ГлавнаяПерсоналии → Гельман А. Д.

Гельман Анна Дмитриевна(1902—1991)

химик, автор тех­но­ло­гии полу­че­ния особо чистого плу­то­ния, док­тор хими­че­ских наук, про­фес­сор. Лау­реат Государ­ствен­ной пре­мии СССР (1949).

Анна Дмит­ри­евна Гель­ман (деви­чья фами­лия Ники­тина) роди­лась 18 фев­раля 1902 г. в г. Бий­ске Алтай­ского края в семье корен­ных сиби­ря­ков. Ее отец был сплав­щи­ком леса, мать — домо­хо­зяй­кой и швеей. Отец умер, когда Анне было всего семь лет, и ей, как стар­шей среди четы­рех детей, при­шлось помо­гать матери и в работе, и по уходу за детьми и домом. В восемь лет Анна пошла в цер­ковно-при­ход­скую школу, учи­лась ста­ра­тельно, дома уроки гото­вила за общим сто­лом при свете керо­си­но­вой лампы, заткнув уши, чтобы не слы­шать возню млад­ших бра­тьев и сестер. Школу окон­чила с похваль­ным листом и была реко­мен­до­вана в жен­скую гим­на­зию г. Бий­ска, где также учи­лась на отлично, что осво­бож­дало ее от платы за обу­че­ние.

В 1921 году Анна окон­чила гим­на­зию с отли­чием, однако ее попытка посту­пить в Том­ский уни­вер­си­тет была без­успеш­ной вслед­ствие низ­кого уровня пре­по­да­ва­ния в гим­на­зии. В 1921—23 гг. Анна рабо­тала вос­пи­та­тель­ни­цей в дет­доме г. Том­ска, само­сто­я­тельно изу­чала школь­ные учеб­ники и в 1923 году доби­лась направ­ле­ния на годич­ные школьно-мето­ди­че­ские курсы в Ленин­град. В Ленин­граде вышла замуж за погра­нич­ника, коман­дира с тремя шпа­лами, быв­шего латыш­ского стрелка Авгу­ста Ансо­вича Гель­мана. С мужем ей при­шлось жить в раз­лич­ных при­гра­нич­ных горо­дах и посел­ках Сибири и Сред­ней Азии, рабо­тать учи­тель­ни­цей.

В 1928 году А.А. Гель­мана по состо­я­нию здо­ро­вья пере­во­дят в Крым, и в 1930 году А.Д. Гель­ман посту­пает на есте­ствен­ное отде­ле­ние Крым­ского пед­ин­сти­тута (быв­ший Таври­че­ский уни­вер­си­тет, в нем неко­то­рое время учился также И.В. Кур­ча­тов). В про­фес­суре этого вуза пре­об­ла­дали про­фес­сора с доре­во­лю­ци­он­ным опы­том пре­по­да­ва­ния, не поже­лав­шие или не сумев­шие эми­гри­ро­вать загра­ницу. Они обес­пе­чили высо­кий уро­вень пре­по­да­ва­ния и под­ни­мали общий куль­тур­ный уро­вень сту­ден­тов. А.Д. Гель­ман отлично учи­лась на кафедре химии, про­хо­дила прак­тику на бром­ном заводе в г. Саки. Вес­ной 1932 года она овдо­вела.

Осе­нью 1932 года А.Д. Гель­ман окон­чила пед­ин­сти­тут и как отлич­ница была реко­мен­до­вана в аспи­ран­туру по мето­дике пре­по­да­ва­ния химии в Ленин­град­ский пед­ин­сти­тут им. Гер­цена. Всту­пи­тель­ные экза­мены выдер­жала, но озна­ко­мив­шись с про­грам­мами обу­че­ния в аспи­ран­ту­рах пед­ин­сти­тута и Ленин­град­ского госу­ни­вер­си­тета, не захо­тела зани­маться мето­ди­кой пре­по­да­ва­ния химии и решила дер­жать экза­мены в аспи­ран­туру ЛГУ.

Экза­мен по химии в ЛГУ при­ни­мал член-кор­ре­спон­дент АН СССР И.И. Чер­няев. В конце экза­мена он сурово ска­зал: «Зна­ния у Вас есть, однако позд­но­вато начи­нать зани­маться нау­кой в 30 лет, вряд ли успе­ете. Но хоро­ший доцент вуза из вас полу­чится». Само­лю­бие Анны было задето, и она отве­тила: «Если я увижу, что у меня не полу­ча­ется с нау­кой, то вер­нусь к пре­по­да­ва­тель­ской работе». «Ну, посмот­рим, посмот­рим, сиби­рячка», — ска­зал Чер­няев и при­гла­сил Анну рабо­тать под его руко­вод­ством. Так начался путь Анны Гель­ман в науке.

Она была аспи­рант­кой И.И. Чер­ня­ева в ЛГУ в 1932—36 гг., стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком в НИХИ ЛГУ и по сов­ме­сти­тель­ству доцен­том на кафедре неор­га­ни­че­ской химии ЛГУ в 1936—38 гг.

В 1934 году выхо­дит её пер­вая работа — про­из­вод­ствен­ная инструк­ция ВИАМ, в ней автор-соста­ви­тель ука­зана как инже­нер А.Д. Ники­тина. По при­гла­ше­нию ака­де­мика И.И. Чер­ня­ева она ста­но­вится док­то­ран­том ИОНХ в Москве (1938—41 гг.) и после защиты док­тор­ской дис­сер­та­ции в 1941—49 гг. рабо­тает стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком в ИОНХ.

А.Д. Гель­ман впер­вые уда­лось найти пути син­теза эти­ле­но­вых ком­плек­сов пла­тины (а позд­нее и дру­гих оле­фи­нов и пла­ти­но­вых метал­лов) пря­мым дей­ствием эти­лена на соли пла­тины. Этот путь син­теза в лите­ра­туре счи­тался тупи­ко­вым. А.Д. Гель­ман, еще будучи аспи­рант­кой, нашла усло­вия, при кото­рых газо­об­раз­ный эти­лен реа­ги­рует с солью пла­тины (III) при неболь­ших дав­ле­ниях и ком­нат­ной тем­пе­ра­туре и вхо­дит в коор­ди­на­ци­он­ную сферу пла­тины, обра­зуя ком­плекс­ное соеди­не­ние. Во время док­то­ран­туры А.Д. Гель­ман полу­чила новые ком­плекс­ные соеди­не­ния пла­тины (II) и (III) с про­пи­ле­ном, бути­ле­ном и др. Устой­чи­вость полу­чен­ных соеди­не­ний была объ­яс­нена А.Д. Гель­ман в 1941 году. По реше­нию уче­ного совета ЛГУ кан­ди­дат­ская дис­сер­та­ция А.Д. Гель­ман была опуб­ли­ко­вана пол­но­стью в «Уче­ных запис­ках» ЛГУ, а док­тор­ская дис­сер­та­ция по реше­нию уче­ного совета ИОНХ в 1941 году реко­мен­до­вана к напе­ча­та­нию в виде моно­гра­фии, что осу­ще­стви­лось лишь в 1945 году после окон­ча­ния войны. За работы по ком­плекс­ным соеди­не­ниям пла­тины с нена­сы­щен­ными моле­ку­лами Пре­зи­диум АН в 1949 году удо­стоил А.Д. Гель­ман пре­мии им. Д.И. Мен­де­ле­ева I сте­пени. Эти работы полу­чили также меж­ду­на­род­ное при­зна­ние.

Во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны 1941—45 гг. А.Д. Гель­ман рабо­тала по раз­лич­ным обо­рон­ным темам и как член парт­кома АН СССР много вре­мени отдала орга­ни­за­ции шеф­ства над Крас­ной армией (сбор средств для закупки само­ле­тов, тан­ков, суве­ни­ров для бой­цов и т.п.). В 1943 году, нахо­дясь в Казани в составе эва­ку­и­ро­ван­ной туда Ака­де­мии наук, А.Д. Гель­ман полу­чила пра­ви­тель­ствен­ную теле­грамму: «При­мите мой при­вет и бла­го­дар­ность Крас­ной армии, Анна Дмит­ри­евна, за Вашу заботу о бро­не­тан­ко­вых силах Крас­ной армии. И. Ста­лин». Этой теле­грам­мой Анна Дмит­ри­евна все­гда гор­ди­лась. В конце войны в 1945 году А.Д. Гель­ман была награж­дена орде­ном «Знак Почета» за успехи в науке и актив­ную шеф­скую работу.

После войны она воз­об­но­вила науч­ную работу по ком­плек­сам пла­тины с оле­фи­нами, кото­рые начали нахо­дить при­ме­не­ние в гомо­ген­ном ката­лизе. Однако много рабо­тать по ком­плек­сам пла­тины после войны не уда­лось, т.к. вскоре у А.Д. Гель­ман появи­лась новая, как тогда гово­рили, «закры­тая» тема­тика иссле­до­ва­ний, кото­рая заняла все ее время.

В конце 1945 года дирек­тор ИОНХ ака­де­мик И.И. Чер­няев пору­чил стар­шему науч­ному сотруд­нику д-ру хим. наук А.Д. Гель­ман начать работы по выде­ле­нию из вод­ных рас­тво­ров соеди­не­ний урана и тория, а в 1947 году — по очистке нового в то время эле­мента плу­то­ния от урана и неко­то­рых про­дук­тов деле­ния. Поскольку эле­мент плу­то­ний в ИОНХ не был досту­пен, А.Д. Гель­ман и ее сотруд­ница Л.Н. Эссен про­во­дили иссле­до­ва­ния, исполь­зуя в каче­стве ими­та­то­ров торий для плу­то­ния (IV) и лан­тан для плу­то­ния (III) и ред­ко­зе­мель­ных оско­лоч­ных эле­мен­тов. Была раз­ра­бо­тана прин­ци­пи­аль­ная схема выде­ле­ния плу­то­ния из рас­тво­ров урана и ред­ко­зе­мель­ных про­дук­тов деле­ния в виде окса­лат­ных и кар­бо­нат­ных соеди­не­ний. Схема была доло­жена Анной Дмит­ри­ев­ной на научно-тех­ни­че­ском коми­тете Пер­вого глав­ного управ­ле­ния и про­ве­рена в НИИ-9 (ВНИИНМ им. А.А. Боч­вара). В начале 1949 года в ПГУ было при­нято реше­ние о при­ме­не­нии окса­латно-кар­бо­нат­ной схемы для аффи­нажа плу­то­ния на стро­я­щемся пер­вом в СССР про­из­вод­стве плу­то­ния на ком­би­нате 817.

А.Д. Гель­ман была коман­ди­ро­вана на ком­би­нат в марте 1949 года и про­ра­бо­тала там до конца 1951 года в долж­но­сти заме­сти­теля науч­ного руко­во­ди­теля отде­ле­ния аффи­нажа плу­то­ния. На этой работе ей, как и дру­гим радио­хи­ми­кам, при­шлось пре­одо­леть осо­бенно боль­шие труд­но­сти в еще неиз­ве­дан­ном в СССР деле полу­че­ния плу­то­ния, так как раз­ве­ды­ва­тель­ная инфор­ма­ция о тех­но­ло­гиях очистки плу­то­ния аме­ри­кан­ского атом­ного про­екта отсут­ство­вала. Поэтому уже пер­вая тех­но­ло­гия (аце­тат­ная) завода «Б» и аффи­наж­ного отде­ле­ния завода «В», выде­ляв­ших плу­то­ний, была ори­ги­наль­ной и отлич­ной от аме­ри­кан­ской вис­мут­фос­фат­ной тех­но­ло­гии.

Выде­ле­ние плу­то­ния из облу­чен­ного урана было сопря­жено с огром­ной радио­ак­тив­но­стью обра­зо­вав­шихся про­дук­тов деле­ния. Согласно про­екту на аффи­нажно-метал­лур­ги­че­ский завод «В», где рабо­тала А.Д. Гель­ман, должны были посту­пать с завода «Б» весьма чистые кон­цен­три­ро­ван­ные рас­творы плу­то­ния. Тре­бо­ва­ния к чистоте плу­то­ния, выстав­лен­ные И.В. Кур­ча­то­вым, лично осу­ществ­ляв­шим науч­ное руко­вод­ство ком­би­на­том-817 в 1948—49 гг., были чрез­вы­чайно высо­кими. Однако пер­вые рас­творы плу­то­ния, посту­пав­шие в начале 1949 года, содер­жали зна­чи­тельно больше радио­ак­тив­ных и неак­тив­ных при­ме­сей, чем было преду­смот­рено про­ек­том. Так, гамма-актив­ность посту­па­ю­щих рас­тво­ров была равна 300—400 мг-экви­ви­лен­тов Ra в литре, что в десятки раз пре­вы­шало про­ект­ные нормы. Обо­ру­до­ва­ние аффи­наж­ного цеха в начале работ не имело экра­нов и дру­гих средств защиты от гамма-излу­че­ния. Кроме дере­вян­ных вытяж­ных шка­фов, обыч­ных для хими­че­ских лабо­ра­то­рий, не было преду­смот­рено средств защиты и от глав­ной, но неиз­вест­ной тогда опас­но­сти при работе с плу­то­нием — от альфа-актив­ных аэро­зо­лей, непре­рывно выде­ля­ю­щихся в воз­дух из твер­дых соеди­не­ний плу­то­ния даже при ком­нат­ной тем­пе­ра­туре. Три сотруд­ницы отде­ле­ния аффи­нажа плу­то­ния завода «В» скон­ча­лись в 1949—50 гг. от пнев­москле­роза, вызван­ного систе­ма­ти­че­ским попа­да­нием плу­то­ния в лег­кие во время штат­ной работы. Много вни­ма­ния уде­ля­лось чистоте и стой­ко­сти хими­че­ской посуды: сосуды, воронки и филь­тры, ложечки и тигли были изго­тов­лены из пла­тины и золота, т.к. опа­са­лись, что дей­ствие ради­а­ции плу­то­ния на стекло повы­сит его выще­ла­чи­ва­е­мость и при­ве­дет к загряз­не­нию конеч­ного про­дукта — плу­то­ния.

Бла­го­даря своим зна­ниям А.Д. Гель­ман быстро заво­е­вала авто­ри­тет среди ком­би­на­тов­цев. Но, помимо высо­кой ква­ли­фи­ка­ции, она обла­дала к тому же какой-то житей­ской, чело­ве­че­ской муд­ро­стью, и поэтому к ней тяну­лись за сове­том не только в тех­ни­че­ских вопро­сах, но и когда воз­ни­кали про­блемы лич­ного порядка.

Кол­лек­тив аффи­наж­ного отде­ле­ния состоял в основ­ном из моло­дых выпуск­ниц вузов и тех­ни­ку­мов, науч­ное руко­вод­ство осу­ществ­ляли ака­де­мик И.И. Чер­няев и его заме­сти­тели д-р хим. наук А.Д. Гель­ман и д-р хим. наук В.Д. Николь­ский из НИИ-9. Пер­вые опе­ра­ции по аффи­нажу плу­то­ния и выдаче его очи­щен­ного диок­сида в метал­лур­ги­че­ское отде­ле­ние ака­де­мику А.А. Боч­вару про­во­ди­лись руками ука­зан­ных руко­во­ди­те­лей. Таким обра­зом, через руки А.Д. Гель­ман про­шла зна­чи­тель­ная часть плу­то­ния для пер­вого ядер­ного заряда, успешно испы­тан­ного в СССР в авгу­сте 1949 года. Ака­де­мик И.И. Чер­няев, А.Д. Гель­ман и В.Д. Николь­ский стали авто­рами пер­вого про­из­вод­ствен­ного регла­мента по аффи­нажу солей плу­то­ния. В 1949 году они были награж­дены Ста­лин­ской пре­мий и орде­нами за созда­ние тех­но­ло­гии аффи­нажа плу­то­ния, А.Д. Гель­ман полу­чила орден Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени. В 1951 году И.И. Чер­ня­еву, А.Д. Гель­ман и В.Д. Николь­скому при­суж­дена пре­мия Совета мини­стров за усо­вер­шен­ство­ва­ние тех­но­ло­гии аффи­нажа плу­то­ния.

В начале 1952 года А.Д. Гель­ман вер­ну­лась в Москву и орга­ни­зо­вала в ИОНХ группу по химии «аффи­наж­ных» соеди­не­ний плу­то­ния, полу­чив от ком­би­ната 817 в ИОНХ 50 г диок­сида плу­то­ния. Под руко­вод­ством А.Д. Гель­ман в этой группе выпол­нили кан­ди­дат­ские дис­сер­та­ции две аспи­рантки (Л.П. Сохина и Ф.П. Кон­дра­шова), послан­ные ком­би­на­том 817, вер­нув­ши­еся туда и впо­след­ствии заняв­шие руко­во­дя­щие посты в ЦЗЛ ком­би­ната.

А.Д. Гель­ман часто ездила в коман­ди­ровки на ком­би­нат и была назна­чена по сов­ме­сти­тель­ству заме­сти­те­лем началь­ника ЦЗЛ ком­би­ната по радио­хи­ми­че­ской науч­ной части. В 1952 году она вышла замуж за дирек­тора ком­би­ната 817 два­жды героя Соц­труда, гене­рал-май­ора инже­нер­ной службы Б.Г. Муз­ру­кова, вдовца с двумя детьми, вскоре пере­ве­ден­ного на работу в Мин­сред­маш, а в 1955 года назна­чен­ного дирек­то­ром в Арза­мас-16. А.Д. Гель­ман вос­пи­тала детей Б.Г. Муз­ру­кова. После рас­ста­ва­ния с ним дочь Елена оста­лась жить с ней. У них были теп­лые и сер­деч­ные отно­ше­ния, а для трех доче­рей Елены А.Д. стала «бабой Аней» — луч­шим совет­чи­ком и дру­гом, обла­дав­шим уди­ви­тель­ным при­род­ным здра­вым смыс­лом и чув­ством юмора.

В 1954 году дирек­тор Инсти­тута физи­че­ской химии АН СССР ака­де­мик В.И. Спи­цын по согла­со­ва­нию с ака­де­ми­ком И.И. Чер­ня­е­вым и с Мин­сред­ма­шем пред­ло­жил А.Д. Гель­ман перейти в ИФХ АН, где была постро­ена совре­мен­ная «горя­чая» лабо­ра­то­рия, чего не было в ИОНХ. А.Д. Гель­ман при­няла пред­ло­же­ние, создала в ИФХ АН лабо­ра­то­рию химии транс­ура­но­вых эле­мен­тов и рабо­тала в ней заве­ду­ю­щей лабо­ра­то­рией и кон­суль­тан­том до конца жизни. Созда­вая лабо­ра­то­рию, она при­гла­сила в нее своих преж­них кол­лег из ИОНХ и из ком­би­ната 817. Именно эти сотруд­ницы взяли на себя основ­ную работу, выпол­ня­е­мую в лабо­ра­то­рии для радио­хи­ми­че­ских ком­би­на­тов, они также обу­чали вновь при­быв­ших в лабо­ра­то­рию сотруд­ни­ков и аспи­ран­тов тех­нике без­опас­но­сти и мето­дам работы, учета и реге­не­ра­ции плу­то­ния. Под руко­вод­ством А.Д. Гель­ман лабо­ра­то­рия достигла боль­ших успе­хов как в фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ниях по химии урана, неп­ту­ния, плу­то­ния, аме­ри­ция, так и в при­клад­ных рабо­тах в помощь радио­хи­ми­че­ским заво­дам Челя­бин­ска, Том­ска и Крас­но­яр­ска. Было иссле­до­вано ком­плек­со­об­ра­зо­ва­ние ука­зан­ных акти­нид­ных эле­мен­тов с десят­ками раз­лич­ных лиган­дов в рас­тво­рах и выде­лены десятки новых про­стых и ком­плекс­ных соеди­не­ний этих эле­мен­тов в инди­ви­ду­аль­ном состо­я­нии. Полу­чен­ные резуль­таты послу­жили осно­вой для моно­гра­фии А.Д. Гель­ман, А.И. Моск­вина, М.П. Мефо­дье­вой, Л.М. Зай­цева «Ком­плекс­ные соеди­не­ния транс­ура­но­вых эле­мен­тов» (1961 г.). Моно­гра­фия была два­жды издана на англий­ском языке в США (1962 г.) и в Изра­иле (1966 г.). А.Д. Гель­ман пред­ло­жила своей лабо­ра­то­рии новое направ­ле­ние иссле­до­ва­ний — химия мало­изу­чен­ных неустой­чи­вых состо­я­ний акти­ни­дов урана (III), (V), неп­ту­ния (III), плу­то­ния (V) и поиск новых, неиз­вест­ных окис­ли­тель­ных состо­я­ний транс­ура­но­вых эле­мен­тов. Кол­лек­тив учё­ных в составе Н.Н. Крот, А.Д. Гель­ман и М.П. Мефо­дьева стал авто­ром откры­тия семи­ва­лент­ного состо­я­ния плу­то­ния и неп­ту­ния. Откры­тие было вне­сено в Государ­ствен­ный реестр науч­ных откры­тий СССР под № 96 с при­о­ри­те­том от 28 ноября 1967 года. В 1984 году А.Д. Гель­ман и Н.Н. Крот за работы по откры­тию и иссле­до­ва­нию семи­ва­лент­ного состо­я­ния неп­ту­ния, плу­то­ния и аме­ри­ция были удо­сто­ены Государ­ствен­ной пре­мии СССР в составе кол­лек­тива радио­хи­ми­ков из ИФХ АН, Ради­е­вого инсти­тута им. В.Г. Хло­пина и Инсти­тута атом­ной энер­гии им. И.В. Кур­ча­това.

На посту заве­ду­ю­щей лабо­ра­то­рией ака­де­ми­че­ского инсти­тута А.Д. Гель­ман под­дер­жи­вала и раз­ви­вала связи с радио­хи­ми­че­ским про­из­вод­ством и, прежде всего, с ПО «Маяк», а также с заво­дами Сибир­ского хим­ком­би­ната в Том­ске и Гор­но­хи­ми­че­ского ком­би­ната в Крас­но­яр­ске. На этих ком­би­на­тах были внед­рены раз­ра­бо­тан­ные в лабо­ра­то­рии А.Д. Гель­ман аффи­наж­ные методы выде­ле­ния из рас­тво­ров и очистки солей плу­то­ния и неп­ту­ния. За эти тех­но­ло­ги­че­ские работы А.Д. Гель­ман и ее уче­ники Н.Н. Крот и Ф.А. Заха­рова были удо­сто­ены в 1982 году пре­мии им. Д.И. Мен­де­ле­ева Пре­зи­ди­ума АН СССР. Так, А.Д. Гель­ман един­ствен­ная среди хими­ков стала два­жды лау­ре­а­том Гос­пре­мии и два­жды лау­ре­а­том Мен­де­ле­ев­ской пре­мии Пре­зи­ди­ума АН СССР.

Для А.Д. Гель­ман все­гда была важна судьба каж­дого ее уче­ника. Хорошо раз­би­ра­ясь в людях, Анна Дмит­ри­евна умела подо­брать для моло­дого спе­ци­а­ли­ста такую работу, кото­рая отве­чала бы его спо­соб­но­стям, зна­ниям и инте­ре­сам. Анна Дмит­ри­евна нико­гда не подав­ляла собе­сед­ника своей уче­но­стью и эру­ди­цией — умела нена­вяз­чиво, как бы, между про­чим, направ­лять чужие мысли в нуж­ном направ­ле­нии. Любое про­яв­ле­ние ини­ци­а­тивы под­ни­мала на щит, вос­тор­га­лась, ждала новых нахо­док от моло­дых спе­ци­а­ли­стов. Обща­ясь с начи­на­ю­щими уче­ными, забо­ти­лась о том, чтобы они не зави­до­вали чужим успе­хам, не зло­рад­ство­вали по поводу неудач дру­гих, были самыми стро­гими кри­ти­ками соб­ствен­ных работ.

В воз­расте 69 лет А.Д. Гель­ман, отчи­тав­шись о работе лабо­ра­то­рии за 1971 год на Уче­ном совете ИФХ АН, неожи­данно для всех заявила, что ее уче­ник, 38-летнй док­тор наук Н.Н. Крот смо­жет лучше ее руко­во­дить лабо­ра­то­рией и пред­ло­жила выдви­нуть его на эту долж­ность. Это заяв­ле­ние было тем более неожи­дан­ным, что лабо­ра­то­рия была на подъ­еме и два послед­них года при­зна­ва­лась луч­шей в Инсти­туте, а по воз­расту Анна Дмит­ри­евна была моложе мно­гих чле­нов Уче­ного совета ИФХ АН, руко­во­ди­те­лей Ака­де­мии наук, Мин­сред­маша и страны. Несмотря на воз­ра­же­ния ряда чле­нов Уче­ного совета, Анна Дмит­ри­евна доби­лась сво­его и, перейдя на долж­ность кон­суль­танта, пере­дала лабо­ра­то­рию Н.Н. Кроту, кото­рый бли­ста­тельно оправ­дал все ожи­да­ния как уче­ный и зав­ла­бо­ра­то­рией.

А.Д. Гель­ман была доб­ро­же­ла­тель­ным и оба­я­тель­ным чело­ве­ком и обла­дала несо­мнен­ным даром при­тя­ги­вать к себе людей. Мно­гие ее уче­ники и кол­леги, перейдя на работу в дру­гие орга­ни­за­ции, про­дол­жали общаться с ней десятки лет. Даже леген­дар­ный министр Сред­маша Е.П. Слав­ский, рабо­тав­ший на Маяке глав­ным инже­не­ром в 1948—51 гг., выйдя на пен­сию, при­ез­жал в гости к А.Д. Гель­ман, чтобы пого­во­рить о жизни во время пере­стройки и о годах сов­мест­ной работы на Маяке.

До конца жизни А.Д. Гель­ман оста­ва­лась почет­ным чле­ном Уче­ного совета ИФХ РАН и, на обще­ствен­ных нача­лах, кон­суль­тан­том осно­ван­ной ею лабо­ра­то­рии химии транс­ура­но­вых эле­мен­тов, где про­дол­жают раз­ви­ваться зало­жен­ные ею науч­ные направ­ле­ния. Она любила моло­дежь и отда­вала своим уче­ни­кам свой доб­рый ум и муд­рое сердце.

А.Д. Гель­ман умерла 29 марта 1994 года в Москве. Похо­ро­нена на Ново­кун­цев­ском клад­бище.