ГлавнаяПерсоналии → Депель Р. Г.

Депель Роберт Георг(1895—1982)

немец­кий физик, участ­ник работ по созда­нию ядер­ного ору­жия в нацист­ской Гер­ма­нии (1939—1945) и в СССР (1945—55). С 1957 — про­фес­сор элек­тро­тех­ники, дирек­тор инсти­тута при­клад­ной физики в Элек­тро­тех­ни­че­ской выс­шей школе в Иль­ме­нау

Роберт Георг Депель (Допель, Доп­пель) родился 3 января 1895 года в г. Ной­штадт (королев­ство Сак­со­ния, Гер­ман­ская импе­рия) в семье слу­жа­щих. В 1915 году он окон­чил сред­нюю школу.

Участ­во­вал в воен­ных дей­ствиях в Пер­вой миро­вой войне, за что был награж­ден Желез­ным кре­стом 1 и 2 класса.

С 1919 по 1924 гг. Р. Депель про­хо­дил обу­че­ние в Лейп­циг­ском уни­вер­си­тете, Йен­ском уни­вер­си­тете им. Ф. Шил­лера и в Мюн­хен­ском уни­вер­си­тете Людвига-Мак­си­ми­ли­ана. В Мюн­хен­ском уни­вер­си­тете в 1924 году он защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию под руко­вод­ством Нобелев­ского лау­ре­ата по физике Виль­гельма Вина.

С этого вре­мени вся его науч­ная дея­тель­ность была посвя­щена физике.

В 1932 году ему при­сва­и­ва­ется зва­ние доцент-физик, а в 1938 году – про­фес­сор. В эти годы он рабо­тает в Физи­че­ском инсти­туте Лейп­циг­ского уни­вер­си­тета. Он зани­ма­ется фото­эф­фек­том, спек­тро­ско­пией, ядер­ной физи­кой… С 1934 года он начи­нает рабо­тать под руко­вод­ством лау­ре­ата Нобелев­ской пре­мии В. Гей­зен­берга, кото­рому при­над­ле­жала одна из пер­вых кван­то­во­ме­ха­ни­че­ских тео­рий ядер­ных сил.

В 1939 году стар­тует немец­кий ура­но­вый про­ект, в кото­ром В. Гей­зен­бергу отво­дится одна из важ­ней­ших ролей – кон­стру­и­ро­ва­ние ядер­ного реак­тора. В своём отчёте «Воз­мож­ность тех­ни­че­ского полу­че­ния энер­гии при рас­щеп­ле­нии урана», закон­чен­ном в декабре 1939 года, В. Гей­зен­берг при­шёл к сле­ду­ю­щему выводу: «В целом можно счи­тать, что при смеси уран-тяже­лая вода в шаре ради­у­сом около 60 см, окру­жён­ном водой (около 1000 кг тяже­лой воды и 1200 кг урана), нач­нется спон­тан­ное выде­ле­ние энер­гии».

В 1940 году экс­пе­ри­мен­таль­ный реак­тор на тяже­лой воде был готов. Он пред­став­лял собой сфе­ри­че­ский сосуд диа­мет­ром семь­де­сят сан­ти­мет­ров, напол­нен­ный тяже­лой водой. Часть изме­ри­тель­ных при­бо­ров для экс­пе­ри­мен­тов В. Гей­зен­берг изго­то­вил сам, часть – отве­чав­ший за поста­новку опы­тов Роберт Депель. Для пуска реак­тора исполь­зо­вался внеш­ний источ­ник ней­тро­нов. В начале 1941 года состо­ялся пер­вый экс­пе­ри­мент, однако цеп­ной реак­ции деле­ния не про­изо­шло – не хва­тило урана. Допол­ни­тель­ные запасы урана достав­ляли Гей­зен­бергу намного быст­рее, и осе­нью 1941 года были про­из­ве­дены опыты, кото­рые дали мно­го­обе­ща­ю­щие резуль­таты, а затем, вес­ной 1942-го, про­изо­шел насто­я­щий про­рыв: сосуд с ура­ном и тяже­лой водой начал испус­кать ней­троны, и их было на 13 % больше, чем давал вве­ден­ный внутрь сосуда ини­ци­и­ру­ю­щий реак­цию источ­ник.

Но Гер­ма­ния не пред­при­няла пол­но­мас­штаб­ных уси­лий для про­из­вод­ства атом­ной бомбы. В июне 1942 года В. Гей­зен­берг сооб­щил чле­нам гер­ман­ского вер­хов­ного коман­до­ва­ния, что во время войны Гер­ма­ния не смо­жет сде­лать атом­ную бомбу. Своим докла­дом он создал у Аль­берта Шпе­ера, мини­стра воору­же­ний и воен­ного про­из­вод­ства, впе­чат­ле­ние, что работа над бом­бой потре­бует настолько дли­тель­ного вре­мени, что вряд ли каким-то обра­зом повли­яет на ход войны.

В тот же день 23 июня 1942 года и в те же часы про­фес­сор ради­а­ци­он­ной физики Роберт Депель зани­мался в Лейп­циге изме­ре­ни­ями в реак­торе L-IV. Алю­ми­ни­е­вый шар с новой сло­и­стой кон­струк­цией из трех­сот кило­грам­мов порошка метал­ли­че­ского урана и тяже­лой водой уже три недели висит в резер­ву­аре с водой. Метал­ли­че­ский уран намного актив­нее оксида урана – одного тре­ния между метал­лом и внут­рен­ней стен­кой трубки доста­точно, чтобы поро­шок урана вос­пла­ме­нился. Пол­года назад Пашен, меха­ник Депеля, не гото­вый к такому пово­роту собы­тий, полу­чил тяже­лые ожоги кисти.

Вне­запно Р. Депель видит, что из резер­ву­ара под­ни­ма­ются пузыри. Запо­до­зрив негер­ме­тич­ность шара, он и его сотруд­ники под­ни­мают из воды «38-ю машину». Едва успел тех­ник Пашен открыть запор­ный вен­тиль, как из шара вырвался уже горя­щий радио­ак­тив­ный поро­шок урана, а за ним высо­кий язык пла­мени. Они сумели поту­шить огонь и для охла­жде­ния снова погру­зили шар в резер­вуар с водой. При­мчав­ше­гося по вызову В. Гей­зен­берга Р. Депель заве­ряет, что все под кон­тро­лем. Однако реак­тор, кото­рому пола­га­лось остыть, ста­но­вится все горя­чее. Руко­во­ди­тель экс­пе­ри­мента решает про­дол­бить машину под водой. Но уже поздно. Бегом вер­нув­шийся в лабо­ра­то­рию В. Гей­зен­берг только и успел уви­деть, как шар в воде раз­ду­ва­ется, и вме­сте с осталь­ными бро­сился вон из лабо­ра­то­рии. В сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние в несколь­ких местах из-под воды вырва­лось обшир­ное пламя, сопро­вож­да­е­мое при­глу­шен­ным гулом взрыва... Метал­ли­че­ский уран огнен­ным фон­та­ном выбро­сило до шести­мет­ро­вого потолка. Верх­нее полу­ша­рие весом в четы­ре­ста кило­грам­мов было при­вин­чено к ниж­ней поло­вине больше чем сот­ней бол­тов, однако один из взры­вов разо­рвал его по этой раз­де­ли­тель­ной линии, раз­неся на куски. Лабо­ра­то­рия была раз­ру­шена, и вызван­ной пожар­ной команде сто­ило боль­ших тру­дов пога­сить бес­чис­лен­ные языки огня от рас­ки­дан­ного повсюду ура­но­вого порошка. Ура­но­вые костерки про­дол­жали тлеть еще два дня, пока все реак­ции не угасли. Метал­ли­че­ский уран пре­вра­тился в гряз­ную массу, и боль­шая часть дра­го­цен­ной тяже­лой воды тоже была уни­что­жена.

Счи­та­ется, что «теп­ло­вой взрыв» про­изо­шёл в резуль­тате обыч­ной хими­че­ской реак­ции урана в виде тон­ко­из­мель­чён­ного порошка с про­ник­шей через обо­лочку тяжё­лой водой. Но такая вер­сия не выдер­жи­вает кри­тики, так как странно было бы пред­по­ла­гать, что немец­ким учё­ным были неиз­вестны хими­че­ские свой­ства давно откры­того и изу­чен­ного эле­мента. Невоз­можно пред­по­ло­жить и то, что немцы не смогли предот­вра­тить утечку воды под атмо­сфер­ным дав­ле­нием внутрь обо­лочки реак­тора. Суще­ствуют пред­по­ло­же­ния, что реак­тор всё же вышел на кри­ти­че­скую точку, и его взрыв после­до­вал именно из-за начав­шей расти тем­пе­ра­туры внутри реак­тора и после­ду­ю­щего раз­ру­ше­ния обо­лочки актив­ной зоны, при­вед­шей к хими­че­ской реак­ции урана с тяжё­лой водой, пожару и оста­новке реак­тора.

В даль­ней­шем отсут­ствие быст­рых резуль­та­тов поста­вило окон­ча­тель­ный крест на немец­ком ура­но­вом про­екте.

В декабре 1944 года Роберт Депель был моби­ли­зо­ван в народ­ное опол­че­ние «Фоль­с­штурм», однако его рота так и не при­няла уча­стия в боях.

Теперь Роберт Депель ста­но­вится желан­ной целью для НКВД, спе­ци­а­ли­сты кото­рого заня­лись в конце войны и после Победы поис­ком гер­ман­ских уче­ных и инже­не­ров, хоть каким-то обра­зом отно­ся­щихся к ядер­ной физике и немец­кому ура­но­вому про­екту. Спе­ци­ально создан­ная группа, в кото­рую в ранге пол­ков­ни­ков НКВД вхо­дили такие веду­щие совет­ские уче­ные как Арци­мо­вич, Кикоин, Хари­тон, искала в совет­ской зоне окку­па­ции Гер­ма­нии спе­ци­а­ли­стов, в той или иной сте­пени свя­зан­ных с ядер­ной физи­кой. Опе­ра­цией руко­во­дил пер­вый заме­сти­тель нар­кома внут­рен­них дел Иван Серов. Ана­ло­гич­ной рабо­той зани­ма­лись и аме­ри­кан­ские спец­службы.

Ока­зав­шись сна­чала в аме­ри­кан­ской зоне окку­па­ции (г. Лейп­циг пер­выми заняли аме­ри­кан­ские вой­ска), Роберт Депель отка­зался от пред­ло­же­ния аме­ри­кан­цев рабо­тать на них. После пере­дачи Лейп­цига под кон­троль совет­ской адми­ни­стра­ции он доб­ро­вольно пред­ло­жил свои услуги совет­ской сто­роне.

Так про­фес­сор Р. Депель ока­зался в Москве, в зна­ме­ни­том НИИ-9 (ныне ВНИИ неор­га­ни­че­ских мате­ри­а­лов им. А.А. Боч­вара), где на него была воз­ло­жена задача раз­ра­ботки мето­дов изме­ре­ния кине­тики взрыва атом­ной бомбы и соот­вет­ству­ю­щих изме­ри­тель­ных при­бо­ров. Для Р. Депеля срочно доста­вили обо­ру­до­ва­ние и аппа­ра­туру Гер­ман­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута, кото­рые были раз­ме­щены в создан­ной лабо­ра­то­рии по ядерно-физи­че­ским изме­ре­ниям НИИ-9. В его группу вошли 9 немец­ких спе­ци­а­ли­стов из числа воен­но­плен­ных, из них 3 док­тора с выс­шим обра­зо­ва­нием и 6 ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных масте­ров, а также инже­нер-физик Ми; кан­ди­дат тех­ни­че­ских наук Колес­ни­ков и инже­нер-химик Хоц­ке­вич.

В авгу­сте 1945 года И.В. Кур­ча­тов и И.К. Кикоин в свод­ной справке «О состо­я­нии и резуль­та­тах научно-иссле­до­ва­тель­ских работ»; в её заклю­чи­тель­ном раз­деле – «О состо­я­нии работ по исполь­зо­ва­нию внут­ри­атом­ной энер­гии в Гер­ма­нии», в част­но­сти, сооб­щали: «В июле с. г. нами выве­зено из Гер­ма­нии обо­ру­до­ва­ние, архивы, тех­ни­че­ская доку­мен­та­ция и биб­лио­теки четы­рёх физи­че­ских инсти­ту­тов и одного химико-метал­лур­ги­че­ского инсти­тута, зани­мав­шихся про­бле­мой урана. В СССР при­е­хали, изъ­явив жела­ние у нас рабо­тать, ряд круп­ных науч­ных работ­ни­ков: …про­фес­сор Допель – близ­кий сотруд­ник проф. Гей­зен­берга, одного из основ­ных руко­во­ди­те­лей работ по котлу с тяжё­лой водой... Все эти спе­ци­а­ли­сты будут исполь­зо­ваны для работ по про­блеме урана».

В письме дирек­тора Инсти­тута хими­че­ской физики Н.Н. Семе­нова кура­тору совет­ского атом­ного про­екта Л.П. Берии о при­вле­че­нии Инсти­тута хими­че­ской физики к рабо­там по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии от 28 фев­раля 1946 года про­фес­сор Р. Депель фигу­ри­рует как круп­ней­ший уче­ный, необ­хо­ди­мый для нала­жи­ва­ния работы Спец­сек­тора ИХФ.

Его зна­ния исполь­зо­ва­лись и для реше­ния про­блем полу­че­ния тяже­лой воды. Про­ект­ный инсти­тут ГИАП, кото­рому было пору­чено зада­ние на стро­и­тель­ство завода для полу­че­ния тяже­лой воды мето­дом рек­ти­фи­ка­ции жид­кого амми­ака, не справ­лялся с зада­нием, и по пред­ло­же­нию А.П. Заве­ня­гина 18 марта 1946 года Поста­нов­ле­нием СНК СССР в НИИ-9 орга­ни­зо­вана «тяже­ло­вод­ная» лабо­ра­то­рия. К её рабо­там были при­вле­чены немец­кий про­фес­сор М. Фоль­мер, воз­глав­ляв­ший в НИИ-9 иссле­до­ва­тель­ское бюро по полу­че­нию тяжё­лой воды, и Р. Депель.

9 авгу­ста 1946 года вышло рас­по­ря­же­ние СМ СССР, в кото­ром ука­зы­ва­лось: «имея в виду, что все научно-иссле­до­ва­тель­ские работы будут вестись под руко­вод­ством Лабо­ра­то­рии № 2 АН СССР, Сов­мин счёл целе­со­об­раз­ным:

1. Раз­ре­шить Мини­стер­ству внут­рен­них дел СССР:

б) орга­ни­зо­вать спец­группу 9-го Управ­ле­ния Мини­стер­ства внут­рен­них дел СССР во главе с проф. Доп­пе­лем и д-ром Шин­тель­мей­стром для уча­стия в работе Лабо­ра­то­рии № 2 по раз­ра­ботке системы авто­ма­ти­че­ского управ­ле­ния и при­бо­ров для агре­гата типа № 1 (уран-гра­фи­то­вый ядер­ный реак­тор)».

В 1950-х годах начи­нает наби­рать силу курс на посте­пен­ное отстра­не­ние немец­ких спе­ци­а­ли­стов от уча­стия в сек­рет­ных рабо­тах в совет­ском атом­ном про­екте. В 1952 году про­фес­сор Р. Депель пере­ез­жает в Воро­неж, где ста­но­вится заве­ду­ю­щим кафед­рой экс­пе­ри­мен­таль­ной и ядер­ной физики Воро­неж­ского уни­вер­си­тета. Здесь он вто­рично женится (его пер­вая жена Клара погибла в апреле 1945 года) и создает в Воро­неж­ском уни­вер­си­тете кафедру ядер­ной физики.

В сере­дине 50-х годов выдер­жав­шим «каран­тин» немец­ким уче­ным стали раз­ре­шать выезд в ГДР или ФРГ (в ФРГ не всем). Р. Депель вер­нулся в Гер­ма­нию одним из послед­них, в 1957 году, полу­чил место про­фес­сора элек­тро­тех­ники, стал дирек­то­ром инсти­тута при­клад­ной физики в Элек­тро­тех­ни­че­ской выс­шей школе в Иль­ме­нау (район Арн­штадт, округ Эрфурт, ГДР). В Тех­ни­че­ском уни­вер­си­тете в Иль­ме­нау он про­ра­бо­тал всю остав­шу­юся жизнь. Здесь он зани­мался спек­траль­ным ана­ли­зом меха­низма элек­три­че­ских раз­ря­дов в газах.

Позже, Р. Депель увлекся про­бле­мами гло­баль­ного потеп­ле­ния, создал нуле­вую раз­мер­ную модель кли­мата.

Награж­ден орде­ном ГДР «За заслуги перед Оте­че­ством» в серебре.

Роберт Депель скон­чался 2 декабря 1982 года в Иль­ме­нау.