ГлавнаяПерсоналии → Дмитриев М. В.

Дмитриев Михаил Васильевич(1918—1962)

воен­ный инже­нер-химик, к.х.н., один из основ­ных созда­те­лей ней­трон­ного запала для атом­ного ору­жия. Лау­реат Ста­лин­ских пре­мий (1951, 1953).

Михаил Васи­лье­вич Дмит­риев родился 12 марта 1918 года в Рыбин­ске Яро­слав­ской обла­сти в боль­шой семье. Его отец пре­по­да­вал в Рыбин­ском тех­ни­че­ском учи­лище, а затем стал его дирек­то­ром, мать была учи­тель­ни­цей. В 1924 году семья пере­ехала в Москву. Учился Михаил в опытно-пока­за­тель­ной школе им. Ради­щева при Нар­ком­просе, окон­чив её в 1936 году на одни пятерки.

В том же году М.В. Дмит­риев посту­пил в Мос­ков­ский инсти­тут хими­че­ского маши­но­стро­е­ния. Однако после пер­вого курса пере­шел на инже­нер­ный факуль­тет Ака­де­мии хими­че­ской защиты им. Воро­ши­лова на спе­ци­аль­ность «ана­ли­ти­че­ская химия». В связи с напа­де­нием фашист­ской Гер­ма­нии ака­де­мию он окон­чил в 1941 году уско­рен­ным мето­дом, без защиты диплом­ного про­екта.

Летом 1941 года М.В. Дмит­риев был направ­лен на фронт. Войну он начал в Крыму в самые тяж­кие дни 1941 года в составе 8-й огне­мет­ной роты 51-й армии. Участ­во­вал в Кер­чен­ско-Фео­до­сий­ской опе­ра­ции в составе 83-й Мор­ской бригады Крым­ского фронта, с июля 1942 года – на Ста­лин­град­ском, затем – на 4-м Укра­ин­ском фронте. Воен­ную службу закон­чил в мае 1946 года в Праге. Бое­вые заслуги Миха­ила Васи­лье­вича отме­чены орде­ном Крас­ной Звезды и меда­лью «За победу над Гер­ма­нией в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941–1945 гг.».

Сразу после демо­би­ли­за­ции, 6 ноября 1946 года, М.В. Дмит­ри­ева направ­ляют на пред­при­я­тие п/я 975 (КБ-11, РФЯЦ – ВНИИЭФ, Арза­мас-16), в лабо­ра­то­рию № 7, кото­рой руко­во­дил Л.Я. Апин. Лабо­ра­то­рия зани­ма­лась раз­ра­бот­кой и изго­тов­ле­нием ней­трон­ных запа­лов для атом­ных бомб, глав­ной частью кото­рого являлся высо­ко­ра­дио­ак­тив­ный поло­ний. Перед лабо­ра­то­рией сто­яла задача создать радио­хи­ми­че­ские методы извле­че­ния раз­лич­ных про­дук­тов деле­ния, орга­ни­зо­вать про­из­вод­ство поло­ния и раз­ра­бо­тать тех­но­ло­гию изго­тов­ле­ния источ­ни­ков ней­тро­нов. Об ответ­ствен­но­сти про­во­ди­мых работ гово­рит тот факт, что науч­ный руко­во­ди­тель совет­ского атом­ного про­екта Ю.Б. Хари­тон счи­тал про­блему созда­ния ней­трон­ного запала вто­рой по важ­но­сти.

Еще в июне 1945 года от Клауса Фукса посту­пило сооб­ще­ние об исполь­зо­ва­нии в аме­ри­кан­ской атом­ной бомбе поло­ни­е­вого ини­ци­а­тора с огром­ной вели­чи­ной актив­но­сти – 50 кюри. Такая актив­ность соот­вет­ство­вала при­мерно 50 грам­мам чистого радия, что пре­вы­шало весь государ­ствен­ный фонд СССР. Сооб­ще­ние каза­лось почти неве­ро­ят­ным. Однако 18 октября 1945 года раз­ведка полу­чила све­де­ния, под­твер­жда­ю­щий эти дан­ные: «Ини­ци­а­тор состоит из пусто­те­лого берил­ли­е­вого шарика, на внут­рен­ней поверх­но­сти кото­рого име­ются кли­но­об­раз­ные выемки. Плос­ко­сти всех выемок парал­лельны одна дру­гой. Поверх­ность выемок покрыта слоем золота и поло­ния. Полый шарик изго­тов­ля­ется из двух поло­ви­нок, кото­рые спрес­со­вы­ва­ются в атмо­сфере никель-кар­бо­нила, бла­го­даря чему на поверх­но­сти шарика обра­зу­ется никеле­вое покры­тие…»

Про­блема заклю­ча­лась в том, что поло­ния в СССР не было ни одного мик­ро­грамма. А для изго­тов­ле­ния ней­трон­ного запала только для одной бомбы его тре­бо­ва­лось около трех грамм.

За полу­че­ние поло­ния отве­чали Ради­е­вый инсти­тут и ВНИИНМ. В послед­нем была создана полу­про­мыш­лен­ная уста­новка, на кото­рой из облу­чен­ных в реак­торе Ф-1 вис­му­то­вых блоч­ков извле­кался поло­ний. В пер­вом квар­тале 1949 года весь полу­чен­ный поло­ний был отправ­лен поез­дом в КБ-11 в лабо­ра­то­рию Л.Я. Апина.

Тем вре­ме­нем М.В. Дмит­риев рабо­тал с радием, извле­кая из него поло­ний. Работа была чрез­вы­чайно опас­ной для здо­ро­вья и абсо­лютно новой для всех. Свой­ства этих веществ и радио­хи­мию он начал изу­чать по учеб­ни­кам Кюри. И так – в соче­та­нии с прак­ти­кой – позна­вал новую для него науку.

Работа была труд­ная и вред­ная. Прежде чем при­сту­пить к работе, сотруд­ники лабо­ра­то­рии наде­вали муж­ское белье, носки, калоши, халаты, голову заку­ты­вали мар­лей. Но Михаил Васи­лье­вич нико­гда не пере­оде­вался, утвер­ждая, что химик нико­гда не дол­жен ничего про­лить или раз­бить. Он талант­ливо рабо­тал руками, и у него была свет­лая голова. Самые вред­ные, самые опас­ные тех­но­ло­ги­че­ские опе­ра­ции он про­во­дил сам – берег сотруд­ни­ков.

В июне 1949 года, как послед­няя деталь к уже гото­вой бомбе, были скон­стру­и­ро­ваны и изго­тов­лены четыре ней­трон­ных запала мощ­но­стью около 50 кюри. К моменту испы­та­ния атом­ной бомбы они были достав­лены на Семи­па­ла­тин­ский поли­гон. В самый послед­ний момент окон­ча­тельно выбрали один из них, с наи­луч­шими харак­те­ри­сти­ками.

Успеш­ное испы­та­ние атом­ной бомбы РДС-1 было про­ве­дено в 7 часов 29 авгу­ста 1949 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета «О награж­де­нии орде­нами СССР науч­ных, инже­нерно-тех­ни­че­ских работ­ни­ков, наи­бо­лее отли­чив­шихся при выпол­не­нии спе­ци­аль­ного зада­ния пра­ви­тель­ства» и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За уча­стие в созда­нии пер­вой совет­ской атом­ной бомбы науч­ный сотруд­ник ВНИИЭФ М.В. Дмит­риев был награж­ден орде­ном Ленина и пре­мией.

Точ­ность лабо­ра­тор­ных опы­тов с ней­тро­нами зави­сит от мощ­но­сти и габа­ри­тов ней­трон­ного источ­ника – чем выше мощ­ность и меньше раз­мер, тем лучше. Михаил Васи­лье­вич в начале 1950-х годов раз­ра­бо­тал тех­но­ло­гию и изго­то­вил мини­а­тюр­ный источ­ник боль­шой мощ­но­сти. Потре­бо­ва­лось более 30 лет, чтобы пре­взойти его дости­же­ние.

Поста­нов­ле­нием Совета Мини­стров СССР от 6 декабря 1951 года «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные работы в обла­сти исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии, за созда­ние новых видов изде­лий РДС, дости­же­ния в обла­сти про­из­вод­ства плу­то­ния и урана-235…» за раз­ра­ботку про­мыш­лен­ного метода полу­че­ния поло­ния М.В. Дмит­ри­еву была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия 2-й сте­пени.

Через два года, после успеш­ного испы­та­ния в СССР пер­вой водо­род­ной бомбы поста­нов­ле­нием СМ СССР от 31 декабря 1953 года «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно-тех­ни­че­ским работ­ни­кам Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния… за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» за работы по тех­ни­че­ской физике, свя­зан­ные с созда­нием изде­лия РДС-6с, науч­ному сотруд­нику М.В. Дмит­ри­еву при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия 3-й сте­пени.

В 1954 году М.В. Дмит­риев был награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени.

Радио­ак­тив­ность – ковар­ная штука, в чем одна­жды М.В. Дмит­ри­еву при­шлось убе­диться лично. При созда­нии одного из ней­трон­ных запа­лов в золо­той кор­пус запа­яли поло­ни­е­вый поро­шок, допу­стив тех­но­ло­ги­че­ские ошибки. Под дей­ствием альфа-излу­че­ния про­дукта обо­лочка разо­гре­лась до высо­кой тем­пе­ра­туры, её стык рас­пла­вился и высо­ко­ак­тив­ный про­дукт высы­пался. Михаил Васи­лье­вич вывел из поме­ще­ния всех сотруд­ни­ков и, опа­са­ясь воз­мож­ной потери доро­го­сто­я­щего мате­ри­ала, начал акку­ратно соби­рать его щеточ­кой. Какое-то коли­че­ство высо­ко­ак­тив­ного веще­ства попало в его орга­низм и отло­жи­лось в поч­ках. Михаил Васи­лье­вич тяжело забо­лел. Бла­го­даря уси­лиям вра­чей и сво­ему могу­чему орга­низму, он встал на ноги, но почки так и оста­лись боль­ными. Этот слу­чай послу­жил одной из при­чин его преж­девре­мен­ной кон­чины.

Несчаст­ный слу­чай, про­изо­шед­ший с Миха­и­лом Васи­лье­ви­чем, стал опре­де­лен­ным рубе­жом в его жизни. Внешне М.В. Дмит­риев оста­вался преж­ним, а внутри его под­та­чи­вала серьез­ная болезнь. На работе был, как прежде, жиз­не­ра­дост­ным, весе­лым, уме­ю­щим пошу­тить. Так же давал дель­ный совет, помо­гал решить слож­ную про­блему.

До сере­дины 1950-х годов Михаил Васи­лье­вич с семьей жил в пол­ном смысле за колю­чей про­во­ло­кой. Его никуда не выпус­кали, только в слу­жеб­ную коман­ди­ровку. И когда у Миха­ила Васи­лье­вича в 1952 году умер отец, его не отпу­стили даже на похо­роны. Он очень тяжело пере­жи­вал, так как любил сво­его отца.

5 апреля 1955 года вышел при­каз Мин­сред­маша о зада­чах, струк­туре и основ­ных руко­во­ди­те­лях нового ядер­ного цен­тра НИИ-1011 (ВНИИТФ, г. Сне­жинск). Согласно при­казу основ­ными зада­чами инсти­тута явля­ются «…раз­ра­ботка авиа­ци­он­ных атом­ных и водо­род­ных бомб раз­лич­ных кон­струк­ций и спе­ци­аль­ных заря­дов для раз­лич­ных видов атом­ного и водо­род­ного воору­же­ния», а также созда­ние усло­вий для даль­ней­шего роста научно-иссле­до­ва­тель­ских и кон­струк­тор­ских кад­ров в этой обла­сти.

6 сен­тября 1955 года Михаил Васи­лье­вич Дмит­риев с семьей пере­ехал из Сарова в буду­щий Сне­жинск. Он был назна­чен заве­ду­ю­щим радио­хи­ми­че­ской лабо­ра­то­рией физи­че­ского сек­тора, и перед ним сто­яла задача уком­плек­то­вать лабо­ра­то­рию спе­ци­а­ли­стами-радио­хи­ми­ками и физи­ками, нала­див в инсти­туте опре­де­ле­ние мощ­но­сти ядер­ных взры­вов с помо­щью мето­дов радио­хи­мии.

Через несколько лет, в 1959 году, когда сло­жился кол­лек­тив и радио­хи­ми­че­ский метод был мно­го­кратно опро­бо­ван, Михаил Васи­лье­вич воз­гла­вил новую тех­но­ло­ги­че­скую лабо­ра­то­рию, создан­ную в физи­че­ском сек­торе при его уча­стии для раз­ра­ботки и изго­тов­ле­ния уни­каль­ных узлов для ядер­ных заря­дов.

У М.В. Дмит­ри­ева была такая черта, как само­от­вер­жен­ность. Он нико­гда не про­щал хал­туры, гово­рил: «Если делать, так делать хорошо, или уж не делать вообще». Михаил Васи­лье­вич знал наизусть содер­жа­ние опер, про­из­ве­де­ния Гоголя и вообще рус­скую лите­ра­туру. У него была хоро­шая дол­говре­мен­ная память, напри­мер, он пом­нил все пра­вила рус­ского языка.

В фев­рале 1956 года Ю.Б. Хари­тон напра­вил письмо руко­вод­ству Мин­сред­маша о при­суж­де­нии науч­ных сте­пе­ней ряду сотруд­ни­ков, в том числе М.В. Дмит­ри­еву, без защиты дис­сер­та­ции. 12 ноября 1958 года Миха­илу Васи­лье­вичу по сово­куп­но­сти науч­ных работ была при­суж­дена уче­ная сте­пень кан­ди­дата хими­че­ских наук.

С Миха­и­лом Васи­лье­ви­чем было очень инте­ресно рабо­тать, каза­лось, что у него все­гда есть что-нибудь новень­кое, «хит­рень­кое», ори­ги­наль­ные задумки, кото­рыми он готов поде­литься и попро­бо­вать их испы­тать. Часто он про­во­дил инте­рес­ные, необыч­ные, как бы нестан­дарт­ные, ино­гда довольно рис­ко­ван­ные экс­пе­ри­менты. Напри­мер, в радио­хи­ми­че­ских рабо­тах он пер­вым исполь­зо­вал мето­дику ваку­ум­ной пере­гонки, обычно при­ме­няв­шу­юся в орга­ни­че­ской химии, но совсем несвой­ствен­ную радио­хи­мии.

Еще один эпи­зод сыг­рал роко­вую роль в ухуд­ше­нии здо­ро­вья и безвре­мен­ной гибели Миха­ила Васи­лье­вича. В КБ-11 про­изо­шла ава­рия, и на ее рас­сле­до­ва­ние мини­стер­ское началь­ство послало М.В. Дмит­ри­ева, как наи­бо­лее опыт­ного и спо­соб­ного разо­браться в слу­чив­шемся. Из Арза­маса-16 он вер­нулся тяжело боль­ным. Его напра­вили в Мос­ков­скую ведом­ствен­ную кли­нику, а затем, после актив­ного вме­ша­тель­ства Ю.Б. Хари­тона, – в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную. В кли­нике он про­ле­жал несколько меся­цев, был под­клю­чен к искус­ствен­ной почке.

Михаил Васи­лье­вич Дмит­риев скон­чался 18 января 1962 года.

В этом же году его имя было вне­сено в Книгу Тру­до­вой Славы г. Сне­жин­ска.

Литература

Дмитриев Михаил Васильевич
// На орбитах памяти: об основателях и созидателях уральского ядерного центра. — 2009. — С. 207—216. 
 
Михаил Васильевич Дмитриев
// Цукерман В. А., Азарх З. М. Люди и взрывы. — Арзамас-16 : [РФЯЦ-ВНИИЭФ], 1994. —С. 88–90