ГлавнаяПерсоналии → Ферсман А. Е.

Ферсман Александр Евгеньевич(1883—1945)

гео­хи­мик и мине­ра­лог, один из осно­во­по­лож­ни­ков гео­хи­мии. Дей­стви­тель­ный член, вице-пре­зи­дент (1926-1929) Ака­де­мии наук, дирек­тор Ради­е­вого инсти­тута (1922–1926), член Ура­но­вой комис­сии АН СССР. Лау­реат Ленин­ской (1929) и Ста­лин­ской (1942) пре­мий

Алек­сандр Евге­нье­вич Фер­сман родился 8 ноября 1883 года в Петер­бурге. Отец его окон­чил Ака­де­мию гене­раль­ного штаба и зани­мался глав­ным обра­зом педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­стью. Мать живо инте­ре­со­ва­лась есте­ствен­ными нау­ками, неплохо рисо­вала и музи­ци­ро­вала. Роди­тели ока­зали бла­го­твор­ное вли­я­ние на вос­пи­та­ние и пер­во­на­чаль­ное обра­зо­ва­ние Алек­сандра — един­ствен­ного ребёнка в семье.

Каж­дое лето семья про­во­дила в Крыму. В шести­лет­нем воз­расте Алек­сандр начал соби­рать первую мине­ра­ло­ги­че­скую кол­лек­цию. Попол­ня­ясь из года в год, она соста­вила основу обшир­ного собра­ния мине­ра­лов и гор­ных пород.

Потом была Гре­ция, куда отца назна­чили воен­ным атташе. Каме­ни­стые берега Элев­син­ской бухты стали «вто­рой сту­пе­нью» позна­ния А.Е. Фер­сма­ном мине­раль­ного цар­ства. И скоро новая «смена деко­ра­ций»: отец ста­но­вится дирек­то­ром кадет­ского кор­пуса в Одессе. Сын совер­шает экс­кур­сии по сосед­ним каме­но­лом­ням, целыми часами рабо­тая молот­ком, зуби­лом, кир­кой... Подоб­ные путе­ше­ствия научили его обра­щать вни­ма­ние на детали, и при­учили к очень труд­ной и слож­ной обя­зан­но­сти есте­ствен­ника — наблю­дать.

Окон­чив с золо­той меда­лью клас­си­че­скую гим­на­зию, в 1901 году А.Е. Фер­сман посту­пил на физико-мате­ма­ти­че­ское отде­ле­ние Ново­рос­сий­ского уни­вер­си­тета. Там пре­по­да­вали талант­ли­вые педа­гоги и учё­ные, кото­рые давали сту­ден­там обшир­ные и глу­бо­кие зна­ния. Когда отца пере­вели в Москву началь­ни­ком Алек­сан­дров­ского юнкер­ского учи­лища, Алек­сан­дру суж­дено было про­дол­жить обра­зо­ва­ние в Мос­ков­ском уни­вер­си­тете на физико-мате­ма­ти­че­ском факуль­тете, где с 1891 года лек­ции по мине­ра­ло­гии читал Вла­ди­мир Ива­но­вич Вер­над­ский. Так в жизнь А.Е. Фер­смана раз и навсе­гда вошёл вели­кий учё­ный и мыс­ли­тель.

Вокруг В.И. Вер­над­ского уже сло­жи­лась группа моло­дых талант­ли­вых иссле­до­ва­те­лей, кото­рые испо­ве­до­вали прин­ци­пи­ально новый под­ход к мине­ра­ло­гии. В.И. Вер­над­ский видел суть этой науч­ной дис­ци­плины не в бес­при­страст­ном опи­са­нии внеш­него вида и свойств раз­лич­ных мине­ра­лов, он рас­смат­ри­вал мине­ра­ло­гию прежде всего как химию при­род­ных соеди­не­ний зем­ной коры — мине­ра­лов. Не «пато­ло­го­ана­то­мия» мёрт­вых мине­раль­ных обра­зо­ва­ний, а их непре­кра­ща­ю­ща­яся «жизнь» в при­роде — в этом состо­яло науч­ное кредо В.И Вер­над­ского. Этого явно не доста­вало А.Е. Фер­сману — в его мине­ра­ло­ги­че­ских изыс­ка­ниях пока пре­об­ла­дало опи­са­ние.

В.И. Вер­над­ский сразу оце­нил спо­соб­но­сти А.Е. Фер­смана и уме­ние тру­диться до само­заб­ве­ния, реко­мен­до­вал оста­вить его в уни­вер­си­тете для под­го­товки к про­фес­сор­скому зва­нию. В 1907 году А.Е. Фер­сман окон­чил уни­вер­си­тет и был остав­лен на кафедре мине­ра­ло­гии.

Его учи­тель выхло­по­тал ему коман­ди­ровку за гра­ницу, и А.Е. Фер­сман начи­нает свою зару­беж­ную науч­ную дея­тель­ность в Гей­дель­берге. В лабо­ра­то­рии В. Гольд­шмидта он пости­гает опти­че­ские и кри­стал­ло­гра­фи­че­ские методы изу­че­ния мине­ра­лов, осо­бое вни­ма­ние уде­ляя алмазу. Вме­сте с В. Гольд­шмид­том участ­вует в под­го­товке двух­том­ной моно­гра­фии «Алмаз», кото­рая была опуб­ли­ко­вана на немец­ком языке в 1911 году. На всю жизнь А.Е. Фер­сман сохра­нил инте­рес к дра­го­цен­ным кам­ням, посвя­тив им немало науч­ных работ и книг. Им были опи­саны зна­ме­ни­тые исто­ри­че­ские камни: алмазы «Орлов», «Шах» и др.

Двух­лет­нее пре­бы­ва­ние А.Е. Фер­смана за пре­де­лами Рос­сии (1907-1909 гг.) вклю­чало также путе­ше­ствия по Фран­ции и Ита­лии, где он озна­ко­мился с гео­ло­ги­че­скими досто­при­ме­ча­тель­но­стями. Наи­бо­лее замет­ным собы­тием, опре­де­лив­шим одно из основ­ных направ­ле­ний его после­ду­ю­щей науч­ной дея­тель­но­сти, было посе­ще­ние ост­рова Эльба. Недра ост­рова хра­нят мно­го­чис­лен­ные залежи само­цве­тов, при­чём дра­го­цен­ные камни пред­став­ляют собой вкрап­ле­ния в пег­ма­ти­то­вые жилы. С пег­ма­ти­то­выми жилами свя­заны место­рож­де­ния не только дра­го­цен­ных кам­ней, но и слюды, поле­вых шпа­тов, мно­гих ред­ких и радио­ак­тив­ных мине­ра­лов. Фер­сман едва ли не пер­вым понял всё прак­ти­че­ское зна­че­ние «пег­ма­ти­то­вой кла­до­вой при­роды». Позже он изу­чал её на обшир­ных про­стран­ствах Урала, Сред­ней Азии, Забай­ка­лья. Ито­гом стала книга «Пег­ма­титы, их науч­ное и прак­ти­че­ское зна­че­ние», издан­ная в 1931 году и при­нёс­шая учё­ному миро­вую извест­ность.

А.Е. Фер­сман воз­вра­ща­ется в Рос­сию уже с чётко опре­де­лив­шейся систе­мой взгля­дов, с ясным пони­ма­нием того, где его твор­че­ский потен­циал может быть исполь­зо­ван с наи­боль­шей отда­чей. Он видит своё при­зва­ние в гео­хи­мии, где еди­ни­цей иссле­до­ва­ния явля­ется хими­че­ский эле­мент. В 1909 году А.Е. Фер­сман занял долж­ность сверх­штат­ного асси­стента при Мине­ра­ло­ги­че­ском каби­нете Мос­ков­ского уни­вер­си­тета.

В 1912 году А.Е. Фер­сман стал про­фес­со­ром Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, где читал пер­вый в мире курс гео­хи­мии. Затем он по при­гла­ше­нию В.И. Вер­над­ского — заве­ду­ю­щего Мине­ра­ло­ги­че­ским отде­лом Гео­ло­ги­че­ского музея Ака­де­мии наук — пере­ез­жает в Петер­бург. Вме­сте с учи­те­лем и дру­гом А.Е. Фер­сман начал закла­ды­вать основы гео­хи­мии — науки, кото­рая изу­чает исто­рию хими­че­ских эле­мен­тов Земли. При­шла пора оформ­ле­ния её в само­сто­я­тель­ную науч­ную дис­ци­плину. К тому вре­мени была создана модель атома — системы, состо­я­щей из ядра и вра­ща­ю­щихся вокруг него элек­тро­нов. Отвле­чён­ное поня­тие эле­мента при­об­рело кон­крет­ное содер­жа­ние: вид ато­мов с опре­де­лён­ным заря­дом ядра. По суще­ству атом стал глав­ным дей­ству­ю­щим лицом на под­мост­ках гео­хи­мии. Рас­про­стра­нён­ность и пове­де­ние ато­мов раз­лич­ных эле­мен­тов в при­роде — эти про­блемы ока­за­лись пер­во­сте­пен­ными в гео­хи­ми­че­ских иссле­до­ва­ниях.

В 1915 году при Ака­де­мии наук была обра­зо­вана Комис­сия по изу­че­нию есте­ствен­ных сил Рос­сии. А.Е. Фер­сман стал ее чле­ном.

В 1917-1945 гг. А.Е. Фер­сман бес­смен­ный дирек­тор Мине­ра­ло­ги­че­ского музея РАН. В 1919 году А.Е. Фер­сман стал ака­де­ми­ком, одним из самых моло­дых в то время дей­стви­тель­ных чле­нов Рос­сий­ской Ака­де­мии наук. В 1924-1927 гг. он был избран чле­ном Пре­зи­ди­ума и ака­де­ми­ком-сек­ре­та­рём Отде­ле­ния физико-мате­ма­ти­че­ских наук, а в 1927-1929 гг. — вице-пре­зи­ден­том Ака­де­мии.

После Пер­вой миро­вой и граж­дан­ской войн страна остро нуж­да­лась в вос­ста­нов­ле­нии раз­ру­шен­ного хозяй­ства и в новых источ­ни­ках «стра­те­ги­че­ского сырья». Поиски место­рож­де­ний важ­ней­ших полез­ных иско­па­е­мых ста­но­ви­лись всё более акту­аль­ными. А.Е. Фер­сман воз­глав­ляет экс­пе­ди­ции в раз­лич­ные рай­оны страны, ведёт кипу­чую работу поле­вого иссле­до­ва­теля, успе­вая в тече­ние года побы­вать и в засне­жен­ных вер­ши­нах Хибин­ских тундр на Коль­ском полу­ост­рове, и в зной­ных пес­ках Кара­ку­мов, и в глу­хой тайге Забай­ка­лья, и в забо­ло­чен­ных лесах восточ­ного склона Урала. 10 тыс. квад­рат­ных км в год — таков мас­штаб подвиж­но­сти А.Е. Фер­смана в эти годы.

Осе­нью 1920 г. неболь­шой отряд из девяти чело­век под руко­вод­ством Фер­смана отправ­ля­ется изу­чать Хибин­ские тундры. Здесь экс­пе­ди­ция открыла бога­тей­шие залежи апа­тита, рав­ных кото­рым в то время не было во всём мире. Пере­ра­ботка апа­тита на мине­раль­ные удоб­ре­ния решала важ­ней­шую сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­блему. При непо­сред­ствен­ном уча­стии Фер­смана в 1929 г. нача­лось про­мыш­лен­ное осво­е­ние цен­ней­шего сырья. Закла­ды­ва­лись руд­ники, появ­ля­лись новые посёлки и города — Кировск, Хиби­но­горск. В сосед­них с Хиби­нами Монче-тунд­рах А.Е. Фер­сман обна­ру­жил круп­ное место­рож­де­ние никеле­вых руд, что поз­во­лило отка­заться от их импорта. Позд­нее стало оче­видно, что недра Коль­ского полу­ост­рова содер­жат в себе прак­ти­че­ски всю таб­лицу Мен­де­ле­ева. Если бы А.Е. Фер­сман в своей жизни не сде­лал больше ничего, кроме откры­тия Коль­ского «фено­мена», его имя всё равно навсе­гда вошло бы в исто­рию гео­ло­гии и Рос­сии.

Но была ещё Сред­няя Азия, были Кара­кумы, где он иссле­до­вал место­рож­де­ния серы, на базе кото­рых был осно­ван пер­вый в СССР завод по её про­из­вод­ству.

И был Тюя-Муюн — руд­ное место­рож­де­ние в Фер­ган­ской долине. Там в начале XX в. обна­ру­жили пер­вые в Рос­сий­ской импе­рии залежи руд, содер­жа­щих радио­ак­тив­ные эле­менты, и среди них — радий. До этого в Рос­сии соб­ствен­ного радия не было. Сразу после Октябрь­ской рево­лю­ции стали закла­ды­ваться прак­ти­че­ские основы добычи оте­че­ствен­ного радия, при­чём нема­лая ини­ци­а­тива в орга­ни­за­ции работ при­над­ле­жала А.Е. Фер­сману. В 1918 году созда­ётся спе­ци­аль­ный коми­тет под пред­се­да­тель­ством В.И. Вер­над­ского. Его заме­сти­те­лем стал А.Е. Фер­сман. Учё­ным сек­ре­та­рём избрали радио­хи­мика В.Г. Хло­пина, ста­рого зна­ко­мого А.Е. Фер­смана.

Теперь собы­тия раз­ви­ва­лись уско­рен­ными тем­пами. Созда­ётся проб­ный ради­е­вый завод в Бон­дю­гах на Каме. Здесь 1 декабря 1921 года из руды Тюя-Муюн­ского место­рож­де­ния В.Г. Хло­пин с сотруд­ни­ками полу­чают пер­вые мил­ли­граммы рус­ского радия. А спу­стя корот­кое время в Пет­ро­граде орга­ни­зу­ется Государ­ствен­ный ради­е­вый инсти­тут во главе с В.И. Вер­над­ским. Поскольку он в июне 1922 года отпра­вился в дли­тель­ную коман­ди­ровку во Фран­цию, дирек­то­ром Ради­е­вого инсти­тута в тече­ние дол­гих четы­рёх лет был А.Е. Фер­сман. На этом посту он немало спо­соб­ство­вал раз­ви­тию ради­е­вой про­мыш­лен­но­сти в стране, хотя из-за частых экс­пе­ди­ций не мог уде­лять этому много вре­мени.

В 1924 году была орга­ни­зо­вана новая экс­пе­ди­ция по поиску место­рож­де­ний урана в Сред­ней Азии, в кото­рую вхо­дил и А.Е. Фер­сман. Она нашла в Туя-Муюне новые залежи полез­ных иско­па­е­мых, содер­жа­щих ура­но­вую руду. Впо­след­ствии, после начала совет­ского атом­ного про­екта, на базе Туя-Муюна было орга­ни­зо­вано рудо­управ­ле­ние № 12.

На про­тя­же­нии 20-30-х гг. А.Е. Фер­сман раз­ви­вал свои ори­ги­наль­ные гео­хи­ми­че­ские пред­став­ле­ния. Эти годы были для него вре­ме­нем высо­чай­шего взлёта твор­че­ской актив­но­сти, кото­рая соче­та­лась с чрез­вы­чайно про­дук­тив­ной прак­ти­че­ской дея­тель­но­стью. Он, сле­дуя при­меру Вер­над­ского, взялся за выпол­не­ние исклю­чи­тельно слож­ной задачи: решил систе­ма­ти­че­ски изло­жить основы гео­хи­мии.

Про­блема рас­про­стра­нён­но­сти хими­че­ских эле­мен­тов в зем­ной коре уже давно инте­ре­со­вала учё­ных. Её ещё в конце XIX в. начал серьёзно изу­чать аме­ри­кан­ский гео­хи­мик Фрэнк Кларк, впер­вые под­счи­тав­ший содер­жа­ние глав­ней­ших эле­мен­тов в зем­ной коре. В его честь Фер­сман назвал сред­ние вели­чины рас­про­стра­нён­но­сти эле­мен­тов в при­роде «клар­ками».

Рас­пре­де­ле­нию эле­мен­тов в зем­ной коре посвя­тил А.Е. Фер­сман пер­вый том своей гео­хи­ми­че­ской «эпо­пеи», кото­рый вышел в свет в 1933 году. Вто­рой том рас­ска­зы­вал о «жизни» эле­мен­тов — про­цес­сах их мигра­ции (пере­ме­ще­ния) в зем­ной коре. Наи­бо­лее ори­ги­наль­ные воз­зре­ния, каса­ю­щи­еся энер­ге­тики гео­хи­ми­че­ских про­цес­сов, учё­ный раз­вил в тре­тьем томе. До А.Е. Фер­смана по суще­ству эту про­блему никто серьёзно не затра­ги­вал. Раз­ви­тые им идеи учи­ты­вали вли­я­ние зако­нов тер­мо­ди­на­мики на ход при­род­ных про­цес­сов.

Гео­хи­мия всех извест­ных на Земле эле­мен­тов — от водо­рода до урана — состав­ляет содер­жа­ние чет­вёр­того тома. А.Е. Фер­сман набро­сал гео­хи­ми­че­ские «порт­реты» отдель­ных эле­мен­тов. Рас­смат­ри­вая для каж­дого стро­е­ние ато­мов, важ­ней­шие физико-хими­че­ские осо­бен­но­сти, он детально ана­ли­зи­ро­вал осо­бен­но­сти их пове­де­ния в зем­ной коре, объ­яс­нял пути их мигра­ции. Гео­хи­ми­че­ский «образ» эле­мента поз­во­лял теперь наме­чать основ­ные типы место­рож­де­ний полез­ных иско­па­е­мых и давал ука­за­ния к их поиску.

Чет­вёр­тый том был завер­шён в 1939 году. Но учё­ный отнюдь не счи­тал, что работа закон­чена. Он пла­ни­ро­вал напи­сать и пятый, и шестой. Неот­лож­ные дела и начав­ша­яся вскоре Вели­кая Оте­че­ствен­ная война не поз­во­лили пла­нам Фер­смана осу­ще­ствиться. Серьёзно затруд­няла дея­тель­ность и тяжё­лая болезнь.

Тем радост­нее стала для него весть, при­шед­шая из Англии. За иссле­до­ва­ния в обла­сти гео­хи­мии Лон­дон­ское гео­ло­ги­че­ское обще­ство при­су­дило Фер­сману пал­ла­ди­е­вую медаль Вол­ла­стона, кото­рая и поныне счи­та­ется выс­шей гео­ло­ги­че­ской награ­дой в мире.

В своей «Гео­хи­мии» Фер­сман посвя­тил немало стра­ниц радио­ак­тив­ным эле­мен­там. В те дни, когда он завер­шал напи­са­ние чет­вёр­того тома, немец­кие учё­ные Отто Ган и Фриц Штрасман совер­шают откры­тие деле­ния ядер урана под дей­ствием ней­тро­нов, дав­шее ключ к прак­ти­че­скому исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии.

Науч­ный мир созна­вал, что путь к полу­че­нию атом­ной энер­гии тех­ни­че­ски тру­ден и что этот вопрос дол­жен нахо­диться в веде­нии госу­дар­ства. 12 июля 1940 года В.И. Вер­над­ский, А.Е. Фер­сман и В.Г. Хло­пин отправ­ляют обсто­я­тель­ное письмо на имя заме­сти­теля Пред­се­да­теля Сов­нар­кома СССР Н.А. Бул­га­нина, в кото­ром выска­зы­вают кон­крет­ные пред­ло­же­ния по реше­нию атом­ной про­блемы в СССР. В част­но­сти, в письме пред­ла­га­лось создать государ­ствен­ный фонд урана и пору­чить Ака­де­мии наук срочно при­сту­пить к раз­ра­ботке мето­дов раз­де­ле­ния изо­то­пов урана и уста­но­вок для этого.

Пре­зи­диум Ака­де­мии наук создаёт спе­ци­аль­ную Ура­но­вую комис­сию. А.Е. Фер­сман воз­глав­ляет в ней сырье­вую «ура­но­вую бри­гаду» (под таким назва­нием она фигу­ри­рует в архив­ных доку­мен­тах тех лет). Учи­ты­вая важ­ность про­блемы, дея­тель­ность Ура­но­вой комис­сии не пре­да­ётся глас­но­сти. Основ­ные задачи А.Е. Фер­смана — созда­ние базы ура­но­вого сырья, орга­ни­за­ция поис­ков новых место­рож­де­ний урана в стране.

Начи­на­ется Вели­кая Оте­че­ствен­ная война, и А.Е. Фер­сман создает и воз­глав­ляет комис­сию науч­ной помощи Совет­ской Армии при отде­ле­нии гео­лого-гео­гра­фи­че­ских наук АН СССР, рабо­тает экс­пер­том Гос­плана СССР по мине­раль­ному сырью. Работы по урану на время пре­ры­ва­ются. 28 сен­тября 1942 года выхо­дит сек­рет­ное поста­нов­ле­ние Государ­ствен­ного коми­тета обо­роны (ГКО) № 2352сс «Об орга­ни­за­ции работ по урану». В нем Ака­де­мии наук СССР пред­пи­сы­ва­лось «воз­об­но­вить работы по иссле­до­ва­нию осу­ще­стви­мо­сти исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии путем рас­щеп­ле­ния ядра урана и пред­ста­вить к 1 апреля 1943 года доклад о воз­мож­но­сти созда­ния ура­но­вой бомбы или ура­но­вого топ­лива». А.Е. Фер­сману не суж­дено было при­нять уча­стие в этой тита­ни­че­ской работе. Но его имя зани­мает достой­ное место среди тех учё­ных, кото­рые сто­яли у самых исто­ков атом­ного про­екта.

Науч­ные заслуги А.Е. Фер­смана отме­чены Пре­мией им. В. И. Ленина (1929 г.), Ста­лин­ской пре­мией 1 сте­пени (1942 г.), пал­ла­ди­е­вой меда­лью им. Вол­ла­стона (1943 г.) Лон­дон­ского гео­ло­ги­че­ского обще­ства. В 1943 году он был награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени.

Алек­сандр Евге­нье­вич Фер­сман умер 20 мая 1945 года в Сочи. Похо­ро­нен в Москве на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

В честь А.Е. Фер­смана названы мине­ралы фер­сма­нит (1929 г.) и фер­смит (1946 г.), кра­тер на обрат­ной сто­роне Луны и несколько улиц. В память А.Е. Фер­смана Рос­сий­ским гео­ло­ги­че­ским обще­ством учре­ждена «Медаль им. А.Е. Фер­смана за заслуги в гео­ло­гии».

Литература

Перельман А. И. Александр Евгеньевич Ферсман (1883—1945)
/ Отв. ред.: Л. В. Таусон, А. Л. Яншин; Академия наук СССР. — Издание 2-е, перераб., доп. — М.: Наука, 1983. — 272 с. — (Научно-биографическая литература)