ГлавнаяПерсоналии → Большакoв К.А.

Большакoв Кирилл Андреевич(1906—1992)

химик-неор­га­ник, один из осно­ва­те­лей оте­че­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти ред­ких эле­мен­тов, Член-корр. АН СССР (1958), руко­во­ди­тель раз­ра­ботки и про­мыш­лен­ного осво­е­ния мето­дов выде­ле­ния и пере­ра­ботки три­тия. Лау­реат Ста­лин­ских пре­мий (1941, 1952).

Кирилл Андре­евич Боль­ша­ков родился 24 декабря 1906 года в семье врача в г. Ряж­ске Рязан­ской губер­нии.

В 1924 году он с отли­чием окон­чил школу II сту­пени, в 1926 году посту­пил на хими­че­ское отде­ле­ние физ­мата Казан­ского уни­вер­си­тета. Помимо учебы, в 1927-28 гг. состоял чле­ном прав­ле­ния хими­че­ского Мен­де­ле­ев­ского кружка. Спе­ци­а­ли­зи­ро­вался на неор­га­ни­че­ской химии, все важ­ней­шие пред­меты, а также спец­пред­меты – химию ред­ких земель и химию важ­ней­ших кис­лот и осно­ва­ний – сда­вал на «отлично».

После завер­ше­ния учебы в уни­вер­си­тете в 1930 году К.А. Боль­ша­ков был рас­пре­де­лен в Северо-хими­че­ский трест (Сверд­ловск), однако остался в Москве и начал рабо­тать в Государ­ствен­ном НИИ ред­ких метал­лов (ГИРЕДМЕТ) под руко­вод­ством круп­ней­шего спе­ци­а­ли­ста в обла­сти химии и тех­но­ло­гии ред­ких эле­мен­тов и малых метал­лов М.Н. Соболева.

Одновре­менно К.А. Боль­ша­ков начи­нает пре­по­да­вать в Мос­ков­ском инсти­туте тон­кой хими­че­ской тех­но­ло­гии, где после­до­ва­тельно зани­мает долж­но­сти асси­стента, доцента, про­фес­сора (1949 год), заве­ду­ю­щего кафед­рой химии и тех­но­ло­гии ред­ких и рас­се­ян­ных эле­мен­тов (1952-1968 и 1973-1978 гг.) и создан­ной им про­блем­ной лабо­ра­то­рией того же направ­ле­ния.

Уже в 1933 году К.А. Боль­ша­ко­вым был раз­ра­бо­тан спо­соб полу­че­ния фер­ро­ва­на­дия, и в сферу про­мыш­лен­ного исполь­зо­ва­ния были вовле­чены бога­тые по содер­жа­нию вана­дия титано-маг­не­титы Урала, за что ему была при­сво­ена науч­ная сте­пень кан­ди­дата хими­че­ских наук. В 1936 году на Чусов­ском метал­лур­ги­че­ском заводе был пущен химико-метал­лур­ги­че­ский цех, пер­вым началь­ни­ком кото­рого стал К.А. Боль­ша­ков. Страна полу­чила фер­ро­ва­на­дий, кото­рый был необ­хо­дим для созда­ния тан­ко­вой брони. За работы по полу­че­нию вана­дия и созда­ние его про­из­вод­ства К.А. Боль­ша­ков вме­сте с груп­пой сотруд­ни­ков ГИРЕДМЕТа был удо­стоен в 1941 году Ста­лин­ской пре­мии 1 сте­пени.

В 1937 году под руко­вод­ством К.А. Боль­ша­кова нача­лись работы по извле­че­нию рас­се­ян­ных эле­мен­тов (гал­лия, индия, тал­лия, гер­ма­ния) из отхо­дов и полу­про­дук­тов раз­лич­ных про­из­водств и впер­вые сфор­му­ли­ро­вана про­блема ком­плекс­ного исполь­зо­ва­ния пер­вич­ного и тех­но­ген­ного сырья. К началу соро­ко­вых годов уси­ли­ями кол­лек­ти­вов сотруд­ни­ков ГИРЕДМЕТа и МИТХТ, рабо­тав­ших под его нача­лом, было создано про­из­вод­ство рас­се­ян­ных эле­мен­тов, игра­ю­щих важ­ную роль в тех­но­ло­гиях функ­цио­наль­ных мате­ри­а­лов. В 1947 году на основе раз­ра­бо­тан­ных им тех­но­ло­гий в Опыт­ной уста­новке (филиал ГИРЕДМЕТа в г. Подоль­ске) был орга­ни­зо­ван цех по про­из­вод­ству гал­лия, индия и тал­лия.

В 1947 году К.А. Боль­ша­ков был при­вле­чен к уча­стию в совет­ском атом­ном про­екте. В НИИ-9 (ВНИИНМ) вме­сте с д.т.н. З.В. Ершо­вой он при­сту­пил к раз­ра­ботке тех­но­ло­гии дез­ак­ти­ва­ции сточ­ных вод «атом­ных» орга­ни­за­ций Москвы: Лабо­ра­то­рии № 2 АН СССР, НИИ-9, Инсти­тута био­фи­зики и др.

В апреле 1948 года К.А. Боль­ша­кова офи­ци­ально пере­во­дят в НИИ-9 в рам­ках про­граммы моби­ли­за­ции уче­ных для выпол­не­ния задач атом­ной про­мыш­лен­но­сти и назна­чают руко­во­ди­те­лем лабо­ра­то­рии № 14. На новую лабо­ра­то­рию воз­ла­гают задачи раз­ра­ботки физико-хими­че­ских мето­дов кон­троля оса­жде­ния плу­то­ния, мето­дов выде­ле­ния отдель­ных радио­ак­тив­ных эле­мен­тов и изо­то­пов, тех­но­ло­гии полу­че­ния урана 233 и др.

В 1950 году перед лабо­ра­то­рией Л-14 ста­вят особо важ­ную задачу раз­ра­ботки тех­но­ло­гии полу­че­ния три­тия из облу­чен­ного лития. Руко­во­ди­те­лями работ по созда­нию тех­но­ло­гии полу­че­ния селена-77 (так на «сек­рет­ном языке» Пер­вого глав­ного управ­ле­ния име­но­вался три­тий) и внед­ре­ния её на Ком­би­нате № 817 (ПО «Маяк», Челя­бинск-40) назна­чают К.А. Боль­ша­кова и З.В. Ершову (заме­сти­те­лем). Офи­ци­ально в доку­мен­тах ПГУ его долж­ность назы­ва­лась «науч­ный руко­во­ди­тель хими­че­ских мето­дов выде­ле­ния три­тия».

Учи­ты­вая важ­ность три­ти­е­вой про­блемы, в НИИ-9 орга­ни­зу­ется химико-тех­но­ло­ги­че­ский отдел, науч­ным руко­во­ди­те­лем кото­рого назна­чают про­фес­сора К.А. Боль­ша­кова. Все иссле­до­ва­ния по три­ти­е­вой про­блеме в СССР начи­на­лись прак­ти­че­ски с нуля, в стране не было ни тех­но­ло­ги­че­ских, ни науч­ных раз­ра­бо­ток по три­ти­е­вой тема­тике. Тем не менее, уже в том же году на лабо­ра­тор­ных уста­нов­ках были выде­лены из таб­ле­ток облу­чен­ного лития пер­вые мик­ро­дозы три­тия. Через год в инсти­туте начала дей­ство­вать опыт­ная уста­новка У-14 по про­из­вод­ству три­тия кон­ди­ци­он­ной чистоты. На ней три­тий и тяже­лую воду высо­кой чистоты полу­чали мето­дом про­ти­во­точ­ной масс-диф­фу­зии «вода-водо­род» и паро­вой рек­ти­фи­ка­ции жид­кого амми­ака. Для созда­ния этой тех­но­ло­гии отде­лом был про­ве­ден ком­плекс научно-тех­ни­че­ских иссле­до­ва­ний, раз­ра­бо­таны химико-ана­ли­ти­че­ские, спек­траль­ные и радио­мет­ри­че­ские методы ана­лиза три­тия в газо­об­раз­ном и жид­ком состо­я­нии, методы кон­троля состава паро­га­зо­вой фазы, обра­зу­ю­щейся при облу­че­нии лития, спо­собы очистки три­тия от про­тия и хими­че­ских при­ме­сей. Парал­лельно изу­ча­лись про­цессы диф­фу­зия три­тия через металлы при высо­кой тем­пе­ра­туре и раз­ра­ба­ты­ва­лись спо­собы сни­же­ния его утечки. Все иссле­до­ва­ния велись при посто­ян­ном их кон­троле со сто­роны руко­во­ди­теля совет­ского атом­ного про­екта И.В. Кур­ча­това. Комис­сия во главе с ним еже­не­дельно посе­щала инсти­тут и заслу­жи­вала испол­ни­те­лей о состо­я­нии работ.

Поста­нов­ле­нием СМ ССР «О составе сек­ций научно-тех­ни­че­ского совета Пер­вого глав­ного управ­ле­ния при Совете мини­стров СССР» в фев­рале 1950 года К.А. Боль­ша­кова утвер­ждают чле­ном сек­ции № 6. Тогда же И.В. Кур­ча­тов вно­сит кан­ди­да­туру про­фес­сора, док­тора хими­че­ских наук К.А. Боль­ша­кова в спи­сок кан­ди­да­тов в ака­де­мики и чле­нов-кор­ре­спон­ден­тов АН СССР из числа спе­ци­а­ли­стов, рабо­та­ю­щих по зада­ниям Пер­вого глав­ного управ­ле­ния, пред­ло­жив его в члены-кор­ре­спон­денты АН СССР по отде­ле­нию хими­че­ских наук.

В 1951 году К.А. Боль­ша­ков и З.В. Ершова высту­пили перед И.В. Кур­ча­то­вым и руко­вод­ством ПГУ с пред­ло­же­нием раз­ра­бо­тан­ного ими нового спо­соба нара­ботки три­тия в реак­торе – труб­ного метода. В соот­вет­ствии с ним тех­но­ло­ги­че­ские каналы в актив­ной зоне запол­ня­лись пори­стой кера­ми­кой из хими­че­ских соеди­не­ний лития с извле­че­нием кера­мики в про­цессе её облу­че­ния при ваку­умно-тер­ми­че­ской откачке про­дук­тов ядер­ных реак­ций.

В этот период на Ком­би­нате № 817 стро­ился спе­ци­аль­ный реак­тор «АИ», хими­че­ский цех по полу­че­нию три­тия и цех по сна­ря­же­нию лити­е­вых бло­ков-погло­ти­те­лей (ЛБП). Про­из­вод­ству три­тия уде­ля­лось огром­ное вни­ма­ние, так как его зна­чи­мость для водо­род­ной бомбы была ана­ло­гична плу­то­нию для атом­ной бомбы. Для одной бомбы РДС-6 тре­бо­ва­лось около 1200 грамм три­тия. И если стро­и­тель­ство реак­тора «АИ» велось рекорд­ными тем­пами, то стро­и­тель­ство цеха ЛБП без­на­дежно отста­вало. Руко­вод­ство ПГУ было вынуж­дено пору­чить их изго­тов­ле­ние НИИ-9, где было про­из­ве­дено более 3000 штук бло­ков-погло­ти­те­лей с суль­фа­том лития для реак­тора «АИ». В даль­ней­шем про­из­вод­ство ЛБП было нала­жено на Заводе № 12 в Элек­тро­стали, а затем в Ново­си­бир­ске на НЗХК.

В ноябре 1951 года состо­ялся физи­че­ский пуск реак­тора «АИ», а 14 фев­раля 1952 года реак­тор достиг про­ект­ной мощ­но­сти. В январе 1952 года пер­вая бри­гада спе­ци­а­ли­стов НИИ-9 под руко­вод­ством К.А. Боль­ша­кова напра­ви­лась на Ком­би­нат № 817, где при­няла уча­стие в мон­таже, наладке обо­ру­до­ва­ния и обу­че­нии пер­со­нала хими­че­ского цеха.

Для полу­че­ния три­тия в пери­фе­рий­ную часть актив­ной зоны реак­тора загру­жа­лись блоки-погло­ти­тели с солью лития (Li2SO4). Чтобы мак­си­мально исполь­зо­вать ней­троны, рож­дав­ши­еся в цен­траль­ной зоне, т. н. ней­троны утечки, сырье­вые блоки также загру­жа­лись в каналы с обо­га­щен­ным топ­ли­вом сверху и снизу основ­ной загрузки. Наряду со стан­дарт­ными кана­лами с лити­е­выми бло­ками в актив­ной зоне были уста­нов­лены три спе­ци­аль­ных канала, в каж­дом из кото­рых раз­ме­ща­лась гер­ме­тич­ная труба, загру­жен­ная солью лития, соеди­нен­ная ваку­ум­ными лини­ями с объ­е­мом вне реак­тора для откачки газов (три­тия и гелия), обра­зу­ю­щихся в про­цессе облу­че­ния. Идея труб­ного метода, пред­ло­жен­ного З.В. Ершо­вой и К.А. Боль­ша­ко­вым, каза­лась заман­чи­вой по срав­не­нию с облу­че­нием отдель­ных лити­е­вых бло­ков, так как поз­во­ляла отка­заться от ряда тех­но­ло­ги­че­ских опе­ра­ций. Под руко­вод­ством К.А. Боль­ша­кова группа сотруд­ни­ков лабо­ра­то­рии № 14 в тече­ние 4 лет рабо­тала непо­сред­ственно на заводе. Ими были опре­де­лены опти­маль­ные режимы труб­ного про­цесса, состав кера­мики, кон­струк­ция труб… Но, несмотря на его пер­спек­тив­ность, труб­ный метод не нашел даль­ней­шего исполь­зо­ва­ния из-за низ­кой сте­пени извле­че­ния три­тия.

Осво­е­ние тех­но­ло­гии извле­че­ния три­тия из облу­чен­ных ЛБП нача­лось в апреле 1952 года. Сотруд­ники Л-14 рабо­тали в цехе началь­ни­ками смен отде­ле­ний. Уже в конце 1952 года в хими­че­ском цехе были пере­ра­бо­таны пер­вые пар­тии облу­чен­ного суль­фата лития и полу­чена пер­вая про­мыш­лен­ная пар­тия три­тия тре­бу­е­мого каче­ства. Новый, 1953 год К.А. Боль­ша­ков с сотруд­ни­ками встре­чали в Челя­бин­ске-40.

После пуска хими­че­ского цеха в лабо­ра­то­рии № 14 ВНИИНМ про­дол­жи­лось совер­шен­ство­ва­ние тех­но­ло­ги­че­ской схемы извле­че­ния три­тия. Были раз­ра­бо­таны про­цессы извле­че­ния три­тия при низ­ком дав­ле­нии газов, полу­че­ния три­тия с исполь­зо­ва­нием кар­бида лития и метал­ли­че­ского лития, тер­ми­че­ский метод и др.

Успешно испы­тан­ная 12 авгу­ста 1953 года пер­вая совет­ская водо­род­ная бомба была начи­нена три­тием, полу­чен­ным по раз­ра­бо­тан­ной в НИИ-9 тех­но­ло­гии. Поста­нов­ле­нием СМ СССР «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно-тех­ни­че­ским работ­ни­кам Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния и дру­гих ведомств за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» от 31 декабря 1953 года Кириллу Андре­евичу Боль­ша­кову за раз­ра­ботку и про­мыш­лен­ное осво­е­ние мето­дов выде­ле­ния и пере­ра­ботки три­тия при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия II сте­пени.

В даль­ней­шем К.А. Боль­ша­ков, рабо­тая уже в МИТХТ, скон­цен­три­ро­вался на при­клад­ной радио­хи­мии – это направ­ле­ние акку­му­ли­ро­вало около 80 его ори­ги­наль­ных работ, завер­шав­шихся, как пра­вило, круп­ным прак­ти­че­ским резуль­та­том.

В 1958 году К.А. Боль­ша­кова назна­чают рек­то­ром МИТХТ и в том же году изби­рают чле­ном-кор­ре­спон­ден­том АН СССР.

Мас­штаб его дея­тель­но­сти, пора­зи­тель­ная ясность идей и чет­кое виде­ние мето­дов и спо­со­бов их реа­ли­за­ции, внут­рен­няя сво­бода и само­до­ста­точ­ность как маг­ни­том при­тя­ги­вали луч­ших уче­ных. В те годы в инсти­туте сфор­ми­ро­вался осо­бый мик­ро­кли­мат, вли­я­ние кото­рого выхо­дило за рамки срав­ни­тельно неболь­шого вуза. К.А. Боль­ша­кову уда­лось не на сло­вах, а на деле, в суще­ство­вав­шей в те годы нрав­ствен­ной атмо­сфере и пра­во­вом про­стран­стве, реа­ли­зо­вать истин­ное ува­же­ние к лич­но­сти (от сту­дента до ака­де­мика), не гово­рить о пра­вах чело­века, а дать их ему.

К.А. Боль­ша­ков был убеж­ден в том, что высо­кий уро­вень под­го­товки спе­ци­а­ли­стов может быть достиг­нут только путем соче­та­ния учеб­ной и науч­ной работы. По его ини­ци­а­тиве в инсти­туте созда­ются про­блем­ные и ком­плекс­ные научно-иссле­до­ва­тель­ские лабо­ра­то­рии. МИТХТ ста­но­вится один из пер­вых в стране вузов-НИИ. Потреб­но­сти страны вызвали не-обхо­ди­мость в орга­ни­за­ции под­го­товки по ряду новых спе­ци­аль­но­стей. В инсти­туте орга­ни­зу­ются новые кафедры: эле­мен­то­ор­га­ни­че­ских поли­ме­ров, тех­но­ло­гии пере­ра­ботки пласт­масс, охраны труда и окру­жа­ю­щей среды, полу­про­вод­ни­ко­вых мате­ри­а­лов, а также фор­ми­ру­ется новое направ­ле­ние – химия метал­лов пла­ти­но­вой группы. Раз­ра­бо­тан­ные под его руко­вод­ством тех­но­ло­гии до сих пор явля­ются осно­вой про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­сти ком­би­ната «Нориль­ский никель».

В быт­ность К.А. Боль­ша­кова рек­то­ром менее чем за год был построен кор­пус «Б» на Малой Пиро­говке, инсти­туту выде­лили зда­ние тех­ни­кума на ул. Уса­чева, что ини­ци­и­ро­вало рас­ши­ре­ние науч­ной и учеб­ной работы. Именно К.А. Боль­ша­ков добился реше­ния пра­ви­тель­ства о стро­и­тель­стве ком­плекса зда­ний инсти­тута на про­спекте Вер­над­ского.

Им были раз­ра­бо­таны осно­во­по­ла­га­ю­щие поло­же­ния и реа­ли­зо­ваны идеи о путях раз­ви­тия ред­ко­ме­талль­ной про­мыш­лен­но­сти и выс­шего обра­зо­ва­ния. Боль­шое чело­ве­че­ское оба­я­ние, талант учи­теля, высо­кая нрав­ствен­ность и широта науч­ных инте­ре­сов – на этой почве выросло несколько поко­ле­ний его уче­ни­ков. Науч­ные иссле­до­ва­ния и тех­но­ло­ги­че­ские кон­цеп­ции К.А. Боль­ша­кова все­гда были акту­альны, орга­нично соче­тая глу­бо­кую физико-хими­че­скую базу и хорошо про­смат­ри­ва­е­мый прак­ти­че­ский резуль­тат. Под редак­цией К.А. Боль­ша­кова было выпу­щено обсто­я­тель­ное учеб­ное посо­бие для вузов «Химия и тех­но­ло­гия ред­ких и рас­се­ян­ных эле­мен­тов» (т. 1-2, 1965-1969 гг.).

Заслуги К.А. Боль­ша­кова были достойно отме­чены государ­ствен­ными награ­дами. Помимо двух Ста­лин­ских пре­мий он был награж­ден двумя орде­нами Ленина и орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (31.12.1966).

Кирилл Андре­евич Боль­ша­ков умер 27 декабря 1992 года. Похо­ро­нен в Москве на Кун­цев­ском клад­бище.

В память о К.А. Боль­ша­кове его имя носит кафедра химии и тех­но­ло­гии ред­ких и рас­се­ян­ных эле­мен­тов, нано­раз­мер­ных и ком­по­зи­ци­он­ных мате­ри­а­лов Рос­сий­ского тех­но­ло­ги­че­ского уни­вер­си­тета инсти­тут тон­ких хими­че­ских тех­но­ло­гий им. М.В. Ломо­но­сова.

Литература

Дробот Д. В. 110 лет со дня рождения Кирилла Андреевича Большакова
// Тонкие химические технологии. — 2016. — том 11, № 6. — С. 5–9. 
 
ВНИИНМ — 50 лет
: сб. статей. — Т. 2 / под. ред. Ф. Г. Решетникова. — 1995. — 314 с.: фото.