ГлавнаяПерсоналии → Беляев А. Ф.

Беляев Александр Федорович(1907—1967)

спе­ци­а­лист в обла­сти взрыв­ча­тых веществ, осно­во­по­лож­ник физи­че­ских основ горе­ния и взрыва в кон­ден­си­ро­ван­ных систе­мах. Началь­ник лабо­ра­то­рии № 2 КБ-11. Лау­реат Государ­ствен­ной пре­мии.

Алек­сандр Федо­ро­вич Беляев родился 12 июля 1907 года.

В 1930 году он закон­чил физико-меха­ни­че­ский факуль­тет Ленин­град­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, полу­чив спе­ци­аль­ность инже­нера-физика. Пре­крас­ное физи­че­ское обра­зо­ва­ние, выда­ю­щи­еся руко­во­ди­тели и спо­движ­ники, твор­че­ская науч­ная среда ИХФ АН СССР в соче­та­нии с талан­том есте­ство­ис­пы­та­теля, целе­устрем­лен­но­стью и огром­ным тру­до­лю­бием — все это опре­де­лило успех науч­ной дея­тель­но­сти А.Ф. Беля­ева. Уже пер­вая работа, выпол­нен­ная в 1934 году моло­дым Беля­е­вым под руко­вод­ством Ю.Б. Хари­тона и посвя­щен­ная изу­че­нию меха­низма пере­дачи дето­на­ции в ваку­уме от одного кри­сталла азида свинца к дру­гому, дала неожи­дан­ный резуль­тат.

После­ду­ю­щий цикл работ был посвя­щен изу­че­нию меха­низма горе­ния взрыв­ча­тых веществ (ВВ) и поро­хов. Эту область иссле­до­ва­ний Алек­сандр Федо­ро­вич осо­бенно любил и неиз­менно воз­вра­щался к ней в тече­ние всей своей науч­ной дея­тель­но­сти. Миро­вую извест­ность при­несла А.Ф. Беля­еву создан­ная им сов­местно с Я.Б. Зель­до­ви­чем тео­рия горе­ния лету­чих ВВ. Пря­мыми опы­тами было убе­ди­тельно пока­зано, что горе­нию вто­рич­ных ВВ (нит­ро­гли­коля, тро­тила) пред­ше­ствуют про­цессы плав­ле­ния и испа­ре­ния, а хими­че­ские реак­ции, опре­де­ля­ю­щие ско­рость горе­ния, про­те­кают в газо­вой фазе. Он счи­тал, что обра­зо­вав­ши­еся пары всту­пают в реак­цию не сразу, а после неко­то­рого вре­мени, необ­хо­ди­мого для их даль­ней­шего про­грева. В резуль­тате горе­ние воз­ни­кает не на поверх­но­сти, а на неко­то­ром рас­сто­я­нии от кон­ден­си­ро­ван­ной фазы. Область про­грева паров обра­зует несве­тя­щу­юся тем­ную зону, кото­рая была уста­нов­лена в про­цессе иссле­до­ва­ний. А.Ф. Беля­е­вым были полу­чены уни­каль­ные дан­ные по тем­пе­ра­ту­рам кипе­ния и теп­ло­там испа­ре­ния мно­гих ВВ.

Изу­чая (сов­местно с А.Е. Беля­е­вой) горе­ние ини­ци­и­ру­ю­щего ВВ — прес­со­ван­ной гре­му­чей ртути в ваку­уме, он открыл новое явле­ние дис­пер­ги­ро­ва­ния при горе­нии. Это от¬кры­тие играло такую же важ­ную роль, как и пред­став­ле­ние о про­гре­том слое и роли тепла, пере­да­ва­е­мого из газо­вой фазы на поверх­ность горе­ния. Про­ве­ден­ные иссле­до­ва­ния легли в основу док­тор­ской дис­сер­та­ции А.Ф. Беля­ева «Меха­низм горе­ния взрыв­ча­тых веществ», кото­рую он защи­тил в 1946 году.

Зна­чи­тель­ное вни­ма­ние А.Ф. Беляев уде­лял горе­нию тер­мит­ных сме­сей, состо­я­щих из высо­ко­ка­ло­рий­ных метал­лов (алю­ми­ния, маг­ния) с раз­лич­ными окис­лами (хрома, железа). В его рабо­тах был сфор­му­ли­ро­ван вывод о том, что для соста­вов, у кото­рых при горе­нии отсут­ствует какая-либо газо­вая фаза, ско­рость горе­ния не зави­сит от дав­ле­ния. Здесь же была выска­зана мысль о воз­мож­но­сти обра­зо­ва­ния в про­дук­тах горе­ния нит­ри­дов метал­лов.

В связи с про­бле­мой созда­ния высо­ко­энер­ге­ти­че­ских сме­се­вых твер­дых ракет­ных топ­лив (СТРТ) А.Ф. Беля­е­вым с сотруд­ни­ками были выпол­нены иссле­до­ва­ния зако­но­мер­но­стей горе­ния модель­ных сме­се­вых соста­вов на основе пер­хло­ра­тов аммо­ния и калия с добав­ками метал­лов и ката­ли­за­то­ров при раз­лич­ных дав­ле­ниях и тем­пе­ра­ту­рах. Были уста­нов­лены зави­си­мо­сти ско­ро­сти горе­ния от дав­ле­ния, дис­перс­но­сти и соот­но­ше­ния ком­по­нен­тов, началь­ной тем­пе­ра­туры.

Особо необ­хо­димо выде­лить работу А.Ф. Беля­ева по горе­нию сме­се­вых соста­вов (сов­местно с Ю.В. Фро­ло­вым), в кото­рой был при­ме­нен мел­ко­дис­перс­ный, тща­тельно измель­чен­ный пер­хло­рат аммо­ния, что поз­во­лило авто­рам суще­ственно (в несколько раз) уве­ли­чить ско­рость их горе­ния. Эта работа полу­чает в насто­я­щее время новое раз­ви­тие в связи с наме­тив­шейся тен­ден­цией широ­кого исполь­зо­ва­ния суб­мик­рон­ных и нано­раз­мер­ных частиц окис­ли­теля для рез­кого уве­ли­че­ния ско­ро­сти горе­ния раз­лич­ных топ­лив. Изу­чая меха­низм горе­ния СТРТ, А.Ф. Беляев пока­зал, что гете­ро­ген­ная струк­тура заряда ока­зы­вает зна­чи­тель­ное вли­я­ние на пол­ноту хими­че­ского пре­вра­ще­ния как в волне горе­ния, так и в ракет­ном дви­га­теле.

А.Ф. Беляев внес суще­ствен­ный вклад в пред­став­ле­ния о воз­буж­де­нии взрыва и дето­на­ции при меха­ни­че­ских и теп­ло­вых воз­дей­ствиях. Прежде всего, сле­дует отме­тить выпол­нен­ную сов­местно с В.К. Боболе­вым и 3.И. Рат­не­ром работу по ини­ци­и­ро­ва­нию взрыва амми­ачно-селит­рен­ных ВВ при ударе, в кото­рой было полу­чено несколько прин­ци­пи­аль­ных новых резуль­та­тов.

В годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, когда ощу­щался ост­рый дефи­цит в пол­но­цен­ных ВВ, А.Ф. Беляев про­вел обсто­я­тель­ные иссле­до­ва­ния дето­на­ци­он­ной спо­соб­но­сти амми­ачно-селит­рен­ных, так назы­ва­е­мых сур­ро­га­ти­ро­ван­ных ВВ, в част­но­сти на сме­сях амми­ач­ной селитры с тро­ти­лом (про­то­тип аммо­нита), и инерт­ным, невзрыв­ча­тым горю­чим — тор­фом (про¬тотип дина­мона). Эти работы имели боль­шое науч­ное и прак­ти­че­ское зна­че­ние. В про­цессе этих иссле­до­ва­ний были полу­чены прин­ци­пи­ально новые резуль­таты: пока­зано, что с ростом плот­но­сти заряда кри­ти­че­ский диа­метр дето­на­ции сме­сей амми­ач­ной селитры с горю­чим воз­рас­тает (в отли­чие от инди­ви­ду­аль­ных мощ­ных ВВ); вве­дено поня­тие «нор­маль­ное ини­ци­и­ро­ва­ние дето­на­ции»; выяв­лены осо­бен­но­сти изме­не­ния пара­мет­ров дето­на­ции в зави­си­мо­сти от дис­перс­но­сти и соот­но­ше­ния ком­по­нен­тов, проч­но­сти и массы обо­лочки. Впер­вые была уста­нов­лена воз­мож­ность устой­чи­вой пол­но­цен­ной дето­на­ции в чистой амми­ач­ной селитре без каких-либо доба­вок. Пока­зано, что амми­ач­ная селитра, по суще­ству, мало чем отли­ча­ется от дру­гих ВВ, однако имеет боль­шой кри­ти­че­ский диа­метр дето­на­ции. А.Ф. Беляев пра­вильно объ­яс­нил явле­ние каналь­ного эффекта, при­во­дя­щего к опас­ному отказу взрыва про­мыш­лен­ных амми­ачно-селит­рен­ных ВВ, тем, что ВВ уплот­ня­ется под дей­ствием про­дук­тов, обго­ня­ю­щих дето­на­ци­он­ный фронт и про­ни­ка­ю­щих в зазор между заря­дом и стен­кой шпура, след­ствием чего явля­ется уве­ли­че­ние кри­ти­че­ского диа­метра и обрыв дето­на­ции. Его реко­мен­да­ции о целе­со­об­раз­но­сти исполь­зо­ва­ния на взрыв­ных рабо­тах сме­сей амми­ач­ной селитры с жид­кими горю­чими и сме­сей алю­ми­ния с водой нашли широ­кое при­ме­не­ние. Таким обра­зом, были зало­жены науч­ные основы для широ­кого исполь­зо­ва­ния амми­ачно-селит­рен­ных ВВ в народ­ном хозяй­стве.

В науч­ных тру­дах, посвя­щен­ных работе взрыва, А.Ф. Беля­е­вым детально про­ана­ли­зи­ро­ваны методы опре­де­ле­ния рабо­то­спо­соб­но­сти ВВ. Им дана чет­кая схема реаль­ного баланса энер­гии при взрыве. Сего­дня метод срав­не­ния рабо­то­спо­соб­но­сти при помощи экви­ва­лент­ных заря­дов изве­стен как метод Беля­ева.

А.Ф. Беляев одним из пер­вых начал работы по изу­че­нию пере­хода горе­ния пори­стых систем во взрыв и дето­на­цию, убе­ди­тельно пока­зав, что при­чи­ной такого пере­хода явля­ется нару­ше­ние рав­но­ве­сия между при­то­ком газа и его отто­ком при горе­нии. В слу­чае твер­дых пори­стых ВВ ука­зан­ное нару­ше­ние воз­ни­кает в резуль­тате филь­тра­ции газо­об­раз­ных про­дук­тов горе­ния, про­ник­но­ве­ния пла­мени в поры заряда и воз­ник­но­ве­ния режима кон¬век­тив­ного горе­ния. Эти работы (сов­местно со своим уче­ни­ком А.А. Сули­мо­вым, в даль­ней­шем про­фес­со­ром, про­дол­жа­те­лем дела А.Ф. Беля­ева) поло­жили начало новому науч­ному направ­ле­нию, свя­зан­ному с изу­че­нием меха­низ­мов и зако­но­мер­но­стей раз­ви­тия пере­ход­ных взрыв­ных про­цес­сов в пори­стых ВВ.

Необ­хо­димо особо ска­зать об А.Ф. Беля­еве, как о пре­крас­ном, искус­ном экс­пе­ри­мен­та­торе. Он не при­зна­вал метод «науч­ного тыка». Если мно­гие иссле­до­ва­тели ста­вят экс­пе­ри­мент, чтобы что-то найти, то он ста­вил экс­пе­ри­мент, чтобы под­твер­дить или опро­верг­нуть соб­ствен­ные идеи. Почти все­гда опыт, им заду­ман­ный, давал чет­кий ответ на постав­лен­ный вопрос. Где бы он ни был: в лабо­ра­то­рии, дома, на про­гулке, — он про­дол­жал обду­мы­вать свою работу и поста­новку экс­пе­ри­мента для полу­че­ния реша­ю­щего резуль­тата.

Вся науч­ная дея­тель­ность А.Ф. Беля­ева была нераз­рывно свя­зана с ИХФ АН СССР, в кото­ром он рабо­тал с 1931 года и до своей ско­ро­по­стиж­ной кон­чины в 1967 году. У А.Ф. Беля­ева была только одна дли­тель­ная коман­ди­ровка, свя­зан­ная с его уча­стием в атом­ном про­екте.

8 апреля 1946 года вышло Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров № 805-327 о созда­нии группы Я.Б. Зель­до­вича с зада­чей тео­ре­ти­че­ского обос­но­ва­ния атом­ной бомбы и раз­ра­ботки тер­мо­ядер­ного устрой­ства на прин­ципе дето­на­ции дей­те­рия и об орга­ни­за­ции КБ-11 при Лабо­ра­то­рии №2 АН СССР. Глав­ным кон­струк­то­ром КБ-11 был назна­чен Ю.Б. Хари­тон, заме­сти­те­лем — К.И. Щел­кин, руко­во­ди­те­лем лабо­ра­то­рии № 2 дето­на­ции взрыв­ча­тых веществ — А.Ф. Беляев.

Такие вопросы, как дето­на­ция взрыв­ча­тых веществ, пере­дача про­цес­сов дето­на­ции в гете­ро­ген­ных сре­дах и тео­рия схо­дя­щейся дето­на­ци­он­ной волны вхо­дили в число при­о­ри­тет­ных про­блем при созда­нии пер­вой совет­ской атом­ной бомбы РДС-1.

Прин­ци­пи­аль­ную важ­ность имели адек­ват­ное пони­ма­ние и кон­крет­ные изме­ре­ния про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих при сфе­ри­че­ски схо­дя­щейся дето­на­ции ВВ, а также отра­ботка соот­вет­ству­ю­щих эле­мен­тов кон­струк­ции и раз­ра­ботка тех­но­ло­гии их изго­тов­ле­ния. Началь­ный этап этих работ отно­сится к 1946 году (работы в НИИ-6), затем они были пол­но­стью скон­цен­три­ро­ваны в КБ-11 (лабо­ра­то­рии А.Ф. Беля­ева, М.Я. Васи­льева, К.И. Щел­кина). Уже на самом началь­ном этапе раз­ра­ботки ядер­ного ору­жия стало оче­вид­ным, что иссле­до­ва­ние про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих в заряде, должно пойти по рас­четно-экс­пе­ри­мен­таль­ному пути, поз­во­ляв­шему кор­рек­ти­ро­вать тео­ре­ти­че­ский ана­лиз по резуль­та­там экс­пе­ри­мен­тов опыт­ных дан­ных о газо­ди­на­ми­че­ских харак­те­ри­сти­ках ядер­ных заря­дов.

А.Ф. Беляев с сотруд­ни­ками изу­чал дето­на­ци­он­ную спо­соб­ность инди­ви­ду­аль­ных ВВ и их чув­стви­тель­ность к меха­ни­че­ским воз­дей­ствиям. В Арза­масе-16 А.Ф. Беляев ввел мно­го­чис­лен­ные непи­са­ные пра­вила, повы­ша­ю­щие без­опас­ность работ со взрыв­ча­тыми веще­ствами. Напри­мер, он реко­мен­до­вал рабо­тать с дето­ни­ру­ю­щим шну­ром во время под­го­товки опыта. В рабо­тах такого рода опа­сен момент отре­за­ния дето­ни­ру­ю­щего шнура необ­хо­ди­мой длины. Ока­зы­ва­ется, лабо­рант или пре­па­ра­тор, выпол­ня­ю­щий эту про­це­дуру, не дол­жен дер­жать ноги под пане­лью стола, на кото­ром про­из­во­дятся мон­таж­ные работы. В подоб­ных слу­чаях име­ется неко­то­рая веро­ят­ность взрыва бухты шнура, лежа­щего под ногами опе­ра­тора.

Несмотря на широту тема­тики, все его работы схожи своей закон­чен­но­стью и убе­ди­тель­но­стью экс­пе­ри­мен­таль­ных дока­за­тельств, полу­чен­ных с помо­щью уди­ви­тельно скром­ных тех­ни­че­ских средств. Он был пре­крас­ным экс­пе­ри­мен­та­то­ром: Я.Б. Зель­до­вич назы­вал его «тео­ре­ти­ком экс­пе­ри­мента».

Еще в 1948 году в лабо­ра­то­рии А.Ф. Беля­ева Е.П. Фео­к­ти­сто­вой были про­ве­дены пер­вые иссле­до­ва­ния тон­ких пере­ход­ных про­цес­сов раз­ви­тия дето­на­ции при ини­ци­и­ро­ва­нии ВВ, прин­ци­пи­аль­ная важ­ность кото­рых в пол­ной мере про­яви­лась в даль­ней­шем при иссле­до­ва­нии вопро­сов без­опас­но­сти ЯО.

Сов­местно с В.К. Боболе­вым А.Ф. Беляев выявил эффект «пере­уп­лот­не­ния» заря­дов — уве­ли­че­ния кри­ти­че­ского диа­метра дето­на­ции, когда плот­ность заряда при­бли­жа­лась к ее мак­си­маль­ному зна­че­нию.

В итоге напря­жен­ной работы боль­шого кол­лек­тива иссле­до­ва­те­лей, в сжа­тые сроки была создана прак­ти­че­ски новая тех­но­ло­гия пре­ци­зи­он­ного кон­стру­и­ро­ва­ния круп­но­га­ба­рит­ных кон­струк­ций, содер­жа­щих ВВ. Но из-за тяже­лей­шего инфаркта А.Ф Беляев был вынуж­ден уехать в Москву, в ИХФ, где он вновь зани­ма­ется горе­нием ВВ и поро­хов.

Однако его уча­стие в рабо­тах, име­ю­щих отно­ше­ние к атом­ному про­екту, не пре­кра­ща­лось. Нужно ска­зать об одном мало­из­вест­ном трех­лет­нем эпи­зоде науч­ной дея­тель­но­сти А.Ф. Беля­ева. В 1954—55 гг. несмотря на пере­не­сен­ный инфаркт, А.Ф. Беляев по просьбе дирек­тора ИХФ ака­де­мика Н.Н. Семе­нова, как пред­се­да­тель назна­чен­ной экс­перт­ной комис­сии, выез­жал и рабо­тал на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне на испы­та­ниях нашего атом­ного ору­жия. Дело в том, что здесь иссле­до­ва­тели столк­ну­лись с новым явле­нием — пяти­крат­ным уси­ле­нием сла­бых удар­ных волн, воз­ник­шим в связи с инвер­сией тем­пе­ра­туры и гра­ди­ен­том ветра в при­зем­ной атмо­сфере, созда­вав­шими усло­вия их нере­гу­ляр­ного отра­же­ния у поверх­но­сти земли. Тео­ре­тики в лице ака­де­мика С.А. Хри­сти­а­но­вича заявили, что этого не может быть. А.Ф. Беляев в тече­ние трех лет раз­би­рался с этим эффек­том, дос­ко­нально изу­чил усло­вия его воз­ник­но­ве­ния и при­ме­няв­шу­юся аппа­ра­туру. Резуль­та­том этой кро­пот­ли­вой работы было заклю­че­ние, что полу­чен­ные резуль­таты изме­ре­ний не вызы­вают сомне­ния и непро­гно­зи­ру­е­мое уси­ле­ние удар­ной волны на боль­шом рас­сто­я­нии дей­стви­тельно имело место. Впо­след­ствии тео­ре­тики во главе с С.А. Хри­сти­а­но­ви­чем раз­ра­бо­тали новую тео­рию рас­про­стра­не­ния сла­бых удар­ных волн с уче­том нели­ней­ных эффек­тов, кото­рая под­твер­дила полу­чен­ный резуль­тат.

А.Ф. Беляев все­гда боль­шое вни­ма­ние уде­лял тех­нике экс­пе­ри­мента. Так, под его руко­вод­ством был создан дат­чик дав­ле­ния с воз­мож­но­стью непре­рыв­ной реги­стра­ции диа­граммы дав­ле­ние-время при горе­нии и взрыве в очень широ­ком диа­па­зоне дав­ле­ний от 1 до 10000 атм. Дат­чик с часто­той 100 кГц и линей­ной харак­те­ри­сти­кой был раз­ра­бо­тан и изго­тов­лен в мастер­ских ИХФ АН СССР в тече­ние корот­кого вре­мени. Этому спо­соб­ство­вал бога­тый опыт, кото­рый имел А.И. Корот­ков при раз­ра­ботке пье­зо­квар­це­вых дат­чи­ков дав­ле­ния для реги­стра­ции пара­мет­ров воз­душ­ных удар­ных волн. Вскоре такими дат­чи­ками были осна­щены все уста­новки лабо­ра­то­рии ИХФ, вклю­чая бомбы посто­ян­ного дав­ле­ния, мано­мет­ри­че­ские бомбы и т. п. Эти дат­чики выдер­жали испы­та­ние вре­ме­нем, успешно рабо­тали и появи­лись раньше зару­беж­ных ана­ло­гов, усту­пая им только в гео­мет­ри­че­ских раз­ме­рах. Летом 1959 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне с их помо­щью была про­ве­дена обра­ботка резуль­та­тов, полу­чен­ных при взрыве 300-тон­ного заряда обыч­ного ВВ (аммо­нита).

К моло­дым науч­ным сотруд­ни­кам А.Ф. Беляев отно­сился, как к рав­ным, пра­вильно и своевре­менно ста­вил новые акту­аль­ные задачи, и его люби­мым выра­же­нием, когда речь шла о мало­ис­сле­до­ван­ной про­блеме, было «конь не валялся».

Своих учи­те­лей — Н.Н. Семе­нова и Ю.Б. Хари­тона — А.Ф. Беляев прак­ти­че­ски бого­тво­рил и был им бес­ко­нечно при­зна­те­лен. Он все­гда тща­тельно гото­вился ко всем своим выступ­ле­ниям и очень вол­но­вался. Но когда он докла­ды­вал Н.Н. Семе­нову или Ю.Б. Хари­тону о своих резуль­та­тах, это вол­не­ние дости­гало пре­дела. Вся его науч­ная дея­тель­ность была нераз­рывно свя­зана с Ю.Б. Хари­то­ном, под руко­вод­ством кото­рого он про­во­дил иссле­до­ва­ния, начи­ная с самых пер­вых работ по пере­даче дето­на­ции в ваку­уме между части­цами азида свинца и закан­чи­вая послед­ними сво­ими рабо­тами, когда Алек­сандр Федо­ро­вич по зада­нию Ю.Б. Хари­тона иссле­до­вал горе­ние спе­ци­аль­ных соста­вов, пред­став­ля­ю­щих инте­рес для Арза­маса-16.

Алек­сандр Федо­ро­вич Беляев был не только круп­ным уче­ным, но сер­деч­ным, доб­ро­же­ла­тель­ным и скром­ным чело­ве­ком. Вме­сте с тем, он про­яв­лял непри­ми­ри­мость вся­кий раз, когда встре­чался с лег­ко­мыс­лен­ным и осо­бенно, недоб­ро­со­вест­ным отно­ше­нием к науке. По натуре мяг­кий и отзыв­чи­вый, А.Ф. Беляев не тер­пел деля­че­ства в науке. На пер­вый взгляд он про­из­во­дил впе­чат­ле­ние замкну­того и мало­об­щи­тель­ного чело­века. Но это было чисто внеш­нее впе­чат­ле­ние: его бога­тый внут­рен­ний мир пред­ста­вал в совер­шенно ином свете, когда он читал лек­цию или высту­пал с науч­ным докла­дом на семи­наре по инте­рес­ной для него про­блеме. Тогда он вдох­нов­лялся, заго­рался («све­тился» изнутри) и даже улы­бался.

А.Ф. Беля­ева все­гда отли­чала высо­кая завид­ная рабо­то­спо­соб­ность. Так, за период 1959—1966 гг. им было напи­сано 20 ста­тей (подав­ля­ю­щее боль­шин­ство ста­тей он писал лично по мате­ри­а­лам сотруд­ни­ков). Сов­мест­ная с К.К. Андре­евым моно­гра­фия стала настоль­ной кни­гой для мно­гих спе­ци­а­ли­стов в обла­сти физики взрыва. А.Ф.Беляев — автор пяти моно­гра­фий.

Алек­сандр Федо­ро­вич был заме­ча­тель­ным вос­пи­та­те­лем моло­дежи, пре­крас­ным лек­то­ром. Дли­тель­ное время он читал в МИФИ бле­стя­щий курс лек­ций по горе­нию и взрыву, кото­рые отли­ча­лись глу­би­ной изло­же­ния и про­сто­той подачи мате­ри­ала. Ино­гда он при­но­сил на лек­цию кру­пицу ини­ци­и­ру­ю­щего ВВ — азида свинца, кото­рый дето­ни­рует при под­жи­га­нии, изда­вая рез­кий, гром­кий звук к удо­воль­ствию слу­ша­те­лей и лек­тора.

За пло­до­твор­ную науч­ную работу А.Ф. Беляев был награж­ден орде­нами Крас­ного Зна­мени (1949), Крас­ной Звезды и Знак Почета.

Алек­сандр Федо­ро­вич Беляев ско­ро­по­стижно скон­чался на работе 12 января 1967 года. Похо­ро­нен на Вост­ря­ков­ском клад­бище.

В 1971 году А.Ф. Беля­еву сов­местно с К.К. Андре­евым была при­суж­дена (посмертно) Государ­ствен­ная пре­мия СССР за цикл работ по тер­ми­че­скому раз­ло­же­нию, горе­нию, дето­на­ции и работе взрыва кон­ден­си­ро­ван­ных систем. Фун­да­мен­таль­ная зна­чи­мость работ А.Ф. Беля­ева как истинно клас­си­че­ских не изме­ня­ется со вре­ме­нем, о чем сви­де­тель­ствует высо­кая цити­ру­е­мость его работ как в оте­че­ствен­ных, так и в зару­беж­ных науч­ных изда­ниях. Науч­ное насле­дие Беля­ева сей­час успешно раз­ви­ва­ется в тру­дах его уче­ни­ков и мно­го­чис­лен­ных после­до­ва­те­лей.

Литература

Андреев К. К., Беляев А. Ф. Теория взрывчатых веществ.
— М.: Оборонгиз, 1960. 595 с. 
 
Бахман Н. Н., Беляев А. Ф. Горение гетерогенных конденсированных систем.
— М.: Наука, 1967. 226 с. 
 
Беляев А. Ф. Горение, детонация и работа взрыва конденсированных систем
/ Под ред. Н. Н. Семенова, М. А. Садовского. — М.: Наука, 1968. 255 с. 
 
Похил П. Ф., Беляев А. Ф., Фролов Ю. В., Логачев В. С., Коротков А. И. Горение порошкообразных металлов в активных средах.
— М.: Наука, 1972. 294 с. 
 
Сулимов А. А. Научное наследие профессора А. Ф. Беляева
// Горение и взрыв. Вып. 6. — М.: ТОРУС ПРЕСС, 2013. — С. 345–364