ГлавнаяПерсоналии → Блохинцев Д. И.

Блохинцев Дмитрий Иванович(1907—1979)

физик, руко­во­ди­тель про­ек­ти­ро­ва­ния и соору­же­ния пер­вой совет­ской АЭС; член-кор­ре­спон­дент АН СССР (1958). Пер­вый дирек­тор ФЭИ (1950) и ОИЯИ (1956). Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1956). Лау­реат Ленин­ской (1957) и двух Государ­ствен­ных (1952, 1971) пре­мий СССР.

Дмит­рий Ива­но­вич Бло­хин­цев родился 29 декабря 1907 года (11 января 1908 года) в Москве в семье агро­нома.

Будучи гим­на­зи­стом, увлекся исто­рией под­вод­ного корабля «Нау­ти­лус» и пре­вра­тил свою квар­тиру в «Таин­ствен­ный ост­ров», тща­тельно изоб­ра­зив его деталь­ный план. На «ост­рове» маль­чик соб­ствен­но­ручно построил «Нау­ти­лус» почти мет­ро­вой длины и обо­ру­до­вал все его поме­ще­ния в пол­ном соот­вет­ствии с опи­са­нием корабля в романе. Так воз­ник его инте­рес к тех­нике. При­чем инте­рес подроб­ный, с про­ник­но­ве­нием в чер­тежи дета­лей само­ле­тов, кораб­лей, авто­мо­би­лей.

После окон­ча­ния Мос­ков­ского про­мыш­ленно-эко­но­ми­че­ского тех­ни­кума по при­чине без­ра­бо­тицы целый год при­шлось рабо­тать при­ем­щи­ком посуды, соче­тая этот труд в под­ва­лах кон­торы «Азвин» с уче­бой на под­го­то­ви­тель­ных кур­сах Военно-воз­душ­ной ака­де­мии, куда он пла­ни­ро­вал посту­пить. В это же время сем­на­дца­ти­лет­ний юноша всту­пил в пере­писку с осно­ва­те­лем кос­мо­нав­тики К.Э.Циол­ков­ским, само­сто­я­тельно изу­чил основы выс­шей мате­ма­тики, чтобы посвя­тить себя тео­рии раке­то­стро­е­ния.

Одна­жды он из газет­ных сооб­ще­ний узнал о наме­ре­ниях П.Л. Капицы, рабо­тав­шего тогда в Кем­бри­дже у Резер­форда, рас­ще­пить атом силь­ными маг­нит­ными полями. Эти новые и пора­зи­тель­ные дан­ные заста­вили Д.И. Бло­хин­цева пере­ори­ен­ти­ро­ваться, и осе­нью 1926 года он посту­пил не в Военно-воз­душ­ную ака­де­мию, а на физи­че­ский факуль­тет Мос­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета.

Окон­чив в 1930 году учебу в уни­вер­си­тете, Д.И. Бло­хин­цев оста­ется здесь аспи­ран­том, а с 1933 года — стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком. С 1930 года он ведет и пре­по­да­ва­тель­скую дея­тель­ность на кафедре тео­ре­ти­че­ской физики физи­че­ского факуль­тета МГУ. С 1936 года и до своих послед­них дней Д.И. Бло­хин­цев — про­фес­сор кафедры тео­ре­ти­че­ской физики.

Само­сто­я­тель­ный в суж­де­ниях пыт­ли­вый юноша быстро вырос в круп­ного тео­ре­тика с широ­ким кру­го­зо­ром и боль­шой глу­би­ной пони­ма­ния про­блем физики. Он ярко про­явил себя в раз­ных раз­де­лах физики — и в оптике, и в аку­стике, и в тео­рии полу­про­вод­ни­ков. Но самой боль­шой его любо­вью стала кван­то­вая меха­ника. В 1930-е годы Д.И. Бло­хин­цев рабо­тал над реше­нием фун­да­мен­таль­ных вопро­сов кван­то­вой меха­ники, тогда же создал кон­цеп­цию кван­то­вых ансам­блей.

В 1934 году ему при­сва­и­ва­ется уче­ная сте­пень док­тора физи­че­ских наук.

В 1935—1947 гг. Д.И. Бло­хин­цев также рабо­тал в Физи­че­ском инсти­туте АН СССР.

С нача­лом Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны моло­дой уче­ный под­клю­ча­ется к реше­нию обо­рон­ных задач. Им были выве­дены основ­ные урав­не­ния аку­стики для общего слу­чая, раз­ра­бо­тана тео­рия гене­ра­ции шума и средств его при­ема. На основе этих работ при непо­сред­ствен­ном уча­стии Д.И. Бло­хин­цева были в крат­чай­ший срок созданы при­боры аку­сти­че­ского обна­ру­же­ния само­ле­тов и под­вод­ных лодок.

К рабо­там по атом­ной про­блеме Д.И. Бло­хин­цев был при­вле­чен не позд­нее 1946 года, когда в составе МВД СССР было создано Управ­ле­ние спе­ци­аль­ных инсти­ту­тов (9-е Управ­ле­ние), где он стал сотруд­ни­ком науч­ного отдела, руко­во­ди­мого А.И. Лей­пун­ским. С рабо­той в 9-м Управ­ле­нии свя­зана одна из самых зага­доч­ных легенд о нем, согласно кото­рой Д.И. Бло­хин­цев был назна­чен «дуб­ле­ром» И.В. Кур­ча­това на слу­чай неудачи при испы­та­нии пер­вой атом­ной бомбы. Эта инфор­ма­ция про­хо­дит только в вос­по­ми­на­ниях: архив­ные доку­менты, под­твер­жда­ю­щие дан­ную вер­сию, в науч­ном обо­роте пока не появи­лись.

9-е Управ­ле­ние руко­во­дило инсти­ту­тами, создан­ными для орга­ни­за­ции работы немец­ких спе­ци­а­ли­стов, при­быв­ших в СССР в 1945—1946 гг. Одним из таких инсти­ту­тов была Лабо­ра­то­рия «В». Рабо­тая в 9-м Управ­ле­нии, Бло­хин­цев при­ни­мал уча­стие в фор­ми­ро­ва­нии ее науч­ных пла­нов. В 1949 году 9-е Управ­ле­ние было лик­ви­ди­ро­вано, его инсти­туты пере­даны Пер­вому глав­ному управ­ле­нию (ПГУ) при Сов­мине СССР. 16 марта 1950 года Бло­хин­цев был назна­чен началь­ни­ком тео­ре­ти­че­ского отдела Лабо­ра­то­рии «В», а 21 июля 1950 года — ее дирек­то­ром.

Наи­боль­шую извест­ность Д.И. Бло­хин­цеву при­несла Пер­вая в мире АЭС. В октябре 1949 г. А.И. Лей­пун­ский, Д.И. Бло­хин­цев, А.Д. Зве­рев напра­вили руко­вод­ству ПГУ записку, в кото­рой пред­ла­гали начать изу­че­ние энер­ге­ти­че­ских систем на быст­рых и про­ме­жу­точ­ных ней­тро­нах. 16 мая 1950 года вышло поста­нов­ле­ние Сов­мина СССР о соору­же­нии на пло­щадке Лабо­ра­то­рии «В» трех транс­порт­ных реак­тор­ных уста­но­вок, в том числе и реак­тора АМ. Для под­твер­жде­ния энер­ге­ти­че­ских воз­мож­но­стей атом­ных реак­то­ров опыт­ную уста­новку АМ было решено реа­ли­зо­вать на АЭС.

Пред­ва­ри­тель­ные иссле­до­ва­ния по уста­новке АМ про­во­ди­лись под руко­вод­ством И.В. Кур­ча­това в Лабо­ра­то­рии изме­ри­тель­ных при­бо­ров АН СССР, но в июне 1951 года по поста­нов­ле­нию Сов­мина СССР работа по АМ пере­да­ется Лабо­ра­то­рии «В», а Д.И. Бло­хин­цев назна­ча­ется науч­ным руко­во­ди­те­лем работ по созда­нию АЭС.

Мате­ри­алы по реак­тору АМ посту­пили из ЛИП АН в Лабо­ра­то­рию «В» в июне 1951 года без тех­ни­че­ских реше­ний по целому ряду важ­ней­ших про­блем, поэтому окон­ча­тель­ный про­ект АЭС отли­чался от пер­во­на­чаль­ного, и основ­ная его раз­ра­ботка была про­ве­дена Лабо­ра­то­рией «В».

Пуск в 1954 году и успеш­ная работа Пер­вой АЭС имели и государ­ствен­ное, и поли­ти­че­ское зна­че­ние, так как откры­вался путь мир­ного исполь­зо­ва­ния энер­гии атома. И в этой работе осо­бенно ярко про­яви­лось еще одно чрез­вы­чайно важ­ное каче­ство Дмит­рия Ива­но­вича — ред­кое здра­во­мыс­лие в соче­та­нии с боль­шой лич­ной скром­но­стью. «Когда дела­ете новую вещь, — гово­рил он, — лучше пола­гаться на хорошо извест­ные и про­ве­рен­ные реше­ния, а из нового взять лишь то, без чего никак не обой­дешься». Именно этим прин­ци­пом руко­вод­ство­вался Д.И. Бло­хин­цев, выби­рая про­ект реак­тора для пер­вой АЭС. «Мой вклад в реше­ние постав­лен­ной про­блемы состоял, в част­но­сти, в том, что я под­дер­жал про­ект, кото­рый отли­чался наи­боль­шей надеж­но­стью, но не выс­шими пара­мет­рами... Идея о пер­во­сте­пен­ной важ­но­сти надеж­но­сти была для меня опре­де­ля­ю­щей, и ее сила под­твер­ди­лась два­дца­ти­лет­ним опы­том работы пер­венца атом­ной энер­ге­тики», — запи­сал он в своем авто­ре­фе­рате.

Почти 50-лет­ний период успеш­ной экс­плу­а­та­ции Пер­вой АЭС под­твер­дил пра­виль­ность при­ня­тых тогда реше­ний. Дмит­рий Ива­но­вич в числе дру­гих созда­те­лей Пер­вой АЭС был удо­стоен Ленин­ской пре­мии (1955 г.). Доклад Бло­хин­цева о Пер­вой АЭС стал основ­ным докла­дом на Пер­вой меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции по мир­ному исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии в Женеве в 1955 году. Вспо­ми­ная об этом, он писал: «Доклад про­из­вел огром­ное впе­чат­ле­ние на тысяч­ную ауди­то­рию. Несмотря на запре­ще­ние пра­ви­лами кон­фе­рен­ции апло­дис­мен­тов, окон­ча­ние доклада об АЭС было встре­чено бур­ной ова­цией».

Работы по реак­то­рам на быст­рых ней­тро­нах в СССР ини­ци­и­ро­ва­лись с конца 40-х годов и про­во­ди­лись под науч­ным руко­вод­ством А.И. Лей­пун­ского. Д.И. Бло­хин­цев зани­мался рас­четно-тео­ре­ти­че­скими иссле­до­ва­ни­ями по физике быст­рых реак­то­ров.

К 1953 году основы создан­ной им лично тео­рии рас­чета реак­то­ров были зна­чи­тельно раз­виты его уче­ни­ками — моло­дыми сотруд­ни­ками руко­во­ди­мого Бло­хин­це­вым тео­ре­ти­че­ского отдела — и при­ме­нены к прак­ти­че­ски осу­ществ­ля­е­мым систе­мам. Пер­выми такими систе­мами стали создан­ные в 1955—1956 гг. реак­торы БР-1 и БР-2 малого раз­мера с плу­то­ни­е­вой актив­ной зоной.

Именно в Обнин­ске в 1955 году Дмит­рий Ива­но­вич пред­ло­жил идею ИБР и стал глав­ным идео­ло­гом созда­ния импульс­ного реак­тора пери­о­ди­че­ского дей­ствия, постро­ен­ного затем в ОИЯИ в Дубне.

Пер­вые про­ра­ботки ядер­ных уста­но­вок для лета­тель­ных аппа­ра­тов кос­ми­че­ского и авиа­ци­он­ного назна­че­ния были начаты в Лабо­ра­то­рии «В» в 1953 году. Ней­тронно-физи­че­ские, теп­ло­тех­ни­че­ские и тер­мо­ди­на­ми­че­ские рас­четы, выпол­нен­ные тогда, пока­зали воз­мож­ность созда­ния ядер­ного ракет­ного дви­га­теля (ЯРД) с пря­мым нагре­вом водо­рода в каче­стве рабо­чего тела. Этот ЯРД имел по рас­чету тягу до 280 т. Источ­ни­ком энер­гии слу­жил гомо­ген­ный теп­ло­вой реак­тор на основе гра­фита с кар­би­дом урана. Пери­фе­рий­ная зона реак­тора пред­став­ляла собой уран-берил­ли­е­вый сплав, здесь водо­род нагре­вался до 500оК, после чего посту­пал в газо­вую тур­бину, кото­рая при­во­дила в дей­ствие водо­род­ный насос.

Этот про­ект его авторы неод­но­кратно обсуж­дали с С.П. Короле­вым, В.П. Глушко, М.В. Кел­ды­шем, А.М. Люль­кой. В 1955 году про­ект был оформ­лен в виде науч­ного отчета, авто­рами кото­рого были Д.И. Бло­хин­цев, И.И. Бон­да­ренко, В.Я. Пупко и др.

Несмотря на то, что кон­струк­торы лета­тель­ных аппа­ра­тов не спе­шили вопло­щать идеи Лабо­ра­то­рии «В», начало работ над про­ек­тами ЯРД в нашей стане было поло­жено. Лабо­ра­то­рия «В» начала сов­мест­ные про­ра­ботки с ОКБ-1 (С.П. Королев), ОКБ-456 (В.П. Глушко) и НИИ-1 (М.В. Кел­дыш). Доста­точно быстро за ней закре­пился при­о­ри­тет в этой новой обла­сти иссле­до­ва­ний, и И.В. Кур­ча­тов, полу­чая мате­ри­алы по созда­нию атом­ных ракет­ных дви­га­те­лей, про­сил Б.Л. Ван­ни­кова направ­лять их «для полу­че­ния заклю­че­ния тов. Бло­хин­цеву Д.И.».

После выхода 9 сен­тября 1952 года поста­нов­ле­ния Сов­мина СССР о созда­нии атом­ной под­вод­ной лодки, выпол­не­ние боль­шого ком­плекса работ по ЯЭУ было пору­чено Лабо­ра­то­рии «В», о чем 20 сен­тября 1952 года А.П. Заве­ня­гин в письме сооб­щил Бло­хин­цеву: «Вы утвер­ждены заме­сти­те­лем по цен­тро­си­стем­ным рас­че­там и иссле­до­ва­ниям науч­ного руко­во­ди­теля объ­екта № 627». Заве­ня­гин писал также, что поста­нов­ле­нием Сов­мина на Лабо­ра­то­рию «В» одновре­менно воз­ло­жено выпол­не­ние рас­четно-тео­ре­ти­че­ских работ, раз­ра­ботка твэ­лов, соору­же­ние и испы­та­ние опыт­ного реак­тора под­вод­ной лодки.

Пер­вой и важ­ней­шей зада­чей явился выбор типа реак­тора в каче­стве основ­ного источ­ника энер­гии, а также общего облика энер­ге­ти­че­ской уста­новки. Сна­чала это были реак­торы на гра­фи­то­вом и берил­ли­е­вом замед­ли­теле с теп­ло­вы­де­ля­ю­щими тру­бами. По типу они ока­за­лись близки к стро­я­щейся тогда пер­вой АЭС. Несколько позд­нее воз­никли уста­новки, в кото­рых замед­ли­те­лем была тяже­лая вода. И только потом (а по тем тем­пам это был один месяц) появился кор­пус­ной водо-водя­ной реак­тор. Уже в октябре 1952 года Д.И. Бло­хин­цев докла­ды­вал на сек­ции № 8 НТС ПГУ о про­ве­ден­ных в Лабо­ра­то­рии «В» рабо­тах: «В резуль­тате про­ве­ден­ной пред­ва­ри­тель­ной работы мы счи­таем воз­мож­ным пред­ло­жить для обсуж­де­ния [...] сле­ду­ю­щие вари­анты:

а) тех­но­ло­ги­че­скую схему, на основе реак­тора АМ с пере­гре­вом пара внутри реак­тора, раз­ра­бо­тан­ную в отделе тов. А.К. Кра­сина и

б) схемы с при­ме­не­нием метал­ли­че­ского охла­жде­ния, раз­ра­бо­тан­ные в отделе тов. Лей­пун­ского А.И.»

Таким обра­зом, наряду с водо-водя­ным про­ра­ба­ты­вался вто­рой вари­ант уста­новки с теп­ло­но­си­те­лем сви­нец-вис­мут, пред­ло­жен­ный А.И. Лей­пун­ским. Раз­ра­ботка двух направ­ле­ний по реак­то­рам при созда­нии мор­ских ЯЭУ была вызвана боль­шим коли­че­ством про­блем, порож­да­е­мых новиз­ной и очень жест­кими тре­бо­ва­ни­ями.

Лабо­ра­то­рия «В» с момента обра­зо­ва­ния в 1946 года непо­сред­ственно в созда­нии ядер­ного ору­жия не участ­во­вала. В апреле 1950 года Сов­мин СССР при­нял поста­нов­ле­ние «О рабо­тах по созда­нию РДС-6». Дру­гим поста­нов­ле­нием Сов­мина СССР в мае 1951 года наряду с груп­пой Я.Б. Зель­до­вича в КБ-11 (ВНИИЭФ) к рас­четно-тео­ре­ти­че­ским иссле­до­ва­ниям по тер­мо­ядер­ному взрыв­ному устрой­ству (тема РДС-6т) была при­вле­чена и Лабо­ра­то­рия «В».

Для про­ве­де­ния работ по тер­мо­ядер­ной тема­тике в Лабо­ра­то­рии «В» был создан отдел № 6 при­клад­ной тео­ре­ти­че­ской физики. Науч­ное руко­вод­ство отде­лом и всеми рабо­тами Лабо­ра­то­рии «В» по этой про­блеме было воз­ло­жено на Д.И. Бло­хин­цева. Бло­хин­цев, оста­вав­шийся про­фес­со­ром МГУ, при­влек своих уче­ни­ков. Так в Лабо­ра­то­рию «В» попали И.И. Бон­да­ренко, В.С. Имшен­ник, Б.Б. Кадом­цев, Ю.П. Рай­зер, А.С. Рома­но­вич, Л.Н. Уса­чев и др., став­шие потом извест­ными уче­ными.

В 1951—1955 гг. по теме РДС-6т под руко­вод­ством Дмит­рия Ива­но­вича были про­ве­дены серьез­ные иссле­до­ва­ния по тер­мо­ядер­ному взрыв­ному устрой­ству, начало кото­рым поло­жил отчет Бло­хин­цева «Газо­ди­на­мика веще­ства при высо­ких тем­пе­ра­ту­рах» (1951 г.). В рабо­тах Лабо­ра­то­рии «В» была сфор­му­ли­ро­вана физико-мате­ма­ти­че­ская модель всех основ­ных про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих во взрыв­ном устрой­стве. В них рас­смат­ри­ва­лись не отдель­ные физи­че­ские про­блемы, а кон­крет­ная кон­струк­ция тер­мо­ядер­ного взрыв­ного устрой­ства. Физи­че­ская схема пред­ло­жен­ного груп­пой Бло­хин­цева устрой­ства отли­ча­лась от ана­ло­гич­ных раз­ра­бо­ток КБ-11 (ВНИИЭФ), с кото­рыми сотруд­ники Лабо­ра­то­рии «В» зна­комы не были.

Иссле­до­ва­ния отдела Бло­хин­цева повли­яли на оценку пер­спек­тив раз­ра­бо­ток по этой теме. В начале 1954 года в мини­стер­стве состо­я­лось сове­ща­ние, кото­рое вел И.В. Кур­ча­тов; участ­во­вали В.А. Малы­шев, Д.И. Бло­хин­цев, И.Е. Тамм, А.Д. Саха­ров, Я.Б. Зель­до­вич, Л.Д. Лан­дау, И.Я. Поме­ран­чук, Ю.Б. Хари­тон и др. На этом сове­ща­нии от Лабо­ра­то­рии «В» высту­пил Д.И. Бло­хин­цев, а затем сотруд­ники его отдела, кото­рые пока­зали бес­пер­спек­тив­ность работ в этом направ­ле­нии. В 1955 году иссле­до­ва­ния по тер­мо­ядер­ной тема­тике в Лабо­ра­то­рии «В» были пре­кра­щены. Аме­ри­канцы убе­ди­лись в бес­пер­спек­тив­но­сти этого метода еще в 1950 году.

Будучи дирек­то­ром инсти­тута, несмотря на заня­тость, Дмит­рий Ива­но­вич все­гда сохра­нял све­жесть ума, мол­ние­нос­ную реак­цию, нико­гда не утра­чи­вал чув­ство юмора и, глав­ное, желез­ным обра­зом не допус­кал рас­строй­ства обще­ственно-науч­ной жизни инсти­тута. При­ходя на работу около 8-ми утра, он обычно вызы­вал соот­вет­ству­ю­щих людей, чтобы узнать успехи или неуспехи за вче­раш­ний день. В этих слу­чаях он обычно гово­рил: «Пока нет началь­ства, Вы мне рас­ска­жите...». Схва­ты­вая все с полу­слова, он тут же обсуж­дал какую-либо задачу, сове­то­вал как подойти к ней, где и что можно найти полез­ное...

Дмит­рий Ива­но­вич обла­дал уди­ви­тель­ной спо­соб­но­стью быстро решать задачи, полу­чать чис­лен­ные резуль­таты. Веро­ятно, по этой мерке он оце­ни­вал и дру­гих людей. Он загру­жал рас­чет­чи­ков таким объ­е­мом рас­чет­ных работ, кото­рый он сам искренне счи­тал еще не исчер­пы­ва­ю­щим воз­мож­но­стей, но на выпол­не­ние кото­рого не хва­тало и 16 часов рабо­чего дня. Не желая упасть перед ним «лицом в грязь», рас­чет­чики ино­гда выска­зы­вали просьбы обза­ве­стись элек­тронно-счет­ной маши­ной. На что он гово­рил:

— Вы же зна­ете, что их нет. Да и зачем вам машина?

— Как же, Дмит­рий Ива­но­вич, все наши рас­четы постро­ены на все­воз­мож­ных сшив­ках, полу­ча­ются боль­шие системы урав­не­ний, нужна боль­шая точ­ность.

— Ну и что же? Состав­ляйте опре­де­ли­тели, рас­кры­вайте их, поль­зуй­тесь раз­ло­же­нием, пре­не­бре­гайте малыми чле­нами, вот вам и реше­ние с помо­щью обыч­ной линейки. Я не знаю, зачем вы наво­дите такую точ­ность, когда исполь­зу­ете гру­бые кон­станты?

В 1956 году в Дубне была орга­ни­зо­вана уни­каль­ная науч­ная орга­ни­за­ция — Объ­еди­нен­ный инсти­тут ядер­ных иссле­до­ва­ний (ОИЯИ), объ­еди­нив­ший науч­ную работу уче­ных из 11 стран. Д.И. Бло­хин­цев, как один из ини­ци­а­то­ров его созда­ния, был еди­но­гласно избран пер­вым дирек­то­ром инсти­тута.

Со вре­ме­нем ОИЯИ пре­вра­тился в круп­ней­ший меж­ду­на­род­ный научно-иссле­до­ва­тель­ский центр. В 1957 году Д.И. Бло­хин­цев, осно­вы­ва­ясь на опыт­ных дан­ных группы Меще­ря­кова, выдви­гает и обос­но­вы­вает идею флук­ту­а­ции плот­но­сти ядер­ного веще­ства, кото­рая затем раз­ви­лась в новое науч­ное направ­ле­ние — реля­ти­ви­сти­че­ская ядер­ная физика.

С 1965 года и до послед­них лет своей жизни Д.И. Бло­хин­цев воз­глав­ляет Лабо­ра­то­рию тео­ре­ти­че­ской физики в ОИЯИ. В эти годы он вновь вер­нулся к ней­трон­ной физике, зани­мался иссле­до­ва­ни­ями уль­тра­хо­лод­ных ней­тро­нов.

За свою дея­тель­ность Д.И. Бло­хин­цев отме­чен мно­гими государ­ствен­ными награ­дами. Он Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (1956 г.), лау­реат Ста­лин­ской пре­мии пер­вой сте­пени (1952 г.), Ленин­ской пре­мии (1957 г.) и Государ­ствен­ной пре­мии СССР (1971 г.), награж­дён четырьмя орде­нами Ленина, орде­ном Октябрь­ской Рево­лю­ции, орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, имен­ной Золо­той меда­лью Ака­де­мии наук Чехии, орде­ном Кирилла и Мефо­дия 1-й сте­пени (Бол­га­рия). Почёт­ный граж­да­нин города Дубны.

Д.И. Бло­хин­цев активно зани­мался и обще­ствен­ной дея­тель­но­стью, явля­ясь чле­ном Совет­ского коми­тета защиты мира, вице-пре­зи­ден­том, а затем и пре­зи­ден­том Меж­ду­на­род­ного союза чистой и при­клад­ной физики, чле­ном коми­тета по Ленин­ской и Государ­ствен­ной пре­миям СССР.

Скон­чался Д.И. Бло­хин­цев 27 января 1979 года в г. Дубне. Похо­ро­нен на Кун­цев­ском клад­бище в г. Москве.

Литература

/ под ред. Б.М. Барбашова, В.В. Нестеренко. – М. : ФИЗМАТЛИТ, 2009.
Т. 1.
- 2009. - 575 с. : ил. - Библиогр.: с. 540-575. - 400 экз. 
 
Т. 2.
- 2009. - 742 с. : ил. - 400 экз. 
 
Дмитрий Иванович Блохинцев : к 100-летию со дня рождения
[сборник /Объедин. ин-т ядер. исслед.; [сост.: Т.Д. Блохинцева и др.] под общ. ред. Б.М. Барбашова, А.Н. Сисакяна. - Дубна : ОИЯИ, 2007. - 98 с., [13] л. ил. 
 
Блохинцев Д. И., Николаев Н. А. Первая атомная электростанция СССР и пути развития атомной энергетики
// Реакторостроение и теория реакторов. Доклады советской делегации на Международной конференции по мирному использованию атомной энергии в Женеве. — Москва : Изд-во АН СССР, 1955. — C. 3–48 
 
Казачковский О. Д. Дмитрий Иванович Блохинцев
// Казачковский О. Д. Записки физика о войне и мире — Обнинск : ГНЦ РФ—ФЭИ, 2010. — C. 343–346