Академик Юлий Борисович Харитон
// Цукерман В. А., Азарх З. М. Люди и взрывы. — 1994. — С. 109–127. 
 
Феоктистов Л. П. [Воспоминания о Ю. Б. Харитоне]
// Феоктистов Л. П. Из прошлого в будущее. — 1998. — С. 86–90. 
 
Харитон Юлий Борисович
// Физики о себе / Отв. ред. В.Я. Френкель . — Л. : Наука, 1990. — С. 437–443. 
 
Харитон Ю. Б. Как мы подошли к первой атомной бомбе
// Хочешь мира — будь сильным: Сб. материалов конференции по истории разработок первых образцов атомного оружия. — Арзамас-16. РФЯЦ—ВНИИЭФ, 1995. — С. 22–41 
 
Вопросы теории взрывчатых веществ
/ ред. Ю. Б. Харитон, С. Б. Ратнер. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1947. — Вып. I, Кн. 1. — 188 с. 
 
Афанасьев Г. Т. Роль Ю. Б. Харитона в истории ИХФ и при создании КБ-11 (Арзамас-16)
// Горение и взрыв. — Т. 8, № 1. — М.: ТОРУС ПРЕСС, 2015. — С. 254—257 
 
Кудряшов Н. А. Академик Юлий Харитон — главный конструктор первых образцов ядерного оружия
// Кудряшов Н. А. Берия и советские ученые в атомном проекте. — М.: НИЯУ МИФИ, 2013. — С. 117–136 
 
Ю. Б. Харитон. Эпизоды из прошлого
/ Ред. совет В. Б. Адамский, Р. И. Илькаев (пред.) и др. — Саров: РФНЦ—ВНИИЭФ, 1999. — 184 c., 28 л. ил. 
 
Юлий Борисович Харитон. Путь длиною в век : [сборник]
/ [РАН, Ин-т хим. физики им. Н. Н. Семенова; ред.-сост.: В. И. Гольданский (гл. ред.) и др. ; науч. ред.: Ю. Н. Смирнов]. — Изд. 2-е, доп. — М. : Наука, 2005. — 557 с., [17] л. ил. : портр. — 
 

Фотогалерея