Фукс Клаус(1911—1988)

немец­кий физик-тео­ре­тик, анти­фа­шист, актив­ный участ­ник атом­ного про­екта США. Пере­дал совет­ской раз­ведке цен­ную инфор­ма­цию по кон­струк­ции и тех­но­ло­гии аме­ри­кан­ской атом­ной бомбы, бла­го­даря кото­рой суще­ственно сокра­ти­лись сроки ей созда­ния в СССР

Клаус Фукс родился 29 декабря 1911 года в неболь­шом городке Рюсель­с­хайм в кня­же­стве Гес­сен-Дарм­штадт (Гер­ма­ния) в семье одного из извест­ных руко­во­ди­те­лей про­те­стант­ского дви­же­ния ква­ке­ров, про­фес­сора бого­сло­вия Эмиля Фукса. Выда­ю­щи­еся спо­соб­но­сти его сына в обла­сти мате­ма­тики и физики про­яви­лись еще в сред­ней школе, кото­рую он окон­чил с меда­лью. В 1930—1932 гг. Клаус учился в Лейп­циг­ском (1930—1931 гг.), а затем в Киль­ском уни­вер­си­те­тах, а с марта по август 1933 года — в Бер­лин­ском уни­вер­си­тете им. Ф. Виль­гельма. В 1932 году он всту­пил в Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию Гер­ма­нии и стал руко­во­ди­те­лем ее уни­вер­си­тет­ской ячейки. В 1933 году, после под­жога Рейхс­тага, Фукс эми­гри­ро­вал во Фран­цию, а затем пере­ехал в Англию.

Фукс при­был в Англию 24 сен­тября 1933 года. По хода­тай­ству англий­ских ква­ке­ров К. Фукса при­нял на житель­ство извест­ный бри­тан­ский про­мыш­лен­ник Рональд Ганн, кото­рый убе­дил вид­ного уче­ного-физика Невилла Мотта, пре­по­да­вав­шего в Бри­столь­ском уни­вер­си­тете, взять моло­дого и пер­спек­тив­ного уче­ного в каче­стве аспи­ранта в свою лабо­ра­то­рию. В декабре 1936 года Клаус защи­щает док­тор­скую дис­сер­та­цию на тему «Силы коге­зии меди и упру­гие посто­ян­ные одно­ва­лент­ных метал­лов». Было ему всего 25 лет.

С 1937 по 1939 гг. К. Фукс рабо­тал в лабо­ра­то­рии про­фес­сора Макса Борна в Эдин­бурге, где зани­мался иссле­до­ва­ни­ями в обла­сти тео­ре­ти­че­ской физики. М. Борн доби­ва­ется для Клауса сти­пен­дии фонда Кар­неги. В авгу­сте 1939 года К. Фукс подает хода­тай­ство о полу­че­нии англий­ского граж­дан­ства, но в мае 1940 года его интер­ни­руют англий­ские вла­сти, опа­сав­ши­еся гер­ман­ского втор­же­ния, и заклю­чают в конц­ла­герь на ост­рове Мэн. Затем его вме­сте с дру­гими немец­кими эми­гран­тами пере­во­дят в конц­ла­герь в про­вин­цию Кве­бек (Канада). Однако бла­го­даря хода­тай­ству англий­ских уче­ных Борна и Мотта, высоко ценив­ших талант К.Фукса в обла­сти тео­ре­ти­че­ской физики, а также Рональда Ганна, в конце декабря 1940 года он был выпу­щен из конц­ла­геря и воз­вра­тился в Англию.

К. Клаус был при­нят на работу в лабо­ра­то­рию про­фес­сора Рудольфа Пай­ерса, кото­рый руко­во­дил в Бир­мин­гем­ском уни­вер­си­тете иссле­до­ва­ни­ями по созда­нию атом­ной бомбы (про­ект «Тьюб аллой»). После полу­че­ния допуска К. Фукс сразу же начал рабо­тать над тео­рией газо­вой диф­фу­зии. В уни­вер­си­тете ему уда­лось решить несколько кар­ди­наль­ных мате­ма­ти­че­ских задач, необ­хо­ди­мых для уточ­не­ния основ­ных пара­мет­ров этого ору­жия, выпол­нив ряд работ по оценке кри­ти­че­ского раз­мера и коэф­фи­ци­ента полез­ного дей­ствия атом­ной бомбы.

После напа­де­ния Гер­ма­нии на Совет­ский Союз К. Фукс решил инфор­ми­ро­вать СССР об атом­ной бомбе и к концу 1941 года по своей ини­ци­а­тиве всту­пил в кон­такт с Семе­ном Кре­ме­ром, офи­це­ром воен­ной раз­ведки, сек­ре­та­рем воен­ного атташе в совет­ском посоль­стве в Лон­доне. Клаус Фукс был убеж­дён­ным ком­му­ни­стом и пола­гал, что атом­ная бомба не должна при­над­ле­жать только запад­ному миру: «Рав­но­ве­сие, оче­видно, должно суще­ство­вать».

В 1942 году К. Фуксу предо­ста­вили англий­ское под­дан­ство и стали при­вле­кать к особо сек­рет­ным рабо­там.

До декабря 1943 года К. Фукс (кодо­вое назва­ние «Отдых»; в мае 1944 года он стал «Чарль­зом») имел около шести встреч со своим совет­ским рези­ден­том, опыт­ным аген­том Урсу­лой Кучин­ски. Он пере­дал все напи­сан­ные им отчеты, в основ­ном о про­цессе газо­вой диф­фу­зии. От него в Совет­ском Союзе узнали о том, что в Англии велась актив­ная работа по раз­де­ле­нию изо­то­пов и о том, что в Север­ном Уэльсе суще­ство­вало малое опыт­ное про­из­вод­ство для испы­та­ния нового метода. Он сооб­щил, что подоб­ная работа про­во­дится в Соеди­нен­ных Шта­тах, и что обе страны сотруд­ни­чают в обла­сти обо­га­ще­ния урана.

В конце 1943 года для уси­ле­ния про­екта «Ман­х­эт­тен» (так в США назвали работы по раз­ра­ботке атом­ного ору­жия) к Оппен­гей­меру была направ­лена группа англий­ских уче­ных. Оппен­гей­мер, высоко оце­нив­ший тео­ре­ти­че­ские труды К. Фукса, про­сил вклю­чить его в состав англий­ской науч­ной мис­сии. Одним из реша­ю­щих аргу­мен­тов для Оппен­гей­мера послу­жил тот факт, что К. Фукса пред­ста­вили как анти­фа­ши­ста, беженца из Гер­ма­нии, при­го­во­рен­ного штур­мо­ви­ками к казни. В Нью-Йорк К. Фукс при­был в декабре 1943 года. По реше­нию Цен­тра для под­дер­жа­ния кон­такта с ним выде­лили агента-связ­ника нью-йорк­ской рези­ден­туры. С фев­раля 1944 года он начал полу­чать от Клауса инфор­ма­цию о ходе стро­и­тель­ства в Окри­дже завода по про­из­вод­ству урана-235, а также сек­рет­ные мате­ри­алы деле­га­ции бри­тан­ских уче­ных.

С весны 1944 по январь 1945 года Клаус Фукс рабо­тал непо­сред­ственно в сек­рет­ном атом­ном цен­тре США в Лос-Ала­мосе, где тру­ди­лись 45 тыс. граж­дан­ских лиц и несколько тысяч воен­но­слу­жа­щих. Созда­нием пер­вой атом­ной бомбы зани­ма­лись 12 лау­ре­а­тов Нобелев­ской пре­мии в обла­сти физики из США и стран Европы. Но даже на их фоне Клаус Фукс выде­лялся сво­ими зна­ни­ями, ему пору­ча­лось реше­ние важ­ней­ших физико-мате­ма­ти­че­ских задач. Он был одним из авто­ров метода Фукса-Нор­д­хейма, при­ме­ня­е­мого для вычис­ле­ния энер­гии ядер­ной реак­ции, а его отчет о взрыв­ных вол­нах счи­та­ется клас­си­че­ским. Позже он также подал патент на метод импло­зии, как «спус­ко­вой крю­чок» тер­мо­ядер­ной реак­ции в водо­род­ной бомбе.

Глава «Ман­х­эт­тен­ского про­екта» гене­рал Л. Гровс гор­де­ливо заяв­лял, что «в Лос-Ала­мос и мышь не про­никнет», однако помимо Клауса Фукса там тру­ди­лись ещё несколько совет­ских аген­тов.

В январе 1945 года связь рези­дента с К. Фук­сом была вос­ста­нов­лена. Он пере­дал рас­чёты, раз­меры и чер­тежи «бэби», как лас­ково назы­вали атом­ную бомбу её созда­тели. Клаус реши­тельно отка­зался от какой-либо мате­ри­аль­ной под­держки и про­сил больше не под­ни­мать раз­го­вор на эту тему.

В начале июня 1945 года состо­я­лась оче­ред­ная встреча рези­дента с Клау­сом Фук­сом. От него была полу­чена подроб­ная доку­мен­таль­ная инфор­ма­ция по устрой­ству атом­ной бомбы. Он поста­вил в извест­ность совет­скую раз­ведку, что в июле 1945 года состо­ится испы­та­ние пер­вого аме­ри­кан­ского ядер­ного бое­при­паса. Эти све­де­ния явля­лись исклю­чи­тельно важ­ными и в виде спец­со­об­ще­ния были доло­жены И. Ста­лину.

Инфор­ма­ция, добы­тая научно-тех­ни­че­ской раз­вед­кой орга­нов государ­ствен­ной без­опас­но­сти СССР, играла важ­ную роль в совет­ском атом­ном про­екте. Игорь Кур­ча­тов, руко­во­ди­тель Лабо­ра­то­рии № 2, в част­но­сти, отме­чал, что пере­дан­ные раз­вед­чи­ками дан­ные «застав­ляют нас по мно­гим вопро­сам пере­смот­реть свои взгляды и уста­но­вить три новых для совет­ской физики направ­ле­ния в работе». Уче­ный под­чер­ки­вал, что полу­ча­е­мая раз­вед­кой инфор­ма­ция создает «тех­ни­че­ские воз­мож­но­сти реше­ния всей этой про­блемы в зна­чи­тельно более корот­кие сроки».

На встрече в сере­дине сен­тября 1945 года Клаус Фукс помимо тех­ни­че­ских дан­ных по атом­ной бомбе пере­дал копию мемо­ран­дума ассо­ци­а­ции уче­ных Лос-Ала­моса аме­ри­кан­ской адми­ни­стра­ции. С тре­во­гой говоря о ядер­ном ору­жии как о «сверх­раз­ру­ши­тель­ном сред­стве веде­ния войны», иссле­до­ва­тели наста­и­вали на необ­хо­ди­мо­сти созда­ния меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции для кон­троля над исполь­зо­ва­нием атом­ной энер­гии и пред­ла­гали озна­ко­мить дру­гие страны с сек­ре­тами ее полу­че­ния. Однако пре­зи­дент США Трумэн не соби­рался пре­под­но­сить кому-либо подоб­ный пода­рок, даже глав­ному союз­нику США — Англии, несмотря на боль­шой вклад бри­тан­ских уче­ных в созда­ние атом­ного ору­жия.

По тре­бо­ва­нию Н. Брэд­бери, кото­рый заме­нил Р. Оппе­н­хей­мера в каче­стве дирек­тора Лабо­ра­то­рии Лос-Ала­моса в октябре 1945 года, Клаус Фукс остался в штате лабо­ра­то­рии в 1946 году, чтобы помочь с при­го­тов­ле­ни­ями к новым испы­та­ниям атом­ной бомбы.

Но еще за несколько меся­цев до окон­ча­ния Вто­рой миро­вой войны бри­тан­ское пра­ви­тель­ство, воз­глав­ля­е­мое лей­бо­ри­стом К. Эттли, при­няло реше­ние о раз­ра­ботке соб­ствен­ного ядер­ного ору­жия. Пре­мьер счи­тал, что если Соеди­нен­ное Королев­ство не будет обла­дать атом­ной бом­бой, то пол­но­стью попа­дет в зави­си­мость от Вашинг­тона. По ука­за­нию К. Эттли был обра­зо­ван сверх­сек­рет­ный коми­тет «ГЕН-75» по пла­ни­ро­ва­нию и стро­и­тель­ству объ­ек­тов для про­из­вод­ства ядер­ных бое­при­па­сов. Бри­тан­ское руко­вод­ство хотело, чтобы Клаус Фукс воз­вра­тился в Соеди­нен­ное Королев­ство для работы над бри­тан­ской после­во­ен­ной про­грам­мой ядер­ного ору­жия, и в авгу­сте 1946 года К. Фукс воз­вра­ща­ется в Англию, став гла­вой отдела тео­ре­ти­че­ской физики в англий­ском атом­ном цен­тре в Хару­элле. Там он зани­мался раз­ра­бот­кой энер­ге­ти­че­ских ядер­ных реак­то­ров, в том числе реак­то­ров-раз­мно­жи­те­лей на быст­рых ней­тро­нах. Перед воз­вра­ще­нием Клауса Фукса в Англию, ему на встрече были пере­даны усло­вия связи в Лон­доне с пред­ста­ви­те­лем совет­ской раз­ведки.

Неко­то­рое время сотруд­ники гос­бе­зо­пас­но­сти не выхо­дили на связь с К. Фук­сом. Лишь в сен­тябре 1947 года в Лон­дон в каче­стве заме­сти­теля рези­дента по научно-тех­ни­че­ской раз­ведке при­был Алек­сандр Фек­ли­сов, кото­рый полу­чил зада­ние вос­ста­но­вить кон­такт с уче­ным-физи­ком. В конце того же месяца раз­вед­чик полу­чил от него инфор­ма­цию о раз­ра­ботке в Вели­ко­бри­та­нии соб­ствен­ного атом­ного ору­жия. На этой же встрече К. Фукс сооб­щил, что уче­ные Чикаг­ского уни­вер­си­тета Энрико Ферми и Эдвард Тел­лер зани­ма­ются созда­нием еще более раз­ру­ши­тель­ного ору­жия — водо­род­ной бомбы, и разъ­яс­нил прин­цип ее устрой­ства. По зада­нию рези­ден­туры в даль­ней­шем Клаус собрал и пере­дал подроб­ные све­де­ния о кон­струк­ции бое­при­паса: прин­ци­пи­аль­ную схему и тео­ре­ти­че­ские выкладки по его созда­нию.

В 1950 году науч­ные дости­же­ния Клауса Фукса полу­чили достой­ную оценку — было выдви­нуто пред­ло­же­ние о его избра­нии почёт­ным чле­ном Королев­ского науч­ного обще­ства. Клаус Фукс по-преж­нему поль­зо­вался пол­ным дове­рием вла­стей Вели­ко­бри­та­нии, однако тучи над уче­ным посте­пенно сгу­ща­лись. В сен­тябре 1949 года Агент­ству нацио­наль­ной без­опас­но­сти США уда­лось рас­шиф­ро­вать ряд теле­грамм нью-йорк­ской рези­ден­туры СССР, в кото­рых име­лись све­де­ния о нем как об агенте совет­ской раз­ведки. АНБ про­ин­фор­ми­ро­вало об этом бри­тан­скую контр­раз­ведку МИ-5, кото­рая начала допросы К. Фукса.

3 фев­раля 1950 года после чисто­сер­деч­ного при­зна­ния Клауса Фукса аре­сто­вали. Бри­тан­ские вла­сти предъ­явили ему обви­не­ние в пере­даче врагу инфор­ма­ции по атом­ному ору­жию, хотя СССР и Вели­ко­бри­та­ния не нахо­ди­лись в состо­я­нии войны. 1 марта 1950 года в Лон­доне в Цен­траль­ном уго­лов­ном суде Олд Бейли начался судеб­ный про­цесс над К. Фук­сом. Он при­знал свою вину и был при­го­во­рен к 14 годам тюрем­ного заклю­че­ния.

После суда над уче­ным-физи­ком комис­сия Кон­гресса США по атом­ной энер­гии пору­чила руко­во­ди­телю ФБР Гуверу пред­ста­вить ей пол­ные тек­сты пока­за­ний К. Фукса. После их тща­тель­ного ана­лиза аме­ри­кан­ские зако­но­да­тели при­шли к выводу, что К. Фукс пере­дал Совет­скому Союзу не только резуль­таты научно-иссле­до­ва­тель­ских работ, но и подроб­ные дан­ные о резуль­та­тах испы­та­ний Соеди­нен­ными Шта­тами ура­но­вых и плу­то­ни­е­вых бомб в рай­оне тихо­оке­ан­ского атолла Эни­ве­ток. По оценке аме­ри­кан­ских уче­ных, инфор­ма­ция Клауса Фукса поз­во­лила Совет­скому Союзу зна­чи­тельно сокра­тить срок раз­ра­ботки соб­ствен­ного атом­ного ору­жия и опе­ре­дить США в созда­нии водо­род­ной бомбы.

Клаус Фукс был отпу­щен на сво­боду «за при­мер­ное пове­де­ние» 29 июня 1959 года. Он отка­зался от весьма пре­стиж­ных пред­ло­же­ний зани­маться науч­ной рабо­той на Западе и уле­тел в Восточ­ный Бер­лин. В 48 лет уче­ный начал жизнь с чистого листа. Он женился, рабо­тал заме­сти­те­лем дирек­тора Цен­траль­ного инсти­тута ядер­ных иссле­до­ва­ний, воз­глав­ляя отдел тео­ре­ти­че­ской физики, и с 1963 года пре­по­да­вал в Дрез­ден­ском тех­ни­че­ском уни­вер­си­тете.

К. Фукс ока­зы­вал боль­шое вли­я­ние на поли­тику ГДР в обла­сти науч­ных иссле­до­ва­ний, явля­ясь чле­ном Науч­ного совета по мир­ному исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии В даль­ней­шем он стал чле­ном Ака­де­мии наук ГДР и чле­ном ЦК Соци­а­ли­сти­че­ской еди­ной пар­тии Гер­ма­нии (с 1967 г.). С 1984 года Клаус Фукс воз­глав­лял Науч­ный совет по фун­да­мен­таль­ным иссле­до­ва­ниям в обла­сти энер­ге­тики и Науч­ный совет по осно­вам мик­ро­элек­тро­ники и при­над­ле­жал к числу самых ува­жа­е­мых учё­ных ГДР. В 1983 году он стал чле­ном Коми­тета по науч­ным вопро­сам обес­пе­че­ния мира и разору­же­ния, а также почёт­ным чле­ном Научно-иссле­до­ва­тель­ского совета ГДР.

За свой боль­шой вклад в раз­ви­тие Гер­ман­ской Демо­кра­ти­че­ской Рес­пуб­лики в 1971 году К. Фукс был награж­дён орде­ном ГДР «За заслуги перед Оте­че­ством», в 1981 — почёт­ной пряж­кой к этому ордену, в 1975 году — Нацио­наль­ной пре­мией ГДР, а в 1979 году — выс­шей награ­дой страны, орде­ном Карла Маркса. Он был также награж­ден совет­ским орде­ном Дружбы наро­дов.

Скон­чался Клаус Фукс 28 января 1988 года. Похо­ро­нен в Бер­лине.