ГлавнаяПерсоналии → Алехин Л. А.

Алехин Леонид Андреевич(1922—2005)

физик-ядер­щик, в атом­ном про­екте с 1949, участ­ник пуска про­мыш­лен­ных реак­то­ров. С 1956 до 1984 рабо­тал в Цен­траль­ном аппа­рате Мин­сред­маша заме­сти­те­лем и началь­ни­ком ( с 1958) реак­тор­ного отдела Глав­ного управ­ле­ния. Лау­реат Ста­лин­ской (1953), Ленин­ской (1960) и Государ­ствен­ной пре­мий (1982).

Лео­нид Андре­евич Але­хин родился 22 июня 1922 года в г. Крас­но­ар­мей­ске Кур­ской обла­сти в семье сель­ских учи­те­лей. Вскоре его семья пере­ехала в с. Ягод­ное Кол­пян­ского рай­она Орлов­ской обла­сти. В 1935 году семья пере­се­ли­лась в г. Курск, где Лео­нид окон­чил в 1939 году сред­нюю школу и в том же году посту­пил на физико-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет Воро­неж­ского уни­вер­си­тета (ВГУ). Здесь он про­слу­шал курс лек­ций по ядер­ной физике про­фес­сора Ф.С. Фур­сова.

В 1941 году, со вто­рого курса уни­вер­си­тета Лео­нида Але­хина при­звали в армию. Перед нача­лом войны полк № 659, где слу­жил Л.А. Але­хин, был дис­ло­ци­ро­ван в 15 км от г. Бре­ста и пер­во­на­чально участ­во­вал в его защите, но затем с боями стал отсту­пать в сто­рону Мин­ска. Лео­нид участ­во­вал в защите Ста­лин­града, здесь он стал сер­жан­том, затем стар­шим сер­жан­том, коман­ди­ром ору­дия «Катюша». В боях под Ста­лин­гра­дом он участ­во­вал в уни­каль­ном бою, когда вко­пан­ные в землю «Катюши» пря­мой навод­кой стре­ляли по насту­па­ю­щей колонне немец­ких тан­ков.

После Ста­лин­град­ского сра­же­ния Л.А. Але­хин участ­во­вал во мно­гих бое­вых дей­ствиях, в т.ч. в про­рыве бло­кады Ленин­града, окон­чив войну на Рейне. В послед­ние дни войны он был при­ко­ман­ди­ро­ван от полка к штабу мар­шала Рокос­сов­ского для коор­ди­на­ции огня «Катюш». За уча­стие в бое­вых опе­ра­циях его награ­дили орде­нами Оте­че­ствен­ной войны I сте­пени и Крас­ной Звезды, меда­лями. В кро­во­про­лит­ных боях он был ранен только один раз, при­чем оско­лок от мины застрял у него в щеке; он с ним про­хо­дил всю жизнь, т.к. врачи опа­са­лись его извле­кать из-за бли­зо­сти к зри­тель­ному нерву.

После окон­ча­ния войны, демо­би­ли­зо­вав­шись в декабре 1945 года, Л.А. Але­хин вер­нулся в Воро­неж, где он вос­ста­но­вился на вто­ром курсе ВГУ. По окон­ча­нии уни­вер­си­тета в 1949 году Л.А. Але­хина рас­пре­де­лили в Инсти­тут хими­че­ской физики (ИХФ), где он про­ра­бо­тал с июня по сен­тябрь 1949 года.

В то время в ИХФ часто про­хо­дили науч­ные семи­нары по атом­ной тема­тике, в кото­рых ино­гда при­ни­мали уча­стие И.В. Кур­ча­тов, А.П. Алек­сан­дров и дру­гие веду­щие уче­ные Совет­ского атом­ного про­екта. В один из дней в кори­доре инсти­тут­ского зда­ния Але­хин совер­шенно слу­чайно встре­тил В.С. Фур­сова, в то время помощ­ника И.В. Кур­ча­това по про­мыш­лен­ным реак­то­рам, раз­ра­бот­чика пер­вого совет­ского ядер­ного реак­тора. Он направ­лялся на семи­нар вме­сте с И.В. Кур­ча­то­вым и А.П. Алек­сан­дро­вым. Уви­дев Але­хина, В.С. Фур­сов задер­жался, поздо­ро­вался с ним, т.к. пом­нил его по Воро­неж­скому уни­вер­си­тету, и спро­сил его, что он здесь делает. Услы­шав ответ о том, что его рас­пре­де­лили в ИХФ, и он здесь рабо­тает, В.С. Фур­сов спро­сил, не хотел бы он поехать на Урал, где раз­вер­ты­ва­ются боль­шие дела. Л.А. Але­хин, не раз­ду­мы­вая, согла­сился. Нема­ло­важ­ным обсто­я­тель­ством для такого реше­ния были жилищ­ные труд­но­сти в Москве. В.С. Фур­сов сразу пред­ста­вил его И.В. Кур­ча­тову, ска­зав, что Але­хин согла­сен поехать на ком­би­нат и попро­сил рас­по­ря­диться об отко­ман­ди­ро­ва­нии быв­шего сту­дента-ядер­щика в Челя­бинск-40. И.В. Кур­ча­тов выпол­нил эту просьбу, и вскоре, в начале октября 1949 года семья Але­хина уже ехала на новое место работы — ком­би­нат № 817 (ПО «Маяк).

В сере­дине 1948 года на ком­би­нате начал рабо­тать пер­вый про­мыш­лен­ный уран-гра­фи­то­вый реак­тор «А», пред­на­зна­чен­ный для про­из­вод­ства ору­жей­ного плу­то­ния. Ком­би­нат испы­ты­вал боль­шую нужду в физи­ках, хими­ках, метал­лур­гах и дру­гих спе­ци­а­ли­стах — пла­ни­ро­ва­лись пуски радио­хи­ми­че­ского и метал­лур­ги­че­ского заво­дов, а также стро­и­тель­ство новых про­мыш­лен­ных реак­то­ров для полу­че­ния ору­жей­ного плу­то­ния. Кадры соби­рали со всей страны. Когда Л.А. Але­хин появился на ком­би­нате, его сразу же назна­чили в службу управ­ле­ния реак­тора «А», где он после неко­то­рого пери­ода ста­жи­ровки был назна­чен инже­не­ром управ­ле­ния реак­то­ром. Инже­нер управ­ле­ния кон­тро­ли­ро­вал экс­плу­а­та­ци­он­ные пара­метры реак­тора, и каж­дый час вно­сил их в жур­нал веде­ния про­цесса, кото­рый ана­ли­зи­ро­вали началь­ник смены, науч­ный руко­во­ди­тель и руко­вод­ство завода или ком­би­ната. Бла­го­даря сво­ему спе­ци­аль­ному обра­зо­ва­нию Л.А. Але­хин быстро пре­вра­тился в ква­ли­фи­ци­ро­ван­ного реак­тор­щика.

Л.А. Але­хин вспо­ми­нал, что в тот период не хва­тало погло­ти­те­лей для пол­ного заглу­ше­ния реак­тора, поэтому в раз­гру­жен­ные рабо­чие тех­но­ло­ги­че­ские каналы (ТК) уста­но­вили допол­ни­тель­ные погло­ти­тели — 20 метал­ли­че­ских стерж­ней, начи­нен­ных кар­би­дом бора. Они под­ве­ши­ва­лись на тро­си­ках, окан­чи­ва­ю­щихся коль­цом или мото­виль­цем, и закреп­ля­лись за головки сосед­них ТК. Были они очень неудобны... Пер­со­нал цен­траль­ного реак­тор­ного зала, заде­вая их, падал и потому мгно­венно окре­стил нов­ше­ства «ХИВами» — хре­но­ви­нами Игоря Васи­лье­вича. И.В. Кур­ча­тов узнал о таком назва­нии, когда А.П. Алек­сан­дров отдал дежур­ному инже­неру при­каз об извле­че­нии ХИВы. Уди­вился, посме­ялся. Скоро этот вид допол­ни­тель­ных погло­ти­те­лей был отме­нен.

В этот период Л.А. Але­хин часто встре­чался с И.В. Кур­ча­то­вым, кото­рый много вре­мени про­во­дил на ком­би­нате. Одна­жды он дал зада­ние Лео­ниду Андре­евичу и стар­шему инже­неру управ­ле­ния Л. Мавру­ши­ной под­счи­тать, сколько три­тия можно нако­пить на реак­торе типа «А». На сле­ду­ю­щий день резуль­таты рас­че­тов были доло­жены. Авторы рас­че­тов, несмотря на суще­ству­ю­щий стро­гий режим сек­рет­но­сти, поин­те­ре­со­ва­лись у Игоря Васи­лье­вича целью этих рас­че­тов, ведь глав­ная задача реак­тора «А» — это накоп­ле­ние плу­то­ния. На что он отве­тил, что в свое время они узнают.

В связи с недо­стат­ком ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров про­из­вод­ствен­ная карьера Л.А. Але­хина скла­ды­ва­лась весьма удачно: вскоре его пере­вели на долж­ность заме­сти­теля началь­ника смены, а затем началь­ника смены нового про­мыш­лен­ного уран-гра­фи­то­вого реак­тора АВ-1. После неко­то­рого пери­ода работы на реак­торе АВ-1 его, как уже опыт­ного спе­ци­а­ли­ста, назна­чили началь­ни­ком смены реак­тора АВ-3, основ­ным назна­че­нием кото­рого явля­лось про­из­вод­ство три­тия для водо­род­ного ору­жия. Тогда Л.А. Але­хин и понял цель рас­че­тов И.В. Кур­ча­това.

При пер­вом пуске реак­тора АВ-3 не хва­тало опыт­ных и ответ­ствен­ных людей для загрузки рабо­чих бло­ков в тех­но­ло­ги­че­ские каналы. Нахо­див­шийся в это время в цен­траль­ном зале реак­тора А.П. Алек­сан­дров, буду­щий ака­де­мик, а тогда помощ­ник Кур­ча­това по реак­тор­ной тема­тике, пред­ло­жил исполь­зо­вать его в каче­стве рабо­чей силы и стал под кон­тро­лем Лео­нида Андре­евича загру­жать рабо­чие блоки в реак­тор.

12 авгу­ста 1953 года на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне была взо­рвана пер­вая оте­че­ствен­ная водо­род­ная бомба РДС-6с. 31 декабря 1953 года поста­нов­ле­нием СМ СССР № 3044—1304сс «О при­суж­де­нии Ста­лин­ских пре­мий науч­ным и инже­нерно—тех­ни­че­ским работ­ни­кам Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния и дру­гих ведомств за созда­ние водо­род­ной бомбы и новых кон­струк­ций атом­ных бомб» награды полу­чила и боль­шая группа спе­ци­а­ли­стов ком­би­ната № 817, среди кото­рых был А.Л. Але­хин. За уча­стие в рабо­тах по про­из­вод­ству три­тия ему была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия 2-й сте­пени в раз­мере 10 тыс. руб­лей, что по тем вре­ме­нам было боль­шой сум­мой. В числе лау­ре­а­тов Ста­лин­ской пре­мии за созда­ние реак­то­ров для про­из­вод­ства три­тия был также В.С. Фур­сов.

Боль­шое зна­че­ние имела встреча Лео­нида Андре­евича Але­хина с заме­сти­те­лем мини­стра сред­него маши­но­стро­е­ния Е.П. Слав­ским. Одна­жды они вдвоем раз­би­ра­лись с неис­прав­но­стью одного из узлов реак­тора АВ-3, для чего им при­шлось про­ник­нуть в затес­нен­ное тех­но­ло­ги­че­ское про­стран­ство реак­тора. Эта сов­мест­ная работа запом­ни­лась Е.П. Слав­скому, и он через неко­то­рое время попро­сил отко­ман­ди­ро­вать Л.А. Але­хина в Глав­ное управ­ле­ние хими­че­ского обо­ру­до­ва­ния (ГУХО) Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния на долж­ность заме­сти­теля началь­ника тех­ни­че­ского отдела. Этому управ­ле­нию под­чи­ня­лись пред­при­я­тия МСМ, про­из­во­дя­щие ору­жей­ный плу­то­ний, обо­га­щен­ный уран и три­тий для атомно-водо­род­ного ору­жия. В марте 1956 года Л.А. Але­хин стал заме­сти­те­лем началь­ника реак­тор­ного отдела. И когда И.В. Кур­ча­тов и А.П. Алек­сан­дров одна­жды встре­тили Л.А. Але­хина в зда­нии мини­стер­ства, то очень уди­ви­лись и стали его рас­спра­ши­вать, что да как. Лео­нид Андре­евич заме­тил, что теперь он их началь­ник. Оба ака­де­мика весело засме­я­лись, ска­зав: «Ну, это свой чело­век». Впо­след­ствии Але­хин неод­но­кратно пере­се­кался по работе с этими выда­ю­щи­мися участ­ни­ками Атом­ного про­екта, и все­гда они нахо­дили пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние.

В 1958 году Л.А. Але­хин был назна­чен началь­ни­ком реак­тор­ного отдела, про­ра­бо­тав в этой долж­но­сти до октября 1984 года. За этот период была про­де­лана гро­мад­ная работа по совер­шен­ство­ва­нию харак­те­ри­стик про­мыш­лен­ных реак­то­ров, зна­чи­тель­ному повы­ше­нию их про­из­во­ди­тель­но­сти и уровня без­опас­но­сти, раз­ра­ботке про­ек­тов и пуску новых реак­то­ров, бла­го­даря чему все­гда обес­пе­чи­ва­лось выпол­не­ние государ­ствен­ного плана по про­из­вод­ству плу­то­ния и три­тия. Л.А. Але­хин участ­во­вал в пуске всех реак­то­ров Сибир­ского хими­че­ского (кроме реак­тора И-1) и Гор­но­хи­ми­че­ского ком­би­на­тов. За реа­ли­за­цию меро­при­я­тий по усо­вер­шен­ство­ва­нию харак­те­ри­стик про­мыш­лен­ных реак­то­ров Л.А. Але­хин в составе боль­шой группы сотруд­ни­ков ком­би­на­тов, науч­ных и про­ектно-кон­струк­тор­ских орга­ни­за­ций был удо­стоен зва­ния лау­ре­ата Ленин­ской пре­мии (1960 г.). Боль­шая роль при­над­ле­жала Але­хину в созда­нии, пуске и обес­пе­че­нии надеж­ной экс­плу­а­та­ции водо-водя­ного реак­тора бас­сей­но­вого типа «Рус­лан» и тяже­ло­вод­ного реак­тора Л-2 («Люд­мила») на ПО «Маяк». За уча­стие в рабо­тах по реак­тору «Рус­лан» Л.А. Але­хин был удо­стоен зва­ния лау­ре­ата Государ­ствен­ной пре­мии СССР (1982 г.).

Глав­ное, чему учил своих под­чи­нен­ных Л.А. Але­хин, — это тща­тель­ная про­ра­ботка тех­ни­че­ских вопро­сов, кото­рые ста­ви­лись ком­би­на­тами, научно-иссле­до­ва­тель­скими и про­ект­ными орга­ни­за­ци­ями. У него были два глав­ных жиз­нен­ных пра­вила: ува­жать людей, какое бы долж­ност­ное поло­же­ние они ни зани­мали, и не гнуться перед началь­ством. Все эти пра­вила помо­гали ему на фронте, ими Але­хин руко­вод­ство­вался и в мир­ное время.

Л.А. Але­хина хорошо знали и ува­жали на пред­при­я­тиях, в НИИ и кон­струк­тор­ских бюро. Будучи руко­во­ди­те­лем сред­него звена, он вос­при­нял все прин­ципы и тра­ди­ции, кото­рые были зало­жены в атом­ной про­мыш­лен­но­сти. И в мир­ное время он оста­вался сол­да­том, созда­вая вме­сте со сво­ими това­ри­щами и кол­ле­гами ядер­ные мате­ри­алы для атом­ного щита нашего Оте­че­ства.

В 1984 году Л.А. Але­хин, как опыт­ный уни­вер­саль­ный спе­ци­а­лист в реак­тор­ной тех­нике, пере­шел на работу в реак­тор­ный отдел ИТЭФ на долж­ность веду­щего инже­нера реак­тор­ного отдела.

Лео­нид Андре­евич Але­хин скон­чался 13 апреля 2005 года.

Литература

Алехин Леонид Андреевич
// Брохович Б. В. О современниках: Воспоминания. Ч. 2. — Озёрск, 1999. — С. 75–77 
 
Леонид Андреевич Алехин
// Круглов А. К. Штаб Атомпрома. — М.: ЦНИИатоминфрорм, 1998. — С. 123