ГлавнаяПерсоналии → Фишман Д. А.

Фишман Давид Абрамович(1917—1991)

кон­струк­тор, раз­ра­бот­чик и испы­та­тель ядер­ного ору­жия; док­тор тех­ни­че­ских наук. Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1962). Лау­реат Ленин­ской (1959) и трех Государ­ствен­ных (1951, 1953, 1976) пре­мий СССР.

Давид Абра­мо­вич Фиш­ман родился 21 фев­раля 1917 года в г. Тети­еве Киев­ской обл. в семье желез­но­до­рож­ного слу­жа­щего. Тру­до­вую дея­тель­ность начал сле­са­рем-инстру­мен­таль­щи­ком в ору­жейно-меха­ни­че­ских мастер­ских ГПУ в Киеве. В 1934 году посту­пает на 3-й курс Харь­ков­ского инду­стри­аль­ного раб­фака, а после его окон­ча­ния — в Киев­ский инду­стри­аль­ный инсти­тут. В 1936 году окон­чил школу поле­тов при цен­траль­ном аэро­клубе Осо­авиа­хима в г. Киеве.

В 1938 году Д.А. Фиш­ман пере­шел в Ленин­град­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут, кото­рый закон­чил в январе 1941 года с отли­чием по спе­ци­аль­но­сти «инже­нер-меха­ник» и был направ­лен на Киров­ский завод инже­не­ром-кон­струк­то­ром. С нача­лом войны дизель­ное про­из­вод­ство Киров­ского завода было эва­ку­и­ро­вано на Урал, в г. Сверд­ловск и пре­об­ра­зо­вано в завод № 76. В 1945 году он — заме­сти­тель началь­ника группы на заводе № 100 в г. Челя­бин­ске.

После войны воз­вра­ща­ется в Ленин­град.

В авгу­сте 1948 года Д.А. Фиш­ман при­е­хал в КБ-11 (Арза­мас-16, Саров). Рабо­тал стар­шим инже­не­ром-кон­струк­то­ром, руко­во­ди­те­лем группы, началь­ни­ком отдела, заме­сти­те­лем началь­ника сек­тора, началь­ни­ком сек­тора...

Давид Абра­мо­вич активно участ­во­вал в работе уже над пер­вой оте­че­ствен­ной ядер­ной бом­бой РДС-1. О роли моло­дого инже­нера в этой работе сви­де­тель­ствует то, что при испы­та­нии и пер­вого, и вто­рого изде­лия, сборка актив­ных ини­ци­а­то­ров на поли­гоне и их уста­новка в бомбы были пору­чены кон­струк­тору Фиш­ману.

В 1955 году из состава КБ-11 выде­ли­лось новое КБ — НИИ-1011, где Давид Абра­мо­вич воз­гла­вил кон­струк­тор­ский отдел. К этому вре­мени отно­сится начало про­ект­ных работ, свя­зан­ных с созда­нием голов­ной части с водо­род­ным заря­дом для меж­кон­ти­нен­таль­ной бал­ли­сти­че­ской ракеты. Давид Абра­мо­вич Фиш­ман стал одним из осно­во­по­лож­ни­ков прин­ци­пов и пра­вил кон­стру­и­ро­ва­ния, отра­ботки и уни­фи­ка­ции прин­ци­пи­ально новых узлов атом­ных и тер­мо­ядер­ных заря­дов. Под руко­вод­ством Д.А. Фиш­мана и при его непо­сред­ствен­ном уча­стии были созданы высо­ко­на­деж­ные кон­струк­ции заря­дов для меж­кон­ти­нен­таль­ных бал­ли­сти­че­ских ракет, раз­ра­бо­тан­ных С.П. Короле­вым.

В 1959 году Д.А. Фиш­ман назна­ча­ется пер­вым заме­сти­те­лем глав­ного кон­струк­тора ВНИИЭФ и до послед­него дня жизни он руко­во­дит кон­струк­то­рами заряд­ного КБ-1 КБ-11.

Раз­ви­тие в США работ по про­ти­во­ра­кет­ной обо­роне в сере­дине 60-х потре­бо­вало поиска ответ­ных мер. Раз­лич­ные кол­лек­тивы раз­ра­ба­ты­вали про­екты по несколь­ким направ­ле­ниям. При этом вопрос при­о­ри­тета тех или иных свойств заря­дов ока­зался цен­траль­ным, опре­де­ля­ю­щим раз­ви­тие иссле­до­ва­ний и опытно-кон­струк­тор­ской раз­ра­ботки (ОКР) ядер­ных заря­дов для РВСН.

Давид Абра­мо­вич воз­гла­вил работы по одному из направ­ле­ний, кото­рое, как пока­зала жизнь, поз­во­ляло полу­чить доста­точно высо­кие харак­те­ри­стики стой­ко­сти заря­дов при при­ем­ле­мой для оте­че­ствен­ных ракет массе ЯБП. Клю­че­вым момен­том раз­ви­тия этого направ­ле­ния было при­ме­не­ние пер­вич­ных ини­ци­а­то­ров, выпол­нен­ных по схеме, пред­ло­жен­ной в отделе Б.Д. Бон­да­ренко и полу­чив­шей раз­ви­тие в 60—70-х годах в рабо­тах В.Н. Михай­лова и Р.И. Иль­ка­ева. Не суще­ство­вало стро­гого дока­за­тель­ства того, по какому пути должно идти раз­ви­тие заря­дов. Выбор делали на осно­ва­нии аргу­мен­тов, кото­рые при­ни­ма­ю­щим реше­ние каза­лись наи­бо­лее зна­чи­мыми. Ядер­ные цен­тры ВНИИЭФ и ВНИИТФ сде­лали раз­ный выбор, и это зна­ме­но­вало начало широ­ко­мас­штаб­ного тех­ни­че­ского сорев­но­ва­ния, кото­рое про­дол­жа­лось мно­гие годы, было насы­щено дра­ма­ти­че­скими сюже­тами, но при­несло важ­ные для заря­до­стро­е­ния резуль­таты, поскольку в итоге были отшли­фо­ваны все тех­ни­че­ские харак­те­ри­стики заря­дов, раз­ра­ба­ты­ва­е­мых в каж­дом из инсти­ту­тов.

Давид Абра­мо­вич пре­красно знал про­из­вод­ство и его воз­мож­но­сти, хорошо ори­ен­ти­ро­вался в осо­бен­но­стях серий­ной тех­но­ло­гии изго­тов­ле­ния основ­ных, наи­бо­лее слож­ных узлов и дета­лей. Серий­щики глу­боко ува­жали его и без­ого­во­рочно выпол­няли его реше­ния. Под руко­вод­ством и при непо­сред­ствен­ном уча­стии Д.А. Фиш­мана создано, успешно испы­тано, пере­дано в серию и нахо­дится на воору­же­нии боль­шое коли­че­ство образ­цов ядер­ного ору­жия.

Д.А. Фиш­ман создал систему кон­стру­и­ро­ва­ния заря­дов, в основе кото­рой лежит прин­цип реа­ли­за­ции в кон­струк­ции сба­лан­си­ро­ван­ных функ­цио­наль­ных, тех­но­ло­ги­че­ских, экс­плу­а­та­ци­он­ных и сто­и­мост­ных харак­те­ри­стик. Перед раз­ра­бот­чи­ками заря­дов все­гда стоит ост­рый вопрос: с какой точ­но­стью в реаль­ной кон­струк­ции должна вос­про­из­во­диться физи­че­ская модель? Прак­тика созда­ния пер­вых заря­дов, про­фес­сио­наль­ная пси­хо­ло­гия физи­ков-тео­ре­ти­ков ори­ен­ти­ро­вали кон­струк­то­ров на вос­про­из­ве­де­ние физ­схемы с пре­дель­ной тех­ни­че­ски дости­жи­мой точ­но­стью. Широ­кий кру­го­зор инже­нера-ору­жей­ника, пони­ма­ние осо­бой логики раз­ви­тия воен­ной тех­ники, ответ­ствен­ность за тех­но­ло­ги­че­ские и экс­плу­а­та­ци­он­ные свой­ства ору­жия не поз­во­ляли Давиду Абра­мо­вичу без­ого­во­рочно сле­до­вать этому усло­вию. От него тре­бо­ва­лось орга­ни­зо­вать мас­штаб­ный поиск луч­ших кон­струк­тор­ских реше­ний, кро­пот­ли­вое изу­че­ние тех­но­ло­ги­че­ских про­блем, оправ­дан­ный тех­ни­че­ский риск, непре­клон­ная воля в отста­и­ва­нии на любом уровне своей пози­ции, чтобы в конеч­ном итоге кон­струк­тор­ские и тех­но­ло­ги­че­ские пара­метры ядер­ных заря­дов были постав­лены на один уро­вень с их физи­че­скими харак­те­ри­сти­ками.

Систе­ма­ти­че­ское и настой­чи­вое внед­ре­ние этой системы в прак­тику дало пре­крас­ные резуль­таты. Пере­дан­ные на воору­же­ние оте­че­ствен­ные заряды обла­дают отно­си­тельно неболь­шой чув­стви­тель­но­стью к изме­не­ниям усло­вий про­из­вод­ства и экс­плу­а­та­ции, высо­ко­на­дежны, не созда­вали серьез­ных про­блем при их мас­со­вой раз­борке, кото­рая велась в период сокра­ще­ния воору­же­ний. За деся­ти­ле­тия экс­плу­а­та­ции боль­шого коли­че­ства заря­дов при их широ­кой номен­кла­туре не полу­чено ни одной серьез­ной рекла­ма­ции. Это — без­услов­ный успех, осо­бенно види­мый при срав­не­нии оте­че­ствен­ного опыта с опы­том раз­ра­бот­чи­ков ядер­ного ору­жия в США: мини­стер­ству обо­роны США при­хо­ди­лось воз­вра­щать отдель­ные типы заря­дов для их пол­ной замены.

Заслуга Давида Абра­мо­вича и в том, что для осна­ще­ния ком­плек­сов Ракет­ных войск стра­те­ги­че­ского назна­че­ния (РВСН) были раз­ра­бо­таны и пере­даны на воору­же­ние ядер­ные заряды, кото­рые в наи­боль­шей сте­пени отве­чали тре­бо­ва­ниям к совре­мен­ному стра­те­ги­че­скому ору­жию. В них зало­жены каче­ства, кото­рые могли сыг­рать реша­ю­щее зна­че­ние в слу­чае раз­вер­ты­ва­ния каким-либо госу­дар­ством про­ти­во­ра­кет­ной обо­роны.

Бес­спорны заслуги Давида Абра­мо­вича в обла­сти повы­ше­ния без­опас­но­сти ядер­ных заря­дов. Дол­гие годы Д. А. Фиш­ман воз­глав­лял меж­ве­дом­ствен­ную комис­сию по надеж­но­сти. Под его непо­сред­ствен­ным тех­ни­че­ским и орга­ни­за­ци­он­ным руко­вод­ством была решена круп­ная про­блема, имев­шая фун­да­мен­таль­ное зна­че­ние для повы­ше­ния без­опас­но­сти заря­дов: пере­ход на систему элек­три­че­ского ини­ци­и­ро­ва­ния, осно­ван­ную на без­опас­ных мости­ко­вых элек­тро­де­то­на­то­рах — БЭДах.

Тео­ре­ти­че­ские основы и лабо­ра­тор­ные образцы БЭДов на рубеже 60-х годов раз­ра­бо­тал отдел В.К. Чер­ны­шева, кото­рый сде­лал очень много для про­дви­же­ния этих работ. Однако для внед­ре­ния БЭДов в кон­струк­цию заря­дов тре­бо­ва­лось про­ве­сти широ­кие иссле­до­ва­ния по хими­че­ской физике для опре­де­ле­ния опти­маль­ного состава взрыв­ча­тых веществ. Тре­бо­ва­лись новые источ­ники элек­тро­энер­гии, раз­ра­ботка мало­ин­дук­тив­ных элек­три­че­ских цепей для импульс­ной пере­дачи энер­гии. Кроме того, необ­хо­димо было создать соот­вет­ству­ю­щую тех­но­ло­гию на заводе «Аван­гард» и раз­ра­бо­тать методы кон­троля и под­твер­жде­ния высо­ких харак­те­ри­стик надеж­но­сти.

Эти работы воз­гла­вил Давид Абра­мо­вич. Здесь он впер­вые при­ме­нил новые орга­ни­за­ци­он­ные формы: сфор­ми­ро­вал нефор­маль­ный твор­че­ский кол­лек­тив из спе­ци­а­ли­стов раз­ных под­раз­де­ле­ний. На сове­ща­ниях раз в неделю обсуж­дали клю­че­вые тех­ни­че­ские про­блемы, и так — в тече­ние более чем двух лет, пока не был решен один из ост­рей­ших вопро­сов повы­ше­ния без­опас­но­сти, а облик ЯБП в части систем ини­ци­и­ро­ва­ния не изме­нился кар­ди­нально! Резуль­таты поз­во­лили создать и раз­вить в отрасли отдель­ное направ­ле­ние по без­опас­ным источ­ни­кам пре­об­ра­зо­ва­ния энер­гии взрыв­ча­тых соста­вов.

Сле­ду­ю­щий шаг был сде­лан в направ­ле­нии прин­ци­пи­аль­ного повы­ше­ния ради­а­ци­он­ной без­опас­но­сти пер­со­нала при про­из­вод­стве и экс­плу­а­та­ции одного из основ­ных узлов ядер­ного заряда. Этот при­мер дает бес­спор­ное под­твер­жде­ние, насколько боль­шое зна­че­ние при­да­вал Давид Абра­мо­вич вопро­сам без­опас­но­сти и как энер­гично рабо­тал над их реше­нием. В исход­ной поста­новке задача фор­му­ли­ро­ва­лась как внед­ре­ние тех­ни­че­ских реше­ний, кото­рые обес­пе­чили бы ради­а­ци­он­ную без­опас­ность экс­плу­а­та­ции ЯБП в вой­сках без про­ве­де­ния дози­мет­ри­че­ского кон­троля. Между тем эти реше­ния тре­бо­вали широ­кого спек­тра иссле­до­ва­ний по физике горе­ния веществ, поиска кон­струк­тор­ских реше­ний в новой обла­сти тех­ники, выяс­не­ния чрез­вы­чайно тон­ких тех­но­ло­ги­че­ских вопро­сов, но, глав­ное — рекон­струк­ции хорошо отла­жен­ных серий­ных про­из­водств со спе­ци­аль­ной тех­но­ло­гией. Все — ради без­опас­ной экс­плу­а­та­ции без доз­кон­троля.

Без­условно, как при любом про­грес­сив­ном реше­нии, в про­цессе иссле­до­ва­ний были полу­чены допол­ни­тель­ные дан­ные о тех­ни­че­ских досто­ин­ствах новых узлов, крайне необ­хо­ди­мых для улуч­ше­ния бое­вых свойств ЯБП. Все это скло­няло чашу весов в пользу новых работ. Однако чтобы эти работы дове­сти до завер­ше­ния и новые узлы внед­рить в про­из­вод­ство, вновь потре­бо­ва­лись непре­клон­ная воля Давида Абра­мо­вича, его тех­ни­че­ская инту­и­ция, пре­вос­ход­ные орга­ни­за­тор­ские каче­ства, реши­мость всю ответ­ствен­ность брать на себя.

Д.А. Фиш­ман вос­пи­тал целую пле­яду пре­вос­ход­ных инже­не­ров, часть кото­рых при этом при­об­рела опыт само­сто­я­тель­ной работы над круп­ными тех­ни­че­скими про­ек­тами. Давид Абра­мо­вич умел тонко выдер­жи­вать грань между функ­ци­ями настав­ника и ролью кол­леги. Такая его осо­бен­ность как руко­во­ди­теля спо­соб­ство­вала раз­ви­тию в уче­ни­ках уме­ния при­ни­мать само­сто­я­тель­ные реше­ния в про­цессе кон­стру­и­ро­ва­ния. Он пони­мал, что научить про­фес­сии и вос­пи­тать руко­во­ди­теля может только само­сто­я­тель­ная работа, и смело шел на то, чтобы новыми направ­ле­ни­ями руко­во­дили началь­ники отде­лов и лабо­ра­то­рий. Он, без­условно, был тех­ни­че­ским лиде­ром, чуж­дым рев­но­сти к ода­рен­но­сти дру­гих и их успе­хам; в совер­шен­стве знал дело, пол­но­стью дове­рял сорат­ни­кам, во главу угла все­гда ста­вил насто­я­щую работу, был мудр и добр. Ему были чужды, как он выра­жался, «тайны мад­рид­ского двора».

Он нико­гда не скры­вал своей пози­ции, все­гда с пол­ной опре­де­лен­но­стью выска­зы­вал свое мне­ние. Его пра­вила были про­сты: сфор­му­ли­ро­вать пози­цию по прин­ци­пи­аль­ным вопро­сам и не менять ее, под­дер­жать дель­ное пред­ло­же­ние, от кого бы оно ни исхо­дило, немед­ленно дать высо­кую оценку удач­ной идее и выдви­нуть ее автора, при­влечь к сов­мест­ной работе еди­но­мыш­лен­ни­ков. Борьбу вести честно, открыто, быть непре­клон­ным в осу­ществ­ле­нии при­ня­тых реше­ний; если чело­век не оправ­дал дове­рия — забыть о нем, но без «послед­ствий». Он посто­янно вну­шал, что у кон­струк­тора выс­шей цен­но­стью должна быть не сама све­жая идея, а ее внед­ре­ние. Все время своей дея­тель­но­сти он тащил на себе груз мно­гих тех­ни­че­ских про­блем, и среди них выби­рал клю­че­вые.

За уча­стие в раз­ра­ботке новых образ­цов атом­ных заря­дов Давид Абра­мо­вич в 1951 году награж­ден Государ­ствен­ной пре­мией и орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени. В 1953 году за раз­ра­ботку и испы­та­ние стра­те­ги­че­ских систем ору­жия заря­дов Д.А. Фиш­ману была при­суж­дена вто­рая Государ­ствен­ная пре­мия. В 1954 году он награж­ден вто­рым орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени. В 1958 году Д.А. Фиш­ман ста­но­вится кан­ди­да­том тех­ни­че­ских наук. В 1959 году Давиду Абра­мо­вичу при­суж­дена Ленин­ская пре­мия. В 1962 году Д.А. Фиш­ману было при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда. В 1963 году он ста­но­вится док­то­ром тех­ни­че­ских наук, в 1978 году — про­фес­со­ром. В 1976 году при­суж­дена тре­тья Государ­ствен­ная пре­мия. Давид Абра­мо­вич два­жды награж­ден орде­ном Ленина (1956 г., 1962 г.) и орде­ном Октябрь­ской Рево­лю­ции (1971 г.). В 1986 году Д.А. Фиш­ману при­сво­ено зва­ние «Заслу­жен­ный дея­тель науки и тех­ники РСФСР». Почет­ный граж­да­нин г. Сарова (1982 г.).

Умер Д.А. Фиш­ман 3 января 1991 г. Похо­ро­нен в г. Сарове.

Литература

Бриш А. А. Выдающийся конструктор ядерных зарядов [Фишман Д. А.]
// Аркадий Адамович Бриш : [статьи, документы, воспоминания]. — М.: ИздАТ, 2007. — C. 272–274. 
 
Кремлев С. Атомный конструктор № 1 : [о Фишмане Д. А.].
- Москва : Алгоритм, 2014. - 430, [1] с. ; 21 см. - (Меч империи)