ГлавнаяПерсоналии → Гинзбург В. Л.

Гинзбург Виталий Лазаревич(1916—2009)

физик-тео­ре­тик, один из раз­ра­бот­чи­ков пер­вой совет­ской водо­род­ной бомбы. Ака­де­мик АН СССР (1966), лау­реат Нобелев­ской пре­мии по физике (2003), лау­реат Ленин­ской (1966) и Государ­ствен­ной пре­мий СССР (1953)

Вита­лий Лаза­ре­вич Гин­збург родился 21 сен­тября (4 октября) 1916 года в Москве. Его отец был инже­не­ром, а мать вра­чом. В 1931 году после окон­ча­ния семи­летки В.Л. Гин­збург про­дол­жил обра­зо­ва­ние в фаб­рично-завод­ском учи­лище, затем само­сто­я­тельно, рабо­тая лабо­ран­том в рент­ге­но­ло­ги­че­ской лабо­ра­то­рии. Здесь в нем впер­вые про­явился инте­рес к науке. В 1933 году он без­успешно сда­вал экза­мены в МГУ. Посту­пив на заоч­ное отде­ле­ние физ­фака, уже через год он пере­шел на 2-й курс очного отде­ле­ния.

В 1938 году В.Л. Гин­збург с отли­чием окон­чил физи­че­ский факуль­тет МГУ по кафедре «Оптика» и был остав­лен в аспи­ран­туре. Он счи­тал себя не очень силь­ным мате­ма­ти­ком и вна­чале не соби­рался зани­маться тео­ре­ти­че­ской физи­кой. Еще до окон­ча­ния МГУ перед ним была постав­лена экс­пе­ри­мен­таль­ная задача — иссле­до­ва­ние спек­тра «кана­ло­вых лучей» (поток быстро дви­жу­щихся частиц, про­хо­дя­щих через узкие отвер­стия (каналы) в метал­ли­че­ском катоде газо­раз­ряд­ной трубки). Осе­нью 1938 года В.Л. Гин­збург обра­тился к заве­ду­ю­щему кафед­рой тео­ре­ти­че­ской физики, буду­щему ака­де­мику и лау­ре­ату Нобелев­ской пре­мии И.Е. Тамму с пред­ло­же­нием о воз­мож­ном объ­яс­не­нии пред­по­ла­га­е­мой угло­вой зави­си­мо­сти излу­че­ния кана­ло­вых лучей. И хотя эта идея ока­за­лась невер­ной, именно тогда нача­лось его тес­ное сотруд­ни­че­ство и дружба с И.Е. Там­мом, сыг­рав­шего в жизни Вита­лия Лаза­ре­вича огром­ную роль.

Три пер­вые ста­тьи В.Л. Гин­збурга по тео­ре­ти­че­ской физике, опуб­ли­ко­ван­ные в 1939 году, соста­вили основу кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции, кото­рую он защи­тил в мае 1940 году в МГУ. В сен­тябре 1940 года В.Л. Гин­збург был зачис­лен в док­то­ран­туру в тео­ре­ти­че­ский отдел ФИАН, осно­ван­ный И.Е. Там­мом. С этого вре­мени вся его жизнь в основ­ном про­хо­дила в сте­нах ФИАН.

В июле 1941 года Вита­лий Лаза­ре­вич и его семья были с ФИАН эва­ку­и­ро­ваны в Казань, где он зани­ма­ется изу­че­нием рас­про­стра­не­ния радио­волн в ионо­сфере. На фронт его не взяли, хотя он два­жды пода­вал заяв­ле­ние, чтобы пойти доб­ро­воль­цем. В Казани в мае 1942 года он защи­щает док­тор­скую дис­сер­та­цию по тео­рии частиц с выс­шими спи­нами.

В конце 1943 года, воз­вра­тив­шись в Москву, В.Л. Гин­збург стал заме­сти­те­лем И.Е. Тамма в тео­р­от­деле. В этой долж­но­сти он оста­вался после­ду­ю­щие 17 лет.

В 1943 году он увлекся иссле­до­ва­нием при­роды сверх­про­во­ди­мо­сти, откры­той в 1911 году и не имев­шей в то время объ­яс­не­ния. Самая извест­ная из боль­шого числа работ в этой обла­сти была напи­сана В.Л. Гин­збур­гом в 1950 году сов­местно с ака­де­ми­ком Л.Д. Лан­дау и опуб­ли­ко­вана в «Жур­нале экс­пе­ри­мен­таль­ной и тео­ре­ти­че­ской физики».

В конце войны и в пер­вые после­во­ен­ные годы В.Л. Гин­збург помимо тео­рии сверх­про­во­ди­мо­сти зани­ма­ется тео­рией сегне­то­элек­три­ков и сверх­те­ку­че­стью жид­кого гелия. Этой темой зани­мался и ака­де­мик Л.Д. Лан­дау, а сам эффект сверх­те­ку­че­сти гелия был открыт ака­де­ми­ком П.Л. Капи­цей и одновре­менно Алле­ном Мил­ле­ром в 1933 году.

В 1945 году на вновь орга­ни­зо­ван­ном радио­фи­зи­че­ском факуль­тете Горь­ков­ского уни­вер­си­тета В.Л. Гин­збург воз­гла­вил кафедру рас­про­стра­не­ния радио­волн, кото­рой заве­до­вал до 1961 года, посто­янно кур­си­руя между Моск­вой и Горь­ким. С тех пор он был тесно свя­зан с Горь­ков­скими радио­фи­зи­ками. По тео­рии рас­про­стра­не­ния радио­волн им были опуб­ли­ко­ваны две моно­гра­фии. После 1961 года В.Л. Гин­збург посе­щал своих уче­ни­ков в Горь­ком не так уж часто.

Город Горь­кий был важ­ной вехой в жизни В.Л. Гин­збурга еще и потому, что именно туда была сослана его буду­щая жена Нина Ива­новна, где она учи­лась в Поли­тех­ни­че­ском инсти­туте без права про­жи­ва­ния в Москве и мно­гих дру­гих горо­дах Совет­ского Союза. Лишь в 1953 году, после смерти И.В. Ста­лина, после­ду­ю­щей амни­стии и реа­би­ли­та­ции, она смогла пере­ехать в Москву.

В 1947 году руко­во­ди­тель Совет­ского атом­ного про­екта ака­де­мик И.В. Кур­ча­тов при­влек к реше­нию неко­то­рых тео­ре­ти­че­ских про­блем созда­ния тер­мо­ядер­ного ору­жия И.Е. Тамма, пред­ло­жив­шего, в свою оче­редь, вклю­читься в эту тема­тику моло­дым физи­кам тео­ре­ти­че­ского отдела, в том числе А.Д. Саха­рову и В.Л. Гин­збургу. В 1950 году И.Е. Тамм и А.Д. Саха­ров уехали рабо­тать в КБ-11 (ВНИИЭФ, г. Арза­мас-16), а Вита­лий Лаза­ре­вич из-за того, что его жена нахо­ди­лась в ссылке, остался в Москве. Это не поме­шало ему вне­сти весо­мый вклад в реше­ние про­блемы созда­ния тер­мо­ядер­ного ору­жия. В.Л. Гин­збург пред­ло­жил исполь­зо­вать вме­сто дей­те­ри­ево-три­ти­е­вой смеси (как в аме­ри­кан­ском устрой­стве «Майк») литий-6, кото­рый при бом­бар­ди­ровке ней­тро­нами рас­щеп­ля­ется на гелий и три­тий, высво­бож­дая зна­чи­тель­ные коли­че­ства энер­гии, а А.Д. Саха­ров — чере­до­вать в бомбе слои урана и топ­лива син­теза. Эти две идеи вме­сте поз­во­лили создать водо­род­ную бомбу — рабо­то­спо­соб­ное эффек­тив­ное устрой­ство. За эту работу В.Л. Гин­збург полу­чил орден Ленина и Ста­лин­скую пре­мию пер­вой сте­пени (он потом часто гово­рил, что от рас­стрела его спасло только уча­стие в про­екте по созда­нию водо­род­ной бомбы).

В 1953 году он был избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии наук СССР. Ака­де­ми­ком В.Л. Гин­збург стал в 1966 году.

В 1955 году он под­пи­сал «Письмо трёх­сот», направ­лен­ное про­тив «лысен­ков­щины» в науке.

Одновре­менно с рабо­той по обо­рон­ной тема­тике В.Л. Гин­збург много вни­ма­ния уде­лял аст­ро­фи­зи­че­ской науч­ной дея­тель­но­сти. Сразу после войны ака­де­мик Н.Д. Папа­лекси обра­тился к В.Л. Гин­збургу с прось­бой рас­счи­тать усло­вия отра­же­ния радио­волн мет­ро­вого и деци­мет­ро­вого диа­па­зона от Солнца. Эта задача воз­никла в связи с иде­ями Н.Д. Папа­лекси о воз­мож­но­сти про­ве­де­ния лока­ции не только Луны и планет, но и Солнца. Поскольку у В.Л. Гин­збурга уже была раз­вита тео­рия рас­про­стра­не­ния радио­волн в плазме, он быстро при­шел к нетри­ви­аль­ному тогда выводу, что радио­волны будут погло­щаться в короне и хро­мо­сфере. Отсюда сле­до­вал инте­рес­ный вывод, что источ­ни­ком сол­неч­ного радио­из­лу­че­ния явля­ется не фото­сфера, как в оптике, а верх­няя хро­мо­сфера, а для более длин­ных волн мет­ро­вого диа­па­зона и Сол­неч­ная корона, тем­пе­ра­тура кото­рой дости­гает мил­ли­она гра­ду­сов. Этой тема­тике и была посвя­щена пер­вая аст­ро­но­ми­че­ская ста­тья В.Л. Гин­збурга, опуб­ли­ко­ван­ная в Докла­дах АН СССР в 1946 году.

В 1947 году В.Л. Гин­збург при­нял уча­стие в экс­пе­ди­ции на корабле «Гри­бо­едов» в Бра­зи­лию для про­ве­де­ния ради­о­на­блю­де­ний сол­неч­ной короны. По её ито­гам он напи­сал два обзора по радио­астро­но­мии в жур­нале «Успехи физи­че­ских наук» (1947 г. и 1948 г.), в кото­рых рас­смот­рел вопрос и о дифрак­ции радио­волн на лун­ном лимбе, что поз­во­ляет суще­ственно уве­ли­чить угло­вое раз­ре­ше­ние дета­лей на Солнце во время сол­неч­ного затме­ния.

Тео­рию син­хро­трон­ного кос­ми­че­ского радио­из­лу­че­ния и ее связь с про­бле­мой про­ис­хож­де­ния кос­ми­че­ских лучей и с аст­ро­фи­зи­кой высо­ких энер­гий В.Л. Гин­збург счи­тал наи­бо­лее важ­ными аспек­тами своей аст­ро­фи­зи­че­ской дея­тель­но­сти. Дело в том, что к концу 40-х гг. стало ясно, что галак­ти­че­ское кос­ми­че­ское излу­че­ние на длин­ных радио­вол­нах имеет эффек­тив­ную тем­пе­ра­туру гораздо выше тем­пе­ра­туры меж­звезд­ного газа (10 000К). Это и озна­чало, что для объ­яс­не­ния резуль­та­тов наблю­де­ний тре­бо­ва­лось при­влечь какой-то источ­ник нетеп­ло­вого радио­из­лу­че­ния. Так роди­лась идея суще­ство­ва­ния в Галак­тике гро­мад­ного коли­че­ства «ради­озвезд», кото­рые из-за пло­хого раз­ре­ше­ния радио­те­ле­ско­пов того вре­мени не наблю­да­лись как отдель­ные источ­ники. А уста­нов­ле­ние им связи между радио­астро­но­мией и кос­ми­че­скими лучами при­вело к рож­де­нию нового направ­ле­ния в аст­ро­но­мии — аст­ро­фи­зики кос­ми­че­ских лучей, а затем и аст­ро­фи­зики высо­ких энер­гий.

Актив­ная аст­ро­но­ми­че­ская дея­тель­ность В.Л. Гин­збурга уси­лила его кон­такты с веду­щими совет­скими аст­ро­фи­зи­ками И.С. Шклов­ским и его уче­ни­ками С.Б. Пикель­не­ром., С.А. Кап­ла­ном и появив­шимся в 1963 году на аст­ро­но­ми­че­ском гори­зонте три­жды Героем Соци­а­ли­сти­че­ского Труда ака­де­ми­ком Я.Б. Зель­до­ви­чем. Неуди­ви­тельно, что в начале 1966 года три веду­щих мос­ков­ских аст­ро­фи­зика (И.С. Шклов­ский, В.Л. Гин­збург и Я.Б. Зель­до­вич) решили орга­ни­зо­вать в ГАИШ МГУ сов­мест­ный семи­нар по аст­ро­фи­зике — зна­ме­ни­тый Объ­еди­нен­ный аст­ро­фи­зи­че­ский семи­нар. Этот семи­нар все­гда про­хо­дил в пере­пол­нен­ном зале, и сде­лать на нем доклад счи­та­лось для всех аст­ро­но­мов СССР боль­шой честью. Тема­тика докла­дов была самой раз­но­об­раз­ной — от искус­ствен­ных спут­ни­ков Марса до новей­ших кос­мо­ло­ги­че­ских тео­рий. Часто на семи­нар при­гла­ша­лись и выда­ю­щи­еся ино­стран­ные аст­ро­номы. Ино­гда на семи­наре высту­пал и А.Д. Саха­ров, кото­рый оста­вался сотруд­ни­ком тео­ре­ти­че­ского отдела ФИАН, даже когда был сослан в Горь­кий, куда сотруд­ники отдела (В.Л. Гин­збург, Д.А. Кирж­ниц, Е.С. Фрад­кин, Е.Л. Фейн­берг и дру­гие) ездили по спе­ци­аль­ному раз­ре­ше­нию КГБ. Известно, что В.Л. Гин­збург обра­щался неод­но­кратно в Пре­зи­диум АН СССР с хода­тай­ствами в защиту Андрея Дмит­ри­е­вича и не давал согла­сия уво­лить его из ФИАН. Он также отка­зался под­пи­сать письмо с обви­не­ни­ями про­тив А.Д. Саха­рова.

Под его руко­вод­ством выросли заме­ча­тель­ные уче­ные: ака­де­мики Л.В. Кел­дыш, В.В. Желез­ня­ков, А.В. Гуре­вич, И.С. Фрад­кин, члены-кор­ре­спон­денты Д.А. Кирж­ниц, В.П. Силин, док­тора наук Е.Г. Мак­си­мов, Б.М. Боло­тов­ский, Г.Ф. Жар­ков и мно­гие дру­гие. С 1968 года В.Л. Гин­збург воз­гла­вил создан­ную им кафедру «Про­блем физики и аст­ро­фи­зики» Мос­ков­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута.

С 1998 года он — глав­ный редак­тор жур­нала «Успехи физи­че­ских наук» (УФН), в кото­ром счи­тали за честь печа­таться веду­щие рос­сий­ские уче­ные. Перу В.Л. Гин­збурга при­над­ле­жит ряд книг, напри­мер «О науке, о себе и о дру­гих», кото­рые слу­жат хоро­шим настав­ле­нием для моло­дежи, посвя­ща­ю­щей себя слу­же­нию науке.

В.Л. Гин­збург был не только при­знан­ным авто­ри­те­том в науч­ном мире, но и обще­ствен­ный дея­те­лем, много сил и вре­мени отда­ю­щим борьбе с бюро­кра­тиз­мом всех мастей и про­яв­ле­ни­ями анти­на­уч­ных тен­ден­ций.

В.Л. Гин­збург состоял в комис­сии РАН по борьбе с лже­на­у­кой и много писал на эту тему в газе­тах и популяр­ных изда­ниях. Будучи избран­ным в 1989 году в 1-й состав Съезда народ­ных депу­та­тов (депу­та­тами кото­рого были избраны также ака­де­мики А.Д. Саха­ров и Р.З. Саг­деев), В.Л. Гин­збург активно боролся с при­ви­ле­ги­ями чинов­ни­ков и самих депу­та­тов.

В 2001 году он пред­ло­жил в два раза уве­ли­чить квоту в РАН для чле­нов-кор­ре­спон­ден­тов, воз­раст кото­рых в сред­нем ниже, чем воз­раст ака­де­ми­ков, хотя и резко высту­пал про­тив отдель­ных доба­воч­ных мест для моло­дых уче­ных. Кроме того, Вита­лий Лаза­ре­вич пред­ла­гал вве­сти пре­дель­ный воз­раст, огра­ни­чи­ва­ю­щий пре­бы­ва­ние чле­нов РАН на адми­ни­стра­тив­ных постах. И сам пока­зал при­мер, доб­ро­вольно оста­вив пост заве­ду­ю­щего тео­ре­ти­че­ским отде­лом ФИАН.

В.Л. Гин­збург опуб­ли­ко­вал свыше 400 науч­ных работ, книг и моно­гра­фий. Он избран чле­ном 9 ино­стран­ных ака­де­мий, в том числе: Лон­дон­ского Королев­ского обще­ства (1987 г.), Аме­ри­кан­ской нацио­наль­ной ака­де­мии (1981 г.), Аме­ри­кан­ской ака­де­мии искусств и науки (1971 г.). Он награж­ден несколь­кими меда­лями меж­ду­на­род­ных науч­ных обществ.

Кроме Ста­лин­ской (1953 г.) и Ленин­ской (1966 г.) пре­мий, Вита­лий Лаза­ре­вич был удо­стоен пре­мии имени Ломо­но­сова (1995 г.), «Три­умф» (2002 г.). Награж­ден Золо­той меда­лью имени ака­де­мика С.И. Вави­лова (1995 г.). Среди его государ­ствен­ных наград два ордена «За заслуги перед Оте­че­ством» III сте­пени (1996 г.) и I сте­пени (2006 г.), Ленина (1954 г.), два ордена Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1956 г., 1986 г.) и два ордена «Знак Почета» (1954 г., 1975 г.), а также медали.

7 октября 2003 года Нобелев­ский коми­тет при­нял реше­ние о при­суж­де­нии Нобелев­ской пре­мии по физике троим уче­ным — А.А. Абри­ко­сову, В.Л. Гин­збургу и Э.Дж. Лег­гетту. В реше­нии Нобелев­ского коми­тета сфор­му­ли­ро­вано, что пре­мия при­суж­дена за «пио­нер­ский вклад в тео­рию сверх­про­вод­ни­ков и сверх­те­ку­чих жид­ко­стей».

В послед­ние годы жизни В.Л. Гин­збург — руко­во­ди­тель группы-совет­ник РАН отде­ле­ния тео­ре­ти­че­ской физики ФИАН.

Вита­лий Лаза­ре­вич Гин­збург скон­чался 8 ноября 2009 года в Москве. Похо­ро­нен на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

Литература

Альтшулер Б. Л. Три друга: Л. В. Альтшулер, В. Л. Гинзбург и В. А. Цукерман
// Экстремальные состояния Льва Альтшулера. — М.: Физматлит, [2011]. — С. 314—329. 
 
Парафонова В. А. «Слойки» и «сэндвичи» Виталия Гинзбурга
/ Физ. ин-т им. П.Н. Лебедева Рос. акад. наук. — М : Физ. ин-т РАН, 2004. — 39 с. ; 24 см. — Библиогр.: с. 39 (4 назв.). 
 
Виталий Гинзбург в воспоминаниях друзей и современников
/ Рос. акад. наук, Физ. ин-т им. П.Н. Лебедева; [редкол.: Г.А. Месяц акад. (пред.) и др.]. — Москва : Физматлит, 2011. — 627 с. : ил., портр., факс. ; 22 см. — Библиогр. в конце ст. 
 
Гинзбург В. Л. О науке, о себе и о других
: [Ст. и выступления]. — 3-е изд., доп. — М : Физматлит, 2003. — 544 с., [1] л. портр. ; 22 см. — Библиогр. в конце разд.