ГлавнаяПерсоналии → Ельяшевич М. А.

Ельяшевич Михаил Александрович(1908—1996)

физик, спе­ци­а­лист в обла­сти атом­ной и моле­ку­ляр­ной спек­тро­ско­пии, физики плазмы и ради­а­ци­он­ной газо­ди­на­мики; д.ф.-м.н., про­фес­сор, ака­де­мик АН БССР (1956). Лау­реат Ста­лин­ской (1949, 1950) и Ленин­ской пре­мий (1966)

Михаил Алек­сан­дро­вич Елья­ше­вич родился 21 авгу­ста 1908 года в Мюн­хене в семье рос­сий­ских сту­ден­тов, обу­чав­шихся в Гер­ма­нии. В 1913-1922 гг. его семья жила в Иркут­ске, на Укра­ине под Кие­вом, в Сара­тове и Ленин­граде. В 1925 году Михаил окон­чил одну из ста­рей­ших школ Ленин­града.

В 1925-1930 гг. М.А. Елья­ше­вич обу­чался на физи­че­ском факуль­тете Ленин­град­ского уни­вер­си­тета, кото­рый был тес­ней­шим обра­зом свя­зан с Государ­ствен­ным опти­че­ским инсти­ту­том (ГОИ). Будучи сту­ден­том, Михаил в 1928 году начал работу в лабо­ра­то­рии А.Н. Тере­нина. В 1930-1935 гг. основ­ным местом работы моло­дого спе­ци­а­ли­ста стал Инсти­тут хими­че­ской физики, где моло­дой уче­ный зани­ма­ется экс­пе­ри­мен­таль­ными иссле­до­ва­ни­ями флу­о­рес­цен­ции паров ртути и йода. Уже в 1933 году, спу­стя три года после окон­ча­ния вуза, выхо­дит в свет его пер­вая, напи­сан­ная сов­местно с В.Н. Кон­дра­тье­вым, моно­гра­фия «Эле­мен­тар­ные про­цессы обмена энер­гии в газах». Однако его науч­ным инте­ре­сам больше отве­чал Государ­ствен­ный опти­че­ский инсти­тут. В итоге в 1935 году М.А. Елья­ше­вич ста­но­вится сотруд­ни­ком тео­ре­ти­че­ской группы ака­де­мика В.А. Фока, зани­ма­ется вопро­сами моле­ку­ляр­ной спек­тро­ско­пии. В 1937 году он успешно защи­щает кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию, кото­рую в сле­ду­ю­щем году пуб­ли­кует в виде моно­гра­фии «Вра­ща­тельно-коле­ба­тель­ная энер­гия мно­го­атом­ных моле­кул».

В 1939 году М.А. Елья­ше­вич пере­хо­дит в лабо­ра­то­рию моле­ку­ляр­ной спек­тро­ско­пии про­фес­сора В.М. Чула­нов­ского. Здесь нача­лась его сов­мест­ная работа с Б. И. Сте­па­но­вым по тео­рии коле­ба­ний и коле­ба­тель­ных спек­тров мно­го­атом­ных моле­кул. В 1940 году он пишет моно­гра­фию «Спек­тры ато­мов ред­ких земель».

С нача­лом войны М.А. Елья­ше­вич пере­хо­дит в лабо­ра­то­рию про­фес­сора В.К. Про­ко­фьева, в составе кото­рой эва­ку­и­ру­ется из Ленин­града в Йош­кар-Олу. До конца 1942 года он зани­ма­ется раз­ра­бот­кой мето­дов спек­траль­ного ана­лиза спла­вов цвет­ных метал­лов для обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти.

С 1943 года появи­лась воз­мож­ность вер­нуться к рабо­там по тео­рии коле­ба­ний моле­кул. В 1944 году М.А. Елья­ше­вич защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию, в 1946 году им была завер­шена под­го­товка двух­том­ной моно­гра­фии «Коле­ба­ния моле­кул», опуб­ли­ко­ван­ная в 1949 году. В сле­ду­ю­щем году моно­гра­фия была удо­сто­ена Ста­лин­ской пре­мии. Эта моно­гра­фия опре­де­лила направ­ле­ние науч­ной дея­тель­но­сти целого ряда иссле­до­ва­те­лей-спек­тро­ско­пи­стов на много лет впе­ред.

В 1945 году его награж­дают меда­лью «За доб­лест­ный труд в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне».

В 1946 году М.А. Елья­ше­вич воз­глав­ляет кафедру тео­ре­ти­че­ской физики в Ленин­град­ском инсти­туте точ­ной меха­ники и оптики (ЛИТМО). Тогда же М.А. Елья­ше­вича под­клю­чают к рабо­там по совет­скому атом­ному про­екту, где он отве­чает за про­ве­де­ние опти­че­ских наблю­де­ний атом­ного взрыва. Опти­че­ские изме­ре­ния раз­мера и дина­мики све­тя­щейся обла­сти огнен­ного шара, спек­траль­ного состава и тем­пе­ра­туры излу­че­ния, раз­мера обла­ков, обра­зу­ю­щихся при взрыве, и дру­гих пара­мет­ров были основ­ными при рас­чете тро­ти­ло­вого экви­ва­лента атом­ной бомбы. В тече­ние 1946-1949 гг. он отве­чает за под­го­товку и реа­ли­за­цию про­граммы этих наблю­де­ний. При под­го­товке к опти­че­ским наблю­де­ниям воедино были слиты и про­блемы тео­ре­ти­че­ских оце­нок мощ­но­сти ядер­ного взрыва по све­то­вому излу­че­нию, и созда­ние аппа­ра­туры, и вопросы согла­со­ва­ния хода работ раз­лич­ных орга­ни­за­ций.

29 авгу­ста 1949 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне была успешно испы­тана пер­вая в Совет­ском Союзе атом­ная бомба. Важ­ное место в этих испы­та­ниях сыг­рали опти­че­ские методы наблю­де­ния огнен­ного шара. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За раз­ра­ботку мето­дики изме­ре­ний пара­мет­ров атом­ного взрыва М.А. Елья­ше­вич был награж­ден орде­ном Ленина и стал лау­ре­а­том Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

Но радость от успе­хов была недол­гой. В 1949 году по так назы­ва­е­мому «ленин­град­скому делу» был аре­сто­ван его отец, рабо­тав­ший заве­ду­ю­щим кафед­рой в Ленин­град­ском инже­нерно-эко­но­ми­че­ском инсти­туте, и отправ­лен по этапу в Сибирь. Михаил Алек­сан­дро­вич, пере­жи­вая за здо­ро­вье сво­его 62-лет­него отца, бро­сил все дела и сопро­вож­дал его по всему пути от Москвы до Кан­ска, под­дер­жи­вая его про­до­воль­ствен­ными пере­да­чами, выхло­по­тан­ным меди­цин­ским обслу­жи­ва­нием, сви­да­ни­ями. После испы­та­ния атом­ной бомбы М.А. Елья­ше­вич среди про­чих наград полу­чил так назы­ва­е­мый «ковер-само­лет» – удо­сто­ве­ре­ние, даю­щее право на бес­плат­ный про­езд по тер­ри­то­рии Совет­ского Союза на всех видах авиа­ци­он­ного, желез­но­до­рож­ного и мор­ского транс­порта, а также на вне­оче­ред­ное полу­че­ние биле­тов. Михаил Алек­сан­дро­вич, при­бы­вая в каж­дый про­ме­жу­точ­ный пункт пути, наде­вал все свои награды и шел к началь­нику мест­ного МГБ, прося поло­жить отца в тюрем­ную боль­ницу и пере­дать ему про­дукты. Ни разу он не полу­чил отказа, и его отец бла­го­по­лучно добрался до Кан­ска, где жил до сво­его воз­вра­ще­ния в 1953 году после амни­стии в Ленин­град.

Такой посту­пок не остался без­на­ка­зан­ным. Дирек­тор ЛИТМО ини­ци­и­ро­вал рас­сле­до­ва­ние, в резуль­тате кото­рого пар­тий­ная орга­ни­за­ция исклю­чила М.А. Елья­ше­вича из пар­тии. Обком, правда, не утвер­дил это реше­ние, узнав, за что он полу­чил свои награды.

Тем не менее, М.А. Елья­ше­вич остался без работы и 8 меся­цев не мог никуда устро­иться. Его семья эти месяцы жила на деньги, остав­ши­еся от Ста­лин­ских пре­мий. Лишь в конце 1951 года Михаил Алек­сан­дро­вич при под­держке обкома смог устро­иться на работу в Пед­ин­сти­тут им.А.И. Гер­цена, где занялся радио­спек­тро­ско­пией.

По при­гла­ше­нию ака­де­мика Н.Н. Семе­нова в 1954 году М.А. Елья­ше­вич вновь пере­шел на работу в Инсти­тут хими­че­ской физики и про­дол­жил дея­тель­ность по закры­той тема­тике с выез­дом на Семи­па­ла­тин­ский поли­гон. Он ста­но­вится науч­ным руко­во­ди­те­лем опти­че­ской лабо­ра­то­рии на этом поли­гоне, 22 ноября 1955 года участ­вует в испы­та­нии водо­род­ной бомбы мега­тон­ной мощ­но­сти. Его работы на поли­гоне про­дол­жи­лись и в даль­ней­шем при про­ве­де­нии высот­ных ядер­ных взры­вов.

В январе 1952 года Пре­зи­диум АН БССР, вни­ма­тельно про­ана­ли­зи­ро­вав состо­я­ние фун­да­мен­таль­ной и при­клад­ной науки в Бела­руси, при­ни­мает реше­ние о необ­хо­ди­мо­сти рас­ши­ре­ния иссле­до­ва­ний по физико-мате­ма­ти­че­ским и тех­ни­че­ским нау­кам, без уско­рен­ного раз­ви­тия кото­рых невоз­можно было создать про­грес­сив­ные отрасли про­мыш­лен­но­сти и обес­пе­чить высо­кие темпы научно-тех­ни­че­ского про­гресса. Исклю­чи­тельно важ­ную роль в этом про­цессе сыг­рал и пере­езд на посто­ян­ную работу в рес­пуб­лику при­гла­шен­ных талант­ли­вых уче­ных и орга­ни­за­то­ров науки. В их числе был и М. А. Елья­ше­вич. В марте 1956 года М.А. Елья­ше­вич изби­ра­ется ака­де­ми­ком АН БССР и начи­нает работу во вновь создан­ном Инсти­туте физики и мате­ма­тики (c 1959 г. Инсти­тут физики). На про­тя­же­нии после­ду­ю­щих 40 лет жизнь и дея­тель­ность Миха­ила Алек­сан­дро­вича свя­зана с Ака­де­мией наук Бело­рус­сии и Бело­рус­ским госу­ни­вер­си­те­том.

В Инсти­туте физики и мате­ма­тики АН БССР М.А. Елья­ше­вич сна­чала заве­до­вал орга­ни­зо­ван­ной лабо­ра­то­рией радио­спек­тро­ско­пии, но в ско­ром вре­мени занялся опти­кой и спек­тро­ско­пией низ­ко­тем­пе­ра­тур­ной плазмы как про­дол­же­нием работ по све­то­вому излу­че­нию ядер­ного взрыва. А в 1961 году на базе спе­ци­аль­ной группы он орга­ни­зо­вал лабо­ра­то­рию высо­ко­тем­пе­ра­тур­ной оптики. Тема­тика лабо­ра­то­рии с пер­вых дней при­об­рела важ­ное обо­рон­ное зна­че­ние: выпол­ня­лись работы по моде­ли­ро­ва­нию плаз­мен­ной обо­лочки, обра­зу­ю­щейся при вхож­де­нии кос­ми­че­ских аппа­ра­тов в плот­ные слои атмо­сферы.

В начале шести­де­ся­тых годов М.А. Елья­ше­вич при­ни­мает реше­ние раз­вер­нуть в лабо­ра­то­рии иссле­до­ва­ния по воз­дей­ствию лазер­ного излу­че­ния на веще­ство. Он сотруд­ни­чает с ака­де­ми­ками А.М. Про­хо­ро­вым и Н.Г. Басо­вым, пуб­ли­куя в соав­тор­стве с ними (прак­ти­че­ски одной из пер­вых в миро­вой лите­ра­туре) тео­ре­ти­че­скую моно­гра­фию «Дей­ствие излу­че­ния боль­шой мощ­но­сти на металлы». В 1963 году нача­лись экс­пе­ри­мен­таль­ные работы в этом направ­ле­нии. Интен­си­фи­ка­ции дея­тель­но­сти лабо­ра­то­рии содей­ство­вало при­ня­тое поста­нов­ле­ние дирек­тив­ных орга­нов. Были выде­лены сред­ства для стро­и­тель­ства спе­ци­аль­ного лабо­ра­тор­ного кор­пуса, осна­ще­ния совре­мен­ным обо­ру­до­ва­нием, предо­став­лены квар­тиры для сотруд­ни­ков (в 1992 году цикл его работ по физике плаз­мо­ди­на­ми­че­ских про­цес­сов при лазерно-плаз­мен­ном воз­дей­ствии на металлы и ком­по­зи­ци­он­ные мате­ри­алы был отме­чен Государ­ствен­ной пре­мией Рес­пуб­лики Бела­русь).

Не остав­ляет он без вни­ма­ния и «атом­ную» тема­тику. Сов­местно с веду­щими уче­ными Инсти­тута хими­че­ской физики и Инсти­тута физики Земли АН СССР им была под­го­тов­лена двух­том­ная моно­гра­фия по ито­гам иссле­до­ва­ния высот­ных ядер­ных взры­вов, отме­чен­ная в 1966 году Ленин­ской пре­мией. В автор­ский кол­лек­тив, помимо М.А. Елья­ше­вича, вхо­дили также П.В. Кев­ли­швили, А.С. Дубо­вик, Ю.П. Рай­зер, И.В. Нем­чи­нов.

В сере­дине 1960-х годов М.А. Елья­ше­вич под­клю­чился к реше­нию про­блем физики под­зем­ного взрыва, кото­рая, в отли­чие от атмо­сфер­ного взрыва, была совер­шенно непо­нятна: какие про­цессы там про­ис­хо­дят, как зави­сит поло­же­ние фронта удар­ной волны от вре­мени, как эта зави­си­мость соот­но­сится с энер­гией взрыва… Со всеми этими про­цес­сами надо было разо­браться, и для их реше­ния в 1968 году под руко­вод­ством М.А. Елья­ше­вича на базе вычис­ли­тель­ных мощ­но­стей Инсти­тута мате­ма­тики нача­лись чис­лен­ные рас­четы про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих при под­зем­ном взрыве, что поз­во­ляло уже гово­рить не каче­ствен­ных оцен­ках, а о коли­че­ствен­ных рас­че­тах.

В 1968 году в его лабо­ра­то­рии Инсти­тута физики рабо­тало уже 63 чело­века. Начался неиз­беж­ный про­цесс «поч­ко­ва­ния»: выде­ля­ется лабо­ра­то­рия низ­ко­тем­пе­ра­тур­ной плазмы, а лабо­ра­то­рия высо­ко­тем­пе­ра­тур­ной оптики пре­об­ра­зу­ется в лабо­ра­то­рию нерав­но­вес­ных про­цес­сов, кото­рой М.А. Елья­ше­вич руко­во­дит до 1977 года. Одновре­менно он рабо­тает в Бело­рус­ском государ­ствен­ном уни­вер­си­тете, где воз­глав­ляет кафедру атом­ной и моле­ку­ляр­ной физики (1968-1977 гг.), затем ста­но­вится про­фес­со­ром кафедры ядер­ной физики (1977-1983 гг.), кон­суль­тан­том в НИИ при­клад­ных физи­че­ских про­блем при БГУ (1983-1990 гг.).

В даль­ней­шем его иссле­до­ва­ния пере­но­сятся в Инсти­тут тепло- и мас­со­об­мена им. А.В. Лыкова, где в 1990-1995 гг. М.А. Елья­ше­вич рабо­тает глав­ным науч­ным сотруд­ни­ком. С апреля 1995 года М.А. Елья­ше­вич – совет­ник при дирек­ции Инсти­тута моле­ку­ляр­ной и атом­ной физики.

Михаил Алек­сан­дро­вич вел боль­шую научно-орга­ни­за­ци­он­ную и обще­ствен­ную работу, явля­ясь чле­ном бюро науч­ных сове­тов АН СССР по спек­тро­ско­пии, физике плазмы, при­ни­мал актив­ное уча­стие в работе Меж­ду­на­род­ного союза чистой и при­клад­ной химии. Мно­го­гран­ной была его редак­ци­онно-изда­тель­ская дея­тель­ность.

М.А. Елья­ше­вич отли­чался ред­ким соче­та­нием исклю­чи­тель­ной доб­роты, так­тич­но­сти и душев­но­сти, твер­дой науч­ной, поли­ти­че­ской и жиз­нен­ной пози­ции. Он поко­рял собе­сед­ни­ков своим оба­я­нием, доб­ро­же­ла­тель­но­стью, скром­но­стью, широ­кой эру­ди­цией, высо­чай­шей интел­ли­гент­но­стью и общей куль­ту­рой. Это был чело­век, кото­рый прин­ци­пи­ально не стре­мился зани­мать высо­кие адми­ни­стра­тив­ные долж­но­сти. Он избе­гал их все­гда, когда это ока­зы­ва­лось воз­мож­ным, счи­тал, что его дело – тво­рить в науке, и всю жизнь зани­мался именно этим, бук­вально до самых ее послед­них мгно­ве­ний.

За вклад в науку М.А. Елья­ше­вич удо­стоен ряда государ­ствен­ных наград: помимо зва­ний лау­ре­ата Ста­лин­ской (1949 г., 1950 г.) и Ленин­ской пре­мий (1966 г.), Государ­ствен­ной пре­мии Бела­руси (1992 г.), он награж­ден орде­нами «Знак Почета» (1956 г.) и Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1968 г.), меда­лями. В 1978 году ему при­сво­ено зва­ние «Заслу­жен­ный дея­тель науки БССР».

М.А. Елья­ше­вич скон­чался 4 января 1996 года в г. Мин­ске.

Литература

Ельяшевич М. А. Из воспоминаний о периоде 1931—1935 гг.
// Воспоминания о И. Я. Померанчуке. — М. : Наука, 1988. — С. 19 
 
Академик М. А. Ельяшевич : Воспоминания учеников и современников, избранные статьи (К 100-летию со дня рождения)
/ редкол. : С. Я. Килин (гл. ред) [и др.]. Национальная академия наук Беларуси, Институт физики имени Б.И.Степанова НАН Беларуси – Минск : Голиафы, 2008. – 206 с., ил.