ГлавнаяПерсоналии → Александрович В. А.

Александрович Виталий Александрович(1904—1959)

физи­ко­хи­мик-экс­пе­ри­мен­та­тор, к.х.н. Участ­ник атом­ного про­екта с 1944. С 1947 по 1959 началь­ник отдела в КБ-11. Лау­реат Ленин­ской (1959) и Государ­ствен­ной (1953) пре­мий.

Вита­лий Алек­сан­дро­вич Алек­сан­дро­вич родился в Одессе 14 фев­раля 1904 года.

В 1931 году он закон­чил Дне­про­пет­ров­ский химико-тех­но­ло­ги­че­ский инсти­тут. Неко­то­рое время В.А. Алек­сан­дро­вич рабо­тал в Ленин­граде, в Инсти­туте хими­че­ской физики, где позна­ко­мился с Ю.Б. Хари­то­ном и Я.Б. Зель­до­ви­чем. В 1932-1941 гг. он тру­дится в Инсти­туте физи­че­ской химии в Дне­про­пет­ров­ске.

В июне 1941 года. Укра­ина была быстро захва­чена вра­гом. Вита­лий Алек­сан­дро­вич по состо­я­нию здо­ро­вья не под­ле­жал при­зыву в дей­ству­ю­щую армию. Семья Алек­сан­дро­ви­чей эва­ку­и­ро­ва­лась на Север­ный Кав­каз, жена и дети — в Кис­ло­водск, сам он — в Пяти­горск. Там он рабо­тал пре­по­да­ва­те­лем Дне­про­пет­ров­ского фар­ма­цев­ти­че­ского инсти­тута, при­ни­мал актив­ное уча­стие в нала­жи­ва­нии выпуска воен­ной про­дук­ции на сугубо мир­ных пред­при­я­тиях. Напри­мер, нала­жи­вал, и успешно, про­из­вод­ство гра­нат-лимо­нок на базе артели дет­ских игру­шек.

В декабре 1941 года Алек­сан­дро­вичу через уже закры­тый Кре­сто­вый пере­вал уда­лось пере­везти семью в Тби­лиси, где жил его отец. Сам Вита­лий Алек­сан­дро­вич вер­нулся в Пяти­горск, где оста­вался до авгу­ста 1942 года, когда нача­лась окку­па­ция города. В.А. Алек­сан­дро­вичу и его сотруд­нику было пору­чено уни­что­жить мате­ри­аль­ные цен­но­сти фар­ма­цев­ти­че­ского инсти­тута. После выпол­не­ния зада­ния они ушли пеш­ком из города, когда в него уже вхо­дили немец­кие вой­ска.

В.А. Алек­сан­дро­вич пере­брался в Тби­лиси. Там он рабо­тал инже­не­ром-хими­ком при Штабе инже­нер­ных войск Закав­каз­ского фронта, при­ни­мал воен­ную про­дук­цию. В 1943 году был направ­лен на воен­ный склад Закав­каз­ского фронта в Кахе­тии.

В этом году в Москве начала работу Лабо­ра­то­рия № 2 АН СССР (Инсти­тут атом­ной энер­гии) под руко­вод­ством И.В. Кур­ча­това, и в 1944 году млад­ший тех­ник-лей­те­нант В.А. Алек­сан­дро­вич при­ка­зом ГКО был ото­зван из армии и направ­лен для работы в новую отрасль — атом­ную. Так опре­де­лился его жиз­нен­ный путь.

8 апреля 1946 года вышло Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров № 805-327 об орга­ни­за­ции КБ-11 при Лабо­ра­то­рии № 2 АН СССР. Глав­ным кон­струк­то­ром КБ-11 был назна­чен Ю.Б. Хари­тон, заме­сти­те­лем — К.И. Щел­кин, руко­во­ди­те­лем лабо­ра­то­рии ней­трон­ных ини­ци­а­то­ров (лабо­ра­то­рия № 7) — А.Я. Апин... Отме­тим, что Ю.Б. Хари­тон счи­тал про­блему созда­ния ней­трон­ного запала для атом­ной бомбы одной из важ­ней­ших.

В июне 1947 года А.Я Апин, коман­ди­ро­ван­ный из Инсти­тута хими­че­ской физики АН СССР, при­сту­пил к созда­нию ней­трон­ного запала. Раз­ра­бот­кой его кон­струк­ции и тех­но­ло­гии изго­тов­ле­ния под руко­вод­ством А.Я. Апина заня­лись В.А. Алек­сан­дро­вич, В.А. Дави­денко, М.В. Дмит­риев, В.Р. Негина и кон­струк­тор А.И. Абра­мов. Для дости­же­ния необ­хо­ди­мого резуль­тата тре­бо­ва­лось осво­ить новую тех­но­ло­гию исполь­зо­ва­ния поло­ния, при­ме­няв­ше­гося в каче­стве источ­ника излу­че­ния и обла­да­ю­щего доста­точно высо­кой радио­ак­тив­но­стью. При этом нужно было раз­ра­бо­тать слож­ную систему защиты кон­так­ти­ру­ю­щих с поло­нием людей и мате­ри­а­лов от его альфа-излу­че­ния. К сожа­ле­нию, в даль­ней­шем боль­шин­ство из сотруд­ни­ков лабо­ра­то­рии № 7, рабо­тая в не при­спо­соб­лен­ных для исполь­зо­ва­ния радио­ак­тив­ных веществ поме­ще­ниях, полу­чили луче­вую болезнь и преж­девре­менно ушли из жизни.

В конце 1947 года на базе лабо­ра­то­рии А.Я. Апина обра­зо­вали уже три лабо­ра­то­рии, одну из кото­рых воз­гла­вил В.А. Алек­сан­дро­вич. Тема­тики лабо­ра­то­рий, конечно, суще­ственно раз­ли­ча­лась, но мно­гие харак­тер­ные черты их дея­тель­но­сти были типич­ными. Каж­дый из участ­ву­ю­щих само­сто­я­тельно или в соав­тор­стве с кол­ле­гами пред­ла­гал по нескольку воз­мож­ных вари­ан­тов кон­струк­ции атом­ного запала. После мно­го­крат­ных обсуж­де­ний и экс­пе­ри­мен­таль­ных про­ве­рок был выбран вари­ант, пред­ло­жен­ный Ю.Б. Хари­то­ном и К.И. Щел­ки­ным, кото­рый, как стало известно в даль­ней­шем, был заим­ство­ван из дан­ных совет­ской раз­ведки. В даль­ней­шем это устрой­ство без изме­не­ния основ­ного прин­ципа было несколько усо­вер­шен­ство­вано. Тех­но­ло­гия изго­тов­ле­ния кор­пуса ней­трон­ного запала была отра­бо­тана в лабо­ра­то­рии В.А. Алек­сан­дро­вича. Спо­собы его сна­ря­же­ния пред­ло­жила лабо­ра­то­рия В.А. Дави­денко.

В то время было модно при­сва­и­вать про­звища руко­во­ди­те­лям всех уров­ней (воз­можно, эта мода была порож­дена сек­рет­но­стью объ­екта — при пере­писке все руко­во­ди­тели и веду­щие спе­ци­а­ли­сты КБ-11 были обя­заны поль­зо­ваться псев­до­ни­мами, И.В. Кур­ча­тов, напри­мер, был «Борода»). Так, В.А. Алек­сан­дро­вича, имев­шего боль­шую семью, «солид­ный» воз­раст (чуть более 40 лет), высо­кую груз­ную фигуру и обла­дав­шего боль­шой эру­ди­цией и бога­тым прак­ти­че­ским опы­том, назы­вали «Батей».

29 авгу­ста 1949 года пер­вая совет­ская атом­ная бомба была успешно взо­рвана на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За раз­ра­ботку и испы­та­ние пер­вой совет­ской атом­ной бомбы Алек­сан­дро­вич Вита­лий Алек­сан­дро­вич был награж­ден орде­ном Ленина и пре­мией.

В 1949 году, после успеш­ного испы­та­ния пер­вого совет­ского атом­ного заряда РДС-1 А.Я. Апин вер­нулся в Москву, а кол­лек­тив лабо­ра­то­рии воз­гла­вил Вита­лий Алек­сан­дро­вич. Преж­ний руко­во­ди­тель дал новому такую харак­те­ри­стику: «раз­но­сто­рон­ний опыт во мно­гих обла­стях (физи­че­ская химия, химия, меха­ни­че­ская обра­ботка метал­лов, метал­лур­гия), пре­вос­ход­ный экс­пе­ри­мен­та­тор­ский дар, чув­ство новизны и спо­соб­ность, взяв­шись за дело, обя­за­тельно дове­сти его до конца. Много позже, на одном из юби­леев, посвя­щен­ных рано ушед­шему из жизни В.А. Алек­сан­дро­вичу, Ю.Б. Хари­тон назвал его искус­ни­ком, рукам и свет­лой голове кото­рого обя­зана вся страна. А Е.К. Бонюш­кин, док­тор физико-мате­ма­ти­че­ских наук, лау­реат Ленин­ской и Государ­ствен­ной пре­мий СССР утвер­ждал, что «физи­кам работа хими­ков все­гда пред­став­ля­лась близ­кой к вол­шеб­ству. И среди пер­вых, тво­рив­ших это вол­шеб­ство, был Вита­лий Алек­сан­дро­вич Алек­сан­дро­вич».

В 1953 году по сово­куп­но­сти работ В.А. Алек­сан­дро­вичу была при­суж­дена сте­пень кан­ди­дата химико-тех­но­ло­ги­че­ских наук.

Помимо ордена Ленина В.А. Алек­сан­дро­вич был награж­ден также орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1954 г.). Он — лау­реат Ста­лин­ской (1953 г.) и Ленин­ской (1959 г.) пре­мий.

Нужно ска­зать, что к награ­дам, как и к все­воз­мож­ным мате­ри­аль­ным бла­гам, В.А. Алек­сан­дро­вич нико­гда не стре­мился. Он гово­рил: «Нужно рабо­тать, осталь­ное при­дет само».

Его люби­мым видом транс­порта являлся тяже­лый мото­цикл — на нем он ездил и летом, и зимой, при­чем без пер­ча­ток... Он все­гда много читал, и не только при­клю­чен­че­скую лите­ра­туру. За несколько лет до войны он вдруг при­нес домой пол­ное собра­ние сочи­не­ний В.И. Ленина. И про­чел всего Ленина. Читал и пере­чи­ты­вал Ф. Энгельса. Кстати, из 15 чело­век началь­ни­ков отде­лов и заве­ду­ю­щих лабо­ра­то­ри­ями сек­тора КБ-11 только 2 чело­века состо­яли в ВКП(б) — В.А. Алек­сан­дро­вич и В.М. Некрут­кин и 1 чело­век — Г.Н. Фле­ров — являлся кан­ди­да­том в члены ВКП(б) (т.).

Вита­лий Алек­сан­дро­вич Алек­сан­дро­вич ушел из жизни 12 июля 1959 года.

В том же году Инже­нер­ный пере­улок в г. Арза­масе-16 был пере­име­но­ван в улицу Алек­сан­дро­вича.

Литература

Александрович В.А.
// Люди "Объекта": очерки и воспоминания. — Саров – Москва: ИНФО, Человек К, 1996. – С. 7–16 
 
Цукерман В. А., Азарх З. М. Виталий Александрович Александрович
// Цукерман В. А., Азарх З. М. Люди и взрывы. — Арзамас-16 : [РФЯЦ-ВНИИЭФ], 1994. — С. 74–77