ГлавнаяПерсоналии → Дмитриев Н. А.

Дмитриев Николай Александрович(1924—2000)

мате­ма­тик, физик-тео­ре­тик; один из раз­ра­бот­чи­ков атом­ного ору­жия. Лау­реат двух Государ­ствен­ных пре­мий СССР (1951, 1972).

Нико­лай Алек­сан­дро­вич Дмит­риев родился 27 декабря 1924 года в Москве, в семье быв­шего офи­цера цар­ской армии. В 1930 году семья пере­ехала в Тобольск, где после ссылки посе­лился отец. Маль­чик рано про­явил зна­чи­тель­ные интел­лек­ту­аль­ные спо­соб­но­сти, в 6 лет уже решал труд­ные алгеб­ра­и­че­ские и гео­мет­ри­че­ские задачи, читал тома все­об­щей исто­рии. Зна­ко­мый отца послал в Нар­ком­прос РСФСР письмо о необык­но­вен­ном ребёнке, и в 1933 году 9-лет­него маль­чика вызвали на экза­мен в Москву. Про­во­див­шая экза­мен комис­сия под пред­се­да­тель­ством нар­кома про­све­ще­ния А.С. Буб­нова и его заме­сти­теля Н.К. Круп­ской была удив­лена широ­той позна­ний ребёнка. Про­фес­сор Чистя­ков, про­эк­за­ме­но­вав Колю, заявил: «У ребенка чрез­вы­чайно боль­шой объем зна­ний. Несо­мненно, мы имеем дело с исклю­чи­тель­ной ода­рен­но­стью. Такие явле­ния встре­ча­ются раз в сто­ле­тие. Этот ребе­нок — типа Пас­каля».

В резуль­тате, как по мано­ве­нию вол­шеб­ной палочки, в 1933 году семья Дмит­ри­е­вых воз­вра­ща­ется в Москву — согласно реше­нию Нар­ком­проса РСФСР обра­зо­ва­нием чудо-ребенка должны заняться сто­лич­ные педа­гоги. Маль­чику даже назна­чили сти­пен­дию 500 руб­лей, что в 2 раза пре­вы­шало зара­бо­ток отца. Мало того, вскоре семье выде­лили квар­тиру в элит­ном доме на Садо­вом кольце в одном доме с Д.Ф. Ойстра­хом.

В 15 лет Коля, побе­ди­тель пер­вых в стране олим­пиад по мате­ма­тике, стал сту­ден­том мех­мата МГУ. Еще до окон­ча­ния уни­вер­си­тета он начал зани­маться в семи­наре ака­де­мика Кол­мо­го­рова, кото­рый счи­тал работы Н.А. Дмит­ри­ева по тео­рии веро­ят­но­сти мно­го­обе­ща­ю­щими, а затем в апреле 1946 года посту­пил в Мате­ма­ти­че­ский инсти­тут АН СССР им. Стек­лова к нему в аспи­ран­туру. Начали выхо­дить его науч­ные труды, высоко оце­нен­ные мате­ма­ти­ками мира. Каза­лось, перед ода­рен­ным юно­шей откры­ва­ются самые бле­стя­щие пер­спек­тивы...

Война закон­чи­лась побе­дой, но аме­ри­кан­ские атом­ные бомбы взры­ва­ются над Япо­нией — и жизнь Нико­лая Дмит­ри­ева кар­ди­нально меня­ется. При­чем, по его соб­ствен­ному жела­нию. «Я все­гда инте­ре­со­вался поли­ти­кой больше, чем сле­дует, — писал Нико­лай Алек­сан­дро­вич в своих неокон­чен­ных вос­по­ми­на­ниях, — и все­гда был скло­нен к либе­ра­лизму. Я ожи­дал, что после войны будет широ­кая эво­лю­ция к соци­а­лизму во всем мире, и пере­ход Запада к атом­ному шан­тажу нанес болез­нен­ный удар моим иллю­зиям. Я помню мысль, кото­рую сфор­му­ли­ро­вал для себя: «Вот дело, кото­рому сто­ило бы отдать десять лет жизни или даже всю жизнь — созда­ние совет­ской атом­ной бомбы».

В начале осени 1946 года он позна­ко­мился с Я.Б. Зель­до­ви­чем, а в ноябре пере­шёл к нему в тео­ре­ти­че­ский отдел Инсти­тута хими­че­ской физики. Там зани­ма­лись реше­нием про­блем созда­ния пер­вой совет­ской атом­ной бомбы. Моло­дой мате­ма­тик быстро и успешно вклю­чился в работу. А в 1948 году он стал сотруд­ни­ком КБ-11 (ВНИИЭФ).

Н.А. Дмит­риев сразу вклю­чился в работу тео­ре­ти­че­ского сек­тора КБ-11. Его работы тех лет посвя­щены слож­ней­шим явле­ния, он иссле­до­вал так назы­ва­е­мый непол­ный взрыв, тео­рию воз­му­ще­ний, физику высо­ких тем­пе­ра­тур и дав­ле­ний, тео­рию систем ПВО. Его рас­четы счи­та­ются клас­си­че­скими и до сих пор исполь­зу­ются при раз­ра­ботке новых тех­но­ло­гий.

Вот лишь один при­мер. Любое ядер­ное изде­лие, будучи пере­ве­дено в сверх­кри­ти­че­ское состо­я­ние, не может нахо­диться в нем дли­тель­ное время. Обя­за­тельно про­изой­дет ней­трон­ное ини­ци­и­ро­ва­ние даже от соб­ствен­ного ней­трон­ного фона актив­ного деля­ще­гося веще­ства. В реаль­ной кон­струк­ции ядер­ного заряда такое состо­я­ние назы­ва­ется непол­ным взры­вом. Так вот, именно Дмит­риев создал мате­ма­ти­че­скую модель непол­ного взрыва. И хотя в даль­ней­шем исполь­зо­вали более десятка спо­со­бов ней­трон­ного ини­ци­и­ро­ва­ния взрыва, в основе их все­гда лежали его рас­четы.

В КБ-11 про­ра­ба­ты­ва­лись раз­ные про­екты буду­щей тер­мо­ядер­ной бомбы: «труба», «слойка», «рас­твор», при этом из сооб­ра­же­ний сек­рет­но­сти каж­дый сотруд­ник рабо­тал только над одним про­ек­том. Поскольку вся­кий про­ект тре­бо­вал тео­ре­ти­че­ской про­ра­ботки с исполь­зо­ва­нием слож­ного мате­ма­ти­че­ского аппа­рата, то в 1949 году А.Д. Саха­ров добился раз­ре­ше­ния Л.П. Берии для Дмит­ри­ева рабо­тать по несколь­ким про­ек­там, вклю­чая про­ект «слойка».

Тео­ре­ти­че­ские работы Н.А. Дмит­ри­ева поз­во­лили закрыть непер­спек­тив­ные работы, вклю­чая «рас­твор­ные системы» Г.Н. Фле­рова, кото­рые Дмит­риев забра­ко­вал как осно­вой про­ект для созда­ния атом­ного ору­жия.

Работы Н.А. Дмит­ри­ева сыг­рали боль­шую роль в созда­нии тер­мо­ядер­ной бомбы. Про­дол­же­ние работ по «слойке» (или одно­сту­пен­ча­тому тер­мо­ядер­ному заряду) пока­зало, что даль­ней­шее уве­ли­че­ние мощ­но­сти вело к неже­ла­тель­ному росту его габа­ри­тов. Да и срок год­но­сти бомбы огра­ни­чи­вала «живу­честь» три­тия. И тогда Саха­ров пред­ло­жил двух­сту­пен­ча­тый тер­мо­ядер­ный заряд. Но глав­ным была так назы­ва­е­мая «тре­тья идея» — исполь­зо­вать для обжа­тия тер­мо­ядер­ного горю­чего не про­сто атом­ный взрыв, а так назы­ва­е­мую ради­а­ци­он­ную импло­зию — энер­гию рент­ге­нов­ского излу­че­ния самого атом­ного заряда. Н.А. Дмит­риев решил для этого авто­мо­дель­ные урав­не­ния в част­ных про­из­вод­ных, при­дав им замкну­тую мате­ма­ти­че­скую форму.

В итоге к началу лета 1955 года рас­четно-тео­ре­ти­че­ские работы закон­чи­лись, а уже осе­нью заряд был успешно испы­тан на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне.

В 1955 году Н.А. Дмит­риев защи­щает дис­сер­та­цию на соис­ка­ние уче­ной сте­пени кан­ди­дата физико-мате­ма­ти­че­ских наук. С авгу­ста 1955 года он рабо­тает началь­ни­ком отдела в мате­ма­ти­че­ском сек­торе. Отдел обес­пе­чи­вал реше­ние на элек­трон­ной счет­ной машине важ­ней­ших про­из­вод­ствен­ных задач. Напри­мер, раз­ра­ботку мето­дов чис­лен­ного рас­чета пере­носа излу­че­ния и мето­дов рас­чета урав­не­ния состо­я­ния кон­струк­ци­он­ных мате­ри­а­лов в экс­тре­маль­ных усло­виях ядер­ного взрыва, осво­ены про­граммы, явля­ю­щи­еся основ­ными для ряда систем, сов­местно с Е.В. Мали­нов­ской раз­ра­бо­таны методы дву­мер­ных чис­лен­ных газо­ди­на­ми­че­ских рас­че­тов. Н.А. Дмит­риев являлся раз­ра­бот­чи­ком основ­ных рас­чет­ных мето­дов, без кото­рых была бы немыс­лима работа тео­ре­ти­че­ского сек­тора.

Дея­тель­ность КБ-11 порой ока­зы­вала реша­ю­щее зна­че­ние на самые неожи­дан­ные направ­ле­ния обо­рон­ной поли­тики СССР. В конце 40-х годов для защиты Москвы от атом­ного взрыва уче­ные Инсти­тута хими­че­ской физики пред­ло­жили зенит­ный уско­ри­тель про­то­нов (ЗУ). По мысли авто­ров, атом­ный заряд, транс­пор­ти­ру­е­мый бом­бар­ди­ров­щи­ком, сле­до­вало ней­тра­ли­зо­вать мощ­ным пото­ком про­то­нов. С одоб­ре­ния И.В. Ста­лина нача­лась раз­ра­ботка такой уста­новки. Для этого даже постро­или осо­бое зда­ние, купол кото­рого и сей­час вид­не­ется за Домом обуви на Ленин­ском про­спекте. Всего же вокруг сто­лицы пла­ни­ро­ва­лось постро­ить не менее десятка ЗУ.

Тео­ре­тики Арза­маса-16 должны были дать заклю­че­ние по этому про­екту. Н.А. Дмит­риев и В.Н. Роди­гин пред­ло­жили и про­счи­тали более рацио­наль­ный спо­соб защиты от атом­ной бомбы и само­лета-носи­теля с помо­щью высот­ного ядер­ного взрыва неболь­шой мощ­но­сти, кото­рый не столь опа­сен для города и его насе­ле­ния. При взрыве в первую оче­редь пора­жа­ется ней­тро­нами атом­ный заряд, потом эки­паж гамма-кван­тами, а напо­сле­док — само­лет удар­ной вол­ной и теп­ло­вым излу­че­нием. Авторы отчета под­черк­нули: для борьбы со стра­те­ги­че­скими бом­бар­ди­ров­щи­ками нужно создать зенит­ную атом­ную ракету.

В итоге работы по зенит­ному уско­ри­телю оста­но­вили. А зенит­ная управ­ля­е­мая ракета с атом­ным заря­дом, создан­ном во ВНИИЭФ, была успешно испы­тана в 1957 году. Спу­стя год подоб­ную ракету при­няли на воору­же­ние в США.

Деся­ти­ле­тие напря­жен­ного труда как-то неза­метно подо­шло к концу. По мне­нию Н.А. Дмит­ри­ева «основ­ное для физи­ков было позади. Как умень­шить бомбу в 50 и даже 100 раз — это уже пере­ход на мел­кие дела». Дей­стви­тельно, с нача­лом «отте­пели» мно­гие веду­щие спе­ци­а­ли­сты уехали из Арза­маса-16. А Нико­лая Алек­сан­дро­вича в январе 1967 года назна­чают началь­ни­ком отдела мате­ма­ти­че­ского сек­тора. По сути именно на этом посту он стал науч­ным лиде­ром кол­лек­тива, кото­рый взялся за раз­ра­ботку новых ком­пью­тер­ных про­грамм. До этого вре­мени физики исполь­зо­вали про­граммы, создан­ные в Москве, в ИПМ АН СССР. Н.А. Дмит­риев создал новые прин­ципы орга­ни­за­ции про­грамм, кото­рые исполь­зу­ются и в насто­я­щее время. Он был пер­вым чело­ве­ком в Союзе, кото­рый занялся дву­мер­ными про­грам­мами. За несколько лет он выпол­нил работу, кото­рая стала образ­цом клас­си­че­ского иссле­до­ва­ния слож­ней­шей физи­че­ской про­блемы — создал точ­ную фор­мулу для рас­чета дав­ле­ния в холод­ном кри­сталле.

По вос­по­ми­на­ниям кол­лег он не ста­рался закре­пить за собой автор­ство той или иной про­граммы. Так же, как не стре­мился к полу­че­нию высо­ких долж­но­стей, сте­пе­ней, зва­ний и наград. Ему несколько раз пред­ла­гали стать док­то­ром наук без защиты дис­сер­та­ции, по сово­куп­но­сти работ, оста­ва­лось только напи­сать заяв­ле­ние... В ответ на лест­ные пред­ло­же­ния Нико­лай Алек­сан­дро­вич сна­чала отмал­чи­вался, а потом пояс­нил: «Зна­ете, к фами­лии «Дмит­риев» при­ставка «док­тор» уже ничего не доба­вит».

Труды Н.А. Дмит­ри­ева зало­жили основу тео­ре­ти­че­ских мето­дов рас­че­тов изде­лий, внесли боль­шой вклад в созда­ние образ­цов ядер­ного ору­жия. Боль­шин­ство тео­ре­ти­ков и мате­ма­ти­ков учи­лось на его рабо­тах. Им зало­жены основы тео­ре­ти­че­ских мето­дов рас­чета урав­не­ний состо­я­ния веществ в экс­тре­маль­ных усло­виях.

В 1986 году Дмит­риев вер­нулся к науч­ной работе, став веду­щим науч­ным сотруд­ни­ком тео­ре­ти­че­ского отде­ле­ния. В 1990-х гг. Дмит­риев рабо­тает над усо­вер­шен­ство­ва­нием про­из­вод­ствен­ных про­грамм чис­лен­ного счета.

Фами­лии мно­гих уче­ных-физи­ков, мате­ма­ти­ков, кон­струк­то­ров — созда­те­лей атом­ной бомбы, после пере­стройки ока­за­лись на слуху. О них сни­мают научно-популяр­ные фильмы, пишут книги... А Н.А. Дмит­риев так и остался «сек­рет­ным физи­ком», бой­цом неви­ди­мого фронта. О мас­штабе его таланта мате­ма­тика и физика можно судить по курьез­ному эпи­зоду. Когда в стране появи­лись пер­вые гро­мозд­кие ЭВМ, руко­вод­ство ВНИИЭФ обра­ти­лось к ака­де­мику А.Н. Кол­мо­го­рову за сове­том по поводу внед­ре­ния элек­тронно-вычис­ли­тель­ных машин. Кол­мо­го­ров отве­тил: «Зачем вам ЭВМ, у вас же есть Коля Дмит­риев». Уче­ник Кол­мо­го­рова Коля Дмит­риев был самым насто­я­щим вун­дер­кин­дом. Это обсто­я­тель­ство, навер­ное, опре­де­лило тра­ек­то­рию его судьбы.

За свои труды Н.А. Дмит­риев был удо­стоен ордена Ленина (1961 г.), двух орде­нов Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1949 г., 1951 г.), Государ­ствен­ная пре­мия СССР (1972 г.). За уча­стие в реше­нии тео­ре­ти­че­ских вопро­сов при раз­ра­ботке кон­струк­ции изде­лия РДС ему при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия пер­вой сте­пени (в раз­мере 150000 руб. на семь чело­век) (1951 г.).

Скон­чался Н.А. Дмит­риев 23 сен­тября 2000 года в г. Сарове.

Литература

Дмитриев Н.А. Избранные труды. Теоретическая физика. Математика
/ [редкол.: Р. Илькаев (пред.) и др.] ; Рос. федер. ядер. центр - Всерос. науч.-исслед. ин-т эксперим. Физики. – Саров : РФЯЦ-ВНИИЭФ , 2004. - 510 с., [1] л. портр.ил., табл. 
 
Николай Александрович Дмитриев : Воспоминания, очерки, ст.
/ Рос. федер. ядер. центр - Всерос. науч.-исслед. ин-т эксперим. физики; [Редкол.: Р. И. Илькаев (пред.) и др.] . — Саров : РФЯЦ-ВНИИЭФ , 2002 . — 350, [1] с.ил, портр., факс.