ГлавнаяПерсоналии → Байсоголов Г. Д.

Байсоголов Григорий Давидович(1921—2003)

врач-радио­лог, док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор, круп­ный уче­ный в обла­сти про­ф­па­то­ло­гии, гема­то­ло­гии и ради­а­ци­он­ной меди­цины, один из осно­ва­те­лей Фили­ала Инсти­тута био­фи­зики Мин­здрава СССР в Челя­бин­ске-40, лау­реат Ленин­ской пре­мии (1963).

Гри­го­рий Дави­до­вич Бай­со­го­лов родился 27 января 1921 года в Тифлисе (Тби­лиси) в семье высо­ко­об­ра­зо­ван­ных вра­чей.

В 1943 году Г.Д. Бай­со­го­лов окон­чил лечеб­ный факуль­тет Тби­лис­ского меди­цин­ского инсти­тута и до 1945 года рабо­тал вра­чом эва­ко­гос­пи­таля № 2463. После Вели­кой Оте­че­ствен­ной воины с октября 1945 года он рабо­тает в Москве в гемо­те­ра­пев­ти­че­ской кли­нике Цен­траль­ного инсти­тута гема­то­ло­гии и пере­ли­ва­ния крови. Здесь он с 1947 года под руко­вод­ством М.С. Дуль­цина гото­вит к защите дис­сер­та­цию.

В апреле 1950 года Г.Д. Бай­со­го­лова вызвали в 3-е Глав­ное меди­цин­ское управ­ле­ние при МЗ СССР, но на пред­ло­же­ние поехать на Урал заве­ду­ю­щим кли­ни­че­ской лабо­ра­то­рией он отве­тил отка­зом. Лишь после раз­го­вора с заме­сти­те­лем мини­стра А.И. Бур­на­зя­ном Гри­го­рий Дави­до­вич согла­сился при усло­вии заве­до­вать не лабо­ра­то­рией, а тера­пев­ти­че­ским отде­ле­нием. Так в апреле 1950 года Г.Д. Бай­со­го­лов ока­зался в Челя­бин­ске-40 заве­ду­ю­щим 2-м тера­пев­ти­че­ским отде­ле­нием МСО № 71 при ком­би­нате № 817 (База-10, ПО «Маяк»), нара­ба­ты­вав­шем плу­то­ний для совет­ской воен­ной атом­ной про­граммы.

Фак­ти­че­ски в то время тера­пев­ти­че­ское отде­ле­ние стало пер­вым в мире отде­ле­нием луче­вой пато­ло­гии. В отде­ле­ние поме­ща­лись работ­ники основ­ного про­из­вод­ства ком­би­ната «Маяк» с раз­лич­ными тера­пев­ти­че­скими заболе­ва­ни­ями и в первую оче­редь с изме­не­ни­ями в мор­фо­ло­ги­че­ском составе пери­фе­ри­че­ской крови, повре­жде­нием кожи, обу­слов­лен­ным луче­вым воз­дей­ствием, а также лица, участ­во­вав­шие в ава­рий­ных или ремонт­ных рабо­тах в слу­чае суще­ствен­ного пере­об­лу­че­ния. Сле­дует иметь в виду, что в те годы пре­дельно-допу­сти­мая доза (ПДД) облу­че­ния состав­ляла 30 бэр/год. Только за пер­вые четыре года через ста­ци­о­нар отде­ле­ния про­шло 36 чело­век со зна­чи­тель­ным пере­об­лу­че­нием, трое из кото­рых умерли. В ряде слу­чаев была уста­нов­лена ост­рая луче­вая болезнь (ОЛБ). У дру­гих этот диа­гноз не был постав­лен в связи с отсут­ствием у них харак­тер­ной кли­ни­че­ской кар­тины.

Эти слу­чаи пока­зали, что на ком­би­нате усло­вия труда далеки от «сана­тор­ных». В корот­кие сроки был про­ве­ден осмотр всех работ­ни­ков радио­хи­ми­че­ского завода, мно­гих из них пере­вели на работу в «чистые усло­вия». Был при­нят и ряд про­фи­лак­ти­че­ских мер, поз­во­лив­ших умень­шить луче­вую нагрузку на пер­со­нал, а рабо­чий день сокра­щен до 4-х часов. Надо ска­зать, что руко­вод­ство завода и ком­би­ната, а также Главка было весьма встре­во­жено создав­шейся ситу­а­цией и вся­че­ски шло навстречу пред­ло­же­ниям меди­ков, как кли­ни­ци­стов, так и гиги­е­ни­стов. Дело закон­чи­лась реше­нием о стро­и­тель­стве нового завода, при про­ек­ти­ро­ва­нии кото­рого были исправ­лены все ранее допу­щен­ные ошибки.

В апреле 1953 года Г.Д. Бай­со­го­лов сов­местно с А.К. Гусь­ко­вой, заве­ду­ю­щей нев­ро­ло­ги­че­ским отде­ле­нием в МСО № 71, в при­сут­ствии мини­стра МСМ В.А. Малы­шева, руко­во­ди­теля работ по про­блеме в Мин­здраве СССР А.И. Бур­на­зяна и науч­ного руко­во­ди­теля атом­ного про­екта И.В. Кур­ча­това сде­лал доклад на сек­ции НТС о состо­я­нии заболе­ва­е­мо­сти, кото­рый стал серьез­ным аргу­мен­том в пользу созда­ния спе­ци­аль­ной неболь­шой науч­ной группы на Урале. В резуль­тате 6 мая 1953 года при­ка­зом А.И. Бур­на­зяна отде­ле­ние пре­вра­ти­лось в науч­ное учре­жде­ние, полу­чив­шее ста­тус фили­ала и назва­ние — филиал № 1 Инсти­тута био­фи­зики. Руко­во­ди­те­лем фили­ала был назна­чен Г.Д. Бай­со­го­лов, А.К. Гусь­кова стала стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком фили­ала. С этого вре­мени основ­ным направ­ле­нием дея­тель­но­сти мед­учре­жде­ния стала ради­а­ци­он­ная меди­цина — диа­гно­стика и лече­ние острой и хро­ни­че­ской луче­вой болезни. Однако штаты отде­ле­ния не пере­смат­ри­ва­лись, и, таким обра­зом, будучи сотруд­ни­ками НИИ, врачи выпол­няли также и обя­зан­но­сти работ­ни­ков отде­ле­ния.

Уже пер­вые слу­чаи острой луче­вой болезни поз­во­лили Г.Д. Бай­со­го­лову опи­сать кли­ни­че­скую кар­тину ОЛБ, оха­рак­те­ри­зо­вать нару­ше­ния кро­ве­тво­ре­ния и их пато­ге­нез, сфор­му­ли­ро­вать основ­ные методы лече­ния. Мате­ри­алы этих иссле­до­ва­ний легли в основу кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции Г.Д. Бай­со­го­лова на тему «Кли­ни­че­ская кар­тина острой луче­вой болезни и состо­я­ние кро­ве­тво­ре­ния при ней», защи­щен­ной им в 1954 году.

К 1954 году Г.Д. Бай­со­го­лову было уже ясно, что на заводе основ­ным фак­то­ром, вли­я­ю­щим на состо­я­ние здо­ро­вья пер­со­нала, явля­ется внеш­нее гамма-излу­че­ние, дозы кото­рого в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев суще­ственно пре­вы­шали ПДД, кото­рые и так были доста­точно боль­шими. В то же время коли­че­ство радио­ак­тив­ного строн­ция, кото­рому в те годы при­да­ва­лось в системе 3-го Управ­ле­ния основ­ное зна­че­ние, играют зна­чи­тельно мень­шую роль. Так, в орга­низме работ­ни­ков радио­хи­ми­че­ского завода, умер­ших от раз­лич­ных при­чин, бета-актив­ные изо­топы если и обна­ру­жи­ва­лись, то в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев не пре­вы­шали ПДК.

В 1955 году радио­био­ло­ги­че­ская лабо­ра­то­рия ЦЗЛ ком­би­ната «Маяк» была пере­дана в веде­ние 3-го Управ­ле­ния и объ­еди­нена с фили­а­лом № 1 Инсти­тута био­фи­зики МЗ СССР. Вскоре в фили­але были созданы кли­ни­че­ский (рук. Г.Д. Бай­со­го­лов), экс­пе­ри­мен­таль­ный (В.К. Лем­берг) и гиги­е­ни­че­ский (П.Ф. Воро­нин) отделы.

В 1959 году Г.Д. Бай­со­го­лов защи­щает док­тор­скую дис­сер­та­цию, в кото­рой пока­зы­вает, что при сопо­став­ле­нии заболе­ва­е­мо­сти с дозой излу­че­ния уро­вень её суще­ственно больше спон­тан­ного лишь при дозе, пре­вы­ша­ю­щей 2 Гр.

Начи­ная с 1959 года, филиал в боль­шей мере зани­мался «плу­то­ни­е­вой» тема­ти­кой, что поз­во­лило в конце фев­раля 1965 года пред­ста­вить обоб­ща­ю­щий отчет по теме, заклю­че­ние в кото­ром было напи­сано Г.Д. Бай­со­го­ло­вым. В 1969 году это заклю­че­ние в виде ста­тьи было опуб­ли­ко­вано в «Бюл­ле­тене ради­а­ци­он­ной меди­цины», выхо­див­шем под гри­фом «сек­ретно» (в откры­той печати опуб­ли­ко­вана только в 1995 г.).

По реко­мен­да­ции фили­ала в ком­плекс­ном лече­нии плу­то­ни­е­вого пнев­москле­роза суще­ствен­ное зна­че­ние при­да­ва­лось сана­торно-курорт­ному лече­нию на побе­ре­жье Крыма. Однако сроки пре­бы­ва­ния в сана­то­рии, огра­ни­чен­ные 24 днями, вряд ли можно было счи­тать доста­точ­ными. В связи с этим Г.Д. Бай­со­го­лов поста­вил вопрос перед ЦК проф­со­юза Мин­сред­маша о воз­мож­но­сти уве­ли­че­ния до 48 дней бес­плат­ного пре­бы­ва­ния боль­ных плу­то­ни­е­вым пнев­москле­ро­зом в сана­то­риях Южного берега Крыма. Этот вопрос довольно опе­ра­тивно был решен поло­жи­тельно, и в сана­то­рий «Гор­ный» выде­ля­лись спе­ци­аль­ные путевки для таких боль­ных. Руко­вод­ство проф­со­юза и Мини­стер­ство сред­него маши­но­стро­е­ния делали все воз­мож­ное для оздо­ров­ле­ния своих сотруд­ни­ков: было постро­ено несколько пре­крас­ных сана­то­риев, выде­ля­лись бес­плат­ные путевки, и даже во мно­гих слу­чаях опла­чи­вался про­езд.

При направ­ле­нии в 1950 году в Челя­бинск-40 Г.Д. Бай­со­го­лову было обе­щано через 2-3 года воз­вра­ще­ние в Москву. Однако оно слу­чи­лось только в 1960 году, когда его пере­вели на работу в Инсти­тут био­фи­зики МЗ СССР на долж­ность заве­ду­ю­щего дис­пан­сер­ным отде­ле­нием. Но усло­вия работы не устро­или Гри­го­рия Дави­до­вича, и он воз­вра­ща­ется в Челя­бинск-40.

К началу 1960-х гг. филиал ста­но­вится круп­ным научно-иссле­до­ва­тель­ским инсти­ту­том, изу­ча­ю­щим все направ­ле­ния ради­а­ци­он­ной гиги­ены, меди­цины и радио­био­ло­гии. Г.Д. Бай­со­го­лов высту­пил ини­ци­а­то­ром раз­ви­тия мате­ри­аль­ной базы кли­ники и экс­пе­ри­мен­таль­ного отдела Фили­ала и стро­и­тель­ства 3-х новых кор­пу­сов: вива­рия, лабо­ра­тор­ного и адми­ни­стра­тивно-лабо­ра­тор­ного (стро­и­тель­ство зда­ний завер­ши­лось в 1965 году, после отъ­езда его в Обнинск).

В 1962 году Г.Д. Бай­со­го­лов ста­но­вится про­фес­со­ром, а в 1963 году — лау­ре­а­том Ленин­ской пре­мии за фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния по диа­гно­стике и лече­нию луче­вой болезни.

В 1965 году Г.Д. Бай­со­го­лов все-таки поки­дает Челя­бинск-40 и пере­ез­жает в Обнинск на долж­ность заме­сти­теля дирек­тора Инсти­тута меди­цин­ской радио­ло­гии АМН СССР. Для смены сферы дея­тель­но­сти у него было две при­чины. Во-пер­вых, он счи­тал, что к 1965 году все основ­ные зако­но­мер­но­сти раз­ви­тия луче­вого заболе­ва­ния (как острого, так и хро­ни­че­ского) при тоталь­ном и локаль­ном облу­че­нии, а также отда­лен­ные его послед­ствия были поняты, а даль­ней­шая работа, заклю­чав­ша­яся в уточ­не­нии отдель­ных сто­рон пато­ге­неза, каза­лась Гри­го­рию Дави­до­вичу не столь инте­рес­ной. Во-вто­рых, режим сек­рет­но­сти при­во­дил к изо­ля­ции полу­ча­е­мой инфор­ма­ции, из-за чего выпол­нен­ные работы ста­но­ви­лись извест­ными слиш­ком огра­ни­чен­ному кон­тин­генту спе­ци­а­ли­стов и не могли сыг­рать реша­ю­щей роли в при­ни­ма­е­мых реше­ниях.

В Инсти­туте меди­цин­ской радио­ло­гии АМН СССР Г.Д. Бай­со­го­лов орга­ни­зо­вал и воз­гла­вил отде­ле­ние луче­вой тера­пии гема­то­ло­ги­че­ских заболе­ва­ний, на базе кото­рого с 1971 года функ­ци­о­ни­ро­вал Все­со­юз­ный центр по диа­гно­стике и лече­нию лим­фо­гра­ну­ле­ма­тоза. Бла­го­даря широ­кому кру­го­зору и бле­стя­щему зна­нию смеж­ных обла­стей меди­цины Г.Д. Бай­со­го­лов как руко­во­ди­тель, без­оши­бочно выбрал наи­бо­лее пер­спек­тив­ное направ­ле­ние раз­ви­тия отде­ле­ния. Его выда­ю­щийся вра­чеб­ный талант и мно­го­чис­лен­ные науч­ные труды внесли неоце­ни­мый вклад в раз­ра­ботку изле­чи­ва­ю­щих тех­но­ло­гий при лим­фо­гра­ну­ле­ма­тозе, счи­тав­шемся дол­гое время неиз­ле­чи­мым онко­ло­ги­че­ским заболе­ва­нием. Он все­гда под­чёр­ки­вал необ­хо­ди­мость изу­че­ния, помимо кли­ни­че­ской гема­то­ло­гии и радио­ло­гии, таких раз­де­лов био­ло­гии и меди­цины, как моле­ку­ляр­ная гене­тика, имму­но­ло­гия и экс­пе­ри­мен­таль­ная гема­то­ло­гия. Реа­ли­за­ция этой гене­раль­ной линии обес­пе­чила созда­ние кол­лек­тива вра­чей и иссле­до­ва­те­лей, спо­соб­ных целе­на­прав­ленно изу­чать и совер­шен­ство­вать под­ходы к диа­гно­стике и эффек­тив­ному лече­нию ряда дру­гих зло­ка­че­ствен­ных гема­то­ло­ги­че­ских заболе­ва­ний.

Непре­ре­ка­е­мый авто­ри­тет Г.Д. Бай­со­го­лова в науч­ном сооб­ще­стве, среди сотруд­ни­ков Цен­тра и паци­ен­тов кли­ники был обу­слов­лен глу­бо­кими зна­ни­ями, уни­каль­ной спо­соб­но­стью выде­лять клю­че­вые и спор­ные вопросы любой обсуж­да­е­мой про­блемы, прин­ци­пи­аль­но­стью в отста­и­ва­нии своей точки зре­ния. Бес­ком­про­мисс­ная тре­бо­ва­тель­ность к себе и сотруд­ни­кам, уме­ние ста­вить задачу и опре­де­лять пути её реше­ния были образ­цом для под­ра­жа­ния для всех его мно­го­чис­лен­ных уче­ни­ков и после­до­ва­те­лей.

В тече­ние пер­вых лет работы отде­ле­ния лече­ние было только луче­вым. С появ­ле­нием в 1970-х годах про­ти­во­опу­холе­вых пре­па­ра­тов (цито­ста­тики) луче­вая тера­пия стала допол­няться химио­те­ра­пией. Про­во­див­ши­еся в отде­ле­нии кли­ни­че­ские иссле­до­ва­ния каса­лись изу­че­ния осо­бен­но­стей лим­фомы Ходж­кина и раз­ра­бо­ток посто­янно совер­шен­ство­вав­шихся про­грамм ком­би­ни­ро­ван­ного химио­лу­че­вого лече­ния боль­ных этой опу­хо­лью, что при­вело к дву­крат­ному улуч­ше­нию резуль­та­тов лече­ния.

В 1970 году Г.Д. Бай­со­го­лов осво­бож­ден от долж­но­сти зам. дирек­тора по науч­ной работе по лич­ной просьбе и назна­чен на долж­ность руко­во­ди­теля отдела луче­вой тера­пии, кото­рую оста­вил в 1988 году в связи с ухо­дом на пен­сию. Однако он не поки­нул люби­мую про­фес­сию и еще до 2001 года про­дол­жал рабо­тать стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком-кон­суль­тан­том отдела луче­вой тера­пии и гема­то­ло­ги­че­ских заболе­ва­ний.

Под руко­вод­ством Г.Д. Бай­со­го­лова под­го­тов­лено и защи­щено более 25 дис­сер­та­ций, в том числе 6 док­тор­ских. Он — автор свыше 250 науч­ных пуб­ли­ка­ций, в том числе 5 моно­гра­фий. Его все­гда отли­чали пунк­ту­аль­ность, ответ­ствен­ность и пре­дан­ность сво­ему вра­чеб­ному долгу.

За свою дея­тель­ность на поприще меди­цины Г.Д. Бай­со­го­лов награж­ден орде­нами «Знак Почета» (1951 г.), Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1954 г., 1962 г.), Оте­че­ствен­ной войны 2-й сте­пени (1995 г.).

Гри­го­рий Дави­до­вич Бай­со­го­лов скон­чался 14 сен­тября 2003 года.

Литература

Байсоголов Г. Д., Гуськова А.К., Лучевая болезнь человека
: Очерки. - Москва : Медицина, 1971. - 384 с., 2 л. ил. : ил. ; 27 см. - Список лит.: с. 365-383